Главная


В раздел 


 

 

 

ЦЕРКОВНО - ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ЦЕРКВИ И ГОСУДАРСТВА

Г. И. Шмелев, член-корреспондент РАН, главный научный сотрудник Института экономики РАН

Церковь до октября 1917г.

На всем протяжении истории России до октября 1917 г. роль Церкви, и прежде всего православной, в экономической и социальной жизни страны была значительной.

Деловая жизнь монастырей являлась ярким примером российского предпринимательства. Это, в частности, относится к Кирилло-Белозерскому, Соловецкому монастырям, Троице-Сергиевой Лавре.

Церковь до революции владела большим количеством земель, значительным имуществом и денежными средствами. Согласно статистическим данным 1905 г. по 50 губерниям Церковь располагала 1,9 млн десятин земли, еще 0,3 млн десятин находилось в частной собственности духовных лиц. Ей принадлежало немалое количество промышленных предприятий и торговых заведений, доходных домов. В конце XIX в. Святейший Синод отпускал на содержание православного духовенства 7 млн руб., а государственное казначейство -18 млн руб. в год. Церковь получала пожертвования, доходы от церковных земель, имущества и проценты с капитала.

Высшее духовенство, руководящие органы Русской Православной Церкви и часть монастырей получали поддержку за счет бюджетного финансирования и имели иные источники доходов, но основная масса священнослужителей не имела твердого обеспечения со стороны государства и содержалась в основном за счет треб и добровольных пожертвований. Сельские священники существовали благодаря ведению сельского хозяйства своими силами или с помощью наемных работников на выделенной приходу земле, которая была для них основным источником средств существования.

После крестьянской реформы 1861 г. были признаны права приходов на церковную землю, и у них появилась возможность отдавать часть земельных угодий в аренду. В отличие от монастырей земли у приходов обычно было немного. Еще в середине XVIII в. норма земли, законодательно выделяемая храмам, не имевшим ее ранее, была установлена в 33 десятины (36 га).

Что же касается вотчинных церквей, то в течение долгого времени размер земельного надела, который помещик отводил церкви, зависел от величины помещичьего владения.

Расходы, связанные с духовенством других вероисповеданий, осуществлялись за счет средств приходов и верующих.

Располагая немалыми доходами, Церковь в России вела благотворительную, просветительскую и образовательную деятельность. Духовенство активно участвовало в общественной жизни, в частности состояло в органах местного самоуправления. Так, в результате выборов по 29 губерниям в 1865-1867 гг. в уездные собрания было избрано 65% священнослужителей.

Священнослужители работали в земских организациях, зачастую являлись инициаторами создания сельскохозяйственных обществ (в 9% от общего числа обществ) и избирались их председателями. Особенно возросло количество таких обществ в годы столыпинского реформирования.

В1912 г. в 46 губерниях европейской части России на съездах мелких землевладельцев и настоятелей церквей было выбрано 7990 уполномоченных, из них 6516 (82%) священников.

Поскольку духовенство представляло собой значительную общественную прослойку (только в Русской Православной Церкви в 1912 г. насчитывалось 300 тыс. священников и монахов), оно оказывало существенное влияние на массы, прежде всего на крестьянство, а также на процессы, происходящие в обществе.

В период столыпинского реформирования в связи с переходом сотен тысяч крестьян на жительство на хутора и переселением миллионов крестьян на свободные земли на востоке страны возникла необходимость в удовлетворении религиозных потребностей населения в местах их расселения, что, наряду со школами, лечебными учреждениями, привело к строительству новых храмов. Возводились также временные молитвенные дома, часто передвижные.

В Третьей Государственной Думе (1907-1912 гг.) из общего количества депутатов (442 человека) 11% (49 человек) составляли лица духовного звания. Зачастую в Думе священнослужители оказывались по разные стороны политического барьера. Так, депутат Второй Государственной Думы священник Ф.В. Тихвинский выступал за то, чтобы земля была всенародной собственностью: "Земля - Божья, и трудящийся крестьянин имеет право на нее так же, как каждый из нас имеет право на воду и воздух. Было бы странно, если бы кто-либо стал продавать или покупать, или торговать водой и воздухом; так же странно звучит для нас всякий торг продажи и покупки земли".

Напротив, представитель Могилевской губернии епископ Митрофан выступал в защиту частной собственности на землю и высказывался за "устройство нового быта крестьян наших по образцу западноевропейских фермеров, прочно обсевших на своих отдельных участках... Полюбя свое, он (крестьянин. - Примеч. автора) научится ценить и чужое, и того поразительного безразличного отношения к чужой собственности, которое наблюдается в настоящее время и которое не может не возмущать людей с мало-мальски развитым нравственным чувством, у нас не будет".

Положение Церкви после 1917 г.

После Октябрьской революции отношение к Церкви и ее участию в общественных делах коренным образом изменилось.

Декрет СНК от 20 января 1918 г. "Об отделении церкви от государства и школы от церкви" запретил религиозным обществам владеть собственностью, что означало национализацию их имущества и лишение прав юридического лица.

Конституции РСФСР 1918 и 1925 гг. наделили граждан правом на свободу как религиозной, так и антирелигиозной пропаганды, которое, однако, со временем свелось к безграничной и безраздельной свободе антирелигиозной пропаганды.

В процессе национализации церковного имущества у Церкви отбирались не только земли, но и хозяйственный инвентарь. В Декрете о земле было записано, что "помещичьи земли, равно как все земли удельные, монастырские, церковные, со всем их живым и мертвым инвентарем, усадебными постройками и всеми принадлежностями переходят в распоряжение волостных земельных комитетов и уездных советов крестьянских депутатов, вплоть до Учредительного собрания".

Во включенном в Декрет Крестьянском наказе говорилось, что вся земля, включая монастырскую и церковную, "отчуждается безвозмездно, обращается в всенародное достояние и переходит в пользование всех трудящихся на ней".

В Положении о коммунах, принятом в декабре 1918г. на Всероссийском съезде земельных отделов, комитетов бедноты и коммун, записано (п. 7): "...при отводе земли коммунам на площади бывших частновладельческих, монастырских и церковных хозяйств коммунам передается в пользование и инвентарь этих хозяйств".

Согласно отчету Наркомата юстиции уже к осени 1920 г. у Церкви было изъято 7150 млн руб., 828 тыс. десятин монастырской земли, 1112 доходных домов. До 1921 г. было национализировано более половины (722) имевшихся в России монастырских комплексов. Церковь лишилась и социальных объектов, учрежденных при ней, - приютов, больниц и т. д. Национализация частных банков также означала утрату духовенством своих денежных вкладов.

После октября 1917 г. на священников обрушились репрессии.

В апреле 1923 г. было принято постановление ВЦИК и СНК РСФСР "О религиозных объединениях", призванное вытеснить религию из всех сфер общественной жизни. Церкви запрещалось организовывать детские, юношеские и женские молитвенные собрания, лечебную помощь, открывать библиотеки и читальни, устраивать экскурсии и детские площадки, а внесенные в 1929 г. изменения в Конституцию РСФСР исключили всякую свободу религии.

Между тем по отдельным направлениям социальных преобразований деятельность религиозных организаций могла служить образцом. Известный экономист-аграрник А.В. Чаянов, отмечая, что в земледельческих артелях относительно низки стимулы к труду, и выделяя факторы, ослабляющие эти стимулы по сравнению с другими формами хозяйствования, делал исключение для религиозных объединений: "В небольших артелях, духовно спаянных или воодушевленных какой-либо религиозной идеей, - стимуляция работы может быть выше, чем где-либо в иных формах хозяйственной организации". Он же указывал, что идейный или религиозный энтузиазм часто погашает недостатки артельного производства, "но вряд ли можно конструировать коллективное движение в земледелии как длительное и массовое, строя его на фундаменте энтузиазма".

Но уже тогда в связи с разжиганием классовой борьбы в деревне было предпринято наступление на монашеские коммуны и артели, предрешившее их участь.

В 1929 г. в СССР, несмотря на обрушившиеся на Церковь репрессии, еще действовало 30 тыс. православных храмов и 25 тыс. сектантских общин. С 1930 по 1934 г. численность храмов сократилась на 30%, фактически все монастыри были закрыты, а многие священники репрессированы.

Под предлогом наличия в руководящих органах религиозных объединений кулаков, "лишенцев" и других лиц, враждебных советской власти, им отказывали в государственной регистрации и распускали. В деревне с 1930-х гг. активизировалась антирелигиозная пропаганда. Крестьян вынуждали отказываться от религиозных праздников.

К 1939 г. Православная Церковь оказалась по существу разгромленной. Оставались незакрытыми лишь 8,3 тыс. храмов, из которых большинство не действовало, так как из-за репрессий ощущался острый недостаток священнослужителей.

По данным Комиссии Московской Патриархии по реабилитации, к 1941 г. за веру было репрессировано 350 тыс. человек (в т. ч. не менее 140 тыс. священнослужителей).

К началу Великой Отечественной войны на территории СССР число храмов составляло примерно 5% от уровня конца 1920 г. В 25 областях РСФСР не имелось ни одного действовавшего православного храма. Была уничтожена значительная часть церковных архивов и с ними немало ценных исторических документов. За Церковью установился жесткий государственный контроль.

Некоторая оттепель в отношении Православной Церкви наступила в период Отечественной войны и в первые послевоенные годы. Православная Церковь активно участвовала в сборе средств на нужды войны. По подсчетам Московской Патриархии к лету 1945 г. верующими и Церковью было собрано более 300 млн руб., не считая драгоценностей, вещей и продуктов. Открылись некоторые из ранее закрытых храмов.

Однако потепление продолжалось недолго. Уже в 1948 г. началось новое наступление на Церковь. Прошло массовое изъятие церковных зданий под клубы, склады и т. д. В 1949 г. постепенно прекратились службы вне стен храмов, были отменены крестные ходы, кроме пасхальных, несмотря на недостаток священнослужителей не допускалось служение одного священника в нескольких храмах. Возросло экономическое давление. Увеличились налоги. С 1951 г. ими стали облагаться причтовые отчисления в пользу епархии и подарки духовенству.

После смерти Сталина Церковь опять почувствовала некоторое облегчение. Духовенство возвращалось из ссылок и лагерей. К 1957 г. количество зарегистрированных в СССР храмов возросло до 13,5 тыс., а численность духовенства в них - до 12,3 тыс. человек.

Однако с 1958 г. и до конца правления Хрущева для Церкви, и особенно монастырей, наступила новая полоса ограничений. Им запретили применять наемный труд, значительно уменьшили их земельные наделы, сократили количество самих обителей. Вновь ввели отмененные для них в 1945 г. налог со строений и земельную ренту, резко повысили ставки налога с земельных участков.

Например, Псково-Печерскому монастырю из 26,5 га земли оставили только 4,4 га внутри двора и обложили налогом в 40 руб. с сотки (чрезвычайно высокий по тем временам налог).

Повышение налога на свечное производство также негативно сказалось на материальном положении Церкви, доходах священников. Московской свечной мастерской налог на свечи увеличили более чем в 10 раз. А в целом для Патриархии он начал обходиться в 12 млн руб. в месяц, тогда как на содержание духовных учреждений и выплату пенсий вместе тратилось 2,75 млн руб. Чтобы выйти из сложившегося положения, многим приходам пришлось распустить платные хоры и прибегнуть к другим ограничительным мерам.

В ноябре 1959 г. ЦК КПСС принял постановление «О мерах по прекращению паломничества к так называемым "святым местам"». Вновь разрослась кампания по закрытию храмов, ущемлению прав верующих, был издан указ об ограничении треб в домах верующих, во многих городах начали препятствовать проведению крестных ходов уже не вне, а в пределах церковной ограды, запрещать колокольный звон и т. д.

В 1961 г. Совет Министров СССР принял закрытое постановление "Об усилении контроля за выполнением законодательства о культах", согласно которому к такому контролю в обязательном порядке привлекались местные органы власти. Для усиления контроля уплаты налогов с 1962 г. Церковь обязали все требы (крещение, венчание, отпевание) заносить в специальные книги с указанием паспортных данных и адресов участников. Деньги за требы стали поступать исполнительным органам, которые сдавали излишки в Фонд Мира, а поступающая информация об участии в церковных обрядах иногда служила причиной преследований верующих по месту работы или учебы.

В 1962 г. все православное духовенство было переведено на твердые оклады. За получение денежных пожертвований непосредственно от верующих духовенство снимали с регистрации.

В годы правления Хрущева в результате преследований Церкви был нанесен существенный урон. К концу 1966 г. Русская Православная Церковь имела всего 7,5 тыс. храмов, 16 монастырей. Общая численность зарегистрированного духовенства к 1967 г. снизилась до 7,4 тыс. человек.

Сами храмы, и в их числе древние памятники нашей истории, являли собой удручающую картину разорения и запустения.

Церковь в современных условиях

В 1980-90-е гг. началось постепенное возвращение храмов и восстановление Церкви в своих правах, уменьшился налоговый пресс.

Согласно отчетам уполномоченных Совета по делам религии, в 1989 г. только на территории РСФСР насчитывалось 9574 культовых здания, не использовавшихся по назначению, 3984 из них пустовали и разрушались, 3656 были приспособлены под различные хозяйственные цели, 1934 - под социально-культурные.

В 1980-е гг. священнослужители получили доступ к средствам информации. Начался новый этап "либерального" законодательства в области государственно-церковных отношений.

В августе 1990 г. был ликвидирован Совет по делам религии при Совете Министров РСФСР. В том же году были приняты Закон СССР "О свободе совести и религиозных организациях" и Закон РСФСР "О свободе вероисповеданий", признаны утратившими силу Декрет 1918 г. "Об отделении церкви от государства и школы от церкви" и постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 8 апреля 1929 г. "О религиозных объединениях".

В это же время на территории СССР действовало более 11 тыс. православных приходов, из них на территории РСФСР - 3,1 тыс.

В результате гонений на Церковь и ее служителей в приходах ощущалась острая нехватка духовенства. В 1989 г. 40% священнослужителей не имели духовного образования, а функционировавшие в системе Русской Православной Церкви 7 духовных образовательных учреждений не могли обеспечить в относительно короткие сроки требуемое число пастырей.

К началу 1997 г. на территории бывшего Советского Союза общее число приходов составило 18 тысяч, а в 1999 г. Русская Православная Церковь уже имела 77 религиозных центров и управлений, 42 духовных учебных заведения.

Гонения на Церковь как будто ушли в прошлое. Однако последствия остались. Они остались в виде разрушенных храмов, нравственного опустошения людей, многочисленных жертв среди верующих и церковнослужителей.

Каково же современное состояние церковных организаций и находящегося во владении и пользовании Церкви имущества, в частности земли?

В большинстве стран Центральной и Восточной Европы в посткоммунистический период был осуществлен полный или частичный возврат церковным организациям сельскохозяйственных земель и лесов, отобранных у них в годы коммунистического правления.

В частности, на это пошла Румыния по настоянию Совета Европы, выставившего требование возврата земель в качестве одного из условий вступления страны в ЕС. Закон этой страны, принятый в 2000 г., разрешил возвращать церковным организациям в качестве реституции от 10 до 100 га сельскохозяйственных угодий и до 30 га лесов.

В Сербии одним из первых требований парламента к правительству в посткоммунистический период также было возвращение Сербской Православной Церкви изъятых у нее в свое время земель и лесных угодий.

В законе о реституции, принятом в 1991 г. в Чехии, о земле, некогда принадлежавшей церковным организациям, ничего не говорилось, однако позднее, в 1994 г., было принято постановление парламента о возврате Церкви конфискованного у нее имущества. Церковные организации получили 150 тыс. га земли и 500 зданий.

Возвращены земли церковным организациям в восточных землях Германии (бывшая ГДР). Правда, не в том объеме, который был у них до установления коммунистического режима.

В настоящее, несомненно благоприятное для Церкви и ее деятельности, время перед ней возникают новые трудности и задачи. В частности, поскольку большинство приходов располагается в сельской местности, возникает вопрос об обеспечении земельными наделами сельских священнослужителей. В Земельном кодексе РФ религиозные организации оказались, по существу, забытыми: не прописаны место и режим земель религиозных организаций в составе участников землевладения и землепользования, а есть лишь упоминание о них в общем перечне тех юридических лиц, кому предоставляются земли сельскохозяйственного назначения (ст. 82 ЗК РФ).

Упоминание о религиозных организациях содержится и в ст. 78 Кодекса, в перечне пользователей земель сельскохозяйственного назначения, где говорится о том, что эти земли могут использоваться для ведения сельскохозяйственного производства и в иных, связанных с сельскохозяйственным производством целях. Между тем такое понимание назначения земель, находящихся в ведении религиозных организаций, - неполное и чрезвычайно узкое, ибо на территории этих организаций находятся культовые сооружения, кладбища, хозяйственные и бытовые строения, часть территорий отводится для совершения крестных ходов и проведения праздников, что связано с массовыми посещениями верующих и т. д. Видимо, именно поэтому Федеральная служба земельного кадастра России относит, например, монастырские земли к категории "земель промышленности, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики, космического обеспечения, энергетики, обороны и иного назначения", включая их в "земли иного назначения". В рамках этой же категории монастырские земли относятся к объектам соцкультбыта, расположенным за чертой поселений, предоставленным для различных целей и не учтенным в других категориях. Между тем определенную часть земель, занятых монастырями и другими религиозными организациями, следует отнести и к землям особо охраняемых территорий и объектов, имеющих историко-культурное и духовное значение, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Интересно отношение самой Церкви к различным формам собственности. Оно выражено в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви: "Церковь признает существование многообразных форм собственности. Государственная, общественная, корпоративная, частная и смешанные формы собственности в разных странах получили различное укоренение в ходе исторического развития. Церковь не отдает предпочтения ни одной из этих форм" (VII.3).

Сегодня Церковь не ставит вопрос о реституции земель, принадлежавших ей до революции. Это и не нужно, и невозможно по многим причинам, в т. ч. и экономическим: приходы и монастыри не располагают необходимыми денеж ными средствами, техникой, рабочей силой для того, чтобы осваивать значительные сельскохозяйственные угодья. Но какое-то количество земли дополнительно ей следует выделить. Особенно это касается тех святых мест, куда стекается большое количество паломников и просто сирых и убогих, которых надо кормить. Кстати, немало монастырей, занимающихся сельскохозяйственным производством, достигают весьма высоких показателей в этой сфере деятельности. Так, в хозяйстве Оптиной пустыни (Калужская область) получают урожаи зерновых, намного превышающие урожаи окрестных сельскохозяйственных предприятий. Здесь зарыблено четыре пруда, имеются поголовье высокоудойных коров и пасека. Известны заслуги монастырей в продвижении садоводства в северных районах страны, развитии пчеловодства и т. д.

В начале 2003 г. председатель Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике И.В. Стариков высказался о возвращении Церкви ее земель. Однако Патриархия проявила известную сдержанность в данном вопросе. Между тем эта инициатива вызвала широкий резонанс в средствах массовой информации и обществе. Встал вопрос и об обеспечении землей религиозных организаций прочих конфессий, в т. ч. о наделении землями новоорганизованных религиозных организаций.

Безусловно, земля не является единственным имуществом, находящимся во владении Церкви. Религиозные организации содержат культовые здания, сооружения, объекты производственного, социального и иного назначения, различные предметы религиозного назначения и иное имущество, необходимое для обеспечения их деятельности, в т. ч. отнесенное к памятникам истории и культуры, охраняемым государством.

Большинство вопросов, связанных с деятельностью религиозных организаций, регламентируется вступившим в силу в октябре 1997 г. Федеральным законом "О свободе совести и о религиозных объединениях" и Уставом Русской Православной Церкви, принятым Юбилейным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви в августе 2000 г.

Приходы платят установленные государством налоги и делают отчисления в пользу вышестоящих религиозных органов: на общецерковные нужды в размере, установленном Священным Синодом, и на епархиальные нужды в порядке и размерах, установленных органами епархиальной власти. Между тем в деятельности приходов постоянно возникают вопросы, связанные со строительством, реставрацией и ремонтом храмов, приходских помещений, благоустройством территорий, их ограждением, приобретением церковной утвари и убранства. Приход является первичной ячейкой и основой хозяйственной деятельности религиозных организаций. Поэтому знание основ экономики и права для служителей приходов является необходимым.

Переход общества к рыночным отношениям не мог не сказаться на положении Церкви, на ее хозяйственных функциях, взаимодействии с частными и государственными коммерческими структурами. Гражданский кодекс РФ относит религиозные организации к некоммерческим, но при этом они имеют право на предпринимательскую деятельность.

При некоторых приходах в последнее время создаются общества с ограниченной ответственностью, занимающиеся предпринимательской деятельностью. Прибыль, получаемая в результате предпринимательской деятельности прихода, должна направляться на решение его уставных задач.

Вместе с тем, как отметил Святейший Патриарх Алексий, «отдельные отрасли современной "экономики", приносящие колоссальный доход, категорически закрыты для Церкви и ее чад». Очевидно, такими отраслями являются те, которые разрушают нравственное и физическое здоровье народа и, в частности, водочное производство, табачные изделия, игорный бизнес и т. д. "Выбирая деловых партнеров, -подчеркнул Патриарх, - мы должны быть внимательны к целям, которые преследуют их организации, мы не можем связывать себя со структурами, чья репутация сомнительна, не можем пускаться в различного рода авантюры".

Не обходит Православная Церковь и вопросы труда и его оплаты. В Основах социальной концепции Русской Православной Церкви сказано: "Труд является органичным элементом человеческой жизни. В книге Бытия говорится, что в начале не было человека для возделывания земли (Быт. 2,5). Создав райский сад, Бог поселил в нем человека, чтобы возделывать и хранить его (Быт. 2,15). Труд -это творческое раскрытие человека, которому в силу изначального богоподобия дано быть сотворцом и соработником Господа. Однако после отпадения человека от Творца изменился характер труда. Творческая составляющая труда ослабла; он стал для падшего человека преимущественно способом добывания средств к жизни" (VI. 1).

"Церковь учит, - говорится далее, - что отказ в оплате честного труда является не только преступлением против человека, но и грехом против Бога" (VI. 6).

«...Каждый человек должен иметь достаточно средств для достойного существования. Вместе с тем Церковь предостерегает от чрезвычайного увлечения материальными благами, осуждая тех, кто обольщался "заботами, богатством и наслаждением житейским" (Лк. 8,14)» (VII.1).

В последние годы с большими сложностями происходит передача религиозным организациям принадлежавших им когда-то храмовых зданий и другого имущества. Этот процесс регулируется постановлением Правительства РФ от 30.06.01 № 490 "О порядке передачи религиозным организациям находящегося в федеральной собственности имущества религиозного назначения", но есть много нерешенных вопросов.

Весьма важным, но пока не решенным остается вопрос участия государства в восстановлении храмов, возвращенных Церкви. Немалая часть имеет историческую ценность и относится к памятникам культуры и архитектуры, охраняемым государством. Но это, очевидно, предполагает и то, что в их восстановлении активную роль должно играть государство. Между тем эту деятельность государство, за некоторым исключением, возложило на Церковь. (К примеру, заявку на помощь в восстановлении 12 храмов Новгородской епархии государство удовлетворило лишь по Софийскому собору.)

Реставрация возвращенных Церкви бывших храмовых зданий, находящихся ныне в полуразрушенном состоянии, в более широких масштабах могла бы проводиться за счет благотворительных концертов известных деятелей культуры, телемостов и других акций. Таким образом, например, собираются средства на восстановление в Одессе взорванного в 1936 г. Спасо-Преображенского храма.

Особой сферой деятельности церковных организаций является благотворительность. Этой деятельности предстоит расширяться, особенно в условиях возрастающей имущественной дифференциации общества, увеличения количества граждан, остающихся за чертой бедности, роста детской беспризорности, распространения наркомании, суицида. В этом отношении имеются достойные примеры.

С согласия и благословения епархиального архиерея при приходах могут создаваться братства и сестричества, в задачи которых входит прежде всего помощь приходу в его деятельности и осуществление социальных программ (главным образом, в области милосердия и благотворительности: поддержка многодетных семей, детей-сирот, больных и престарелых, оказание ритуальных услуг и т. д.).

Особого внимания заслуживает вопрос об участии духовенства в общественной и политической жизни. Мы уже говорили об этом, рассматривая период до октябрьского переворота. Русская Православная Церковь отрицательно относится к тому, чтобы духовенство занималось политической деятельностью. Однако есть определенный резон в том, чтобы Церковь, напротив, заняла более активную позицию в общественной жизни.

В современной России роль Православной Церкви и ее воздействие на социально-экономические процессы должны возрасти, так как пока ни правительство, ни законодательные органы не реагируют на заявления церковных иерархов о пагубной для нравственного здоровья общества демонстрации фильмов с бесконечными актами насилия, убийств, программами телевидения типа скандально известных "Окон", "За стеклом", о развращении молодежи средствами массовой информации. Церковь, не будучи представлена в законодательных органах власти, лишена возможности принимать участие в решении ряда вопросов, непосредственно затрагивающих ее интересы и интересы многочисленной паствы.

В п. 2 ст. 14 Конституции Российской Федерации сказано, что "религиозные объединения отделены от государства", но необходимо более четко определить, что под этим понимается, устранив дискриминационные для Церкви ограничения и толкования. На заре утверждения советской власти в понятие отделения Церкви от государства вкладывалось не только представление о невмешательстве государства в дела Церкви, о свободном исповедании религии (что самым бессовестным образом нарушалось государством), но и лишение служителей Церкви избирательных прав, незащищенность Церкви от посягательств на ее имущество и пр.

Церковно-государственные отношения нуждаются в большей четкости, дальнейшем совершенствовании и регулировании в соответствии с духом времени и интересами верующих.

"Приход. Православный экономический вестник". 2004. №№1-2.


 



Вчера заказал в квартиру натяжной потолок здесь - компания Coplast.
Яндекс.Метрика

На главную страницу