Опубликовано 06.08.2020 в рубрике  Православное краеведение
 

«Сибирский колониальный батальон»

Прим. переводчика. Наш Ново-николаевский военно-исторический клуб давно взаимодействует с французскими коллегами и ранее осуществлял поиск информации во французских архивах по сибирской тематике.  
Там, в частности, были найдены фотографии небезызвестного полковника Ивакина.

В настоящее время наши поиски во Франции далеки от сибирских тем, но, между делом мы нашли статью французского военного историка Паскаля Тран-Хуу, потомственного военного, бывшего офицера французской армии и сотрудника Высшего исследовательского института  национальной обороны Франции. Г-н Тран-Хуу посвятил свою статью французскому колониальному батальону, находившемуся в годы Гражданской войны в Сибири.

Коротко о французах в Новосибирской области автором перевода было рассказано в книге «Новониколаевск в военном мундире».

После наших исследований о британских, чешских  и югославянских частях нам давно хотелось более подробно осветить роль и французских интервентов в Сибири. Накоплен уже достаточный материал. Но чтобы «не открывать Америку» и не тратить драгоценное время, воспользуемся уже готовым материалом, информация в котором совпадает с результатами наших исследований. Данная статья отвечает на вопрос о роли французского воинского контингента в событиях на Восточном фронте Гражданской войны. Здесь не затрагивается лишь участие в военных действиях французского авиационного отряда, но он также не оказал серьезного влияния на события на фронте, совершив лишь 45 вылетов, большей частью на разведку.

Автор перевода в настоящее время готовит вторую свою часть, о роли французских интервентов в ходе Гражданской войны в Сибири, в которой будет раскрыта информация, не отраженная в данной статье и в интернет-источниках.

Итак, вернемся же к французским вооруженным силам в Сибири и конкретно к статье г-на Тран-Хуу.

Автор перевода не добавил от себя никаких фотографий, оставил только авторские иллюстрации г-на Тран-Хуу.

"Сибирский колониальный батальон" (Le Bataillon Colonial Francais de Siberie, B. C. F. S)  был сформирован по приказу Военного Министра Франции 13 июля 1918 года. Так начались приключения этого батальона, который был последним из французских частей, кто участвовал в военных операциях Первой мировой войны (прим. пер.: первоначально участие союзнических войск в войне в России оценивалось как восстановление Восточного фронта против Германии и Австрии, и их ставленников – большевиков). После захвата власти большевиками в России в 1917 г. войска, оставшиеся верными царю, пытались восстановить положение (прим. пер.: автор плохо ориентируется в политической обстановке в России того времени. Практически ни одно крупное «белое» движение в России не провозгласило своей целью восстановление монархии. И началось белое движение не в связи с отстранением от власти императора Николая II)). В Сибири развернулись сражения между «белыми» и «красными».

Фото. Генерал Морис Жанен

В марте 1918 года Брест-Литовский договор положил конец военным действиям на Восточном фронте между Германией и большевистской Россией. Тогда союзники решили открыть Восточный фронт против «красных», которые только что встали в один лагерь с немцами, прекратив с ними борьбу. Большая часть сил, которые союзники направили против русских «красных», состояла из чехов. Чешские войска вошли в состав французской армии, и для командования ними была создана французская миссия, которой командовал генерал Морис Жанен. По приказу командира батальона майора Малле 14 июля 1918 года в состав Сибирского колониального батальона вошли две роты 16-го колониального пехотного полка, базирующегося в Тяньцзине (Китай), двух рот 9-го колониального пехотного полка, базирующегося в Ханое (прим. пер.: Французский Индокитай, ныне Вьетнам), и одной роты 3-го Зуавского пехотного полка, базирующегося в Тонкине (прим. пер.: Французский Индокитай, ныне г. Бакбо во Вьетнаме).

Сначала задачей батальона была помощь в эвакуации чехов (прим. пер.: из России, так как советское правительство чинило в этом препятствия) и о том, чтобы не дать немцам заполучить в свои руки военное снаряжение, доставленное в Россию до Октябрьской революции, которое хранилось в основном в портах Арктики (Мурманск и Архангельск) и Тихого океана (Владивосток). Но для французов и англичан эта интервенция также явилась поводом для попытки вновь открыть фронт на востоке против Центральных держав. Действительно, после сепаратного мира, заключенного между русскими и Германией, германские войска, освобожденные от этого театра военных действия, вновь активизировались во Франции, перешли в наступление и вновь держали Париж в пределах досягаемости своих артиллерийских орудий. Шифрованная телеграмма, адресованная 22 июля 1918 года американским консулом в Москве своему Омскому коллеге, свидетельствует о том, что намерения союзников не ограничиваются чисто гуманитарной целью.

"Вы можете конфиденциально сообщить чешским лидерам, что до дальнейших распоряжений союзники будут рады, с политической точки зрения, если они (прим. пер.: чехи) удержатся на своих нынешних позициях. С другой стороны, они не должны идти на активизацию боевых действий (выделено пер.). Желательно, прежде всего, чтобы они обеспечили себе контроль над Транссибирской железной дорогой, а во-вторых, если это возможно при этом, чтобы они сохранили контроль и над другой территорией, которую они сейчас занимают. Сообщите французским представителям, что генеральный консул Франции одобряет эти инструкции".

В июле 1918 года был отдан приказ, чтобы части батальона собрались в Шанхае (Китай) для дальнейшей отправки во Владивосток. Первыми должны были отправиться штаб батальона, европейская рота, рота аннамитских стрелков и пулеметный взвод. Предполагалось, что если части батальона из Индокитая не смогли бы высадиться на берег, то именно бойцы из оккупационного корпуса Китая из Тяньцина (прим. пер.: из 9-го колониального пехотного полка) должны будут двинуться во Владивосток (прим. пер.: вероятно, по суше).

1-я рота 9-го колониального пехотного полка с 207 европейцами и 21 тонкинским стрелком; 8-я рота того же полка с 208 европейцами и 22 тонкинскими стрелками; 1-я рота 3-го Зуавского полка с 309 европейцами и 21 тонкинским стрелком 29 июля 1918 г. погрузились на борт судна  « Андре Лебон» для высадки в Шанхае 29 июля 1918 года. Там их ожидал и сербский отряд в составе 2 офицеров и 17 человек. «Индокитайские»  роты были переименованы в 6-ю, 7-ю и 8-ю роты Сибирского колониального батальона. После высадки 1-й роты 36-го колониального пехотного полка в составе 202 европейцев и 11-й роты того же полка в составе 213 тонкинских стрелков и 16 европейцев, (оба из оккупационного корпуса Китая), Сибирский колониальный батальон был собран в полном составе. Последние две роты из Китая  стали 5-й и 11-й ротами колониального батальона. Общая численность батальона составила 1140 человек.

Фото. Высадка частей батальона с судна «Андре Лебон» во Владивостоке в августе 1918 г.

Прибыв во Владивосток 9 августа 1918 года, батальон разделился на два отдельных подвижных батальона. Первым командовал капитан Фюрштейн (5-я 8-я рота, взвод 11-й и два пулеметных взвода). Вторым командовал капитан Шилль (6-я и 7-я роты, взвод 11-й роты и два пулеметных взвода). Всем командовал командир батальона Малле.

Из Владивостока они должны были быть развернуты вдоль Транссибирской магистрали,  на запад от города. Французы поддерживали в боях чехов, а затем японцев (прим. пер.: при охране железной дороги и прилегающих районов). С 14 по 24 августа в батальоне было убито 2 человека, 19 получили ранения и один пропал без вести.

Фото. Владивосток. Резиденция французской миссии. 7 марта 1919 года

Несмотря на сложные логистические условия, майор Малле  продолжал покупать муку, чтобы иметь возможность кормить чинов батальона. Батальон продолжал свою миссию. Прибыв в Иркутск 2 ноября, Малле узнал, что трое зуавов из батальона только что были убиты и еще трое ранены, в том числе лейтенант Браунштейн, при взрыве поезда с чешскими боеприпасами, который они сопровождали. Спасти удалось только пять вагонов из сорока. .

11 ноября 1918 года батальон прибыл в Ново-Николаевск (нынешний Новосибирск), где российскими властями и штабом польских войск был организован банкет.

(Прим. пер.: Вот как описывал в своём дневнике прибытие батальона в Новониколаевск ротмистр Зиновьев: «Вчера с полковником Степановым  ездил на вокзал, встречали батальон зуавов, направляющийся с востока на фронт. Они прибыли из Тонкина, сражались уже с красными под Хабаровском. Вид у них довольно несчастный – видимо, сибирские морозы им не по вкусу». Батальон пробыл в Новониколаевске неделю. 18 ноября батальон уже прибыл на ст. Барабинск).

18 декабря батальон получает приказание о выделении из своего состава отряда в «белую» армию генерала Войцеховского и отправляется на фронт. Несмотря на возражения командира Малле и его заместителей (прим. пер. – приводятся в журнале военных действия батальона), по настоянию русского генерала, батарея и отряд готовятся в путь на с. Гумерово (самая западная точка, до которой доберется батальон, примерно в 400 км от Казани) с 180 санями, одни из которых будут перевозить кухню. Но на следующий день, 19 декабря, в наличии оказалось лишь 78 саней, на которых смог бы отправиться только выделенный отряд из состава батальона. Холод резко усиливается до-30°. Пехота добирается до места назначения, но у тридцати человек замерзли ноги, и их нужно эвакуировать. Что же касается артиллерии, то она идет с трудом,  животные отказываются двинуться с места, и она сможет прибыть только посреди ночи, благодаря помощи 6-й чешской батареи, пришедшей ей на помощь.

22 декабря 1918 г. для поддержки русских войск батальон вступает в бой в составе артиллерийского взвода и 2-й роты. Но «белые»  отступают в панике, заставляя французов перегруппироваться, и сдерживать «красных» в одиночку  до 19:30 час вечера.

И уже 25 декабря батальон  получил приказ вернуться в Уфу и Челябинск, куда он прибыл 1 января 1919 года и где французы с радостью обнаружили комфортабельные условия для размещения. Батальон был реорганизован: был составлен отряд, направленный в Оренбург и Уральск, «чтобы показать казакам фактическое присутствие французов, а не принимать участие в боевых действиях». Отныне батальон непосредственно не участвовал в боевых операциях (выделено пер.). С января по июль 1919 года он выполнял задания по сопровождению составов с вооружениями из Челябинска вдоль железнодорожной линии, а также чины пулеметных взводов в качестве инструкторов осуществляли обучение стрельбе из пулемета в различных населенных пунктах Урала: в Перми у Сибирской армии, в Троицке у южной русской армии, в Екатеринбурге у западной русской армии (прим. пер.: вероятно, для овладения русскими пулеметчиками французскими станковыми пулеметами «Сен-Этьен», которые Франция поставила правительству Колчака вместо запрошенных ручных пулеметов). Французские инструкторы  также обучали и солдат румынских и польских формирований в Сибири. Чтобы компенсировать потери и заменить демобилизованных в марте 1919 г. прибыл сменный отряд численностью 92 человека, выехавший из Харбина более месяца назад, а в июне - еще один отряд численностью 335 человек, сопровождавший 5 повозок с пулеметами Кольт, продовольствием и одеждой.

Батальон также получил задание разыскать на заводах Урала пленных эльзасцев и лотарингцев из числа бывших чинов германской армии с целью их репатриации (прим. пер.: в самом батальоне было много офицеров – выходцев из Эльзаса и Лотарингии). Они нашли около двадцати человек, которые были эвакуированы из России. 12 июля 1919 г. по приказу генерала рота и пулеметный взвод отправлены в Екатеринбург для «устранения паники, охватившей город при приближении большевиков». Ситуация действительно ухудшилась: когда в марте «белая» русская армия почти захватила Казань, фактически угрожая власти Советов, ей пришлось отступить под давлением «красных ». Последние уже перерезали железную дорогу, в 80 верстах севернее Челябинска, и роте надо было повернуть назад.

16 июля 1919 г. ситуация на фронте ухудшилась: «красными» были перерезаны коммуникации между различными «белыми» армиями, а Транссибирская магистраль находилась под угрозой быть перерезанной к востоку от города, в районе Кургана. Батальон в тот же день отступил в Петропавловск, а затем двинулся во Владивосток, добравшись до него 14 сентября 1919 года. 26 ноября 1919 года майор Малле передал свое командование капитану Мадауле. 26 января 1919 года часть русской пехоты восстала во Владивостоке, осадив часть гарнизона, оставшегося верным «белым». Вновь было объявлено осадное положение, и Сибирский колониальный батальон был поднят по тревоге и находился в состоянии осады (доказательством того, что ситуация была более напряженная, является то, что журнал военных действий батальона за эти дни  написан от руки, а не на пишущей машинке…).

28 января 1920 г. в 8 часов утра революционные войска ворвались в город и захватили командный пункт генерала Розанова. Согласно походной газете батальона, «четырех пушечных выстрелов там оказалось достаточно»  и «всю вторую половину дня революционные войска возвращаются в город в порядке, хорошо одетые и снаряженные», в тишине. Русский генерал перешел под защиту генерала Ои, командующего японскими войсками, а капитан Мадауле попытался эвакуировать своих людей при помощи японцев, столкнувшись «с абсолютной невозможностью».

14 февраля, сняв осадное положение, батальон отправляется в Никольск, город Транссибирской магистрали, в тот момент уже находившийся под местным социалистическим управлением. «Социалисты» блокировали поезд, опасаясь, что боеприпасы, привезенные батальоном, попадут в руки армии Семенова, но затем пропустили батальон дальше. Чуть дальше, в Гродекове, всё повторилось, на этот раз капитан Мадауле отмечал, что военный начальник станции «выказывает глубокое презрение к союзникам».

17 февраля 1920 г., когда поезд только что пересек монгольскую границу, один вагон с боеприпасами загорелся при спуске; через несколько часов загорелся еще один перегруженный вагон, (в нем была 21 тонна вместо 12), а на следующую ночь загорелся третий. Оставшихся вагонов могло не хватить, и с соседней станции пришлось привозить другие. Наконец, 20 февраля, батальон прибыл в Харбин. После нескольких отказов от подачи локомотивов и пропуска эшелона со стороны железнодорожников, перешедших на сторону «советов» (прим. пер.: имеется в виду персонал КВЖД), батальон прибыл в Мукдена и, наконец, -4 марта 1920 г., прибыл в  Тяньцзин, где и был распущен. Отсутствующих возвращают в 16-й колониальный пехотный полк, а других переводят во французскую Сибирскую миссию, которая в 1921 году будет окончательно репатриирована.

Во время этой короткой кампании некоторые чины колониального батальона были повышены в званиях, награждены французским командованием, и многие солдаты были награждены японскими, английскими и чешскими наградами.

Паскаль Тран-Хуу

Перевод с французского и комментарии И.В. Ладыгина

Статья была опубликована в журнале «Без Границ» Донецкого франко-русского института в номере 2/2017 г.

Поддержите наш сайт


Сердечно благодарим всех тех, кто откликается и помогает. Просим жертвователей указывать свои имена для молитвенного поминовения — в платеже или письме в редакцию.
 
 
Помочь порталу

  Оцените актуальность  
   Всего голосов: 0    
  Версия для печати        Просмотров: 539


html-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

 
  Не нашли на странице? Поищите по сайту.
  

 
Самое новое


22 февраля
22 февраля состоится открытие выставки «История русской святости»...
Помоги музею
Искитимская епархия просит оказать содействие в сборе экспонатов и сведений для создания...
важно
Нужна помощь в новом детском паллиативном отделении в Кольцово!...
Памятник
Новосибирской митрополией объявлен сбор средств для сооружения памятника всем...


 


  Нравится Друзья

Популярное:

Подписаться на рассылку новостей






    Архив новостей:

Январь 2023 (52)
Декабрь 2022 (83)
Ноябрь 2022 (80)
Октябрь 2022 (74)
Сентябрь 2022 (75)
Август 2022 (43)

«    Январь 2023    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031