Архимандрит Никон (Лысенко)

СВЯТОЙ АПОСТОЛ АНДРЕЙ ПЕРВОЗВАННЫЙ И
ЕГО АПОСТОЛЬСКИЕ ТРУДЫ

Изображение св. ап. Андрея Первозванного из слоновой кости собственноручной работы Петра I из Кронштадтского Андреевского собора

     Святой Апостол Андрей Священным Преданием наименован Первозванным. В том, что он был призван Господом Иисусом Христом на апостолькое служение прежде других учеников, исполненное духа премудрости и духа разума церковное сознание апостольского века постигло значение и смысл. Слова Спасителя, обращенные к Андрею и брату его Петру, которых Он застал за рыбной ловлей на Геннисетском озере: «Идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков» (Мф. 4, 19), по толкованию некоторых отцов Церкви, указывают на чрезвычайную миссию, предопределенную Им сыновьям Иониным. Стать «ловцами человеков» означает, что Андрею и Петру давалась свыше власть привлечь в Церковь Христову множество народов и всех людей вообще…

     Когда совершился вход Иисуса в Иерусалим «на вольную страсть», именно Андрей сообщает Ему о неких эллинах, желающих видеть и слышать Его. В ответ Христос говорит: «Пришел час прославиться Сыну человеческому... Кто Мне служит, да Мне последует; и где Я, там и слуга Мой будет» (Ин. 12, 23-26). Эти слова свт. Иоанн Златоуст изъясняет так: «поелику Он намерен был послать учеников Своих к язычникам уже после Креста и между тем видит, что язычники сами идут к Нему, то и говорит: время идти на Крест... Здесь Он говорит о смерти и требует последования Себе... Последователь Христов всегда должен быть готов на опасности, на смерть, на переселение из этой жизни... Вслед за тем, сказав эти прискорбные слова, Он предлагает и награду. В чем же эта награда? В том, что будут следовать за Ним и будут там, где Он». [1]

     Служение Апостола Андрея Первозванного совершалось во исполнение этого великого и таинственного обетования. Древнейшее из дошедших до нас упоминаний об апостольских трудах св. Андрея встречается у св. Ипполита, епископа Портуснского в его кратких сказаниях об апостолах: «Андрей после того, как проповедовал скифам и фракийцам, претерпел крестную смерть в Патрасе». [2] Св. Ипполит был современником Оригена (умер в 215), на сочинения которого ссылается и отец церковной истории Евсевий Памфил, сообщая, что когда началась Иудейская война (66-70), апостолы покинули обреченный на гибель Иерусалим и «рассеялись по всей вселенной: Фоме, как говорит предание, выпал жребий идти в Парфию, Андрею - в Скифию, Иоанну - в Азию». [3] При этом Евсевий подчеркивает, что передает то, что написано у Оригена, "слово в слово". В связи с этим слова Оригена, отмечал профессор Киевской Духовной академии И. Малышевский, «как говорит предание» (на греч.: "ос парадосис периэхи") подразумевают историческое предание Церкви, восходящее ко временам мужей апостольских. [4]

     Виднейший представитель русской церковной историографии XIX века митрополит Макарий (Булгаков) отмечал, что оба эти свидетельства имеют особую ценность, так как принадлежат церковным писателям чрезвычайной эрудиции и по времени своей жизни достаточно близким к упомянутым ими событиям. Ориген учился у Климента Александрийского, который сам был учеником ученика апостольского - Пантена; а Ипполит был учеником св. Иринея, который, в свою очередь, хорошо знал Поликарпа Смирнского. Следовательно, Ориген и Ипполит могли узнать о месте проповеди Апостола Андрея из вторых уст. [5]

     Писателями IV века сказание о благовестнических трудах Апостола Андрея передается с гораздо большими подробностями. Из сочинений св. Дророфея, епископа Тирского († в 322), Софрония († в 390) и Епифания, епископа Кипрского († в 403), можно узнать, что в проповеднический удел Апостола Андрея были включены Фракия, Вифания и Понт, то есть провинции Римской империи, расположенные на западном и южном берегах Черного моря, а также ряд пунктов на Кавказском побережье. В их числе назван Севастополь на реке Фазис (совр. Риони); более раннее название этого города, согласно античным источникам, - Диоскуриада. Страбон в своей «Географии» повествует, что из Синопы через Диоскуриаду и Боспор Киммерийский (Керченский пролив) по Меотидскому озеру (Азовское море) к устью Танаиса (Дона) пролегал «Славный путь Диоскуров» - маршрут, хорошо освоенный греческими мореплавателями уже в IV веке. Его конечным пунктом был город Танаис, основанный синопскими колонистами в конце IV или начале III века до Р.Х. и просуществовавший до первой трети V века от Р.Х. [6] Этот город, самая отдаленная окраина греко-римской ойкумены на северо-востоке, был местом многовековых контактов античной цивилизации с бескрайним миром «северных варваров» - скифов, тавров, сарматов, меотов и др.

     Для церковных писателей последующего времени вопрос о том, в каких именно странах и каким народам проповедовали Св. Евангелие Апостолы, приобретает особую значимость и интерес. При этом, как отмечал выдающийся русский византист В.Г. Васильевский, позднейшие сказания об Андрее, появившиеся в среде православных, имели несомненное родственное отношение к источникам апокрифическим, равно как и устным народным преданиям. «Все побережье Черного моря, - пишет он, имея в виду эпоху после IV века, - было полно легендарными воспоминаниями о пребывании двух братьев Апостолов, Петра и Андрея. На основании предания, может быть, наиболее древнего, <...> Петр и Андрей поделили всю вселенную, причем Петру достался Запад, а Восток - Андрею». [7]

     Среди многочисленных византийских «сказаний» и «похвал» VII-IX веков выделяется сочинение, написанное монахом Епифанием, который, имея начальным источником сведения об апостолах «из сочинений очевидцев и богоносных мужей» (Климента Римского, Евагрия Сицилийского, Епифания Кипрского), вместе со своим спутником, монахом Иаковом, сам обошел все побережье Черного моря от Синопа до Феодосии и Херсонеса. Он собрал местные предания о проповеди св. Андрея, видел «седалища Апостолов» и «места их упокоения на камнях», «темницу, которую отверз св. Андрей», и другие вещественные памятники, приписываемые местным преданием апостольскому времени, и записал имена первых епископов основанных здесь Апостолами церквей. По свидетельству Епифания, Апостол Андрей совершил три путешествия, во время которых обошел с проповедью все побережье Евксинского Понта (Черного моря): как южное (Синоп, Трапезунт, Лазику) и западное (Фракию, Мизию), так восточное (Иверию, Абхазию, Зикхию) и северное (Февдесию, где царем был Савромат и Херсон). [8]

Г. Патры (Греция). Храм, в котором находятся св. мощи и Крест  Апостола Андрея Первозванного

     Предание об основании св. Андреем церкви города Византии, на месте которого был построен в IV веке Константинополь, и поставление им епископа Стахия, от которого выводится преемственная череда из 18 епископов, предшественников Митрофана (315-324), упомянутого Евсевием Памфилом в «Церковной истории», стоит в непосредственной связи с проповедью Апостола на Севере. Известный церковный деятель и писатель IX-X веков Никита Пафлагонянин в своем похвальном слове Апостолу Андрею говорит: «Получив в удел Север, ты обходил иверов и сарматов, тавров и скифов, всякую страну и город, что лежат на севере Евксинского Понта... и в силе слова, мудрости и разума, в силе знамений и чудес, везде поставив для верующих жертвенники, священников и епископов, ты приблизился к оной славной Византии». [9]

     Когда завершилось становление Руси как христианской страны, византийская церковная мысль в миссионерском путешествии св. Андрея в Скифию увидела знамение общности духовных судеб Византии и Русской земли. Византийский император Михаил VII Дука в послании великому князю Киевскому Всеволоду I Ярославичу писал: «Научают нас священные книги и достоверные истории, что наши государства имеют один некий источник и корень, и что одно и то же спасительное слово было распространено в обоих, что одни и те же самовидцы божественного таинства и вещатели провозгласили в них слово Евангелия». [10]

Интерьер храма св. ап. Андрея Первозванного

     В русской летописной традиции сказание об апостольских трудах св. Андрея Первозванного стало содержанием начальной главы нашей церковной и гражданской истории. Преподобный Нестор Летописец помещает его во вводной части «Повести временных лет», которая предшествует погодовым записям, непосредственно после расказа о происхождении славян от сына Ноя Иафета. Повествуя о том, как славяне расселились по Европе, в часности, о расселении части восточно-славянских племен по берегам Днепра и его притоков, Летописец замечает: «А Днепр впадает устьем в Понтийское море, которое зовется Русским, - по берегам его учил, как говорят, святой Андрей, брат Петра». [11] Далее преподобный Нестор рассказывает о прибытии Апостола из Синонеи в Корсунь (Херсонес Таврический) и о его желании отправиться из Корсуни морем до устья Днепра, а дальше - вверх по Днепру. Конечной целью путешествия Апостола был Рим. «И случилось так, что он пришел и стал под горами на берегу, - рассказывает далее Летописец. - И утром встал и сказал бывшим с ним: «Видите ли горы эти? На этих горах воссияет благодать Божия, и будет великий город, и воздвигнет Бог много церквей». И взошел на горы эти, и благословил их, и поставил крест, и помолился Богу, и сошел с горы этой, где после возник Киев, и отправился по Днепру вверх. И пришел к словенам, где нынче стоит Новгород, и увидел живущих там людей и как они моются и хлещутся, и удивился им. И отправился в страну варягов, и пришел в Рим, и поведал о том, как учил и что видел». [12]

     Сказание о посещении Апостолом Андреем Руси находится в известном несогласии с текстами Начального летописного свода, сложившегося за 40-60 лет до Нестора, где в сказании о мученичестве воина-варяга Феодора и сына его Иоанна (985) говорится: «телом Апостоли не суть зде (на Руси) были». [13] Несмотря на это, в течение многих веков уверенность в правдивости рассказа печерского Летописца и вера в непреложную действительность и действенность апостольского благовещения Русской земле жили в сознании русских людей. Некоторые из них, например царь Иоанн IV в диспуте с папским легатом Антонием Поссевино, монах Арсений Суханов в спорах с греками во время своего путешествия на Восток, считали, что Апостол Андрей был крестителем предков московских людей и основателем Русской Церкви. [14]

     В последующую эпоху, рабски копируя отношение к церковному преданию с позиций научного прагматизма, ставшее со второй половины XVIII века для западно-европейского «просвещенного» сознания некой аксиомой, некоторые отечественные ученые стали начисто отрицать историческую достоверность летописной «легенды» об Апостоле Андрее. При этом следует отметить, что для обширной научной литературы по этой теме характерно явление, с трудом объяснимое с научной же точки зрения: из книги в книгу, из статьи в статью видим с одной стороны крайне самоуверенное, с другой - довольно агрессивное заявление-штамп: «Само собой разумеется, что сказание об Андрее не имеет под собой реального содержания»; [15] «Нет нужды доказывать, что описанные события не относятся к числу исторических фактов» [16] и т.п.

Рака с мощами св. ап. Андрея Первозванного

     Для данных авторов заслуживающим интереса представляется лишь достаточно запутанный (ими же самими) вопрос о времени и обстоятельствах происхождения этого летописного «легендарного» сюжета. По какой причине, однако, это «само собой разумеется»? Почему, собственно, нет нужды доказывать? При ближайшем рассмотрении выясняется, что из нескольких десятков авторов, от П.Н. Милюкова [17] до Н.С. Гордиенко, [18] взяли на себя труд представить какие-то аргументы только двое - профессор Московской Духовной академии Е.Е. Голубинский (умер в 1912) и ныне здравствующий профессор Московского государственного университета О.М. Раков. У первого они сводятся к следующему: «В век Апостолов страна наша представляла из себя находившуюся за пределами известного мира неведомую и исполненную всевозможных ужасов пустыню... Он (Апостол Андрей) не мог иметь никакой надежды сколько-нибудь утвердить христианство в совершенно разобщенной с остальным миром <...> и населенной, Бог знает кем, стране: для чего же предпринимал бы он в нее путешествие? Не для того же, в самом деле, чтобы ставить кресты на необитаемых горах? <...> Сказание об Апостоле Андрее говорит, что он был в России потому, что хотел через нее пройти из Греции в Рим: ясно, что сказание есть крайне несообразный вымысел, ибо оно заставляет Апостола идти путем, не только в 50 раз длиннее обыкновенного, но который в его время был совершенно неизвестен». [19]

     Второй автор прибег в качестве аргумента к ссылке на авторитет марксистского учения: «Христианство в I веке представляло собой, по словам Ф. Энгельса, религию рабов, бедняков и бесправных, покоренных и рассеянных Римом народов. Однако славяне, или вернее протославяне, жили первобытно-общинным демократическим строем, для которого не были характерны ни нищета, ни бесправие... Апостолы вряд ли могли проповедовать учение Христа у язычников-протославян... не имевших никакой нужды в христианской религии». [20]

Крест св. ап. Андрея Первозванного (находится в Андреевском соборе в Патрах)

     Тот факт, что приведенная выше аргументация казалась бесспорной представителям трех поколений деятелей отечественной науки, не может не вызвать искреннего недоумения, и вот почему. <...> Еще в 80-е годы XIX столетия, то есть в период апогея научной деятельности Е.Е. Голубинского, были введены в научный оборот вновь открытые письменные источники, анализ которых исключал возможность считать летописное сказание, а тем более византийские и более ранние, восходящие к Оригену, свидетельства о проповеди Апостола Андрея в Скифии, недостоверными. Не менее существенный переворот в области представлений об уровне заселенности Средне-Русской равнины, уровне цивилизованности и культурных связях ее населения с греко-римским миром в I веке, произвели данные археологических исследований на территории Северного Причерноморья, Приазовья и Поднепровья в 40-80-е годы XX столетия. Открытый и исследованный Ф. Тишендорфом и Р. Липсиусом свод «Актов святых Апостолов», повествующий о проповеди св. Андрея в Скифии и землях, лежащих от нее к северу, содержит топографические и этнографические данные, полностью соответствующие античной историко-географической традиции.

     Дальнейшее развитие изучению письменных источников, близких к апостолькому веку, дали труды С.П. Петровского. Редактируя апокрифические сочинения на эфиопском, сирийском, коптском и других восточных языках, он выявил эволюцию текста и пришел к следующему выводу: «Самые ранние редакции этих сказаний возникли в I-II веках и, следовательно, древнее известий <...> времени Пантена и Оригена <...>. Анализ собственных времен, сохраненных апокрифическими сказаниями об Апостоле Андрее и его сотрудниках, устанавливает, что географические пункты, встречающиеся в этих сказаниях, не вымышлены, а действительны; что личные имена <...> не фиктивны, а представляют разночтения и переделки имен, которые носили исторические лица древности; что сюжеты из религиозной, политической и общественной жизни, приводимые апокрифами, частью вероятны, частью верны исторически <...>. Апокрифические сказания об Апостоле Андрее и его сотрудниках оказываются, таким образом, не просто литературными памятниками, генетически между собою объединенными, но записями преданий об апостольской миссии, сложившихся и хранившихся там, где Апостолы проповедовали, - записями, которые ценны потому, что основу их составляют или действительные, или близкие к действительности факты». [21]

     Археологическими раскопками, которые производили экспедиции Института Археологии Академии наук, Государственного Эрмитажа, Московского, Киевского, Краснодарского университетов, краеведческих музеев городов юга России в 40-90-е годы, открыты многочисленные городища, селища, фактории и некрополи степной и лесостепной зоны Европейской части России. Установлено, что уже в начале I-го тысячелетия до Р.Х. Восточная Европа имела довольно многочисленное население, уровень цивилизации которого может быть отнесен к археологическим культурам как средней и поздней бронзы, так и раннего железа. Греческие колонии, города-государства, возникшие в Причерноморье и Приазовье в VII-IX веках до Р.Х., будучи неотъемлемой частью античного мира, одновременно оказались самым тесным образом связаны с жизнью этих «варварских» народов.

Церковь св. ап. Андрея Первозванного на Вуоксе

     В настоящее время данные о Скифии, приводимые «отцом истории» Геродотом Галикарнасским, который побывал в V веке до Р.Х. в городе Ольвия (в устье Днепра), сопоставлены с данными археологических исследований. [22] В результате создается представление о том, что уже в это время территория среднего Поднепровья была связана хорошо отлаженными водными и сухопутными путями с греческими полисами, а через них и со всей эллинистической ойкуменой. Как показывает разработка отечественными и зарубежными археологами и историками материалов, добытых путем раскопок городов, кладов, монет, остатков римских дорог, путь из Черноморья в Италию северным маршрутом существовал уже в III веке до Р.Х. [23] Он пролегал вверх по Днепру и Неману до берегов Балтики, затем через устье Вислы на юг, до римской крепости Карнунт на Дунае и далее к Адриатическому морю. Этот путь был далеко не в 50 раз длиннее южного пути из Крыма в Рим, как считал Е.Е. Голубинский, а возможно даже короче. [24]

     Возможность проповеди Апостолом Андреем Евангелия в среде живших на территории «Геродотовой Скифии» предков славян и росов, в свете современных научных исследований, опирающихся на обобщенные данные анализа источников, представляется вполне вероятной. Римский историк Тацит упоминает о племени венедов, живущих в землях между странами германцев и сарматов в книге о Германии, написанной около 98 года от Р.Х. Римские авторы I века Плиний Старший и Помпоний Мола упоминают племена антов, обитающих в Поднепровье, на Днестре и Дунае. Иордан Готский и византиец Прокопий Кессарийский (VI век) называют венетов, антов и склавинов племенами славянского народа.

     На основании многолетней обработки археологических данных исследователи признали возможным идентифицировать антов с материалом памятников пеньковской археологической культуры. Ее ореол распространения простирается от верхнего течения Дона и Северского Донца на востоке до Нижнего Дуная на западе, включая Среднее и Нижнее Поднепровья и бассейны рек Южного Буга и Днестра. [25]

     Вполне естественно предположить, что культурные и экономические контакты должны были достаточно тесно связывать антские племена в I веке с крупнейшими центрами эллинистической цивилизации в Причерноморье, Ольвией, Танаисом, Херсонесом и Боспором, в которых проповедовал Апостол Андрей. Вещественные памятники, свидетельствующие о существовании здесь христианских общин, были обнаружены в Танаисе (станция Недвиговская Донской области), на Кобяковом городище (на территории Ростова-на-Дону) и в Херсонесе.

     Находки четырехугольных каменных евхаристических жертвенников-престолов, штампов для просфор с символическим изображением креста, комплексов из 5 (в Херсонесе) и 6 (в Танаисе) светильников (которых первоначально было по семь, и они составляли семисвечник) в подземных помещениях [26] ясно свидетельствуют о существовании в этих античных городах христианских общин, совершавших тайные евхаристические собрания. Одна из этих «Сионских горниц» (в Танаисе) была разрушена при работах по реконструкции городской стены, точно датируемой последними годами I века.

     Исследователь христианской древности протоиерей С. Ляшевский писал: «Каждый из Апостолов Христовых побывал не в одной только какой-нибудь стране, а во многих: «Во всю землю изыде вещание их и в концы вселенныя глаголы их...» Не общепринятая дата крещения всего народа является началом христианства, а совершение Божественной литургии на территории того или другого народа; хотя первыми христианами там могли быть и пришельцы другой нации, но Божественный Свет облистал страну еще при Апостолах. С этой точки зрения надо подойти и к нашей стране, где Свет Христов засиял во время Апостола Андрея <...>. Народное же сознание Руси приняло в сердце своем и поверило, что начало христианства в нашем великом Отечестве положил святой Апостол Андрей Первозванный». [27]


Примечания


[1] Св. Иоанн Златоуст. Беседы на Евангелие от Иоанна. Ч. I, СПб, 1868, с. 76.
[2] Митр. Макарий (Булгаков). История Русской Церкви. Т. I, М., 1994, с. 90-91.
[3] Евсевий Памфил. Церковная история. СПб., 1858, с. 103.
[4] Малышевский И. Сказание о посещении русской страны св. ап. Андреем. // Труды Киевской Духовной академии, 1888, т. VI, с. 103.
[5] Митр. Макарий (Булгаков). Указ. соч., с. 92.
[6] Шелов Д.Б. Танаис и Нижний Дон в первые века н.э. М., 1972, с. 326-327.
[7] Васильевский В.Г. Русско-византийские отрывки. // Журнал Министерства Народного Просвещения, 1877, кн. 90, с. 158.
[8] Васильевский В.Г. Указ. соч., сс. 163-164.
[9] Малышевский И. Указ. соч., с. 312.
[10] Васильевский В.Г. Два письма византийского императора Михаила VII Дуки к Всеволоду Ярославичу. // Васильевский В.Г. Труды. Т. II, СПб, 1909, с. 86.
[11] Повесть временных лет. Ч. I, М.-Л., 1950, с. 207.
[12] Там же, с. 208.
[13] Там же, с. 247.
[14] Голубинский Е.Е. История Русской Церкви. Т. I, ч. I, М., 1901, сс. 27-28.
[15] Кузьмин А.Г. Сказание об Апостоле Андрее и его место в начальной летописи. // Летописи и хроники; 1973, с. 38.
[16] Мюллер Л. Древнерусское сознание о хождении апостола Андрея в Киев и Новгород. — Там же, с. 48.
[17] Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры. Ч. II, СПб, 1902, с. 23-24.
[18] Гордиенко Н.С. Крещение Руси. Л., 1984, с. 43.
[19] Голубинский Е.Е. Указ. соч., с. 28-29.
[20] Раков О.М. Русская церковь в IX—первой трети XII веков. Принятие христианства. М., 1988, с. 63, 66.
[21] Петровский С.П. Сказание об апостольской проповеди по северо-восточному Черноморскому побережью. // Зап. Имп. Одесского общества истории и древностей. Т. 20, ч. I, 1897, с. 147.
[22] Доватур А.И., Каллистратов Д.П., Шашкова И.А. Народы нашей страны в “Истории” Геродота. М., 1982.
[23] Археология СССР. Свод археологических источников. Вып. Д 4-4. М., 1981, с. 22-31.
[24] Беляев С.А. История христианства на Руси до Равноапостольного князя Владимира и современная историческая наука. // Митр. Макарий (Булгаков). Указ. соч., с. 45.
[25] Третьяков П.Н. Финно-угры, боиты и славяне на Днепре и Волге. М.-Л., 1966, с. 247; Седов В.В. Анты. // Проблемы советской археологии. М., 1978, сс. 164-173; Приходнюк О.М. Анты и Пеньковская культура. // Древние славяне и Киевская Русь. Киев, 1989, с. 58-69.
[26] Материалы Института Археологии. №34, 1953, с. 173-177; Шелов Д.Б. Танаис и Нижний Дон в первые века нашей эры. М., 1972, с. 284-286.
[27] Прот. С. Ляшевский. История христианства в Русской земле с I по XI века. Балтимор, 1968, с. 216, 218.


© журнал "Церковный вестник", 2000.

К содержанию номера



В чем разница между словами тип и вид.
Яндекс.Метрика

На главную страницу