Содержание

ЦЕРКОВЬ ХРИСТОВА
Рассказы из истории христианской Церкви

Георгий Орлов

 

Святой апостол Петр

Когда в день Пятидесятницы на апостолов сошел Дух Святой, тогда они заговорили на разных.языках. Некоторые из свидетелей этого чудесного события насмехались над ними, говоря: "Они напились сладкого вина". Тогда ап. Петр первый выступил вперед и громко сказал: "Иудеи и жители Иерусалима! Мы не пьяны, как вы думаете, потому что теперь еще девятый час утра. Но это исполнилось обетование Божие, данное через пророка Иоиля: излию на рабов Моих и на рабынь Моих Духа Святого и будут пророчествовать. Израильтяне! Выслушайте, что я скажу вам: вы убили и пригвоздили ко кресту Иисуса Назорея. Но Бог воскресил Его, и Он, быв вознесен десницею Божиею, излил на нас Духа Святого, что вы ныне видите и слышите". Иудеи умилились сердцем и сказали Петру и прочим апостолам: "Что же нам делать?" Петр сказал им: "Покайтесь, и пусть каждый из вас крестится во имя Иисуса Христа". Вследствие проповеди апостола в этот день присоединилось к Церкви Христовой около трех тысяч человек.

Идя однажды в храм с ап. Иоанном, Петр у дверей его увидел хромого от рождения, просящего милостыню. Петр сказал ему: "Серебра и золота у меня нет, а что имею, то и даю тебе: во имя Иисуса Назорея встань и ходи". Хромой тотчас встал и пошел, прославляя Бога. Народ с ужасом обступил апостолов. А Петр сказал ему: "Мужи израильские! Что вы дивитесь сему и смотрите на нас, как-будто бы мы своею силою или благочестием сделали то, что сей ходит. Бог отцов наших прославил Сына Своего Иисуса, Которого вы убили. Его Бог воскресил из мертвых. Вера в Него и хромого укрепила и даровала ему исцеление. Итак, покайтесь и веруйте во Христа Иисуса, и получите прощение грехов". После этой проповеди уверовало во Христа пять тысяч человек. Начальники иудейские, услышав об успехах проповеди апостолов, потребовали их к себе и спросили, какою силою или каким именем они творят чудеса. Апостол Петр отвечал: "Именем Иисуса Назорея, Которого вы распяли, но Которого Бог воскресил из мертвых". Члены синедриона сказали им, чтобы они отнюдь не говорили об имени Иисуса. Петр и Иоанн возразили им: "Судите сами, справедливо ли вас слушать более, нежели Бога? Мы не можем не говорить о том, что видели и слышали". Начальники, пригрозив, отпустили их.

Верующих было уже весьма значительное число; несмотря на то, между ними было одно сердце и одна душа. Из имения своего никто ничего не называл своим, а все было у них общее. Не было между ними бедных: потому что все владельцы земель или домов, продавая их, приносили цену проданного и полагали к ногам апостолов, и каждому давали, в чем кто имел нужду.

Но некто Анания, с женою своею Сапфирою, продавши имение, утаил несколько из цены, с ведома жены своей, а часть принес и положил к ногам апостолов. Тогда Петр сказал: "Анания! Для чего ты допустил сатане вложить в сердце твое мысль обмануть Духа Святого и утаить часть из цены поместья? Когда оно еще не было продано, разве оно не твое было? И когда уже продано, разве цена не в твоих была руках? Как тебе пришло на мысль такое дело? Ты солгал не человекам, но Богу". Услышавши эти слова, Анания пал бездыханным. Все присутствовавшие ужаснулись. Юноши, вставши, приготовили его к погребению, и, вынесши, похоронили. Спустя часа три, пришла его жена, не зная ничего, что случилось. Петр спросил ее: "Скажи мне, за столько ли продали вы поместье?" Она сказала: "да, за столько". Тогда Петр сказал ей: "Что это вы согласились искусить Духа Господня? Вот входят в двери погребавшие мужа твоего; и тебя вынесут". Вдруг она пала у ног его и испустила дух. Юноши, вошедши, нашли ее мертвою и, вынесши, похоронили подле мужа ее. Ужас объял всю Церковь, и всех, кто слышал об этом происшествии.

Апостолы совершали в народе великие чудеса, так что выносили больных на улицы и клали на постелях, дабы хоть тень проходящего Петра осенила кого из них. Первосвященник (Каиафа) и все его единомышленники на все это смотрели с завистью. Наконец, они наложили руки на Петра и Иоанна и заключили их в темницу. Но ангел Господень ночью отворил двери темницы, вывел их и сказал: "Подите во храм, и там проповедуйте учение о вечной жизни". Они вошли утром в храм и стали учить. Между тем, первосвященник (Каиафа) с единомышленниками созвали весь синедрион и послали в темницу за апостолами. Но служители, тотчас же воротившись в собрание, донесли: "Темницу мы нашли запертою со всею предосторожностию и стражей при дверях; но когда отворили, не нашли в ней никого". Это известие привело в недоумение всех присутствующих. Тут пришел кто-то и сказал: "Те, которых вы заключили в темницу, теперь во храме и учат народ". Тогда начальник стражи при храме пошел со служителями, и привел их, впрочем, не употребляя насилия, - боялись, чтобы за насилие народ не побил их камнями. Когда же представили апостолов в синедрион, первосвященник сказал им: "не запретили ли мы вам накрепко учить и упоминать имя Иисуса. И вот вы наполнили Иерусалим учением вашим и хотите навести на нас кровь Того Человека". Петр, от лица всех апостолов, отвечал: "Богу повиноваться надобно больше, чем людям". У иудеев рвалось сердце, и они умышляли убить апостолов. Тут встал в синедрионе один фарисей, по имени Гамалиил, учитель закона, пользовавшийся уважением в народе; он приказал на короткое время вывести апостолов и сказал собранию: "Израильтяне! Будьте осмотрительны с этими людьми. Не так давно явился было Февда, выдавая себя за кого-то великого, и к нему пристало около четырехсот человек; но он убит, и все, которые верили ему, рассеялись и исчезли. После него, во время переписи, явился Иуда галилеянин и привлек к себе довольно народа; но он погиб, и все, которые верили ему, рассыпались. Поэтому я теперь вам и советую оставить этих людей в покое: потому что ежели их предприятие есть не более, как человеческое, то оно разрушится; а ежели оно от Бога, то вам не разрушить его, напротив, берегитесь, чтобы вам не сделаться противниками Богу". Совет был принят, и апостолы отпущены.

Когда число верующих стало значительно распространяться, произошел у эллинистовТак назывались евреи из стран языческих ропот на евреев за то, что (будто бы) вдовицы их были пренебрегаемы в ежедневном раздаянии потребностей. Тогда двенадцать апостолов, созвав множество учеников, сказали: "Нехорошо нам, оставив слово Божие, пещись о столах. Итак, братия, выберите из среды себя семь человек изведанных, исполненных Святого Духа и мудрости; их поставим на эту службу. А мы постоянно пребудем в молитве и служении слову".

И одобрено было это предложение всем собранием; и избрали Стефана, мужа, исполненного веры и Духа Святого, и Филиппа, и Прохора, и Никанора, и Тимона, и Пармена, и Николая Антиохийца.

Их поставили пред апостолами, и они, помолясь, возложили на них руки. Эти-то вновь поставленные первые диаконы христианской Церкви и называются архидиаконами. Должность их сперва состояла в содержании бедных, а потом - в проповедании и в служении при совершении таинств. И между ними "Стефан, исполненный веры и силы, совершал великие чудеса и знамения в народе", что и содействовало распространению веры в Иисуса Христа, о Котором он благовествовал иудеям, обличая вместе с тем неверие их. Тогда "некоторые из так называемой синагоги либертинцев и киринейцев и александрийцев и некоторые из Киликии и Асии вступили в спор со Стефаном; но не могли противостоять мудрости и Духу, Которым он говорил". И, вознегодовав на него, научили некоторых сказать: "Мы слышали, как он говорил хульные слова на Моисея и на Бога". И возбудили народ и старейшин и книжников и, нападши, схватили его и повели в синедрион. И представили ложных свидетелей, которые говорили: "Этот человек не перестает говорить хульные слова на святое место это и на закон. Ибо мы слышали, как он говорил, что Иисус Назорей разрушит место это, и переменит обычаи, которые предал нам Моисей".

И все, сидящие в синедрионе, смотря на Стефана, видели лицо его, как лицо ангела...

Тогда сказал первосвященник: "Так ли это?"

Стефан же, вместо ответа напомнив судьям своим о всех благодеяниях Божиих народу израильскому, об обетовании Бога Аврааму, о чудесном избавлении народа из Египта, о законе, данном в Синае, и о непокорности израильтян, забывших Бога и побивавших пророков Его, об "обретшем благодать пред Богом Давиде, молившем, чтобы найти жилище Богу Иакова, о Соломоне, построившем дом Ему", продолжал:

"Но Всевышний не в рукотворных храмах живет, как говорит пророк: небо - престол Мой, и земля подножие ног Моих. Какой дом созиждете Мне, говорит Господь, или какое место для покоя Моего? Не Моя ли рука сотворила все это (Исаии LXVI, 1, 2).

Вы же, люди жестоковыйные! Вы всегда противитесь Духу Святому, как отцы ваши, так и вы... Кого из пророков не гнали отцы ваши? Они убили предвозвестивших пришествие Праведника, Которого предателями и убийцами сделались ныне вы, - вы, которые приняли закон при служении ангелов, и не сохранили..."

Слушая это, собравшиеся судить Стефана рвались сердцами своими и скрежетали на него зубами...

Стефан же, будучи исполнен Духа Святого, воззрев на небо, увидел славу Божию и Иисуса, стоящего одесную Бога, и сказал: "Вот, я вижу небеса отверстыя и Сына Человеческого, стоящего одесную Бога..."

Но они, закричав громким голосом и заткнув уши свои, единодушно устремились на него и, выведши за город, стали побивать его каменьями. Стефан же молился и говорил: "Господи Иисусе! Приими дух мой". И, преклонив колена, воскликнул громким голосом: "Господи! Не вмени им греха сего!" И сказав это, почил.

И погребли его мужи благоговейные и сделали великий плач по нем.

В это время Филипп, один из семи диаконов, пришел в главный город Самарии, в Севастию, и проповедовал жителям о Христе. Народ единодушно внимал его проповеди, особенно когда видел, какие он совершал чудеса: именно, нечистые духи выходили из многих с великим воплем, и многие расслабленные и хромые исцелялись. Город был в большой радости. Тут же, в городе, находился некто Симон, который не малое время перед тем изумлял самарян волхвованием, выдавая себя за кого-то великого, так что все от малого до большого говорили о нем: "Это великая сила Божия!" Но когда услышали благовестие Филиппа о царствии Божием и об Иисусе Христе, то поверили ему и крестились. Уверовал и сам Симон и, крестившись, не отходил от Филиппа, изумляясь великим чудесам, какие совершал Филипп. Апостолы в Иерусалиме, услышавши, что жители Самарии приняли слово Божие, послали к ним Петра и Иоанна, чтобы помолиться о ниспослании Святого Духа на новокрещенных. Петр и Иоанн, пришедши, помолились о них и возложили на них руки, и они получили Святого Духа. Симон, увидавши, что через возложение апостольских рук крещенные приемлют Духа Святого и начинают говорить иными языками и пророчествовать, принес Петру и Иоанну денег и сказал: "Дайте и мне такую власть, чтобы тот, на кого я возложу руки, получил Святого Духа". На это Петр сказал ему: "Да погибнет с тобою серебро твое, если ты думаешь за деньги получить дар Божий. Не иметь тебе в этом участия и жребия, потому что сердце твое неискренне пред Богом. Покайся лучше в этом лукавстве твоем и молись Богу; может быть простится тебе твое лукавое намерение. Я вижу, что ты имеешь испорченное сердце и опутан злодеяниями". Симон отвечал: "Помолитесь вы за меня Господу, чтобы не постигло меня сказанное вами". После этого апостолы, преподавши нужные наставления, пошли обратно в Иерусалим.

Между тем, Филиппу ангел Господень сказал: "Встань и поди к полудню на дорогу, которая ведет из Иерусалима в Газу". Он пошел. И вот едет эфиоплянин, вельможа эфиопской царицы Кандакии, хранитель всех ее сокровищ. Он приезжал в Иерусалим для поклонения. Возвращаясь оттуда, он сидел на колеснице своей и читал вслух пророка Исаию. Тут Дух сказал Филиппу: "Подойди, и не отставай от этой колесницы". Филипп подбежал и, услышавши, что он читает Исаию, спросил: "Понятно ли тебе, что ты читаешь?" Тот сказал: "Как же мне понять, если мне не растолкуют"? - и просил Филиппа сесть с ним. Место из писания, которое он читал, было следующее: "Яко овча на заколение ведеся, и яко агнец прямо стригущим его безгласен: тако не отверзает уст Своих. Во смирение Его суд Его взятся (совершился). Род же Его кто исповесть? Яко (несмотря на то, что) вземлется от земли живот Его". Вельможа спросил Филиппа: "Прошу тебя, скажи, о ком это говорит пророк? О себе или о ком-нибудь другом?" Филипп, воспользовавшись этим пророчеством Исаии, в котором предречено о ведении на крестную смерть Иисуса Христа, и в то же время указано на Его Божественное происхождение, преподал ему сущность христианского учения. Между тем, продолжая путь, они приехали к потоку. Вельможа сказал: "Вот вода, что препятствует мне креститься?" Филипп ответил: "Можно, если веруешь от всего сердца". Тот отвечал: "Верую, что Иисус Христос есть Сын Божий". И приказал остановить колесницу. Оба сошли на воду, и Филипп окрестил вельможу. Когда же они вышли из воды, Дух Святой сошел на новокрещенного, между тем как ангел Господень восхитил Филиппа. Вельможа не видел его более, он, в радости, поехал своею дорогою. Филипп же очутился в Азоте и, проходя по всем городам, проповедовал евангелие; наконец, пришел в приморский город Кесарию.

В Кесарии был некто Корнилий, сотник из полка, называвшегося Италийским, богобоязненный отец благочестивого семейства, который раздавал много милостыни и всегда молился Богу. Раз во время молитвы явился ему ангел и сказал: "Молитвы твои и милостыни услышаны Богом. Призови к себе Симона, прозываемого Петром, и он возвестит тебе, что ты должен делать, чтобы спастись". Корнилий тотчас же послал разыскать и упросить его прийти к нему. На другой день, когда посланные были в дороге и приближались к городу, Петр около полудни взошел на верх дома помолиться. Чувствуя голод, он хотел есть. Между тем, как ему приготовляли, он пришел в исступление, и видит: небо над ним отверсто и оттуда спускается к нему какое-то вместилище, точно большое полотно, привязанное за четыре угла. Когда это вместилище спустилось, Петр посмотрел в него и увидал там всяких четвероногих земных, зверей, гадов и птиц. И услыхал голос, который повелевал: "Встань, Петр, заколи и ешь". Но Петр сказал: "Нет, Господи! Я никогда не едал ничего скверного или нечистого". Тогда опять был к нему голос: "Что Бог признал чистым, того ты не считай скверным". Это повеление он слышал до трех раз, потом вместилище опять поднялось на небо. Когда же Петр недоумевал, что бы значило это видение, вдруг посланные от Корнилия из Кесарии, которые уже успели расспросить о доме Симона, явились у ворот и, кликнув (кого-нибудь), спросили: "Здесь ли Симон, прозываемый Петром?" В это время Дух сказал Петру: "Вот три человека ищут тебя: сойди вниз, и поди с ними, нимало не сомневаясь, потому что Я послал их".

Пришедши к Корнилию, апостол Петр начал объяснять ему и присутствовавшим слово Божие, обещая уверовавшим в Иисуса Христа прощение грехов. Во время проповеди его на всех слушавших слово его сошел Дух Святой, и они стали на разных языках хвалить и славить Господа. Все бывшие в доме Корнилия крестились.

По прибытии из Кесарии в Иерусалим, ап. Петр, по наущению врагов христианских, питавших злобу ко всем проповедникам имени Христова и особенно к нему, как самому ревностному из них, царем Иродом был заключен в темницу и присужден к казни. Но по случаю праздников казнь ап. Петра была отложена, и в ожидании ее четыре воина поставлены были стеречь апостола днем и ночью.

Но Господь не захотел в это время смерти Своему избраннику. Ночью, накануне казни, явился в темницу ангел и разбудил спокойно спящего Петра. В то же время и цепи спали с его рук. Ангел велел ему одеться и невидимо провел его мимо стражи, причем все двери на пути их отворялись сами собою, и они вышли на улицу. И тогда только Петр пришел в себя и понял, что Господь чудесным образом избавляет его от смерти. Вознеся благодарственную молитву Господу, он поспешил пойти в дом матери ученика Иоанна, Марка, где часто собирались верующие для молитвы. Войдя к ней в дом, он рассказал всем присутствовавшим там ученикам о своем чудесном избавлении. Все обрадовались и прославляли Бога за совершенное чудо. После своего освобождения из темницы ап. Петр, обошедши с проповедью евангелия многие страны, около 67 года прибыл в Рим. Здесь он посрамил Симона волхва, который возмущал народ против апостола. У одной знатной римлянки умер сын. Она позвала Симона волхва, чтобы тот воскресил его. Некоторые же призвали и апостола Петра. Апостол Петр сказал Симону: "Кто из нас воскресит умершего, того учение следует признавать истинным". Эти слова слышали очень многие. Симон, подойдя к умершему, своим волшебством сделал то, что умерший пошевелил головою. Толпа хотела умертвить ап. Петра, но Петр возразил: "Если юноша действительно жив, то пусть встанет, говорит и ходит; а если этого не будет, то знайте, что Симон всех вас обманывает". Симон ничего этого не мог сделать. Тогда ап. Петр, обратившись с молитвою к Господу Иисусу Христу, сказал умершему юноше: "Юноша, встань! Воскрешает и исцеляет тебя Господь мой Иисус Христос". Мертвый тотчас встал и начал говорить и ходить. Воскрешенный же и присутствующие тотчас исповедали Иисуса Христа истинным Богом. А Симона толпа хотела убить. Но ап. Петр остановил ее, сказав: "Оставьте его, довольно для него стыда и позора; Господь наш и Учитель не велел воздавать злом за зло".

Симон бежал из Рима. Вскоре он опять явился сюда и объявил народу, что вознесется на небо. Для этого он взошел на крышу одного высокого дома и бросился в воздух, но упал на землю и разбился до смерти.

После посрамления Симона волхва многие из римлян обратились ко Христу, между прочим, и две жены императора Нерона. Это возбудило в последнем большую злобу против Христовых проповедников, и он воздвиг первое гонение против христиан.

В досаде на апостола Петра за обращение в христианство двух любимых жен, Нерон приказал заключить его в темницу и потом казнить. Незадолго до этого по просьбе верующих Петр пошел было ночью вон из Рима, чтобы спастись; но в то время, как он выходил из города, ему в видении явился Господь, входящий в Рим. "Господи, куда ты идешь?" - спросил Его апостол. "Иду в Рим, чтобы опять быть распятым", - отвечал ему Господь. Петр понял, что удаление его не угодно Господу, и возвратился в город. Здесь он был взят воинами, заключен в темницу и через несколько дней, в 67 году по Р. Х., предан казни. Он упросил исполнителей казни, чтобы распяли его вниз головою, считая себя недостойным в казни уподобиться Господу.

Святой апостолиевангелист Иоанн Богослов

По успении Пресвятой Богородицы ап. Иоанн вышел, с учеником своим Прохором, на проповедь в Азию, которая досталась ему по жребию. Когда оба апостола вошли в Ефес, встретила их известная своею злобою женщина Романа, содержавшая торговую баню в Ефесе. Она наняла Иоанна и Прохора работать в той бане и, происками обратя их в рабов, мучила их, сделавши Иоанна истопником, а Прохора - накатчиком воды, и в такой неволе Иоанн и Прохор пробыли немало времени. В бане той жил демон, который каждый год удавлял одного из моющихся в бане, или мужчину, или женщину; так как, когда строилась та баня, под фундамент бани, по совету бесовскому, закопаны были живыми юноша и девица, и с тех пор началось ежегодное демонское убийство. Так и во время службы в бане Иоанна и Прохора, пришел в баню мыться сын городского старейшины Диоскора, молодой человек именем Домн, и диавол напал на него и удавил. Это разнеслось по всему городу и все плакали о несчастном юноше, а Диоскор, отец его, услышавши о смерти сына, умер от горя. Романа, возлагая на Иоанна вину в смерти Домна, сказала ему: "Если ты не воскресишь Домна, то я душу твою вымучаю из тела". Иоанн помолился и воскресил юношу, приведя этим в ужас Роману, которая говорила, что Иоанн или Бог, или Сын Божий; но Иоанн начал проповедовать силу Христову и учил веровать в Иисуса. Потом воскресил и Диоскора, и все они, Диоскор, Домн и Романа, уверовали во Христа и крестились. Это чудо привело в страх весь народ, из которого некоторые называли Ионна и Прохора волхвами, а другие оспаривали их, говоря, что волхвы не воскрешают мертвых. Иоанн отогнал из бани и нечистого духа, и, вместе с Прохором, поселился в доме Диоскора, утверждая новопросвещенных в вере и уча добродетельной жизни.

В Ефесе настал праздник Артемиде, и все люди праздновали этот день в белых одеждах, торжествуя и веселясь при храме Артемиды, против которого был и идол той богини. Иоанн вышел на это торжество, встал на высоком месте близь идола и начал обличать народ в слепоте, что они не знают кому поклоняться, и вместо Бога почитают беса. Народ пришел от этого в ярость и начал бросать в Иоанна каменьями, но все камни, вместо Иоанна, летели на бросающих их. Иоанн же, подняв руки на небо, стал молиться и вдруг воздух сделался так горяч, что до 200 человек из народа умерли, а остальные едва пришли в себя от страха и начали просить милости у Иоанна. Иоанн помолился, и все умершие воскресли и, наученные апостолом, уверовали во Христа и крестились.

Когда же св. Иоанн совершил много и других знамений, и слух о творимых им чудесах распространился всюду, то бес, живущий в Артемидином капище, зная, что и он будет изгнан Иоанном, принял на себя вид воина и сел на видном месте города, горько плача. Проходившие мимо него спрашивали, откуда он и о чем так плачет. На это бес ответил: "Я из Кесарии Палестинской, служу там начальником над темницами, и мне отданы были под стражу пришедшие из Иерусалима два волхва, Иоанн и Прохор, осужденные на смерть за их злодейство; но они волхвованием убежали из темницы, и князь хотел казнить меня за них. Я уже умолил князя, чтобы он пустил меня отыскать их, и вот слышу, что волхвы эти здесь; но у меня нет помощников, чтобы схватить их". Говоря это, бес показывал в удостоверение выданное ему свидетельство на поимку Иоанна и Прохора и большой узел золота, обещая дать это золото тем, кто погубит этих волхвов. Некоторые воины, слыша это, сжалились над своим собратом, восстановили народ против Иоанна и Прохора и, пришедши толпой к дому Диоскора, кричали: "Или отдай нам волхвов, или мы сожжем твой дом". Диоскор хотел лучше лишиться своего дома, нежели предать им Иоанна с Прохором. Но Иоанн, предвидя, что этот мятеж народный будет иметь добрый конец, предал сам себя и Прохора волнующейся толпе, которая повела их к храму Артемидину. Когда они дошли до капища, Иоанн помолился Богу, и храм идольский внезапно разрушился, не причинивши вреда никому. По разрушении храма апостол сказал находившемуся в нем бесу: "Тебе приказываю, нечистый бес, говори: сколько лет ты живешь здесь и ты ли возмутил народ против нас?" - "Двести сорок девять лет я живу здесь, - отвечал бес, - и я вооружил этот народ против вас". Иоанн сказал на это: "Повелеваю тебе именем Иисуса Назарянина не оставаться больше на этом месте", - и тотчас бес вышел и исчез.

В то время римский кесарь Домициан воздвиг великое гонение на христиан. Перед ним оклеветан был Иоанн и, схваченный начальником азийским, отправлен в Рим к кесарю. Кесарь, бивши его жестоко, велел дать ему смертельный яд; но яд не повредил ему; потом Иоанн брошен был в котел с кипящим маслом, но и из котла вышел невредим, и народ, удивленный такими чудесами, кричал: "Велик Бог христианский". Кесарь же, не смея больше мучить Иоанна и считая его бессмертным, осудил его на изгнание на остров Патмос, как предсказал Господь Иоанну во сне, говоря: "Тебе придется много пострадать и ты будешь изгнан на один остров, который весьма нуждается в тебе".

Исполняя приговор кесаря, воины взяли Иоанна с Прохором, отвели на корабль и отправились к острову Патмосу. Во время этого плавания, однажды, когда воины сели за обед, пили и веселились, один из них, юноша, играя, упал с корабля в море и утонул. Тогда веселие обратилось в скорбь, так как невозможно было помочь утопавшему; в особенности же рыдал сильно отец утонувшего юноши и от горя хотел и сам броситься в море, но был удержан товарищами своими, и все, зная чудеса, творимые Иоанном, начали просить его помощи. Иоанн спрашивал каждого из них: "Какого кто почитает бога?" На вопрос этот иной отвечал: Аполлона, иной - Юпитера, иной - Геркулеса, другой - Эскулапа, иные - Артемиду Ефесскую. "Столько у вас богов, и они не могут спасти одного утонувшего человека", - ответил Иоанн и оставил их в печали до утра. На следующее утро Иоанн, сжалившись о погибшем юноше, помолился со слезами Богу, и вдруг море взволновалось, один вал обрушился на корабль и поверг пред ногами Иоанновыми юношу живым. Это чудо привело всех в ужас, все чрезвычайно радовались о спасении юноши, а Иоанна начали весьма почитать, сняли с него железные цепи, которыми он был окован, и хотели даже отпустить на свободу; но Иоанн убедил их исполнить приговор и отвезти его в назначенное место. Таким образом, воины привезли Иоанна с Прохором на Патмос и сдали правителю острова, вместе с предписанием к нему. Мирон же, тесть правителя, взял Иоанна и Прохора в свой дом.

У этого Мирона старший сын Аполлонид был одержим бесом, предсказывавшим будущее, и все считали Аполлонида пророком. Когда же Иоанн входил в дом Мирона, Аполлонид вдруг пропал без вести: он убежал в другой город, по внушению беса, боявшегося, чтобы Иоанн не изгнал его. Все в доме Мирона начали плакать об Аполлониде, не зная, куда он девался; но вдруг Мирон получил от сына письмо, в котором Аполлонид писал, что Иоанн волхв выгнал его из дома своим чародейством, и что он не может возвратиться до тех пор, пока Иоанн не будет погублен. Прочитавши это письмо, Мирон побежал с ним у своему зятю и рассказал все. Правитель же, схвативши Иоанна, хотел предать его на растерзание зверям, но Иоанн просил правителя подождать немного и позволить ему послать к Аполлониду своего ученика, обещая возвратить сына в дом отца. Правитель согласился на посылку ученика, а Иоанна, оковавши двумя цепями, посадил в темницу. Прохор пошел к Аполлониду с Иоанновым письмом, в котором Иоанн написал: "Иоанн, апостол Иисуса Христа, Сына Божия, прорицающему духу, живущему в Аполлониде, повелевает: во имя Отца и Сына, и Святого Духа выдь из создания Божия и не входи в него никогда, но вне острова оставайся один в местах безводных, а не в людях". Когда Прохор пришел с этим письмом к Аполлониду, тотчас бес вышел из него. Аполлонид же, получив снова здравый смысл и как бы пробудясь от сна, пошел с Прохором в свой город и не заходя в свой дом, побежал в темницу к Иоанну и, припадая к его ногам, благодарил его за освобождение от нечистого духа. Родители Аполлонида, братья и все родные, узнавши о возвращении Аполлонида, сбежались все и радовались, а Иоанна тотчас освободили. При этом Аполлонид рассказал о себе: "Много лет прошло уже, как я раз спал крепким сном на своей кровати, и вдруг какой-то человек, ставши с левой стороны кровати, потряс меня и разбудил. Открывши глаза я увидел человека черного, как обоженный пень, с горящими, как свечи, глазами, и затрепетал от страха. Он же сказал мне: "Раскрой рот". Я раскрыл, а он влез в мой рот, и я чувствовал, как он поместился в моем животе, и с этого самого часа сделал для меня известным все и о добре, и о зле, и обо всем, что делалось в доме. Когда же апостол Христов вошел в наш дом, тогда сидящий во мне сказал: "Беги отсюда, Аполлонид, чтобы не погибнуть злой смертью, потому что человек этот волхв и хочет умертвить тебя". Потому я тотчас убежал в другой город. Иногда приходила мне мысль возвратиться домой, но он не позволял мне, говоря: "Если Иоанн не умрет, ты не можешь жить в своем доме". Когда же в тот город, куда я бежал, пришел Прохор, и я увидел его, то нечистый дух тотчас вышел из меня таким же образом, как вошел в мой живот; я почувствовал облегчение от ужасной тяжести, пришел в здравый рассудок и мне стало чрезвычайно хорошо". Все, слышавшие этот рассказ, припали к Иоанну, а он начал учить их вере в Господа нашего Иисуса Христа. Мирон с женою и детьми уверовали и крестились, и была великая радость в доме Мироновом.

В тех местах, в пустыне, жил волхв Кинопс, много лет производя, силою бесовскою, разные чары, за что жители Патмоса считали его богом. И жрецы Аполлоновы, злобясь на Иоанна за разрушение Аполлонова капища и за то, что он обратил всех людей к вере во Христа, пошли к Кинопсу с жалобою на апостола и умоляли волхва отомстить ему за бесчестие их богов. Кинопс, много лет живший безвыходно в пустыне, не хотел сам идти в город, но жрецы не переставали приходить к нему с этой просьбой. Наконец, Кинопс обещал им послать в дом Мирона лукавого духа взять душу Иоанна и предать ее вечному суду, и на следующее утро послал к Иоанну одного князя лукавых бесов, приказывая принести к нему душу Иоаннову. Бес отправился к дому Мирона и стал на месте, где был Иоанн, а Иоанн, узнавши это духом, сказал бесу: "Повелеваю тебе именем Христовым не трогаться с места до тех пор, пока скажешь, зачем ты пришел ко мне". Бес стал на месте, связанный словами Иоанна, и рассказал все. Иоанн спросил беса: "Посылал ли тебя еще когда Кинопс взять душу человеческую и принести к нему?" - "Вся сила сатанинская находится в Кинопсе, - отвечал бес, - он в дружбе с нашими князьями, и мы находимся при Кинопсе, который повинуется нам, а мы - ему". Иоанн, выслушавши это, сказал: "Я, апостол Иисуса Христа, повелеваю тебе, лукавый дух, не входить больше в жилища человеческие и не возвращаться к Кинопсу, а выйти вне острова", - и бес тотчас вышел с острова. Кинопс же, видя, что посланный не возвращается, послал другого духа, но и с тем произошло то же самое. Наконец, Кинопс послал из князей бесовских двоих, приказывая одному войти к Иоанну, а другому наблюдать, что произойдет, и принести известие об этом. Один из этих бесов вошел к Иоанну и подвергся тому же, чему подверглись и прежде посылаемые бесы, а другой бес, стоя в стороне и видя беду своего друга, побежал к Кинопсу и рассказал все происшедшее. Это известие привело в ярость Кинопса, и он, взявши с собою множество бесов, пошел сам в город. Все горожане, увидевши пришедшего Кинопса, обрадовались, пришли к нему и кланялись. Кинопс же, найдя Иоанна учащим народ, пришел в бешенство и начал говорить народу: "Слепцы, совратившиеся с истинного пути, послушайте меня: если Иоанн праведен, и если все слова его справедливы, то пусть он побеседует со мною и пусть совершит такие же чудеса, какие я совершаю; тогда вы сами увидите, кто из нас больше: Иоанн или я. Если он окажется больше меня, то и я поверю его словам и делам". Высказавши все это, Кинопс взял из народа одного юношу и спросил: "Жив ли твой отец?" - "Он был моряк и утонул в море, когда корабль, на котором отец плавал, разбился". Кинопс, обратясь к Иоанну, сказал: "Покажи теперь, Иоанн, свою силу и представь сыну отца его живым, чтобы мы верили твоему учению". Иоанн ответил на это: "Христос послал меня не мертвых выводить живыми из моря, а учить прельщенных людей". - "Вот же, - сказал Кинопс народу, - хоть теперь верьте, что Иоанн обманщик и только прельщает вас. Возьмите же его и держите до тех пор, пока я выведу сыну утонувшего отца", - и народ схватил Иоанна. Тогда Кинопс поднял руки и ударил в ладоши: море взволновалось так, что все пришли в ужас, и Кинопс сделался невидимым. Все закричали громко: "Велик ты, Кинопс!" И Кинопс внезапно вышел из моря, держа, как сказал, отца юноши, и все удивились. "Это ли твой отец?" - спросил Кинопс юношу. "Да, господин", - ответил юноша. И все, поклонившись Кинопсу, хотели убить Иоанна, но Кинопс остановил народ, говоря: "Погодите, когда увидите больше этого, тогда подвергнете Иоанна мукам". Сказавши это, Кинопс призвал другого человека и спросил: "Был ли у тебя сын?" - "Да, - отвечал спрашиваемый, - был у меня сын, но из зависти убит". И тотчас Кинопс закричал, призывая по именам убитого и убийцу, и оба предстали пред ним. "Это ли твой сын и это ли его убийца?" - спросил Кинопс отца. "Да, господин", - отвечал тот. "Ну что, удивляешься, Иоанн?" - спросил Кинопс апостола. "Я не удивляюсь этому", - ответил Иоанн. "Погоди, - продолжал Кинопс, - увидишь больше этого, тогда будешь дивиться и не умрешь до тех пор, пока я приведу тебя в страх чудесами". - "Все твои чудеса скоро рушатся", - отвечал Иоанн. Народ, услышавши такой ответ, бросился на Иоанна и избил его так, что все сочли его мертвым. "Оставьте его непогребенным, - сказал Кинопс народу, - пусть птицы небесные съедят его". И все, оставивши Иоанна, ушли с Кинопсом с того места, радуясь. Но св. Иоанн не умер от этих побоев и продолжал учить народ. Кинопс же, услышавши, что Иоанн учит народ на месте, называемом Каменевержение, призвал беса, помогающего ему в волшебстве, и, придя на место, где был Иоанн, сказал ему: "Я хочу тебя больше осрамить и пристыдить, для чего и оставил тебя живым; потому иди на песчаный морской берег, - там ты увидишь мою славу и будешь осрамлен". С Кинопсом в это время было три беса, которых люди считали мертвецами, воскрешенными Кинопсом, и когда все пришли на морской берег, Кинопс ударил в ладоши, бросился в море и исчез в волнах; а народ закричал: "Велик ты, Кинопс, и нет никого большего тебя". Иоанн же приказал бесам, стоявшим тут в подобии человеческом, чтобы они не отходили от него, помолился Богу, прося, чтобы Кинопс не оставался более в живых, и Бог исполнил его прошение. Тихое море внезапно вскипело волнами, и Кинопс не мог выйти из моря, а погиб там. Бесам же, которых люди считали людьми, воскресшими из мертвых, Иоанн сказал: "Во имя Иисуса Христа, распятого и воскресшего в третий день, повелеваю вам: выйдите из этого острова". И бесы исчезли. Люди, пришедшие к морю с Кинопсом, три дня и три ночи сидели на песке, ожидая Кинопса, так что многие изнемогли от жажды и зноя, а трое детей даже умерли. Иоанн сжалился над ними, помолился об их спасении, воскресил умерших детей, исцелил больных и долго поучал их вере, так что все уверовали, крестились и разошлись по домам, славя Христа; а Иоанн возвратился в дом Миронов и часто выходил к народу, уча о Христе Иисусе.

Однажды он нашел лежащего при дороге человека в жестокой горячке и исцелил его крестным знамением. Некоторый же еврей, именем Филон, часто споривший с Иоанном о вере, видя это исцеление, просил Иоанна прийти к нему в дом. У Филона была жена, пораженная проказой, и когда Иоанн вошел в их дом, жена Филона припала к ногам апостола и тотчас исцелилась от проказы и уверовала во Христа. Тогда и сам Филон уверовал и принял св. крещение со всеми домашними. После этого Иоанн вышел на торговую площадь, куда собралось множество народа слушать спасительное учение. Пришли туда и жрецы идольские, из которых один, искушая святого, сказал: "Учитель! У меня есть сын хромой обеими ногами; прошу тебя, исцели его, и если исцелишь, то и я уверую в Бога, Которого ты проповедуешь". Святой же ответил ему: "Зачем ты искушаешь Бога, Который явно укажет твое лукавство?" Сказавши это, Иоанн послал к сыну жреца с такими словами: "Во имя Христа Бога моего встань и приди ко мне". Хромой тотчас встал и пришел к Иоанну совершенно здоровым; а отец исцеленного, за искушение, в ту же минуту охромел обеими ногами, упал на землю, крича от болезни и умоляя апостола: "Помилуй меня и исцели именем Христа Бога твоего; я верую, что нет иного Бога, кроме Него". Иоанн, будучи умолен жрецом, исцелил его и, научивши вере, крестил.

В следующее утро Иоанн пришел к человеку, больному водянкой, 18 лет не встававшему с постели, исцелил его и просветил св. крещением. В этот же день, правитель острова, поступивший на место Миронова зятя, умолял Иоанна прийти к нему в дом, потому что беременной жене правителя пришло время родить, но она не могла разрешиться от родов и жестоко страдала. Иоанн не медля пошел к нему и лишь только нога апостола ступила на порог дома, как жена тотчас родила, и боли мгновенно прекратились. Правитель же, видя это, уверовал во Христа со всем домом своим.

Проживши в этом городе три года. Иоанн пошел оттуда в другой город, отстоящий от первого верст за пятьдесят, жители которого помрачены были идолопоклонством. Когда Иоанн вошел в этот город, то увидел народ, совершающий праздник, и тут же связанных юношей. Иоанн спросил одного из стоявших там: "Для чего связаны эти юноши?" - "У нас есть великий бог волк, - ответил спрашиваемый, - которому мы ныне совершаем праздник, и ему в жертву будут заколоты эти юноши". Иоанн просил того человека показать ему этого бога, а тот ответил: "Если хочешь его видеть, то подожди до четвертого часа дня и увидишь жрецов, идущих с народом на то место, где бог является; с ними и ты пойдешь и увидишь бога волка". Иоанн же начал упрашивать этого человека, чтобы он сам повел его на то место, говоря: "Я вижу, что ты человек добрый, а я пришел из другого места и очень желаю видеть вашего бога волка, и если ты мне покажешь его, то я дам тебе за это драгоценную жемчужину". Человек тот согласился на просьбу Иоанна, привел его к трясине и озеру, говоря: "Отсюда выходит наш бог и является народу". Иоанн стал ждать выхода того бога, и вот, около четвертого часа дня, вышел из воды бес в виде огромного волка. Иоанн спросил его именем Христовым: "Сколько лет ты живешь здесь?" - "Семьдесят лет", - отвечал диавол. Тогда апостол сказал: "Повелеваю тебе именем Отца и Сына, и Святого Духа: выйди из этого острова и больше не возвращайся никогда сюда". И диавол мгновенно исчез. Человек, приведший Иоанна, видя это, пришел в ужас и пал к ногам святого, а Иоанн научил его святой вере и сказал: "Вот ты получил от меня жемчужину, которую я обещал тебе". В это время пришли на то место и жрецы с ножами в руках, ведя связанных юношей и сопровождаемые народною толпою, и ждали выхода волка, приготовясь заколоть юношей для его насыщения. Когда же, дожидаясь долго, они все не видели выхода своего бога, тогда Иоанн подошел к ним и просил развязать неповинных юношей, говоря: "Нет уже вашего бога волка, который был бес, потому что сила Иисуса Христа победила его и прогнала". Они, слыша, что погиб волк, пришли в ужас и начали искать его, но, не найдя нигде, развязали юношей и отпустили; а св. Иоанн началпроповедовать им Христа, обличая их заблуждение, и многие, уверовавши, крестились.

Возвратясь, по смерти импер. Домициана, с острова Патмоса в Ефес, ап. Иоанн обходил окрестные страны, устрояя в них церкви и поставляя епископов.

В одном городе, неподалеку от Ефеса, заметил он юношу, приятный вид которого и открытый характер привлекли особенное внимание апостола. Указав на него, св. Иоанн сказал новопоставленному епископу города: "Вот этого юношу пред всею Церковию и пред очами Господа я поручаю тебе на твое хранение и пастырское попечение"; потом, покончив дела свои в этом городе, апостол возвратился в Ефес. Исполняя волю св. Иоанна, епископ принял юношу в дом свой и со всею заботливостью воспитывал и учил его.

Но после того, как просветил его святым крещением, стал уже менее смотреть за ним и дал пылкому юноше свободу, которая впоследствии привела его на путь погибели. Развратные сверстники юноши сделали его участником своей грешной жизни. Сначала они привлекали его роскошными пиршествами, потом заставили его участвовать в ночных грабежах своих, наконец, довели до того, что предприимчивый юноша, желая быть великим в самом разврате, собрал шайку разбойников и сделался ее предводителем. Так был потерян для Церкви тот, которого, как сокровище, предал ап. Иоанн на сохранение епископу.

Через несколько времени апостол опять пришел в город, где оставил юношу, и, призвав епископа, говорил ему:

- Возврати мне тот залог, который я и Господь предал тебе при свидетельстве всей Церкви. Я требую у тебя юношу, требую душу брата!

Епископ вздохнул и, прослезившись, сказал:

- Юноша умер!

- Как умер? Какою смертию? - спросил Иоанн.

- Он умер, - продолжал епископ, - для жизни Божией, потому что сделался злым и развратным, и теперь место его не в Церкви, а на горе с разбойниками.

Услышав это, апостол растерзал одежды свои и с великим воплем, ударяя себя по главе, говорил:

- Хорошего же стража оставил я душе брата!.. Подайте мне скорее коня и проводника!

И, сев на коня, поспешно поехал на показанное ему место.

Здесь передовые разбойники схватили св. старца и, согласно с его желанием, повели к своему начальнику. Но предводитель разбойников как скоро увидал и узнал апостола, так смутился и в такой приведен был стыд, что бросился бежать от него. Тогда св. старец, забыв свои лета, сам ускорил шаги свои и, преследуя разбойника, сам кричал ему вслед:

- Сын мой, зачем бежишь ты от отца твоего, старого и дряхлого? Сжалься надо мною, сын мой, не бойся, еще есть тебе надежда спасения. За тебя я сам себя предам Христу, охотно приму и смерть за тебя, как Господь принял ее за всех нас, и душу мою отдам за душу твою, только остановись и поверь мне, что я послан к тебе от Господа.

Слыша это, разбойник остановился и несколько времени стоял, не смея взирать на апостола, потом, отбросив все, с трепетом и со слезами приблизился к святому старцу, обнял его и омывал себя слезами. Плакал вместе с ним и св. Иоанн, отечески ободряя грешника и целуя его, наконец, возвратился вместе с ним в город. Но дело пастырской любви апостола тем не кончилось. Св. Иоанн, возвратив грешника на путь покаяния, сам разделял с кающимся строгость покаяния, сам с ним постился и молился и дотоле не оставил города, пока заблудшегося не утвердил совершенно на пути спасения.

В последние годы своей жизни, будучи очень стар, св. апостол говорил только одно наставление: "Дети, любите друг друга!" Ученики спросили его, почему он повторяет одно и то же. Апостол отвечал: "Это - самая необходимая заповедь. Если исполните ее, то исполните весь Христов закон". Св. евангелист Иоанн Богослов, один из апостолов, умер естественною смертию на 105 году жизни. Почувствовав ее приближение, он велел приготовить для себя могилу, сам возлег в ней, как на ложе, и мирно скончался. Святые останки его вскоре после погребения верующие не нашли во гробе, только 8 мая каждогодно исходил из гроба его прах, который местные жители называли манною, и который помогал освобождению от страстей и исцелению болезней.

Содержание


Характеристика критериев вида.
Яндекс.Метрика

На главную страницу