Опубликовано 22.12.2019 в рубрике  Православное краеведение
 

Труды и радости

Многие сельские батюшки читали книги на нескольких языках, публиковали статьи в столичных журналах и писали исторические труды.
 
"Жил-был поп, толоконный лоб. Пошел поп по базару <...> Навстречу ему Балда". Тем, кто прошел мимо сельских священников из рассказов и повестей Чехова и Лескова, дореволюционный деревенский батюшка зачастую представляется персонажем из пушкинской сказки. Хитрец, обманщик и эксплуататор крестьянства, гоняющийся за дешевизной.

Музей сельского священника, который возводят в вологодской глубинке, намерен опровергнуть сатирический образ священнослужителя, возникший благодаря литературе и фольклору.

Церковно-приходская школа, избы зажиточных крестьян, родовой дом династии священнослужителей, их обширная библиотека и сад с заморскими саженцами... Все эти объекты будущего музея под открытым небом расскажут о жизненном укладе русской деревни, для которой священник был учителем и советчиком. Да и сами сельские батюшки не только по базарам слонялись, как их сказочный коллега. Многие из них читали книги на нескольких языках, публиковали статьи в столичных журналах и писали исторические труды.

Фото: Предоставлено автором
До революции Цыпинский приход — крупнейший в округе, а Бриллиантовы — знаменитая фамилия

ВИДИШЬ, ТАМ НА ГОРЕ...

Цыпина гора — место на Вологодчине известное. Правда, она долго не привлекала внимания историков и краеведов. Возможно, не последнюю роль в этом сыграло соседство горы с гораздо более известными достопримечательностями — Ферапонтовым монастырем с гениальными фресками Дионисия и крупнейшим на Русском Севере Кирилло-Белозерским монастырем. Конечно, на фоне таких жемчужин и Цыпина гора, и одноименная деревня с руинами церквей и заросшим погостом просто терялись.

В советские времена живописная гора на берегу Ильинского озера привлекала туристов с рюкзаками и лыжников. В конце концов один из ее склонов стал местным "горнолыжным курортом". А до революции Цыпина гора считалась среди местного населения святой. В известной с XVI века деревне Цыпино, расположенной на ее пике, было несколько церквей, а все поселение считалось монастырским. В Цыпине жили священники, служившие в окрестных деревнях, а также клирики.

Фото: Предоставлено автором
Дом Бриллиантовых был перевезен в город Кириллов и существует по сей день

Еще лет пятнадцать назад приезжать в Цыпино без лыж, этюдника или сачка для ловли бабочек смысла не было. Гостя встречала обыкновенная деревушка со старенькими домиками, заросшие руины каменного храма да похожий на конный манеж, широкий и низкий, деревянный остов бывшей церкви Ильи Пророка, построенной в середине XVIII века. Уже в следующем столетии Цыпино объединяло два десятка деревень и без малого 300 дворов, считаясь крупнейшим в Кирилловском уезде.

В 2000-е годы сотрудникам Кирилло-Белозерского музея-заповедника удалось доказать необходимость реставрации уникальной Ильинской церкви и добиться выделения для этих целей средств федерального бюджета. И сегодня каждый может увидеть то, о чем писал один из Бриллиантовых (об этой замечательной семье цыпинских священников речь ниже. — Прим. авт.): "Гора эта с белеющей на ней часовней царит над всей окрестностью и уже издалека видна проезжему путнику".

Попутно была расчищена территория Ильинского погоста, сделана дорожка, восстановлены старинные ограды. Вместе с реставраторами работали археологи, а группа сотрудников музея отправилась в архивы Великого Новгорода, которому здешние места подчинялись вплоть до начала XX века. Итогом всего этого объема работ стала идея первого в России музея сельского священника под открытым небом, который, согласно замыслу создателей, позволит окунуться в патриархальный уклад русской деревни.

Фото: Анастасия Ташева
Рядом с восстановленной Ильинской церковью разобранная церковь Косьмы и Дамиана, которая ждет своего часа

"Жизнь сельского священника в русской литературе и искусстве наделена чертами если не комическими, то сатирическими, — отмечают авторы концепции музея сельского священника. — Обыденность же их была полна тягот и забот. Как правило, большие священнические семьи при скудном жалованьи главы вынужденно вели натуральное хозяйство, то есть жили тем же трудом, что и прихожане".

С КАДИЛОМ И СОХОЙ

Музейный комплекс разместится на 12 гектарах. Его концепция и проект разрабатывались в Москве и уже одобрены Министерством культуры России.

В отреставрированной церкви Ильи Пророка разместилась большая экспозиция, рассказывающая о священниках Цыпинского прихода. В ближайшие годы здесь планируется полностью воссоздать церковный интерьер.

Двухэтажный дом семьи священнослужителей Бриллиантовых должен стать центральным объектом музея. Сам дом, построенный двести лет назад, претерпел немало перемен и невзгод, но сохранился до наших времен. В XX веке его разобрали по бревнышку и увезли в уездный городок Кириллов, где он стоит и по сей день. Сейчас специалисты изучают, выдержит ли он обратную дорогу или в Цыпине лучше построить точную копию дома. На первом этаже разместят мемориальную экспозицию, в которую войдут подлинные вещи Бриллиантовых, в том числе книги из обширной библиотеки, в которой помимо богословской литературы немало художественных произведений, томов по сельскому хозяйству, географии и биологии на нескольких европейских языках.

Фото: Предоставлено автором
Таким было Цыпино до революции. Не хуже соседнего Ферапонтова, ныне известного на весь мир

Прочитанное в книгах Бриллиантовы воплощали в жизнь. Их сад был известен на всю округу: семена и саженцы, в том числе экзотических для Русского Севера фруктовых растений, выписывались из Санкт-Петербурга и из-за границы. Авторы музея намерены воссоздать это чудо природы и человеческого творчества. Архивные изыскания, а также исследования сохранившихся на месте сада деревьев и кустарника позволили сотрудникам музея воссоздать сад Бриллиантовых. Пока, правда, на бумаге. К слову, зеленых свидетелей бриллиантовской эпохи в Цыпине и по сей день немало. Например, живы ели, которые священнослужители высаживали вместе с односельчанами для укрепления прибрежных склонов.

"Сад и огород Бриллиантовых удивляли приезжавших к ним разнообразием фруктов, цветов и диковинными для того времени овощами — помидорами, — пишет местный историк-краевед Маргарита Алексеева, которая в 90-е годы прошлого века написала первый большой труд о семье Бриллиантовых. — В голодные 1918–1919 годы хлеба у Бриллиантовых уродились неважные, но изобилие овощей и яблок позволило выменивать на них мед, сено, дрова".

Церковно-приходская школа появилась в Цыпине еще в 1830-е годы и несколько первых десятилетий располагалась в доме Бриллиантовых, которые и преподавали в ней. Позднее для школы было построено отдельное здание, которое также сохранилось. После реставрации в нем разместится интерактивная музейная экспозиция — усевшись за парту, гости музея смогут многое узнать о дореволюционном образовании, — а также мастерская для обучения ремеслам.

Еще в музее появится самый настоящий крестьянский дом XIX века, принадлежавший зажиточному хозяину Маркелу Инопину. Сотрудники музея готовят программу так, чтобы туристы ощутили себя не экскурсантами, а полноправными гостями хлебосольного Инопина. Им расскажут о крестьянской семье, а также о том, чем занимался, что носил и чем питался каждый из Инопиных. И в какое окно крестился на церковь, начиная любое дело — большое или малое. По русскому обычаю каждый сможет почувствовать себя здесь как дома — со всеми правами и обязанностями. Дом Инопина позволит показать полный сезонный цикл крестьянского уклада: пахота, сенокос, севооборот, уборка урожая, животноводство и так далее.

ЦЕРКОВЬ ИЗ ЛЕСУ ВЫШЛА

Самым удаленным уголком обширного музея русского священника станет так называемое церковище — музей деревянного зодчества, в котором разместятся несколько церквушек. Две из них уже найдены и перевезены на территорию музея.

На площадке перед белоснежной красавицей — Ильинской церковью — стоит длинный навес. Под ним сложены пронумерованные бревна, большинство из них ветхие. "Вот она, наша гордость, таких на северо-западе очень немного осталось, если вообще они еще где-то сохранились", — говорит заместитель директора Кирилло-Белозерского музея-заповедника по реставрации Ольга Вороничева.

Фото: Предоставлено автором
Иван Бриллиантов — цыпинский священник. Его дети стали писателями, историками и богословами

Эти лежащие под навесом бревна — церковь Святых Косьмы и Дамиана, перевезенная в Кирилловский район из соседнего Грязовецкого. Церквушку разыскали в лесу, да не в перелеске, а в дремучих зарослях. Не одно десятилетие деревянный храм с дырявыми стенами и крышей удивлял забредших в глушь грибников и ягодников.

Церковь была построена в конце XVII или начале XVIII века в шумном большом поселке. После революции церквушку отдали колхозу под хранилище, а в 1940-е годы ее закрыли как аварийную. В 60-е годы в рамках программы сельской централизации несколько местных деревень были ликвидированы, и церковь осталась в одиночестве в пустой деревне, которая быстро заросла. Вероятно, именно это и спасло храм от бытовых пожаров, интереса вандалов и разбора на дрова.

По словам Ольги Вороничевой, самое замечательное в церкви Святых Косьмы и Дамиана даже не возраст, а ее архаичность. В ней воплощены те законы православной архитектуры, которые существовали до появления многоглавия. При реставрации немалую часть бревен заменят новыми (их вырубят в той же местности, в которой стояла церковь), но будет использован и "исторический" стройматериал.

БЛЕСТЯЩАЯ ФАМИЛИЯ

Более трехсот лет служили в церквях и храмах Цыпина и Ферапонтова представители семьи Бриллиантовых. Служили в своем краю и далеких приходах, роднились с другими семьями местных священников. Впрочем, в роду Бриллиантовых не все выбирали духовное поприще, были среди них врачи, учителя, философы и историки. Широко известно имя Ивана Ивановича Бриллиантова, который, живя в доме отца, Ивана Михайловича, священника Цыпинского прихода, изучил фрески в храме соседнего Ферапонтова и сделал предположение, что они написаны Дионисием. Бриллиантов основывал свои выводы на полустершейся надписи славянской вязью на двери собора.

Иван Бриллиантов преподавал в Санкт-Петербургской духовной академии, в которой кафедру истории возглавлял его старший брат, Александр. В начале 30-х годов обоих братьев репрессировали по громкому делу академика Платонова (так называемое "академическое дело". — Прим. авт.), которое собрало в научных кругах богатую жатву расстрелянных, сосланных и посаженных.

Родовое гнездо Бриллиантовых в Цыпине было разорено, и на долгие годы эта фамилия, говорящая о сословии ее носителей больше, чем любые документы, была забыта. Потомков — в семье было четверо сыновей и пять дочерей — разбросало по всей России. Одна из сестер, Екатерина, лишившись в годы репрессий мужа-священника, уехала с дочерью на Кольский полуостров подальше от гонений. О семье и предках не распространялась, Цыпино и Ферапонтово постаралась забыть.

Каково же было удивление ее правнучки, мурманской библиотекарши Светланы Дячок, когда ее разыскали сотрудники музея и рассказали, потомком какого рода она является. "Многие люди годами ищут предков в архивах, а мне всю информацию поднесли на блюдечке", — удивляется она. Мурманчанка включилась в работу по исследованию родословной семьи Бриллиантовых и поиск родственников. И первую общую черту среди потомков Бриллиантовых, многие из которых прежде и фамилии такой не слыхали, Светлана Дячок уже обнаружила: большинство из них тяготеют к гуманитарным и творческим профессиям. Учителя, архитекторы, библиотекари, музыканты...

Фото: Анастасия Ташева
Ольга Вороничева и Андрей Архиппов работают над проектом музея сельского священника уже несколько лет

ПО ЛЮБВИ

Одного из кураторов проекта, сотрудника музея Андрея Архиппова, гости Цыпина обычно принимают за сельского священника. В первую очередь из-за окладистой рыжей бороды, длинных волос и певучей успокаивающей речи. Успешный маркетолог и рекламщик из Санкт-Петербурга, он в зрелом возрасте покинул Северную столицу и устроился на работу директором по развитию в Кирилло-Белозерский музей-заповедник, расположенный в одноименном монастыре. Потом купил деревенский дом и живет фактически той жизнью, которую пытается сейчас воссоздать в Цыпине.

"Судьба, — отвечает Андрей на вопрос о том, что заставило его столь резко поменять свою жизнь. — Почему сюда приехал? По любви, конечно. В 2015 году я впервые оказался в Кирилловском районе. Мне посоветовали поехать посмотреть, и я отправился, ничего не зная об этих местах. И тут же влюбился. Понял, что хочу здесь жить. И тут же стали появляться дела и знакомые, которые еще крепче привязывали меня к этому краю".

Я не удержался и задал ему мучивший меня вопрос о предках-священниках. "О священниках в своем роду я ничего не знаю, — ответил Андрей. — Но говорят, что они были. Сама наша фамилия необычная, с двумя "п" в середине. Имя Архипп, как и Филипп, на Руси писалось с двумя "п". И почему-то у Филипповых они сохранились, а у Архиповых исчезли. Но кто-то из моих предков настоял на том, чтобы оставить двойную "п". Сам наш род из деревни, но уже мои родители — ленинградцы, а я и подавно. Меня все пугали страшными тяготами деревенской жизни, которую я не вынесу с непривычки. Но особенных сложностей я не встретил, особенно если относиться ко всему с юмором. Ну да, случались прошлой зимой морозы минус 40, которые, конечно, в деревне иначе переносятся, чем в городе. Но ничего, топили печку чаще, и все. А воду из колодца я еще летом в дом провел. Жить можно".

В купленную избу Андрей Архиппов переехал вместе с женой. "Моя супруга — профессиональный резчик по дереву, — рассказывает он. — Режет иконы, игрушки, предметы интерьера. И она тоже очень хотела переехать в деревню. И ей здесь, в общем, нравится. Но иногда все-таки выкатывает: "Ты мне жизнь сломал своей деревней". Но это под настроение".

По словам Андрея Архиппова, свою задачу в музее он видит в том, чтобы сделать туристический сезон круглогодичным. А для этого нужно нечто большее, чем чаще топить печь и провести водопровод. Нужно развивать инфраструктуру, приводить в порядок дороги и придумывать программы с учетом потребностей современного туриста. "Приток гостей оживит жизнь в районе, даст новые рабочие места, да и у молодежи появится интерес остаться в родном краю", — считает Андрей.

То есть прошлое поможет сформировать будущее. Эту цель не прописывают в проектах и концепциях, но она всегда главная. По умолчанию.

Сергей Виноградов

Поддержите наш сайт


Сердечно благодарим всех тех, кто откликается и помогает. Просим жертвователей указывать свои имена для молитвенного поминовения — в платеже или письме в редакцию.
 
 
Помочь порталу

  Оцените актуальность  
   Всего голосов: 0    
  Версия для печати        Просмотров: 104


html-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

 
  Не нашли на странице? Поищите по сайту.
  

 
Самое новое


26 января
26 января 2020 года в Доме офицеров состоится очередное занятие университета Православной...
Помоги музею
Искитимская епархия просит оказать содействие в сборе экспонатов и сведений для создания...
Памятник
Новосибирской митрополией объявлен сбор средств для сооружения памятника всем...
Психолог
На приходе в честь Рождества Пресвятой Богородицы Академгородка ведет прием православный...
5-7 февраля
Научно-практическая конференция «1920 год в истории России», посвященная 100-летию...


 


  Нравится Друзья

Популярное:

Подписаться на рассылку новостей






    Архив новостей:

Январь 2020 (63)
Декабрь 2019 (93)
Ноябрь 2019 (97)
Октябрь 2019 (70)
Сентябрь 2019 (76)
Август 2019 (47)

«    Январь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Яндекс.Метрика

Каталог Православное Христианство.Ру
 Участник сообщества епархиальных ресурсов. Все православные сайты Новосибирской Епархии