Опубликовано 31.05.2021 в рубрике  Публикации по истории Церкви
 

Палач рассказал о том, как он убивал святого мученика Вука Вукашина

Ксения ОРАБЕЙ
 

 

Казнь мученика. Современная сербская икона. Фрагмент. Фото: vk.com

Сербская Голгофа

Вук Вукашин был сербом, родился в конце XIX века. Когда в начале 1941 года в Сараево начался геноцид против сербов и жители стали оставлять город, ушел и Вук – хорватские фашисты (усташи) на его глазах вырезали всю его семью.

Но далеко уйти не удалось, Вука поймали и поместили в один из лагерей смерти, Ясеновац. Людей там не просто уничтожали в газовых камерах или расстреливали. Способы убийств здесь принимали столь патологические формы, что поражались бывалые немецкие нацисты. Всего в лагере Ясеновац было убито более 700 тысяч человек. Тысячи православных сербов погибли здесь за верность Православной Церкви. 29 мая и 13 сентября — день их памяти. Здесь в 1943 году был замучен и Вукашин.

Палач Жила Фригапович

Лагерь Ясиновац. Фото: vk.com

В обстоятельствах гибели мученика Вука главный свидетель – палач. Он сам рассказал о казни доктору Неделько Недо Зецу, — после войны делился воспоминаниями, не дававшими жить.

Жила Фригапович получал наслаждение от смерти. Он убил тысячи сербов разными способами, и способы все время менялись, чтобы работа не приедалась. По собственному свидетельству доктору Зецу, Жила испытывал «блаженство», когда мучил, убивал или наблюдал за тем, как люди истекают кровью и стонут от боли. Очевидно, что он был садистом – человеком с больной душой, но людям рядом с ним от этого медицинского факта не было легче.

В день убийства Вукашина палачи поспорили на деньги — кто убьет больше заключенных. Жила значительно опережал других усташей: если они успели к тому времени убить по 300-400 узников, то Жила убил больше 1000 (отрезая уши, носы и выкалывая глаза).

Спокойный старик

Святой мученик Вукашин Ясиноватский. Современная икона. Изображение: a-g-popov.livejournal.com

В момент «высшего упоения» Жила Фриганович заметил одиноко сидящего старика, наблюдавшего за истязаниями без признаков ужаса или страха. Это спокойствие посреди ада вокруг поразило Жилу. «Его взгляд словно парализовал меня, я будто окаменел, и несколько секунд не мог шевельнуться. Потом взял себя в руки подошел к нему, чтобы узнать, кто он.

Он рассказал, что зовут его Вукашин, родом из села Клепац, что все его родные погибли от усташей, а его самого послали в Ясеновац. Он говорил об этом со спокойствием, которое потрясало меня намного сильнее, чем крики и стоны умирающих вокруг нас людей.

Когда я слушал старика, глядя в его глаза, во мне вдруг вспыхнуло неукротимое желание самыми жестокими, адскими пытками разрушить этот непостижимый покой, чтобы его страданием, стонами, мукой вернуть свое прежнее упоение кровью и болью.

Я вывел его из строя и приказал ему крикнуть: «Да здравствует Павелич! (лидер хорватских фашистов – прим. Ред.)», пригрозив отрезать ему ухо в случае неповиновения. Я отрезал ему ухо. Он не проронил ни слова.

Я снова приказал ему кричать: «Да здравствует Павелич!», пригрозив отрезать второе ухо. Он молчал. Я отсек ему другое ухо. «Кричи: "Да здравствует Павелич!” или лишишься носа!». Старик молчал.

В четвертый раз я приказал ему кричать те же слова под угрозой вырезать из его груди живое сердце. Он взглянул, как бы глядя сквозь меня, в какую-то бесконечность, и тихо, но отчетливо проговорил: «Дитя, делай свое дело!»

От этих слов я обезумел окончательно, бросился на него, выколол глаза, вырезал сердце, перерезал горло и ногами спихнул в яму. И тогда во мне будто что-то оборвалось. Я больше не мог убивать.

С тех пор нет мне покоя. Я стал пить все больше и больше, но даже в опьянении я слышу этот голос: «Дитя, делай свое дело!». И тогда я, наталкиваясь на стены домов, бегу по улицам, с криками сокрушаю и бью все, что попадается на пути, кидаюсь на кого попало. Ночью нет сна, лишь только наступит забытье, я снова вижу ясный взгляд старика и слышу это невыносимое: «Дитя, делай свое дело!»

Я превратился в комок ужаса и боли, я бессилен перед этим кошмаром. День и ночь преследует меня светлый безмятежный лик Вукашина из Клепца.

О любви к врагам

Казнь сербов в лагере Ясиновац. Фото: vk.com

А мученик Вукашин до последней минуты сохранил мир – в себе и к своему врагу – не проклинал, не грозил, даже не проповедовал — ничем не нарушил воли «свободного» человека. Каждый делал то, что считал нужным. Последним действием Вукашина было крестное знамение, за которое убийца отрубил ему руку.

Единственным «оружием» Вука была заповедь Христа в действии – «Кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» — заповедь, о которой столько споров и разночтений. Заповедь об остановке зла на себе, ответе на зло – добром, как это сделал Христос, любивший и добрых, и злых.

Сербская Церковь прославила мученика Вукашина  в 1998 году, Русская Церковь внесла в Святцы в 2000.

Поддержите наш сайт


Сердечно благодарим всех тех, кто откликается и помогает. Просим жертвователей указывать свои имена для молитвенного поминовения — в платеже или письме в редакцию.
 
 
Помочь порталу

  Оцените актуальность  
   Всего голосов: 0    
  Версия для печати        Просмотров: 459


html-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

 
  Не нашли на странице? Поищите по сайту.
  

 
Самое новое


22 февраля
22 февраля состоится открытие выставки «История русской святости»...
Помоги музею
Искитимская епархия просит оказать содействие в сборе экспонатов и сведений для создания...
важно
Нужна помощь в новом детском паллиативном отделении в Кольцово!...
Памятник
Новосибирской митрополией объявлен сбор средств для сооружения памятника всем...


 


  Нравится Друзья

Популярное:

Подписаться на рассылку новостей






    Архив новостей:

Февраль 2023 (15)
Январь 2023 (65)
Декабрь 2022 (83)
Ноябрь 2022 (80)
Октябрь 2022 (74)
Сентябрь 2022 (75)

«    Февраль 2023    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728