Строящийся Христорождественский собор в городе Ужгороде - центре Подкарпатской Руси
Строящийся Христорождественский собор в городе Ужгороде - центре Подкарпатской Руси


Червоная Русь как форпост Православия и России

Как удачно отметил наш замечательный апологет диакон Андрей Кураев, Православие является в России неизвестной религией. Еще более неизвестной является тема православного возрождения на самых западных окраинах русского мира - Червоной (Галицкой) и Подкарпатской Руси, оторванных от общерусского тела в XIV веке (а Карпатороссия - еще ранее). Между тем, без осмысления тех процессов невозможно ни понять современной российской истории (в частности, страшной метаморфозы - как православная Галицкая Русь превратилась в форпост воинствующего униатства и русофобии), ни строить серьезные прогнозы на будущее. Сейчас мало кто помнит, что Галицкая Русь была форпостом борьбы православного русского народа с латинством. Папистам было крайне важно сломить этот западный фронт Православия для дальнейшего натиска на восток. До второй половины XIX века сознание общерусского единства всегда было живо на Галицкой Руси. Галичанин, митрополит Кирилл, отступился от князя Даниила Галицкого, когда тот пошел на компромисс с римским папой, получив взамен титул "короля Малой России". Митрополит Кирилл перешел на Северо-Восточную Русь, где стал духовником и сподвижником святого благоверного князя Александра Невского, который не только поддержал его политику подчинения Орде как меньшего из зол по сравнению с ассимиляцией с латинским миром, но и открыл православную епархию в Орде как для окормления пленных русских, так и миссионерства среди монголов. Именно коренной галичанин святитель Петр Ратенский, митрополит Киевский, Владимирский и всея Руси, впервые выдвинул идею собирания русских земель вокруг Москвы.

Последующие события, связанные с постепенным подчинением польской государственности всей западной части исторической Руси, требуют небольшого экскурса на тему, к какой вере считали себя принадлежавшими ее жители и какое национальное самосознание они исповедовали.

Источники свидетельствуют об однозначно русском и российском самосознании жителей Киева, Львова и Вильны в XIV-XVIII веках. На эту тему М. Максимович (1804-1873) - знаменитый южнорусский этнограф и историк, называвший себя "щирым малороссиянином", написал работу "Об употреблении названий Россия и Малороссия в Западной Руси", отрывки из которой уместно процитировать:

"Не очень давно было толкование о том, будто Киевская и вся западная Русь не называлась Россией до ее присоединения к Руси восточной; будто и название Малой России или Малороссии придано Киевской Руси уже по соединении ее с Русью Великой или Московской. Чтобы уничтожить навсегда этот несправедливый и нерусский толк, надо обратить его в исторический вопрос: когда в Киеве и в других западно-русских областях своенародные имена Русь, Русский начали заменять по греческому произношению их именами Россия, Российский?

Ответ: с 90-х годов XVI века... Основанием такого ответа служат тоговременные акты письменные и книги, печатанные в разных областях Русских... Приведу свидетельства тех и других.

Вот первая книга, напечатанная в Киеве, в типографии Печерской Лавры - "Часослов" 1617 года. В предисловии к ней иеродиакона Захария Копыстенского сказано: "Се, правоверный христианине и всяк благоверный читателю, от нарочитых мест в России Кийовских, сиречь Лавры Печерския"...

Основательница Киевского Богоявленского братства Анна Гулевична Лозьина в своей записи о том 1615 года, говорит, что она учреждает его - "правоверным и благочестивым христианам народу Российского, в поветах воеводств Киевского, Волынского и Брацлавского будучим..."

Окружная грамота 1629 года, напечатанная в Киеве, начинается так: "Иов Ворецкий, милостию Божией архиепископ Киевский и Галицкий в Всея России..."

Но довольно о Киеве, обратимся к земле Галицкой.

Там Львовское братство в своей типографии прежде всего издало "Грамматику" 1591 года в наставление "многоименитому Российскому роду"...

Того же, 1592 года, Львовское братство обращалось в Москву к царю Федору Ивановичу с просительными посланиями, в которых именуют его "светлым царем Российским", вспоминают "князя Владимира, крестившего весь Российский род" и т. п. В земле Волынской находим то же. <...>

Такое же употребление имен Россия, Российский было тогда и на Северо-Западе русском.

Какое же было подлинное отношение киевлян, волынян и львовян той эпохи к северной, Московской Руси?

Следует отметить, что идеология национально-политического единства Южной и Северной России была выработана в большей степени именно в Киеве. Венцом ее стал знаменитый киевский "Синопсис", написанный предположительно киево-Печерским архимандритом Иннокентием Гизелем (во второй половине XVII в.). Эта книга переиздавалась около 30 раз и стала первым учебным пособием по русской истории. Согласно "Синопсису", "русский", "российский", "славянороссийский" народ - един. Он происходит от Иафетова сына Мосоха (имя последнего сохраняется в имени Москвы), и он "племени его" весь целиком. Именно "Синопсис" утверждает главенство суздальско-владимирских князей после разорения Киева татарами.

По "Синопсису", Россия - едина. Ее начальный центр - царственный град Киев, Москва - его законная и прямая наследница в значении общего "православно-российского" государственного центра. Весь русский народ един, и временное отделение его части от России в другие государства (Польшу и Литву) "милостью Божией" завершается воссоединением в единое "государство Российское" (И.И. Лаппо. Идея единства России в Юго-Западной Руси. - Прага, 1929).

В результате воссоединения 1654 года уроженцы Киева и Львова, начиная с XVIII века, сделались хозяевами положения на научном, литературном и церковном поприще России.

Еще более красноречиво участие Северо- и особенно Юго-Западной Руси в создании общерусского литературного, "книжного" языка. Смело можно сказать, что участие это - преобладающее: грамматика, лексика, орфография и первые церковно-славянские и русские словари созданы во Львове, Киеве и Вильне.

Какова же была языковая ситуация в середине XVII в. в Юго-Западной Руси? Она обрисована в грамматике Иоанна Ужевича (1643 г.). В ней описывается "Lingua sacra" или "словенороссийский язык" (так именовался церковно-словянский) - высокий книжный язык, язык богослужения и богословия, lingua slavonica или "проста мова"-гражданский , светский литературный и деловой русский язык, и "lingua popularis" - диалектная речь. (БА.Успенский "Краткий очерк истории русского литературного языка (Х1-Х1Х в.в.) М, 1994).

В Киеве в 1627 г. "протосингел от Иерусалимского патриаршего престола и архитипограф Российския церкви" ученый монах, подлинный энциклопедист того времени Памва Берында издает толковый словарь "Лексикон словенороссийский или слов объяснение". В нем "руская" речь (в послесловии к Киевской Постной Триоди 1627 г. Берында называет "просто мову" "российской беседой общей"), противопоставляется народным диалектам - "волынской" и "литовской" мове.

Кодификация "словенороссийского" языка была произведена в основном в Киеве, Львове и Вильне. "Грамматика" Мелетия Смотрицкого стала учебником церковно-славянского языка для всей Русской Церкви буквально на века. "Проста мова" стала основой общерусского литературного языка' "...Действительно, "проста мова" не оказала почти никакого влияния на современный украинский и белорусский литературный языки... Однако, на историю русского литературного языка "просто мова" как компонент юго-западнорусской языковой ситуации оказала весьма существенное влияние. Достаточно указать, что если сегодня мы говорим об антитезе "русского" и "церковнославянского" языков, то мы следуем именно югозападнорусской, а не великорусской традиции..." o Это связано с тем, что условно называется иногда "третьим юнославянским влиянием", т.е. влиянием книжной традиции Юго-Западной Руси на великорусскую книжную традицию в ХУП в.: во второй половине ХУП вежа это влияние приобретает характер массовой экспансии югозападнорусской культуры на великорусскую территорию" (Б. А. Успенский "Краткий очерк истории русского литературного языка (Х1-Х1Х в.в.) М, 1994).

"Говорят, что Петр Великий гражданскую печать выдумал, а, оказывается, он, просто-напросто, заимствовал ее у галичан у прочих малорусов, которые употребляли ее еще в ХУ1 в. Заголовки многих грамот и статутов, виденные мною в Ставропигии, начерчены чисто нашими гражданскими буквами, а текст, писанный в ХУ1 в. - очевидный прототип нашей скорописи и наших прописки елисоветинских и екатерининских времен". ("Галичина и Молдавия. Путевые письма Василия Кельсиева, С-Пб., 1868).

Галицкая Русь - это родина знаменитых православных братств, ставшими оплотом Православия и русской культуры в условиях латино-польской оккупации.

Особую роль в национально-освободительной борьбе русского народа сыграли православные братства Западной Руси.

Православные братства - это корпоративные объединения православного духовенства и мирян. Потребность в теснейшем объединении была вызвана католическим геноцидом, попытками Ватикана и Речи Посполитой стереть с лица земли Православную Русь, а также разложением православной иерархии, полностью зависимой от польского правительства. Сама идея отдельной от Москвы Западно-Русской митрополии с целью постепенного его подчинения Ватикану была впервые выдвинута отступником от Православия Московским митрополитом Исидором, изгнанным из России и возведенным в Ватикане в кардинальское достоинство.

В XVII веке иезуиты придумывают новую идею, призванную не допустить консолидации русского народа и усиления влияния Русской Православной Церкви, что было бы гибельным для с трудом сколоченной Брестсткой унии и трещавшей по швам Речи Посполитой, Сами униаты признают, что проект создания "Киевского Патриархата" был изобретен Ватиканом. Под этим названием имеется в виду именно католический Патриархат восточного обряда (Рим создал свои униатские "патриархаты" в противовес Православным патриаршим кафедрам - Антиохийской и Иерусалимской и др.)

В этих условиях Православные братства получают от константинопольских Патриархов права на "чрезвычайное управление Церковью", на контроль за деятельностью шатающихся в вере архиереев, церковного суда и т.д.

Огромную роль сыграли братства в фактическом срыве Ватиканского плана Брестской унии - в католичество перешла только большая часть иерархии, но без духовенства и народа.

Очень интересна переписка между отступниками от Православия во главе с Киевским митрополитом Михаилом Рагозой и ревнителями Православия - Львовскими братствами, афонским иноком Иоанном Вишенским, Александрийским Патриархом Мелетием Пигасом. Отступники, прекрасно понимая, что у них нет богословских оправдательных документов своего предательства, обвиняют православных в "непослушании епископу" и т.д. Письма же Патриарха Мелетия, Иоанна Вишенского полны более чем резких выражений по отношению к вероотсупникам, из которых "волки в овечьих шкурах", "прелюбодеи" являются самыми мягкими.

Православные братства, монастыри (наиболее знаменитые на Западной Руси - Почаевская Лавра и Манявский скит) стояли и на страже Православия и общерусского единства. Так, знаменитая Успенская Ставропигийская Церковь во Львове построена на пожертвования русского царя Федора Иоанновича.


Галицко-русская православно-полемическая литература 16-18 вв. Краткий обзор

Галичанин, иеродиакон Захария Копыстенский написал в 1622 г. знаменитый труд "Палинодия", являющийся как антиуниатским богословским трактатом, так и фактически первым учебником русской истории. В "Палинодии" прославляется "мужество народа Российского", северная часть которого покорила Казань и Астрахань, а другая часть "яфето-росского поколения, в Малой России, выходече", "татары и места турецкие на море Чорном воюют" (В.Б. Завитневич "Палинодия" Захария Копыстенского и ее место в истории западно-русской полемики XVI и XVII вв. С-Пб-1878).

Невозможно также пройти мимо Иоанна Вишенского (1550-1623), афонского инока, ревнителя веры православной, достойного скорейшей канонизации. На Афоне Иоанн Вишенский велел заживо "похоронить" себя в пещере у Эгейского моря, откуда беспощадно порицал отступников: Михаила Рагозу, Ипатия Потея, епископа Брестского. Иоанн Вишенский написал множество ярких посланий, в которых прямо называет латинян не просто еретиками, а слугами дьявола (в своей знаменитой "книжке"). Отступников от веры он беспощадно бичует в "Послании к митрополиту и епископам, принявшим унию". Очень интересна и актуальна полемика Иоанна Вишенского с иезуитом Петром Скаргой. Оба придают церковно-славянскому языку принципиальное значение. Для Иоанна Вишенского церковно-славянский язык богодуховнен, "его же дьявол ненавидит", Скарга же в своей борьбе с Православием дискредитацию и уничтожение церковно-славянского языка рассматривает как одну из важнейших задач.

Из всех произведений, несомненно написанных Иоанном Вишенским, до нас дошло 17: "Книжка" ("Термин о лжи"), "Сборник о десяти г"лавах с вступлением и двумя предисловиями"; Послания львовскому братству, Домникии, Иову Княгинскому, Михаилу Вишневецкому, знаменитая "Зачапка мудрого латынника с глупым русином" - полемика со Скаргой, вышеупомянутый "Краткословный ответ Петру Скарге", "Позорище мысленное".

"Книжка" была составлена Иоанном Вишенским в 1599-1600 гг. Специально для "Книжки" были написаны И. Вишенским главы: первая - "обличение дьявола миродержца", седьмая - "о еретиках, написанная в дополнение к главе шестой - "Извещению краткому о латинской прелести", восьмая и десятая - "Загадка философам латинским" и "Спор краткий", глава десятая - повесть "о обретении тела Варлаама, архиепископа Охридского града". Крайне интересны глава вторая - "послание благочестивому государю Василию, княжати Острожскому, первым православным христианам Малой России (1598-1599 гг.), и пятая - "Писание к утекшим от православной веры епископам".

Отступникам Рагозе, Поцею и Терлецкому Иоанн Вишенский писал: "Спросил бы я вас - что такое труда очищения? Но вам и не снилось об этом: не только вы этого не знаете, но и ваши папы - Иисуса ругатели - так называемые иезуиты о том не пекутся и ответ дать не могут... Постучись в лысую голову, бискуп Луцкий! Сколько ты во время своего священства человеческих душ к Богу послал? Его милость Коштелян Поцей, хотя и Коштеляном был, но только по четыре слуги за собою волочил, а теперь, когда бискуп стал, то больше десяти сочтешь; так же и его Милость Митрополит, когда простого рогозиною был, то не знаю, мог ли держать двух слуг, а теперь больше десяти держит".

В послании к князю Острожскому Иоанн Вишенский пишет: "Латинская злоковарная душа, ослепленная и напыщенная поганским тщеславием и гордыми догматами, Божьи премудрости, разума духовного, смирения, простоты и беззлобия вместить никак не может. Охраняйте, православные, детей своих от этой отравы: теперь вы явно пострадали, когда не латинскую и мирскую мудрость разлакались, вы не в папу крестились и не в королевскую власть, чтобы вам король давал волков и злодеев, ибо лучше сам без владык и попов, от дьявола поставленных, владыками и попами, не от Бога званными, в церкви быть, ей ругаться и Православие попирать" (Церковь, Русь и Рим. Н.Воейков, Джорданвилль, 1983.).

Другим важнейшим документом борьбы с латино-униатами является "Перестрога", написанная неизвестным автором. В ней пламенный защитник православной церкви говорит об упадке галицко-русского княжества, об уничтожении русских книг фанатиками-доминиканцами, об отсутствии просвещения на Галицкой Руси и о произволе разнузданной шляхты над русским народом.

Как уже отмечено выше, общерусский литературный язык кодифицирован, в основном, во Львове и в Киеве, что именно он всегда был книжным, литературным языком Львова, Вильны, Киева, Москвы, Ярославля, словом, всей Руси. Первая церковно-славянская грамматика - "Адельфотес, или наука доброглаголивого эллино-славенского языка совершенного искусства осьми частей слова ко наказанию многоименитому Российскому роду" выпущена Львовским братством в 1591 г.

О великом русском святом Иове, игумене Почаевском (1550-1651), написано довольно много.

Стоит также отметить, что галичанами были Киевский митрополит Иов Борецкий, ревностный защитник Православия, человек, который в 1624 г. впервые четко поставил вопрос о воссоединении разделенного русского народа, и патриарший местоблюститель Русской Православной Церкви митрополит Стефан Яворский (1652-1722).


Латино-польская оккупация

Вследствие национально-освободительной борьбы русского народа 17 века в единое государство Российское объединилась большая часть исторических русских земель, но не вся. На землях, отошедших Польше, начался геноцид, и земли Западной Руси стали колонизироваться поляками.

В течение 30-40 лет происходит почти полное уничтожение Православия - сначала Православные братства лишаются прав и привилегий, затем в Православную иерархию вводятся тайные католики. Поучительна история Львовского митрополита Иосифа Шумлянского. Этот деятель принял унию в 1681 г. и держал это в тайне в течение 19 лет! За это время он произвел "кадровую революцию" - поставив тайных униатов на все ключевые посты, прикидываясь, когда нужно, "сверхправославным", и только в 1700 году открыто заявил о своем униатстве. Расставленное им духовенство, естественно, пошло за ним, а народ церковный остался без пастырей и иерархии. Единственная православная иерархия сохранилась в Белоруссии, некоторое время держалось Львовское братство и Манявский скит, но скоро были сломлены и они. Темная ночь опустилась над Галицкой Русью, однако православное русское самосознание не угасло.

Спасительной ниточкой оказался именно церковно-славянский язык, богослужение на котором удалось отстоять униатам. Дело в том, что те, кто принял унию из страха, пытались в рамках своей "новой конфессии" отстоять остатки православного богослужения. Однако следующий этап, латинизация, проводился Ватиканом безотлагательно. Так, после Замойского Собора 1720 г. в униатских храмах распространяются латинские культы "Божьего Тела", "Сердца Иисусова", "Сердце Марии", католические праздники, облачения духовенства (И.Федорович, к 35-летию Львовского Собора 1946 г., ЖМП, 1981 № 4).

Как писал "патриарх" галицко-русского национального возрождения Адольф Добрянский, на рубеже XVIII-XIX вв. русский язык в тайне преподавался из поколения в поколение в нескольких аристократических семьях Галичины и Подкарпатской Руси (в том числе и в семье Добрянских) - все остальное - ополячено и онемечено, для народа осталась одна ниточка - церковно-славянский язык. Именно благодаря его сохранению стало возможно галицко - и карпато-русское национальное возрождение и воскрешение Православной веры на этих русских землях.

Российская императрица Екатерина II потом каялась и признавала свою ошибку - сдачу Галицкой Руси Австро-Венгрии.


Под властью Австро-Венгрии.
Русское национальное возрождение Галицкой и Подкарпатской Руси в XIX веке

В результате разделов Польши Червонная (Галицкая) Русь досталась Австрии. В продолжение своего 146-летнего владычества она не обеспечила за русинами их автономии, ни высшей школы, ни гражданских прав. Вся власть находилась в руках польской шляхты. В 1848 г. занялась заря возрождения Галицкой Руси. Движение русских войск, пришедших на помощь Австрии против венгерского восстания 1848 г., через Карпаты всколыхнуло народные массы, увидевшие, что "москали" - это один и тот же с ними народ. Этот прорыв "железного занавеса" с Россией был мощнейшим толчком галицко-русского национального возрождения, породившим целую плеяду великих историков и просветителей, начавших Православное возрождение этой земли.

Отметим наиболее выдающихся из них - Денис Иванович Зубрицкий (1777-1862) потомок галицко-русского дворянства. Был первым сознательным этнографом и историком Галицкой Руси. Его исторические труды имеют непреходящую ценность, ибо содержащиеся в них акты и документы раскрывают русскую и православную историю Галичины, служат убедительным аргументом против униатско-самостийной мифологии:

  1. Повесть временных лет Червонной Руси, 1850.
  2. Летопись Львовского Ставропигийного братства. Москва, 1850.
  3. Начало унии. Москва, 1850.
  4. История галичско-русского княжества, с родословной картиной русских князей, галицких в особенности. Львов, 1852-1855.
  5. Галицкая Русь в 17 столетии. Москва, 1862 г.

Зубрицкий был последовательным сторонником монополии общерусского языка на Галицкой Руси. Очень актуально его письмо М.А. Максимовичу: "... Ваши мне сообщенные основательные и со систематической точностью изданные сочинения - откуда идет русская земля (полный заголовок: "Откуда идет русская земля? По сказанию Несторовой летописи и по другим старинным писаниям русским". Киев, 1837 г.) и исследование о русском языке ("критико-историческое исследование о русском языке". С.-Петербург, 1836) читал я с величайшим любопытством и вниманием. Вы опровергли сильным словом мечтательные утверждения писателей и выдумки как о происхождении народа, так и о русском языке, которые мне всегда не нравились. По моему мнению, народ русский от берегов Тисы и Паннонии до берегов Волги, от берегов Вислы до Русского моря столь строго гонимый и истребляемый и могущественный в Европе, есть народ коренной в этом крае, а не пришелец, и я это по возможности в введении к Истории Червонной Руси изложить старался. Что касается до наречий русского языка, их есть бессчетное число, внимательный наблюдателей, странствуя по русской земле, найдет почти в каждом округе, даже в каждой деревне... различие в произношении, изречении, даже в употреблении слов, и весьма естественно. По исчислении г-на Шмидель (Litteratrischer Anzeiger 1882 года), есть 114 наречий немецких, столь одно от другого отстоящих, что немец друг друга никак не разумеет, но язык есть всегда немецкий, и невзирая на сие, ученые немцы в Риге, Берлине, Вене и даже в Страсбурге употребляют в книгах и общежитии лучших обществ одно словесное наречие. Я бы желал, чтобы и русские тем примером пользовались. Относительно наименования русского народа многие полагают, что оно от варягов произошло. Для меня это не совсем понятно. Сомнительно, чтобы руссы галицкие или закарпатские в IX или X-ом столетии слышали когда-либо о варягах. Каким образом был бы в состоянии царь в Новгороде или Киеве владычествующий, принудить народ, рассеянный на таком обширном пространстве, оставить свое прежнее какое-либо прозвище и принять чужое, совсем неизвестное? Мы в Галиции уже 500 лет под иностранною властию, имя русское во время польского ига было предметом ругательства и поношения, но все напрасно, мы гордились своею назвою и происхождением и остались русскими. Это самое разумеется и о венгерских руссах...""

Русская троица (1834-1837). Три студента богословского факультета Львовского университета, Маркиан Семенович Шашкевич, Иван Николаевич Вагилевич и Яков Федорович Головацкий, назвав себя "русской троицей", впервые в Галичине в открытую заявили: как на небе Бог в Троице един, так на земле Русь триединая: Великая, Малая и Белая Русь - одна русская земля.

Маркиян Шашкевич (1811-1843) вошел в историю как талантливый поэт, Иван Вагилевич (1811-1866) - к сожалению, перешел в польский лагерь, а Яков Федорович Головацкий (1814-1888) стал одним из первых энциклопедистов-просветителей Галицкой Руси, он проявил сильный характер и выдержку в борьбе с латино-польским насилием в крае. Никакие преследования, даже лишение кафедры во Львовском университете не заставили его согнуться перед деспотом Галичины - наместником поляком графом Анжеем Голуховским. Головацкого изгоняют из Галиции, он переселяется в Россию и будучи униатским священником принимает .Православие и присоединяется к Святой Церкви как мирянин (это к вопросу о "Таинствах" у латинян-еретиков). Перечислим крупнейшие произведения Головацкого: "Три вступительные преподавания о русской словесности" (1849 г.), "Начало и действование Львовского ставропигийского братства" (1860), "Памятники дипломатического и судебно-делового языка русского в Галицко-Волынском княжестве" (1868), "К истории Галицко-русской письменности" (1883), "О памятниках русской старины в Галичине и Буковине" (1871), "Этнографическая карта русского народонаселения в Галичине, Угрии и Буковине" (1876), "Народные песни Галицкой и Угорской Руси" (1878) и мн. другие.

Анатолий Степанович Петрушевич (1821-1913) крупнейший Галицко-русский историк, этнограф, филолог, член русского Археологического общества в Москве, доктор киевского университета Св.Владимира, член многих научных обществ в России. Автор фундаментальных, требующих скорейшего переиздания трудов: "Русь и Польша" (1849), "Львовская летопись" (1867), "Акты Ставропигийского братства" (1879) и шеститомник "Сводная галицко-русская летопись" (1874-1897).

Невозможно пройти мимо крупнейшей фигуры не только Галицкой Руси, но всей России, зачинателя Православного возрождения, исповедника и просветителя Иоанна Григорьевича Наумовича (1826-1891).

Сын учителя начального училища, Иван Наумович родился 26 января 1826 года в Козлове Камень-Бугского уезда. Окончив Львовский университет, сначала проникся идеями полонофильства и даже пытался завлекать русскую крестьянскую молодежь в польский легион. Однако крестьяне раз и навсегда выбили из головы Наумовича польские идеи. - "Кажется, вы - русская детина. Вам приличнее держаться с родным народом, чем служить его врагам" - заявили односельчане ( В.Р.Ваврик "Краткий очерк истории галицко-русской письменности", Лувен, 1968) И всю свою жизнь Наумович посвятил своему народу. И.Н. - один из талантливых и плодовитых галицко-русских писателей. Как выразитель идейных стремлений галицко-русского народа, он видел его спасение от гибели и польской неволи - в единстве со всем русским этносом. В 1866 г.Наумович заявил в Сейме: "Панове, вам не уничтожить Руси, она была, есть и будет! Все ее племена составляют один могучий русский народ, сходства нашего языка с языком остальной Руси не уничтожит никто на свете: ни законы, ни сеймы, ни министры" (Ф. Ф. Аристов, "Карпаторусские писатели". М 1916, стр.25).

Наумович создает также просветительское общество им.М. Качковского, которое открыло более одной тысячи читален, библиотек и кооперативов. Девизом общества было: "Наука", в задание которого входило распространение в народе правдивых знаний о русской Церкви, литературе, культуре, государстве. Венцом его деятельности стал открытый переход прихода о. Иоанна Наумовича в селе Гнилички в Православие в 1882 году. Сразу после этого австрийские власти устраивают политический процесс - "дело Ольги Грабарь". Наумович арестован и судим за государственную измену. Римский папа персонально отлучил Наумовича от костела. Вышедши из тюрьмы, Наумович, лишенный сана и прихода, присоединяется к Св. Православной Церкви и переселяется в Россию, в "мать городов русских" - Киев, где продолжал свою работу как писатель и журналист в духе Хомякова, Аксакова, Погодина, Киреевского, Данилевского и др.славяно-русских православных патриотов. Наумович разработал план эвакуации подвергающихся геноциду галичан на Кубань. Он внезапно скончался в Новороссийске, осматривая место будущих поселений. Есть версия, что он был отравлен иезуитами. Он был действительно более чем опасен для них, ибо стал настоящим народным вождем Галицкой Руси - тысячи людей шли к Наумовичу даже с житейскими советами.

Похоронен он в знаменитой Аскольдовой могиле в Киеве, отданной нынешними "мазепинцами" униатам.


Подобный процесс происходит и на Подкарпатской, Угорской Руси. Там великим русским национальным просветителем является А.В. Духнович (1803-1863) ("Русь едина - одна мысль в душе" - был девиз Духновича), подвизается целая плеяда угро-русской интеллигенции - энциклопедист, писатель Иван Сильвай (1834-1904), писатель, униатский священник Иван Раковский (1815-1885) - зачинатель Православного движения на Угорской Руси, Юрий Иванович Венелин (1802-1837). Венелин не только угро-русский просветитель, но и вождь болгарского национального возрождения. С его диссертации "Древние и нынешние болгары в политическом, народописном, историческом и религиозном отношении к России" началась болгарская национально-освободительная борьба.

Немало трудов посвятил Венелин и вопросу единства России. Полемизируя с украинскими сепаратистами, он писал: "Дивный Русский язык, единая Русь носит первоисточник в Южной Руси, и только позже вследствие перемещения политического центра переменился и центр культурный, чем, впрочем, до некоторой степени оба центра выровнялись в заслугах о великую русскую литературу и Великую Россию." Венелин по протекции Михаила Погодина переселяется в Москву и становится учителем в семье Аксаковых. Именно он воспитал братьев Аксаковых славянофилами. Таким образом, идеология русского православного славянофильства зародилась в подъяремной Подкарпатской Руси и оттуда была перенесена в Москву.


Крупнейшим карпато-русским деятелем был Адольф Иванович Добрянский-Сачуров (1817-1901). Добрянский - политический лидер угро-руссов, писатель и историк. Он составил "Проект политической программы для Руси Австрийской" (1871), был респондентом К.П. Победоносцева, императора Александра III.

В предисловии к "политической программе" Добрянский четко пишет, что "русский народ, живущий в Австрии, является только частью одного и того же народа русского - имеет одну с ним историю, одни предания, одну литературу и один обычай народный." В "Программе" Добрянский еще в 1871 году предупреждал о неизбежности войны России с воссоединившейся Германией, и справедливо указывал, что только сильная единая неделимая Россия в союзе с православно-славянским блоком способна противостоять германизму. Добрянский в своей работе "О западных границах Подкарпатской Руси, со времен Св.Владимира" (1880) указал на западные этнографические границы русского народа. Следует отметить, то в 1882 году вместе с Иоанном Наумовичем за веру Православную была судима дочь Добрянского - Ольга Грабарь (фамилия по мужу) и сам был на скамье подсудимых, однако, был оправдан. Далее Добрянский в ответ на иезуитско-австрийские попытки раскола русского народа, проявлявшиеся в запрете Православия и русского языка, в переименовании русских в "рутенов", пишет работу "Наименование австро-угорских русских" (1885 г.). Эта работа является уникальным памятником русского национального самосознания, в которой поставлены все точки над j в вопросе об имени нашего народа, разбиваются польские теории о неславянском происхождении великороссов и т.д. А.И.Добрянский был замечательный богослов. Живя на православно-католическом пограничье (формально оставаясь в лоне униатства, он полемизировал с Толстым, написав по просьбе Российского Синода труд "Календарный вопрос в России и на Западе" (1894), полностью разгромив сторонников "нового стиля". Общую характеристику взглядов Добрянского приводит его друг и зять проф. А.С.Будилович: "Добрянский был горячим поборником сохранения языка церковно-славянского в богослужении славян, а отчасти и в духовной их литературе, по историческому его значению и по близости к этимологическим основам славянской речи.

В постепенном же распространении между латинствующими славянами Кирилловской графики он видел одно из важнейших условий их сближения с письменностью славян православных, а вместе как бы внешний барьер против слияния с народами Запада, аналогичный юлианскому стилю в счислении времени (Добрянский предлагал православное контрнаступление на Запад, которое должно предваряться русской культурной экспансией, основой которой явл. церковно-славянский язык. - К.Ф.).

По этим же причинам с крайним скептицизмом относился Добрянский к старым и новым попыткам испортить традиционную Кирилловскую орфографию, усматривая в этом козни врагов Православия и славянства-иезуитов и польской шляхты, проявившиеся при насильственном введении в галицкие школы чтения и письма по запутанной и невежественной фонетической системе.

Добрянский был непримиримым врагом и языкового раскола в среде ветвей русского народа. Возникновение и распространение у малороссов и червоно-россов особого образованного языка, как бы плеонастического дублета для языка Пушкина и Гоголя, он считал предательской изменой и вековым преданиям русского народа, и кровным интересом как самого этого народа, так и всего греко-славянского мира.. Добрянский считал, что южнорусский литературный сепаратизм мог стать причиной гибели некоторых окраинных ветвей славянизма, ослабил бы его русский центр и, следовательно, стал бы как бы авангардом германизма в борьбе с греко-славянским миром" (Ф.Ф Аристов, цит. соч., стр.147-235).


Возрождение Православия

Работа великих галицко - и карпаторусских просветителей подготовила и массовое возвращение карпатороссов к Православию. На Подкарпатской Руси движение началось в селе Иза, где служил Иван Раковский - угрорусский писатель, русский патриот. Сам оставшись униатом, он воспитал свой приход в Православной вере. В 1903 г. село Иза целиком перешло в Православие, затем стали переходить тысячи людей, одно село за другим. В Закарпатье духовным дилером православных русских сел стал иеромонах Алексей (Кабалюк), на Галицкой Руси - священномученик Максим Сандович. По сведениям львовского униатского журнала "Нива" к 1914 г. во Львовской епархии около 400 священников были предрасположены к переходу в Православие. Еще до 1914 г. православное движение охватило соседние с Россией уезды, смежные с Буковиной: Косовский, Снятинский и почти все уезды Лемковщины. Например, Сокальский уезд. В него перешли Стенятин, Светаров, Городиловичи, Завишня, Боратин, Теляж, Доброчин, Конотопы, Кунява, В Жолковском уезде Смеряков, Туринка, Честыни. В некоторых селах Зборовского уезда православных священников на руках носили из храма в приходский дом. Видя размах православного движения, австрийские власти запретили в 1912 году паломничество галичан в Почаевскую лавру.

Православное возрождение Галицкой и Подкарпатской Руси получило огромный импульс благодаря деятельности выдающегося церковного и государственного деятеля России митрополита Антония (Храповицкого), бывшего в те годы архиепископом Волынским. Антоний считал "Галицкую и Карпатскую Русь неотъемлемой частью русского народа, насильственно и несправедливо от него отторгнутого и обманутого унией", "наших единокровных и по душе единоверных братий,которые в продолжении стольких столетий тщетно простирают свои руки к великой Российской державе, к Российской Церкви, прося принять их, обездоленных и обманутых, в материнские недра". Благодаря ему Волынь практически не была затронута революцией 1905 года, в ней полностью отсутствовали сепаратистские настроения. Именно на Волыни, как это сегодня ни удивительно, проживало больше, чем где-либо, членов "Союза русского народа". Знаменитый начальник почаевской типографии архимандрит Виталий (Максименко), считавшийся неформальным "диктатором края". Без его благословения ни один депутат не мог быть избран в Госдуму. Великий русский богослов священномученик Илларион (Троицкий), будучи еще архимандритом, возглавил учрежденный Священным Синодом по инициативе Антония (Храповицкого) Комитет при Московской Духовной Академии для издания "Почаевских листков об унии".Они издавались и печатались в почаевской типографии тиражом более двух миллионов экземпляров. (Вот пример для подражания! Представляется, что присутствие частички святых мощей священномученика Иллариона в Почаевской лавре будет в этом контексте важнейшим символическим шагом). Митрополит Антоний, будучи человеком глубокой культуры и подлинным стратегом, предлагал целую систему мер православного возрождения Малороссии, призванных противостоять униатскому сепаратизму, пропагандируемому Ватиканом и австрийскими спецслужбами. Естественно, митрополит Антоний активно полемизировал с униатами, издав "Беседы православного священника с униатским о заблуждениях латинян и униатов греко-католиков". Митрополит Антоний стремился преодолеть польско-католическое наследие в церковной культуре. С этой целью в Почаевской лавре был построен и расписан в каноническом древнерусском стиле великолепный Троицкий Собор, что было выдающимся событием, так какв результате многовекового окатоличивания во всей Юго-Западной Руси был уничтожен канонический православный архитектурный и иконописный стиль. Храповицкий восстанавливает преданные забвению "Казацкие могилы"-место погребения православных казаков, павших в борьбе с латино- польскими оккупантами, и делает их местом массового паломничества. Под влиянием Антония киевский генерал-губернатор Трепов предлагал возродить малороссийское православное казачество и расквартировать его по периметру Западных границ империи. И,конечно же, архиепископ Антоний воспитал целую плеяду выдающихся церковных деятелей, которые понесли свет Православия на Червонную (Галицкую) и Подкарпатскую Существование этой крепости Православия не устраивало Ватикан и Австро-Венгрию. Любопытно привести одно историческое свидетельство. Печальной памяти униатский митрополит Андрей Шептицкий провел "разведку боем" - он послал к архиепископу Антонию известного отщепенца, будущего "экзарха русских католиков" Леонида Федорова с целью "прощупать" отношение Антония к унии. Вот что писал об этой встрече Федоров в своем рапорте Шептицкому: "Ваша эксцеленция. Я не могу повторять всего, что сказал в Ваш адрес Антоний... Украинскую греко-католическую церковь он назвал "хорошо организованной бандой проходимцев" (протоиерей Алексий Добош. Уния на Украине. Двадцатый век. Каменец-Подольский, 1996 год).

Митрополит Антноний был в подлинном смысле этого слова "правозащитиником", уделяя проблеме защиты прав единоверных соотечественников огромное значение. Его голос был слышан во всем мире. В августе 1913 года опубликовал "Окружное послание" для прочтения на литургиях 6 августа по всем приходским храмам Волынской губерний о положении православных на Галицкой и Подкарпатской Руси: "... В недавнии еще времена они (карпатороссы) находили себе утешение в том, что толпами приходили молиться в нашу СВ. Лавру, здесь, у подножья Пресвятой Богородицы изливали они в слезах свое горе, свое невольное отступление от Христовой Церкви и призывали ее заступление над своей несчастной страной, порабощенной поляками, немцами и евреями. За последние 10-15 лет они лишены и этого утешения. Им не дают австрийцы переходных свидетельств, а если тайком ночью кто перебежит границу, чтобы выплакать свое горе Матери Божией, то его хватают, бьют, сажают в тюрьму. Народ и на это готов идти, лишь бы помолиться в православной церкви, но в последнее время там, на границе, расставили заставы и задерживают всех богомольцев... Прежде галичане покупали себе в Лавре множество богослужебных книг и по ним молились у себя в хатах, а то и даже в своих униатских церквях; нынче же их штрафуют за всякую, купленную в России, книжку или даже Почаевскую газету. Смотрите, в какой беде, в какой неволе живут наши бедные братья. Вспомним о них в нашем духовном довольстве, в нашем богатстве по Божественной благодати, изливающейся над нашей Волынью от Бога, от Матери Божией и от Святых Его. Вспомним, что наши прадеды были в такой самой беде под властью католиков-поляков, в какой пребывают теперь наши братья под их же властью в Австро-Венгрии... Богатые деньгами должны помогать бедным, здоровые должны помогать больным работой, а богатые благодатью должны помогать обездоленным своей молитвой.

В этом главная цель моего послания, возлюбленные, чтобы призвать Вас к молитве о братьях наших, страдающих за нашу веру. Известно ли Вам, что не все русские галичане и угро-руссы остаются униатами? Многие, не взирая на все страхи и штрафы, отреклись от униатской ереси и "перешли на благочестие", т.е. приняли православную веру. Им не давали строить православных церквей, они молились по хатам из наших православных книг, сами крестили детей своих, а для причащения св. Тайн уходили в окрестные страны: или в Россию, или к православным сербам, или к молдаванам... Тогда встрепетали демоны, державшие народ в узах ереси; вострепетали и ксендзы униатские и, не имея силы словом опровергнуть истинную веру, обратились к жандармам и тюремщикам и, сговорившись с ними, начали также истязать новообращенных православных христиан, как истязали наших прадедов, когда здесь была еще Польша,- как истязали в далекой древности блаженных мучеников несчастные язычники. Их теперь многократно таскают по судам в самые рабочие дни , бросают в тюрьмы без всякой вины; в тюрьмах их мучают, подвешивают за руки и за ноги к кольцам, вбитым в стену и ,не стесняясь, приговаривают, "это не мы вас мучим, это православная вера вас мучит". Девственниц, которые собрались вместе, чтобы спасать души в посте и молитве, раздели зимой, загоняли в мерзлое озеро, как 40 мучеников севастийских, после чего некоторые скончались. Так мучат наших русских в Венгрии и Австрии среди бела дня в наш просвещенный век. И они все это терпят, прославляя Бога, и никто из этих новых исповедников не изменил св. вере нашей и не возвратился к еретической унии. Но всего ужаснее то, что из шестерых православных …священников из Венгрии, трое томятся в тюрьме, и из них двое почти полтора года. Паства их, лишенная молитв и проповеди, тщетно умоляет жестоких католических властителей освободить ни в чем не повинных служителей Христовых. Власти и суда над ними не чинят, и на свободу не выпускают, а держат их невинных в тюрьме, как будто там не просвещенная страна, а черная Арапия или Китай. Об этих-то Божиих священниках, оторванных от паствы и от семейств своих, должны мы, братие, умножить свои молитвы - за иереев Максима и Игнатия, а также иеромонаха Петра, разделяющего с ними тюремное заключение. Да не приложится к ним слово писания : "Поражу пастыря и разойдутся овцы стада"... Итак, в сей день Преображения Господня, когда прадеды наши освободились от польского ига, сподобились вернуться к вере Православной, завещаю пастве своей Волынской по всем церквам, где будет совершаться св. литургия, присоединить к ней и молебствие "об избавлении в темнице сущих"".

Во время Мармарош-Сигетских процессов на Подкарпатской Руси (см. статью "Апостол Карпатской Руси") вл. Антоний составил особую молитву и прошения на ектеньях, которые читались во всех храмах Волынской епархии в течение всего времени процесса. Подъем Православия и москвофильского движения, вызванный деятельностью архиепископа Антония не на шутку встревожил католические и австрийские власти и под их давлением Антоний переводится в Харьков ("измена, трусость и обман" уже тогда сильно подточили душу и тело России). Однако владыко Антоний оставил на своем месте тогда еще преданного ему епископа Евлогия (Георгиевского), архимандрита Виталия, и святое православное дело в русских Карпатах было продолжено.

Ватикан и Австро-Венгрия были, мягко говоря, недовольны. И решили принять меры.


"Австро-украинский" идейно-политический переворот среди русинов Галиции

Как же происходило насаждение "украинства" на Галицкой и Карпатской Руси? Шептицкий пригласил из России Михаила Грушевского, который пишет, за очень большие деньги, свою версию южнорусской истории, сводящуюся , в общих чертах, к теории известного идеолога польского реваншизма 19 века, преподавателя Уманского Василианского лицея Франциска Духинского о, якобы, неславянском, финно-угорском происхождении великороссов. Создается "Украинская народно-демократическая партия", костяк которой составляет поставленное Шептицким униатское духовенство, "Научное товарищество им.Т.Шевченко. Газеты "Дiло", "Руслан". Все это полностью финансируется Австрией. В 1890 г. "австро-украинцы" заключают пакт с австрийскими властями, называемый в "мазепинской" пропаганде "Великим переломом". Суть его в следующем:

  1. Верность Ватикану,
  2. Верность Австрии,
  3. Союз с поляками (Ф. Аристов, цит. соч., стр.26).

Тогда же, Барвинский, один из лидеров "мазепинцев" заявил: "Нам не нужно никакой полиции, мы сами будет жандармами". Речь шла об "охоте" на православных и русофилов.

Говоря об истоках этого переворота, произведенного австрийскими и католическими властями при помощи "прагматичной" части русинской интеллигенции, и не принятого тогда Галицкой Русью (иначе зачем было уничтожать десятки тысяч людей), следует помнить типичные методы "благочестивого мошенничества" (как в истории 17 века с "Киевским Патриархатом") католической стороны.

Украинская сепаратистская идеология фабриковалась теми же методами,что и догмат о папской непогрешимости и другие ложные догматы католицизма-путем подтасовок исторических фактов и даже выдумки несуществующих. Как для обоснования вышеупомянутых лжедогматов были сочинены подложные документы-мнимое завещание св. равноапостольного царя Константина римским понтификам, сочиненное папой Стефаном Вторым, и печально известные "лжеисидоровы декреталии", сочиненные епископом Исидором Севильским в 7 веке, так и для для оправдания латинской экспансии и культурно-политического раскола Руси была сочинена "украинофильская" мифология, не выдерживающая никакой научной критики, которая ныне играет столь негативную роль в отечественной церковной и национальной истории.


Политические судебные процессы против православных христиан на Галицкой и Подкарпатской Руси

Первым политическим процессом было "дело Ольги Грабарь" (О. Грабарь-дочь А. Добрянского) Данный политический процесс 1891 года над крестьянами села Гнилички, перешедшими в Православие, протекал следующим образом- в конце января 1891 года власти арестовали практически всех образованных мужчин с. Гнилички во главе с протоиереем Иоанном Наумовичем, всех редакторов русских газет, самого Адольфа Добрянского вместе со своей дочерью Ольгой. Все они были обвинены в государственной изменеПосле семинедельного разбирательства о. Иоанн Наумович был приговорен к восьмимесячному тюремному заключению, несколько человек получило небольшие сроки, остальные отпущены. Но это было только начало... В 1897 году галицкий наместник граф Бадени залил кровью всю Галицкую Русь во время выборов в галицкий парламент: десятки крестьян были убиты, сотни были тяжело ранены, а тысячи заключены в тюрьмы. В 1907 г. в г.Горуцке Дрогобычского уезда австрийские жандармы застрелили в день выборов пять крестьян. Затем происходит череда политических процессов - дело Семена Бендасюка, и о.Максима Сандовича, первый и второй Мармарош - Сигетские процессы 1912-14 г.г. над карпато-русскими крестьянами села Иза, перешедшими в Православие и их священником о.Алексием Кабалюком, "дело братьев Геровских" на Буковине 1914 года- (Георгий Геровский - известный ученый, карпато-русских филолог, Алексей - карпато-русский политический лидер, исповедник Православия). В 1912 году вместе со студентом Василией Колдрой и православными священниками Максимом Тимофеевичем Сандовичем и Игнатием Гудимой арестован по обвинению в государственной измене. Данный политический судебный процесс над православными галичанами известен как "процесс Сандовича- Бендасюка",он происходил в контексте массовых репрессий австро-венгерских властей против той части галицко-русского населения, которая исповедовала идею общерусского национально-культурного единства, считая автохнонное население Австрийской Галичины и Угорской (Подкарпатской Руси) принадлежащим к русскому суперэтносу, состоящему из великорусского, малорусского и белорусского субэтносов, Подробнее о деле Сандовича-Бендасюка" - в цитированной выше речи вл. Антония (Храповицкого) "процесс братьев Геровских" 1912 года на Буковине, где в "государственной измене" обвинялись два брата - Георгий и Алексей Геровские. Георгий Иулианович Геровский-знаменитый карпаторусский филолог, автор знаменитой карты наречий Подкарпатской Руси. Обилие и разность одних только карпаторусских диалектов убедило Геровского в том, что только русский литературный язык является общим для всех русских народностей, что попытки различных местных литературных сепаратизмов являются тупиковыми. Алексей Геровский стал в 1920-е годы политическим вождем карпатороссов, юрисконсультом Карпаторусской автономной Православной Церкви, находившейся в 1920-е годы в юрисдикции Сербского Патриархата, и "Мармарош- Сигетские процессы" 1912-14 годов, на которых судили 94 карпаторусских крестьян во главе с их знаменитым духовным вождем иеромонахом Алексием Кабалюком только за то, что они перешли в Православие.

Материалы Мармарош-Сигетских процессов приводятся в статье "Апостол Карпатской Руси".


"Русский холокост" в Австро-Венгрии

Существует тема, о которой наши оппоненты знают, но предпочитают умалчивать. Широкая же публика о ней вообще не осведомлена. Речь идет - об австро-венгерском геноциде русских (политических процессах над "русофилами", концлагерях и массовых казнях, унесших более 60 тыс. жизней) и о провокационной роли "украино-австрийской партии" в этих событиях.

О масштабах русского национального возрождения в Галиции красноречиво свидетельствует собравшая более 100 тыс. подписей русских галичан петиция в Венский парламент: "Высокая палата! Галицко-русский народ по своему историческому прошлому, культуре и языку стоит в тесной связи с заселяющим смежные с Галицкой землей малоросским племенем в России, которое вместе с великорусским и белорусским составляет цельную этнографическую группу, то есть русский народ. Язык этого народа, выработанный тысячелетним трудом всех трех русских племен и занимающий в настоящее время одно из первых мест среди мировых языков, Галицкая Русь считала и считает своим и за ним лишь признает право быть языком ее литературы, науки и вообще культуры. Доказательством этого является тот факт, что за права этого языка у нас в Галиции боролись такие выдающиеся деятели, как епископы Яхимович и Иосиф Сембратович, ученые и писатели Денис Зубрицкий, Иоанн Наумович, Устианович, Дедицкий, Головацкий, Площанский, Добрянский, Петрушевич, Гушалевич, из младших же - Залозецкий, Свистун, Хиляк, Мончаловский, Иван Левицкий, Дудыкевич, братья Марковы, Вергун, Яворский, Святитский, Глебовицкий, Глушкевич, Полянский и многие другие. Общерусский литературный язык у нас в Галиции в повсеместном употреблении. Галицко-русские общественные учреждения и студенческие общества ведут прения, протоколы, переписку на русском литературном языке. На этом же языке у нас сыздавна издавались и теперь издаются ежедневные повременные издания, как: "Слово", "Пролом", "Червонная Русь", "Галичанин", "Беседа", "Страхопуд", "Издания Галицко-русской матицы", "Русская библиотека", "Живое слово", "Живая мысль", "Славянский век", "Издания общества имени Михаила Качковского", расходящиеся в тысячах экземпляров". Далее в петиции приводились требования свободы изучения и преподавания русского языка, истории и права на русских землях, входивших в состав Австро-Венгрии (Ф.Аристов. Карпато-русские писатели. Т. 1. - Москва, 1916).

В пригородах Львова, в обычных селах, в начале двадцатого века было поставлено более 30 памятников А. С. Пушкину.

Столь же динамично стал развиваться процесс возвращения униатов в православие (на крупные церковные праздники множество крестных ходов прорывалось через австрийскую границу в Почаевскую лавру).

В ответ на рост русского возрождения в подвластных ей областях Австро-Венгрия развязала геноцид.

Сначала было проведено несколько показательных процессов над священниками и мирянами, переходившими в православие и говорившими по-русски (см. выше).

Затем, когда разразилась первая мировая война, начался массовый антирусский террор. Была создана сеть концлагерей. (Самый известный из них - Талергоф, близ г. Грац в Австрии.) В первое время было уничтожено более 60 тыс. человек, более 100 тыс. бежали в Россию, еще около 80 тыс. было уничтожено после первого отступления русской армии, в том числе уничтожено около 300 униатских священников, заподозренных в симпатиях к православию и России. Эти сведения приводит польский депутат Венского парламента А.Дашинский. (Все русские депутаты этого парламента были расстреляны.) ("Временник", Львов, 1938 г.)

Первый в двадцатом веке геноцид был совершен против галицких русских. Идеологами и непосредственными исполнителями массовых репрессий, сопровождавшихся пытками, совместно с властями Австро-Венгрии были.

Вот что писал об этих событиях галицко-русский историк В. Ваврик: "Австро-мадьярский террор сразу на всех участках охватил прикарпатскую Русь...

Наши братья, вырекшиеся от Руси, стали не только прислужниками Габсбургской монархии, но и подлейшими доносчиками и даже палачами родного народа... они исполняли самые подлые, постыдные поручения немецких наездников. Достаточно взять в руки украинскую газету "Дiло", издававшуюся для интеллигенции, чтобы убедиться в этом окончательно.

Сокальский уезд был поленом в глазах "украинских патриотов", поэтому доносы с их стороны сыпались на русских людей, как град из черной тучи... Педагог Стенятинский выдавал видных, деятельных крестьян в околице... В селе Маковисках на своих прихожан доносил священник-униат Крайчик. В селе Сосница "мужи доверия" украинцы Михаил Слюсарь, войт Михаил Кушнир и другие донесли на своих односельчан, на основании их доноса крестьян повесили... Двоих - Николая Смигоровского и Андрея Гардого мадьяры-уланы привязали к своим седлам и волокли четыре километра до села Задубровы и обратно, потом повесили на вербах. В Станиславской тюрьме на Дуброве расстрелы шли с утра до вечера...

Талергоф... В дневниках и записках талергофских невольников имеем точное описание этого австрийского пекла. Первую партию русских галичан пригнали в Талергоф 4 сентября 1914 года. До зимы 1916-го в Талергофе не было бараков. Сбившийся в кучу народ лежал на сырой земле под открытым небом, выставленный на холод, мрак, дождь и мороз... Священник Иоанн Мащак под датой 11 декабря 1914 года отметил, что 11 человек загрызены вшами. По всей талергофской площади повбивали столбы, на которых довольно часто висели и без того люто потрепанные мученики, происходила "анбинден" - славная немецкая процедура подвешивания за одну ногу. Изъятий не было даже для женщин и священников...

Но все-таки пакости немцев не сравнятся с издевательствами своих же. Немец не мог так глубоко влезть своими железными сапогами в душу славянина-русина, как этот же русин, назвавший себя украинцем, вроде официала полиции г. Перемышля Тимчука, доносчика и палача, который выражался о родном народе как о скотине. Он был правой рукой палача Пиллера, которому давал справки об арестантах. Тимчука, однако, перещеголял другой украинец - униатский попович Чировский, обер-лейтенант австрийского запаса... Все невольники Талергофа характеризуют его как профессионального мучителя и палача". (В.Ваврик. Терезин и Талергоф. - Филадельфия, 1966 г.)

А вот свидетельство еще одного узника Талергофа, М.А. Марко: "Жутко и больно вспоминать о том тяжком периоде близкой еще истории нашего народа, когда родной брат, вышедший из одних бытовых и этнографических условий, без содрогания души становился не только на стороне физических мучителей части своего народа, но даже больше - требовал этих мучений, настаивал на них... Прикарпатские "украинцы" были одними из главных виновников нашей народной мартирологии во время войны" (Галицкая Голгофа. - Талергофские Альманахи, из-ние "Талергофского комитета", Львов,1928 г.)).

Галицкие русские не забыли жертв этого "русского холокоста". В двадцатые годы во Львове существовал "Талергофский комитет", который проводил дни памяти жертв Талергофа, на которые собирались десятки тысяч человек. Тогда же были изданы 4 тома "Талергофских альманахов", подробно описывающих геноцид. Один выдающийся галицко-русский подвижник доктор Роман Мирович счел собранные в "Талергофских альманахах" сведения недостаточными и собрал полный список жертв геноцида "Именной указатель жертв Талергофа", Львов, 1971 год, машинопись). Следует отметить, что большевики встали на сторону "мазепинцев"-они подавляли ОУН-УПА как вооруженную оппозицию, а их главный идеологический постулат об "отдельном украинском народе" признавали в свою очередь, на Подкарпатской Руси лидеры карпаторусского лагеря, такие как архимандрит Феофан Сабов, были расстреляны, сотни тысяч карпатороссов были насильственно украинизированы. Оставшиеся в живых деятели галицко-русского лагеря влачили жалкое существование- после Великой Отечественной войны Семена Бендасюка нигде не брали на работу только за то, что он отказался написать в паспорте национальность украинец и, блестящий литератор и журналист, автор многих трудов, вынужден был стоять за свечным ящиком в храме св. Георгия на ул. Короленко (ныне это кафедральный собор Львовской епархии УПЦ Московского Патриархата). Василий Ваврик, автор уникальных книг-"Терезин и Талергоф" (Львов,1928) и "Краткий очерк истории галицко-русской письменности"(Лувен,1968), узник Талергофа, выпускавший там подпольный русский православный журнал, работал скромным музейным работником. Советская власть не признала две его докторские степени (славянской филологии и философии), защищенные в Праге в 30-е годы, и он вынужден был защитить еще одну, филологическую диссертацию. Еще хуже дело обстояло с друзьями карпатороссов в России. Знаменитый профессор Федор Аристов, написавший уникальный трехтомник "Карпаторусские писатели", создавший в Москве "Карпаторусский музей" из двухста тысяч экспонатов, был репрессирован, музей уничтожен, уничтожен набор второго тома "Карпаторусских писателей". Его дочь-доктор исторических наук Татьяна Федоровна, продолжила дело отца, но остается замолчанной именно по причине неприятия украинских сепаратистских теорий. Между тем, вышеперечисленные письменные и монументальные (памятники "Жертвам Талергофа. Павшим за Единую и Неделимую Россию" и "Памятник русским журналистам",где похоронен Бендасюк и др., на Лычаковском кладбище во Львове) являются не только материалом для составления житий святых - святые мученики Галицкой и Подкарпатской Руси должны быть канонизированы - не только кирпичиками, по которым мы обязательно будем восстанавливать юридическую правду.

Это - наше юридическое оружие. Давайте учиться у армянского народа, общественность которого добилась признания турецкого геноцида армян преступлением против человечества на юридическом уровне через многие десятилетия после его осуществления. Это преступление официально признано ООН и рядом европейских стран. Точно также мы обязаны добиться признания австро-венгерского геноцида русских преступлением против человечества. Только тогда можно будет считать, что историческая справедливость восстановлена, названы святые мученики, исповедники и герои - галицкие и подкарпатские русины - и палачи, предатели и провокаторы - "мазепинцы".


Святые новомученики Галицкой и Подкарпатской Руси
Материалы к житиям

Священномученик иерей Максим Сандович. Единственный канонизованный из сонма новых мучеников. Прославлен Польской и Русской Зарубежною Православными Церквями.

Родился 1 февраля 1882 года в селе Ждыня Горлицкого повета (уезда), на Лемковской Руси. Лемки-карпаторусский субэтнос, живущий в срединной Галиции. Лемки были авангардом "москвофильства" в Галиции. В 1918 году в селе Флоринка была провозглашена "Русская народная республика лемков", и это после того, как прошедшие годы австро-венгерскими властями и Австро-украинскими провокаторами была уничтожена практически вся лемковская духовенство и интеллигенция. Затем в эмиграции , в США, вплоть до последнего времени, существовал "Русско-лемковский Союз". В 1946 году большевики, по сговору с польскими коммунистами, выслали более 200 тысяч лемков в Сибирь (смешав их с "бандеровцами").

Максим Сандович родился в униатской семье, их гимназии он уезжает в Крехов, в базилианский монастырь. Там он разочаровывается в униатстве и уезжает в Россию, в Почаевскую лавру,где принимает Православие. В Почаеве молодой Сандович был представлен архиепископу Волынскому Антонию (Храповицкому), который стал "аввой" молодого лемка. Сандович заканчивает семинарию в Житомире, после чего владыко Антоний предлагал ему приход на территории Российской империи, однако Сандович спешил исполнить свой долг на Лемковской Руси. Он, будучи уже священником,возвращается в родное село Ждыню в 1913 году. Власти встречают его в штыки. Отец Максим писал: "...Мне было запрещено совершать богослужения... Сначала меня наказали дневным арестом и уплатой штафа в 400 крон... Однако я продолжал исполнять священнические функции. Молитвенный дом, где я совершал богослужения, был опечатан комиссаром из старовства в Ясде. Я служил литургию в другом доме. Ксендз Киселевский сделал донос,что во время богослужения горят свечки. Меня наказали 30 дневным арестом (например,Сильвестру Павелчаку из Граба,суд наложил наказание пять крон за то,что он освятил в молитвенном доме на св. Николая свечку... В суде ему говорили: "не будь православным, не будешь платить штрафы..." Умерла православная женщина. На кладбище вырыли могилу, но ксендз Киселевский приказал ночью засыпать ее. На другой день православные опять выкопали могилу. Когда начались похороны, ксендз Киселевский не хотел пускать процессию на кладбище. Около него стояли ученики народной школы и жандармы... Старовство (уездное управление) издало циркуляр, запрещающий всякие собрания в селе Граб (где также служил отец Максим) и его окресностях, якобы по причине скарлатины... Я знал, что тот циркуляр был выдан против моей пастырской деятельности. Это подтверждает следующий факт - в это же время униатские церковные круги устроили в Грабе "миссию", на которую прибыло 12 униатских священников, и для них не было никакой скардлатины. Потом был семинедельный арест." ("Путями истории, Т.2, Издание Карпаторусского литературного общества, Нью-Йорк,1977)

В сентябре 1914 года отец Максим Сандович был арестован (во время первого судебного процесса он был оправдан благодаря прямому заступничеству царя-мученика Николая Второго, архиепископа Антония (Храповицкого) и работе блестящих галицко-русских адвокатов - д-ра Кирилла Черлюнкачевича и др.) и расстрелян, а его беременная матушка была отправлена в концлагерь Талергоф, где родила сына Максима, ставшего видным деятелем Польской Православной Церкви. Последними словами отца Максима были:Пусть живет Святое Православие, пусть живет русский народ" (Путями истории, т2, Нью-Йорк,1977). Восьмого сентября 1914 года, во все селения Ново-Сяндецкого и Грабовского поветов, мест, где служил о. Максим Сандович,нагрянули жандармы со списками лиц, подлежащих аресту составленному "мазепинцами". Среди доносчиков было несколько сельских учителей и униатских священников. По этим спискам начались повальные обыски и аресты. Достаточно было обнаружить книжку издания общества им. Качковского, издававшего труды карпаторусских классиков, как "виновного тут же отправляли в Талергоф или прямо на виселицу. Были арестованы и расстреляны лемковские священники- униаты, заподозренные в симпатиях к Православию и России, а именно: о. Петр Сандович с сыном Родионом, о. Феофил Кочмарик с сыном Владимиром, о. Иоанн Руснак, а также многие сельчане. Все арестованные предстали перед военно-полевым судом. Им были предъявлены совершенно абсурдные обвинения-отец Петр обвинялся в том, что пишет слово "русский" с двумя "с" Официальная "австро-украинская" пропаганда, утверждала, что названия "руский", "рутенский" относятся только к Галичине и Малороссии, а "русский"-только к великороссам. Считать галицких русинов и русских одним народом считалось государственным преступлением. Впрочем, всю эту квазифилологическую демагогию разбил Адольф Добрянский. В своей работе "Наименование австро-угорских русских" (1885), написанной с целью полемики с вышеуказанной демагогией, он на основании лингвистического, филологического и исторического анализа показывает идентичность понятий "русин", "русский". "руский", "российский",вновь декларирует этническое, языковое и национально-культурное единство всех русских народностей. "Добрянский-Сачуров констатирует, что все русские люди Австро-Угрии и России называют себя в мужском роде "русин", "руснак", или "русский", в женском роде только "русска", и каждый из них "утверждает, что говорит "по-русски", нисколько даже не подозревая того - если его этому не учили в школе, - что филологи и этнографы стараются разделить друг от друга велико-, мало-, бело-, червоно-, и черно-руссов..." (Ф.Ф. Аристов. Карпато-русские писатели, М. 1916, стр.181).

Всех перечисленных выше лиц расстреляли, а по всей Лемковской Руси были развешаны приговоры "военно-полевого суда" о расстреле "москальских шпионов. Что же, те, кто неуспел вслед за отцом Максимом Сандовичем войти в лоно Святой Православной Церкви, приняли "крещение кровью".

Однако геноцид не смог остановить возрождение Православия в среде лемков. В 1918 году в селе Флоринка была провозглашена "Русская Народная республика лемков". Этот факт тщательно скрывается "мазепинской" пропагандой. В1924-30 г.г., теперь уже в условиях польских репрессий, 50 тысяч лемков перешло в Православие. В тот же период в Галиции в Православие перешло 68 приходов, более ста тридцати тысяч человек. (Николаев К.Н. Восточный обряд, Париж, 1950).

Перенесемся на Подкарпатскую Русь. В статье "Апостол Карпатской Руси" речь идет о великом карпаторусском святом архимандрите Алексии (Кабалюке). Публикуя тогда эту статью, авторы имели целью приоткрыть занавес молчания об этом святом. Теперь же пришел черед рассказать о нем не только как о молитвеннике и аскете, но и как о духовно-политическом вожде карпатороссов.

В 1944 году Кабалюк становится инициатором и вдохновителем Православного съезда, который состоялся 18 ноября 1944 года в Мукачево. Его делегатами были 23 православных священника, известные ученые иобщественные деятели Георгий Геровский и Петр Линтур. Съезд принял обращение к Сталину, которое подписали: игумен Феофан Сабов, заместитель епископа и администратор Мукачевско-Пряшевской епархии; архимандрит Алексий Кабалюк, настоятель Свято-Никольского монастыря; протоиерей Димитрий Беляков, член Высшего Духовного суда епархии; священник Иоанн Кополович, секретарь епархиального управления; профессор Петр Васильевич Линтур. В этом послании говорилось:

"Мы, нижеподписавшиеся представители православных общин Карпатской Руси, выражая волю всего православного русского народа, просим включить Карпатскую Украину (Карпатскую Русь) в состав СССР в форме: Карпаторусская Советская Республика.

Желания и мечты наших предков были всегда, чтобы наша область за Карпатами, заселенная русинами, т. е. Руси сынами, возвратилась в лоно Великой Руси. Но наши поработители всегда тому препятствовали. Таким образом, мы целые столетия оставались в германо-венгерском рабстве вплоть до 1919 года

В 1919 году на мирной конференции наша область, именуемая Карпатская Русь, согласно Сен-Жерменскому договору, на автономных правах, была присоединена к Чехословацкой республике. Уже тогда нашу область признали Карпатской Русью, ибо здесь живет искони русское племя. Сам народ именует себя "карпаторусс", "русин", т. е. Руси-сын, вера "русска", жена "русска", мама "русска" и т. д. С названием "Украина" наш народ был познакомлен только под чешским владычеством, после "Первой мировой войны, и то интеллигенцией, пришедшей из Галичины. Этих галичан само чешское правительство призвало в Карпатскую Русь и их идеологию, за все время существования Чешской Республики, серьезно финансировало…

Очень интересно, что галицкие шовинисты избивали карпаторусское население и его интеллигенцию и говорили: "Кацапи, маскали, вам мисто у Москви, у вашего Сталина". Мадъяре при избиении нас тоже говорили: "Муско, комуништо, иди в Москву к твоему Сталину".

Карпаторусский народ с великим терпением и болью сердца переносил все это, ожидая своего спасения именно от Москвы...

Наш народ-русин - Руси-сын. Наша русскость не моложе Карпат... Только тем и можно объяснить эту несказанную радость при встрече русской Красной армии…

Наученные горьким опытом, мы решительно заявляем, что политическая, экономическая, культурная и социальная жизнь нашего народа может успешно развиваться только в пределах великого, родного нам Советского Союза, и ни в коем случае не в каком-либо чужом государстве.

Чаша нашего терпения переполнена: довольно игрались нами наши недруги, бросая нас из рук в руки.

ВОЛЯ КАРПАТОРУССКОГО НАШЕГО НАРОДА: ХОТИМ РАЗ И НАВСЕГДА СВЯЗАТЬ СВОЮ СУДЬБУ С СУДЬБОЮ НАШИХ СОПЛЕМЕННИКОВ В СССР и то определить нам Карпаторусскую Советскую Республику от Ясиня до Попрала и от Ужка до Доброчина (Дебрецена). Выражая великую радость и глубокую благодарность по поводу освобождения Великому вождю и освободителю всего славянства и Европы товарищу Маршалу Сталину и Красной Армии, мы просим принять Карпатскую Русь в состав Советского Союза.

В Мукачеве дня 18 ноября 1944 года". (Валерий Разгулов. "Подвиг архимандрита Алексея Кабалюка". "Карпатская панорама", 18 августа 1996 года.).

Участвующие в работе этого съезда 23 православных священника подписали петицию, в которой просили Синод русской Православной церкви вступить в контакт с синодом Сербской Православной Церкви и каноническим путем оформить переход Мукачевско-Пряшевской епархии в юрисдикцию Московской патриархии (там же).

Православный съезд принял решение направить свою представительную делегацию в Москву для решения всех вопросов, в нее вошли все подписанты письма к Сталину. Днем раньше в Мукачеве состоялось общее собрание делегатов местных комитетов - о воссоединении Закарпатской Руси с великим братским русским народом. В его работе в полном составе приняли участие делегаты Православного съезда. А внук А. Добрянского, Георгий Юлианович Геровский (1806-1959), был председателем этого собрания. Он же, по решению собрания, как руководитель делегации местных комитетов, должен был совместно с православной делегацией отправиться в Москву и донести правительству СССР решение представительного собрания о вхождении Подкарпатской Руси как автономной единицы в состав Российской Федерации (там же).

Однако у интернациональной коммунистической власти были другие планы насчет Подкарпатской Руси..

Есть все основания утверждать, что Православный съезд, собрание делегатов местных Комитетов в Мукачеве подтолкнули политуправление фронта и местных коммунистов, во главе с И. И. Туряницей, естественно, с ведома Сталина, срочно начать подготовку по присоединению нашего края к Советской Украине. Уже на следующий день после Православного съезда, 19 ноября, в том же Мукачеве состоялась первая конференция коммунистов Закарпатья. 294 делегата проголосовали за резолюцию: "Про возз'еднання Закарпатськой Украини з Радянською Украиною в складе Радянського Союзу". Началась усиленная подготовка к съезду Народных комитетов, который состоялся 26 ноября 1944 года. О его работе и "судьбоносном решении" написано сотни статей, десятки книг, но будет ли когда-то написана правда о тех событиях? Ибо полуправда - хуже лжи: Православная делегация смогла добраться в Москву уже после съезда Народных комитетов, только 7 декабря 1944 года. Профессор П. В. Линтур был делегатом этого съезда, но в Москве занимал четкую позицию, принятую на Православном съезде и общем собрании делегатов местных Комитетов. И вот тут, в Москве, начинаются интересные дела. Православной делегации оказан пышный прием, размещалась она в гостинице "Интурист" с шикарным, по тем временам, столом. Посещение музеев и Большого театра было предусмотрено культурной программой. Не было только одного - возможности донести истинную волю своего русинского народа высшему руководству СССР.

Более того, председатель Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР Карпов (полковник КГБ) информировал Киев о ходе пребывания православной делегации в Москве. 8 декабря в секретном послании лидеру украинских коммунистов Н. С. Хрущеву он доносил: "В 14 часов (7 декабря) делегация была принята в Московской патриархии патриаршим местоблюстителем митрополитом Алексеем, управляющим Московской епархией митрополитом Николаем, экзархом Украины митрополитом Иоанном и архиепископом Ярославским Алексеем. После взаимного знакомства руководитель делегации игумен Феофан передал митрополиту Алексею петицию... Планом предусмотрено, что все свои вопросы делегация поставит перед митрополитом Алексеем во время своей деловой беседы, которая состоится 8 декабря...

В своей телеграмме... Мехлис высказывал мнение, что опубликование в печати о приеме делегации в Московской патриархии произведет большое впечатление в Закарпатской Украине" (там же.).

Статья под названием "Встреча с отцом Феофаном" была опубликована в "Закарпатской правде" 26 декабря 1944 года. В ней говорилось: "До настоящего времени мы подчинялись Сербскому Священному Синоду, который нас серьезно поддерживал, от всей души, и с развитием Русской Православной Церкви в Закарпатской Украине принято решение о присоединении к Советской Украине, что подразумевает, что Церковь тоже должна перейти к Московскому Священному Синоду". О том, что православная делегация нашего края на встрече с Патриархом Алексеем еще раз напомнила о том, что "Мы решительно против присоединения нашей территории к Украинской ССР. Мы не хотим быть чехами, ни украинцами, мы хотим быть русскими (русинами) и свою землю желаем видеть автономной, но в пределах Советской России", в статье даже не упоминалось. (там же). Сравнительное благополучие в жизни православных было недолгим. Последовавшие после запрета греко-католической церкви и преследования русинского униатского духовенства в равной мере коснулись и православных русинов. Многие храмы, скиты и монастыри в нашем крае стали закрываться, а их имущество разграблено, как это было в России после революции. Среди разграбленного оказались уникальные архивные документы Мукачевского монастыря, среди них - и уникальные древние манускрипты. Пожалуй, этот период жизни стал самым трагическим для архимандрита А. Кабалюка. 2 декабря 1949 г. остановилось его доброе и щедрое сердце, на 70 году жизни, видя жестокость и нечестность новой безбожной власти и то, что все русины Подкарпатья поголовно были переименованы в украинцев, ему уже не судилось видеть разразившееся гонение на Церковь Православную.. Первым был репрессирован архимандрит Феофан Сабов - убежденный русофил и главный кандидат в епископы Подкарпатской Руси. После Второй мировой войны в 1946 году отец Алексий, как духовный лидер, во главе делегации подкарпатских русинов отправился в Москву, к Сталину с просьбой принять Подкарпатскую Русь в состав России. Делегация была принята ответсвенным в правительстве СССР за связи с Русской Православной Церковью Геннадием Карповым.

Итак, национальная политика большевиков была Советской, а не русской и Подкарпатская Русь была включена в состав УССР. Большинство русских патриотов было репрессировано.

4 декабря 1947 года архимандрит Алексий (Кабалюк) отошел ко Господу.

В 1998 году Сербской Православной Церковью в лике святых был прославлен владыка Досифей, столь много сделавший для Православия в Подкарпатской Руси в 20-е годы двадцатого века.

В начале 1999 г. в Св. Никольском монастыре с. Иза были обретены мощи отца Алексия (Кабалюка). Практически полостью сохранилось тело и мантия, истлели только стопы и кисти рук. Из могилы была извлечена пролежавшая в более чем влажном грунте вместе со святыми мощами духовного отца Подкарпатской Руси положенная при погребении во гроб Иверская икона Божией Матери, которую отец Кабалюк привез с Афона. На ней даже не потускнели краски.


Данная статья является попыткой рассеять туман неправды, пущенной униато-мазепинской пропагандой. Эти завалы лжи, отцом которой является диавол, предстоит разгребать еще очень долго. Уверен, что в этом деле помогут молитвы сонма святых мучеников и исповедников Галицкой и Подкарпатской Руси.

Кирилл Фролов

15/03/2001

Смотри также:

Документы истории:
Встреча с Православием:

 


Значение слова вид.
Яндекс.Метрика

На главную страницу