Спас из Елеазарова монастыря. Псков

Разработка истории псковской церкви и духовенства началась в рамках сбора и обобщения фактического материала по общерусской церковной истории. Амвросий, автор обширного труда по истории российской иерархии, собрал в одно целое весь известный и доступный ему материал по истории епархий, церквей и монастырей3. Собственно псковский материал в этом издании не богат, в объeме данных книги Ильинского4. Новых сведений и документов нет. Критическую оценку этого труда в своe время дал Н.М.Серебрянский. По его мнению, к началу CC в. эта книга стала совершенно бесполезной, так как содержала много неточностей и ошибок. Лучше, рекомендовал историк, этой работой вообще не пользоваться. Серебрянский явно сгустил краски в негативной оценке работы Амвросия. Но его можно поддержать в том плане, что материал по псковской церковной истории действительно устарел. Н.И.Серебрянский вспомнил о предположительном авторстве Евгения Болховитинова, тогдашнего сотрудника преподобного Амвросия, в тех частях "Истории российской иерархии", которые касались Пскова5.

История церкви и духовенства в Пскове уже в первой половине XIX века стали предметом специального исследования. Особое место в истории изучения Пскова по праву должны занимать работы Евгения Болховитинова, митрополита Киевского. С 1816 по 1822 год он находился в Пскове в должности псковского архиепископа и провeл большую работу по собиранию и обобщению псковского исторического материала. В процессе этой работы появились описания шести псковских монастырей, история Изборска и, наконец, обширнейший труд "История княжества Псковского", который представлял собой итог всей его научной деятельности по изучению псковской истории6. Эта книга состоит из четырeх частей. Третья из них непосредственно посвящена истории псковской церковной иерархии.

По мнению Евгения Болховитинова, эту историю характеризует множество конфликтов, причиной которых была зависимость Пскова от новгородского владыки. В условиях этой зависимости псковское духовенство искало покровительства у местного боярства, что привело к повышению роли светского общества в церковной жизни. Заслуга митрополита Евгения заключается в том, что он не только поставил данную проблему, выделил еe в тему отдельного исследования, но и предпринял первый опыт исторического осмысления.

В своей работе Болховитинов использовал широкий круг источников. Он обнаружил многие из них в подлинниках или списках в местных архивных собраниях. Наиболее ценные документы, происходившие из поповской избы Пскова, были опубликованы в "Прибавлении" ко второй части его фундаментального труда7. Публикация митрополита Евгения - единственное на сегодняшний день издание этих несохранившихся источников. Несмотря на обилие материала, использованного Болховитиновым, многие документы (например, Псковская Судная грамота) не были ему известны. В целом работу следует воспринимать как свод сведений, расположенных в хронологическом порядке по определeнной тематике и без детального исторического анализа.

На этот недостаток работы обратил внимание в своe время ещe Н.М. Серебрянский. Отметив обстоятельность, обширность сведений, используемых Евгением, он подчеркнул справочный характер работы: "Получилась, в общем, хорошая справочная работа по истории псковского монашества, но только не История последнего"8. Серебрянского интересовал взгляд митрополита Евгения лишь на монастырскую историю, но его вывод можно отнести ко всей истории псковской иерархии. Он справедливо отметил недостатки в изложении фактического материала: ошибки, неточности, отсутствие критического анализа источников, примерное цитирование документов, неопределeнность ссылок на литературу и публикации. Подобные небрежности в изложении материала характерны и для других работ митрополита Евгения.

После выхода в свет научного труда Евгения Болховитинова в изучении псковской истории, в том числе и церковной, отмечается тридцатилетний перерыв. Вновь к псковскому историческому материалу обратился Н.И.Костомаров. В его научном исследовании "севернорусских народоправств" незначительное место отведено истории псковской церкви и духовенства9. Рассматривая параллельно историю двух соседних городов, он пришeл к выводу, что стремление освободиться от обременительной опеки духовной власти иерарха были свойственны как новгородцам, так и псковичам. Но в тогдашнем обществе Новгорода и Пскова было сильно "убеждение в необходимости сочетания своей отдельной местной самостоятельности с единством общего русского отечества. Это убеждение было слишком сильно для того, чтобы дать перевес местным интересам"10. Поэтому, несмотря на отчаянные споры псковичей с новгородским владыкой, он был им нужен, и они вновь возвращались к его благословению.

Поставив перед собой сложную задачу рассмотреть параллельно различные аспекты истории этих феодальных республик, Костомаров ограничил исследование церковной жизни Пскова лишь его спорами с новгородским владыкой. Этим объясняется случайное и поверхностное обращение ко многим вопросам истории псковской церкви. Так, говоря об устройстве монастырей в Пскове, он вовсе не обращает внимание на их особенности. Порядки, свойственные некоторым из них, он распространил на все другие псковские монастыри. То, что было рекомендовано в уставе Дионисия Снетогорскому монастырю, он считает общим порядком для всех других. Хотя в том же Снетогорском монастыре эта грамота не признавалась и была позже совсем отменена11. Таким образом, псковский материал по истории церкви и духовенства Костомаров использует без глубокого научного анализа.

В этом же 1863 году в Московском обществе любителей духовного просвещения был прочитан доклад: "Церковь и духовенство в древнем Пскове". Его автор, известный историк И.Д.Беляев, в своeм выступлении отметил, что это первый подход к теме: "Я здесь рассказал только минувшую жизнь древней Псковской церкви, засвидетельствованную памятниками; к каким же мыслям приводят воспоминания о подобной плачевной жизни, представляю судить другим"12. Однако в ходе работы над "Рассказами из русской истории" И.Д.Беляев вновь вернулся к этой теме. В результате третий рассказ его "Истории города Пскова и Псковской земли" был посвящен церкви в Пскове13.

Вслед за митрополитом Евгением И.Д.Беляев отметил и достаточно развил мысль о "неестественном" положении псковской церкви в составе новгородской епархии. Псков - самостоятельное, независимое государство находилось в зависимости от новгородского архиерея. Подобное положение, а также отказ митрополита учредить самостоятельную псковскую епархию, способствовали складыванию пресвитерианского характера церкви в Пскове. Придя к такому выводу, автор все же оговорился - "как бы пресвитерианского", но в рамках русской православной церкви. "Впрочем, пресвитерианские стремления в Пскове никогда не доходили до пресвитерианства, как оно было в Западной Европе. Псковское общество и духовенство не отрицали иерархического значения епископов, и даже в XV веке только желали самоуправления Псковской церкви, независимо от Архиепископа Новгородского, через выборных старших священников, не отрицая в то же время законов Номоканона восточной церкви, и даже принимая их в основу своего управления"14.

В своeм исследовании он поставил цель - определить, как складывается этот характер. Проанализировав материал псковских и новгородских летописей, Беляев пришeл к выводу, что в результате Болотовского договора псковское духовенство осталось без управления. В этих условиях управлять псковской церковью стало светское общество и выборные поповские старосты. В связи с этим автор представлял новгородского владыку беспомощным и бессильным что-либо изменить, не увидел его отчаянных попыток восстановить свою святительскую власть, его материального интереса в получении доходов с псковской церкви. Справедливо отметив влияние светского общества на церковную жизнь, Беляев допустил в этом вопросе значительное преувеличение.

Коснувшись истории возникновения соборов, Беляев пришeл к мысли, что: "постепенное ослабление святительской власти владык Новгородских служит лучшим свидетельством, что по мере ослабления этой власти, Псковское духовенство волей неволей всe более слагалось в пресвитерианском характере и единственную и ближайшую себе задачу находило в соборах: от притязаний мирской власти и общества"15. Таким образом, Беляев впервые связал появление соборов с процессом ослабления святительской власти новгородского архиерея. Но сделав этот важный вывод, он не понял сути соборной организации, как органа самоуправления псковского духовенства. Поэтому он не стал рассматривать процесс развития и совершенствования соборной организации, который был тесно связан с политической историей Псковской феодальной республики. Он считал соборы лишь средством защиты от влияния светского общества, которое мало чем могло помочь псковскому духовенству.

Первоначально исследователь представлял духовенство оторванным от псковского общества, противопоставляя их друг другу, не видел связи между ними. Позже, устраняя этот недостаток в своей книге о Пскове и истории Псковской земли, Беляев попытался дать характеристику духовенства как социальной группы: оно ещe не составляло отдельного сословия, так как занимало свои должности по выбору от всех других сословий, не порывая с ними связей. "А по сему духовенство как чисто выборный класс служилых людей, в Пскове пользовалось всеми правами полноправных граждан, наравне с мирскими людьми, и участвовало на вече, и за то несло все общественные повинности и тягости наравне с мирянами"16. В своей поздней работе он попытался выявить характерные черты, отличающие псковскую церковь от других. Прежде всего, это еe демократический характер, который автор объяснял зависимостью церкви и духовенства от светского общества. Наконец, Беляев отметил значительное по псковским размерам церковное землевладение, но до выяснения причин этого своеобразного явления не поднялся. Заканчивая характеристику работ И.Д.Беляева, следует отметить, что он вновь обратился к проблеме, поднятой Евгением Болховитиновым. Он расширил круг рассматриваемых вопросов, впервые предпринял попытку определения характера и выявления особенностей псковской церкви.

А.И.Никитский успешно продолжил работу по изучению псковской церковной истории, начатую Беляевым. В 1871 г. в "Журнале Министерства народного просвещения" была напечатана его статья под названием "Очерк внутренней истории церкви в Пскове", которая с незначительными изменениями вошла двумя главами в его обширный труд "Очерк внутренней истории Пскова", увидевший свет в 1873 г.17

Автор сознательно избрал для своих работ такую форму изложения материала, как исторический очерк. Отказавшись от комплексного рассмотрения истории Пскова, он останавливает своe внимание на характеристике еe отдельных сторон, тех, которые, по его мнению, определяли историческое развитие Псковской республики. В политической истории Пскова таким важным моментом является общественное устройство, в церковной истории - церковный быт. Таким образом, объектом его исследования становится псковская церковная организация, еe особенности и характерные черты18.

Никитский внес свою лепту в определение характера псковской церкви. В отличие от своего предшественника он связал церковную историю с политической и пришeл к интересным выводам: за разделом русских земель на княжества шeл процесс образования епархий, которые, приобретая политический характер, превращались в местные церкви. Движение в Пскове за обособление от новгородской церкви после получения в 1348 г. независимости не соответствовало изменившейся к тому времени ситуации: в русском обществе возникла мысль о собирании земель. Поэтому стремление Пскова к созданию собственной епархии было обречено на неудачу, но тяготение псковичей к независимости от новгородского владыки придало церкви демократический характер. Проявление этого характера Никитский видел не во влиянии светского общества на церковную жизнь (Беляев), а в сосредоточении управления церковью в руках клира. Именно этим обстоятельством объясняется его пристальное внимание к организации духовенства19.

Давая характеристику псковской церковной организации, он попытался выявить еe особенности. Во главе церковной иерархии исследователь поставил новгородского владыку, святительская власть которого ограничивалась периодическими визитами. Специфическое положение епархиального архиерея, а также светский характер должности его наместника, по мнению Никитского, определили важное значение псковского клира, в руках которого сосредоточилась вся полнота власти и управления: "между тем как в Великом Новгороде духовенство терялось в тени от блеска окружавшего их владыку, в то время Псковское духовенство выступает на первый план и начинает усваивать себе роль Новгородского владыки"20.

Всe это привело к упадку псковской церковной организации, распространению ереси и недостатков в духовной среде. Ересь стригольников и проблема вдовых попов, по мнению Никитского, заставили "обратить внимание всех заинтересованных сторон на самый источник зла, на Псковское церковное устройство, невольно заставило всех призадуматься над средствами к его изменению"21. В качестве заинтересованных сторон он назвал псковское светское общество, духовенство, новгородского владыку и великого князя Московского. Псковское общество видело выход из сложившегося положения в создании собственной епархии, псковское духовенство - в реформе местного церковного управления, новгородский владыка - в поднятии своего авторитета через усиление роли наместничества. Все эти попытки закончились неудачно. Последняя сторона, в лице великого князя Московского, сдерживала действия всех остальных. Вредное влияние церковного обособления псковской церкви было устранено с падением политической самостоятельности. Под этим углом зрения Никитский рассматривает все наиболее значительные события второй половины XV в.22

Работа Никитского представляет собой серьeзное научное исследование, в котором даeтся всесторонний анализ исторических фактов псковской церковной истории. Но вместе с тем уровень его работы снижает метафизический подход ко многим явлениям псковской жизни. Так, исследователь верно подметил политический характер соборования: "Оно как бы служило освящением как политической, так и церковной самостоятельности Псковской земли, ибо владыка, совершая эту церемонию, являлся как бы псковским епископом"23. Но свой вывод он не смог приложить к политической истории Псковской феодальной республики, не увидел борьбы вокруг этого торжественного акта, посчитал его бытовавшим с начала XIV в. Подобный подход наблюдается у Никитского и к другим явлениям псковской истории, таким, например, как владычные подъезды, подъездные пошлины, должность владычного наместника и т.д.

Исходя из теории о смешении в русской жизни понятий государственного, духовного и светского; частного права и общественного, Никитский подметил, что церковные учреждения приобрели значение источников дохода. Он различил в фигуре новгородского владыки светское значение как крупного земельного собственника, осознал преобладание материальной стороны во взаимоотношениях новгородского архиерея с псковским духовенством. Но в своeм сравнении церковных институтов со светскими, поиске прямых аналогий явлениям светской жизни в церковной он допускал значительные преувеличения. Двор владыки, по его мнению, есть ни что иное как "точный противень княжеского оригинала"24. Соборная организация в Пскове - точный снимок с кончанского управления25. Псковское духовенство, подобно крестьянскому населению, шло по пути закабаления, превращаясь в тяглых людей владыки. Отдавая дань "теории бродяжничества", он считал, что духовенство было также мало оседлым, как и всe остальное население26.

Кроме того, исследование Никитского отличается противоречивостью выводов. Отмечая демократический характер псковской церковной организации, он в то же время говорит о превращении духовенства в тяглых людей владыки; идеализируя соборную организацию, он считает псковское церковное устройство источником зла, которое необходимо устранить, говорит о вредном влиянии церковного обособления псковичей от епархиальной власти. Таким образом, в его рассуждениях получается, что демократический характер псковской церкви вовсе не является еe положительной чертой, а напротив, есть еe недостаток, который привeл духовенство к упадку. Работа А.И.Никитского, несмотря на эти недостатки, впрочем, определeнные уровнем развития исторической науки того времени, не потеряли своего значения до сегодняшнего дня.

Первое обращение В.О.Ключевского к псковскому материалу относится ко времени работы над обширным трудом о древнерусских житиях святых27. Рассматривая деятельность митрополита Макария по канонизации русских святых в рамках общерусской централизации, Ключевский остановился на псковских житиях. Невольное обращение к псковской истории имело своим результатом статью о псковских спорах28. Эти споры с владыкой, с латинами, по поводу пения аллилуйи показаны автором на фоне общерусской истории и тех процессов, которые проходили тогда в русском обществе. В псковском обществе, поставленном в особые условия из-за борьбы с новгородским владыкой, ярче чем в других землях проявились характерные черты развития общерусской церковной жизни: подчинение церкви светскому обществу и государству, обращение духовенства к спорам о формальных и казуистических тонкостях богословия.

Оформление соборов и реформу самоуправления автор справедливо связал с борьбой псковичей за независимость от новгородского владыки. Но результаты деятельности псковского духовенства он оценить не смог. В своих попытках церковного самоуправления, псковичи, по мнению Ключевского, потерпели поражение, а неудача заключалась в недостатке "внутренних средств у местного духовенства, независимой церковной опоры, способной удержать начатую попытку местного церковного самоуправления"29. "В столкновениях со своей духовной, но политически удалeнной властью, - писал историк,- псковская церковь искала защиты у силы не церковной, но близкой домашней у веча; последнее из покровительства сделала из себя церковное полномочие, усвоило властный, решающий голос в делах, не подлежавших прямо его ведомству; из этих столь перепутавшихся отношений вышло падение церковного авторитета в Пскове, стеснение необходимого для духовенства общественного простора, ослабление его энергии в духовной деятельности"30. Тогда псковское духовенство обратилось к богословским спорам, к полемике отвлечeнного свойства, примером которой стал "спор об аллилуйе". Подобные тенденции в духовной среде наблюдались и в других землях.

Наконец, нельзя не отметить капитальный труд протоиерея Смиречанского, который вновь попытался обобщить исторический материал о псковской церкви и духовенстве31. Однако научный уровень этой работы невысок. Автор свeл воедино все известные исторической науке сведения, изложил их с краткими комментариями, опираясь на достигнутые результаты в работах И.Д.Беляева, А.И.Никитского, В.О.Ключевского и других. Работа широка по тематике и хронологическим рамкам, но собственный подход автора к излагаемому материалу, его научную концепцию проследить трудно. Эта книга не внесла ничего нового в изучение псковской истории, поэтому и не стала большим вкладом в развитие исторической науки. Этой работой надлежит закончить историю специального изучения церкви и духовенства в Пскове. В советское время исследования в этом направлении не велись.

Примечания

  1. Амвросий, еписк. История российской иерархии.- М.. 1807-1816.- Ч.1-6.
  2. Ильинский Н. Историческое описание города Пскова и его древних пригородов с самого их основания.- Спб., 1790.
  3. Серебрянский Н.И. Очерки по истории псковского монашества // Чтения в Обществе истории и древностей российских.- М., 1908.- Кн. 3.- С.10-11 (далее - ЧОИДР).
  4. Евгений, митр. (Болховитинов). Описание Иоанно-Предтеченского монастыря.- Дерпт,1821; Его же. Описание Иоанно-Богословского Крыпецкого монастыря. Описание Рождество-Богородицкого Снетогорского монастыря.- Дерпт,1821; Его же. Описание Псково-Печерского первоклассного монастыря.- Дерпт,1821; Его же. Описание Благовещенско-Никандровой пустыни.- Дерпт,1821; Его же. Описание Святогорского Успенского монастыря.- Дерпт,1821; Его же. Летопись древнего Славяно-Русского Княжества города Изборска // Отечественные записки.- 1825.- N 61.- С.189-250; Его же. История княжества Псковского с присовокуплением плана города Пскова.- Киев, 1831.
  5. Евгений, митр. История княжества Псковского.- Ч.2.- Прибавления I-XXIII.- С.55-131.
  6. Серебрянский Н.И. Очерки по истории Псковского монашества // ЧОИДР.- 1908.- Кн. 3.- С.16.
  7. Костомаров Н.И. Севернорусские народоправства во времена удельно-вечевого уклада.- Спб., 1863.- Т.1-2.
  8. Костомаров Н.И. Указ. соч.- Т. 2.- С.275.
  9. Костомаров Н.И. Указ. соч.- С.380.
  10. Беляев И.Д. Церковь и духовенство в древнем Пскове // Чтения в Московском обществе любителей духовного просвещения.- М., 1863.- Кн. 1.- С.31-54.
  11. Беляев И.Д. История города Пскова и Псковской земли // Рассказы из русской истории.- М., 1867.- Кн. 3.- С.33-94.
  12. Беляев И.Д. Церковь и духовенство в древнем Пскове.- С.31.
  13. Беляев И.Д. Церковь и духовенство в древнем Пскове.- С.47.
  14. Беляев И.Д. История города Пскова и Псковской земли.- С.94.
  15. Никитский А.И. Очерк внутренней истории церкви в Пскове // Журнал Министерства народного просвещения.- Спб., 1871.- N5.- Ч.155.- С.1-70 (далее - ЖМНП); Его же. Очерк внутренней истории Пскова.- Спб., 1873.- С.187-238, 312-342.
  16. Никитский А.И. Очерк внутренней истории Пскова.- С.1-11.
  17. Никитский А.И. Очерк внутренней истории церкви в Пскове.- С.18.
  18. Никитский А.И. Указ. соч. С.28.
  19. Там же.- С.48.
  20. Там же.- С.48-61.
  21. Никитский А.И. Указ. соч. С.24.
  22. Там же.- С.3-5.
  23. Там же.- С. 28.
  24. Там же.- С.11-12.
  25. Ключевский В.О. Древнерусские жития святых как исторический источник.- М., 1872.
  26. Ключевский В.О. Псковские споры // Православное обозрение.- М., 1872.- Кн. 7-12.- С. 283-742.
  27. Ключевский В.О. Указ. соч. - С.475.
  28. Там же.- С. 307.
  29. Смиречанский, прот. Историко-статистический сборник сведений о Псковской епархии. Исторический очерк I-XVII вв.- Псков.- 1875.

 


Какие бывают виды.
Яндекс.Метрика

На главную страницу