Опубликовано 28.05.2021 в рубрике  Новостная лента » Обзор СМИ
 

Музыка души – дорога к Богу

 

 

4576434222.jpg

О том, как полученное в советские времена музыкальное образование стало своеобразным пропуском к воцерковлению, каким образом от пения на клиросе довелось прийти к служению в алтаре в священном сане, про то, от чего порой можно зайти в тупик, и о самом редком в наше время человеческом качестве рассказал в интервью настоятель липецкого храма святителей Митрофана и Тихона протоиерей Олег Салманов.

Кто-то получает веру, что называется, с молоком матери, у других же путь к Церкви бывает протяженным, с многими поворотами. А как к вере пришли вы?

– Семья наша поначалу была неверующая. Сам стал я веровать в 20-22 года. С детства учился в музыкальной школе, потом в музыкальном училище. Окончил Липецкое музыкальное училище по двум отделениям – «фортепиано» и «теория музыки» – с красными дипломами и даже год преподавал в музыкальной школе по специальности «фортепиано». Играть на инструменте любил, а преподавать не было призвания, поэтому из школы ушел. Однажды устроился в церковный хор в липецком храме Рождества Христова, там так красиво пели …

Как повлияло пение на клиросе, пребывание в храме на ваше мировоззрение?

– Я стал присматриваться к новым людям, другому образу жизни. Время было переломное – от СССР к теперешнему государству. Церковных книг и интернета не было, духовную литературу было трудно достать, а хотелось. Первым я прочел житие преподобного Серафима Саровского. Потом матушки с клироса стали другие жития давать… Священники для меня были как небожители, я даже не мечтал поступать в семинарию. Думал, раз у меня музыкальное образование есть, то попробую на регентское отделение.

В свое время был некий профессор консерватории Уткин, мы по его программе сольфеджио занимались в музучилище. В одной из своих книг он приводил в пример, как до революции соревновались студенты Московской консерватории и Московской духовной семинарии в написании трех- и четырехголосных диктантов. Семинаристы часто побеждали в этих конкурсах. И я решил, что на регентском отделении семинарии уровень образования неимоверно высокий.

Поехал я в Ленинградскую духовную семинарию в 1988 или 1989 году, думая: вдруг повезет поступить?

В Липецком музучилище мы учились не за страх, а за совесть. Хорошее образование было, хоть и среднее. А пообщавшись с ребятами из семинарии – и с учившимися, и с поступающими, я был разочарован: некоторые из них даже не знали, что такое тоническое трезвучие, а это школьная основа для музыканта. И решил, что поступать на регентское не буду.

Вернулся в Липецк и потихонечку продолжал петь в храме Рождества Христова. Одна из матушек, которая там окормлялась, познакомила меня с отцом Василием Бильчуком. На тот момент батюшка был настоятелем храма в Кривополянье, куда взял меня алтарником.

С этих времен, собственно, и началась моя дорога к священству. Отец Василий написал владыке Мефодию (Немцову), в те годы митрополиту Воронежскому и Липецкому, что ему требуется диакон. Через какое-то время меня вызвали в Воронеж, благословили прислуживать в алтаре около недели, в течение которой владыка ко мне присматривался. А потом меня рукоположили во диакона за богослужением в Алексиево-Акатовом женском монастыре. Там же я в первый раз увидел будущего митрополита Никона (Васина) – он был духовником обители (ныне владыка Никон пребывает на покое – прим.). Архимандрит Никон и тогдашняя настоятельница игумения Любовь (Якушкина) просили владыку Мефодия благословить меня в монастырь служащим священником, но владыка оставил в соборе, и через неделю рукоположил во священника.

В то время произошел один промыслительный случай. Как-то раз я зашел к отцу Никону, а он в это время колол какой-то маленький камешек, гранитный. Как оказалось, это был осколок от камня, на котором молился преподобный Серафим Саровский. И вот он одну часть этого осколка отдал архимандриту Никону (Миронову), а другую часть подарил мне.

Когда у меня родилась дочь, я взял у владыки Никона благословение назвать ее Серафимой – но не в честь девы Серафимы, а в честь преподобного Серафима.

Что изменилось в вашей жизни с рукоположением?

– Это были самые счастливые времена. Благодать на меня снизошла, и мне было очень хорошо, я летал как на крыльях. Четыре года после этого служил литургию каждый день. Раз в неделю ездил в Воронеж на собрание, а в остальные дни утром и вечером служил один, и это было мне не в тягость, а в радость, благодарил за это Бога.

Воронежскую семинарию я окончил, как и многие, заочно.

Кто оказал на вас наибольшее влияние как на священника?

– Три человека. Первый – протоиерей Евгений Морозов, человек высокой нравственной жизни. Глядя на него, я вошел в Церковь. С ним еще до рукоположения познакомился, он служил в Преображенском храме Липецка. Этого священника я воспринимаю как человека, который должен был до революции родиться: интеллигентный, начитанный, вся квартира в книгах, с потрясающей памятью.

Естественно, мне очень повезло, что на моем жизненном пути встретился владыка Никон (Васин)… Я за него молюсь от всей души, то, что он был у нас на кафедре, – великое счастье. После того, как он стал архиереем, мы, конечно, стали меньше общаться, но он продолжает оставаться моим духовным руководителем. Я знаю, какой это удивительный человек.

Третий человек – архимандрит Кирилл (Павлов). Я его единственный раз видел. В 4 часа утра он меня принял (он начинал в это время исповеди и до 11 часов вечера людей бесконечно принимал). Когда батюшка начал молиться, я не мог вспомнить, что за молитву он читает, потом только дошло: 50-й псалом, чин исповеди. Я просто смотрел на него, на то, как он читает, и чувствовал особую, как сейчас говорят, энергетику. Не знаю, как точнее выразиться, но душа к душе потянулась. Это был глубоко добрый человек! Но самое удивительное, когда я задавал ему после исповеди вопросы, он смотрел на меня, улыбался, по голове гладил, и ничего не отвечал, ни единого слова. Я с тем и ушел, но то, о чем я у Бога тогда просил, в точности исполнилось. Потрясающая была встреча.

С времени рукоположения в скольких храмах вам довелось служить?

– Боюсь, что запутаюсь. Это и Акатов монастырь, и Никольский храм, и Покровский собор в Воронеже, и храм в Лисках, и какая-то церковка под Воронежем, уже не помню, в честь кого освященная. В Липецкой области в храме села Фащевка служил, в храме села Карамышево – был там первым настоятелем после того, как отремонтировали храм. Служил в Двуречках, в селе Никольском под Усманью, в Плеханово, в Сселках, в Сухой Лубне… Я как-то насчитал 26 храмов. Где-то просто была командировка – священников тогда не хватало…

3456659324299345.jpg

Расскажите о своем храме.

– Начать нужно с того, что когда я был ещё молодым священником, клириком Покровского собора в Воронеже, там находились мощи святителя Митрофана Воронежского, и в это же время состоялось обретение мощей святителя Тихона Задонского. Для меня это было огромное событие. В первый раз я видел службу, в которой участвовало несколько архиереев. Каждого отдельно встречали колокольным звоном.

Народу собралось множество. Из епархиального управления мощи святителя Тихона несли в собор на руках несколько километров, а потом поставили посреди собора и с обеих сторон приставили молодому священнику, чтобы те следили за порядком около святыни. С одной стороны поставили меня. Спустя время другого священника сменили, а я стал молиться: «Господи, оставь до конца достоять», и меня не тронули.

Потом какое-то время я служил в соборе, где вместе находились мощи святителей Митрофана и Тихона. С тех пор прошло 25 лет, и теперь я являюсь настоятелем храма во имя святителей Митрофана и Тихона.

Владыка Никон благословил строить храм в районе Сырского рудника. Вызвал меня:

– В честь кого храм хочешь строить?

– В честь преподобного Серафима Саровского, у меня и дочь так зовут.

– Да. А еще кого?

Думаю: прибаливаю…

– Целителя Пантелеимона, – отвечаю.

– Хорошо, – говорит. – Будет во имя святителей Митрофана и Тихона.

Поэтому все совместилось очень неслучайно.

Батюшка, что вы делаете, когда «заходите в тупик» или когда вас «загоняют в угол»?

– Бывает, что отчаиваюсь... Могу случай любопытный рассказать. Надумал котельную строить при храме, решил, что отопление в этом случае будет обходиться дешевле. Дело было весьма тяжелое, особенно по бумагам. После постройки три года котельная функционировала, и вдруг что-то пошло не так. Ко мне придрались власти – сказали сносить, представляете? А ведь огромные деньги пошли на эту котельную, не считая трудов…

Я стал молиться: и к мученику Иоанну Воину в Москву, и к блаженной Матроне, и к блаженной Ксении в Питер ездил. И чем больше молюсь, тем становится хуже, меня все сильнее донимают. А тут Пояс Богородицы привезли. Взял с собою дочь, друзей, поехали в Нижний Новгород – молюсь, прошу. И не сомневаюсь: раз уж такая святыня, то все у меня пойдет хорошо.

В Липецк возвращаюсь, а там новое письмо лежит: вызывают в администрацию «на ковер». Я пошел и услышал: «Все, мы вашу котельную сносим». И вот я отчаялся. Думаю: кому мог, молился, как мог, просил… И уже впал, было, в отчаяние... Но вдруг мне звонит какая-то женщина: «Отец Олег, я живу на Сырском и тоже болею за наш храм. Я в администрации работаю, придите туда-то». Я пришел, и ведомыми путями все выровнялось…

Каждый шаг в храме, особенно в строящемся, если по-мирски сказать, – это происшествие на происшествии. У нас когда корчевали пни (на участке под строительство храма было 26 старых тополей), строители приехали без меня, оборвали электрический кабель, от которого, как оказалось, подпитаны роддом, рядом стоящая больница и вся улица. Сами испугались и убежали. А мне звонят из ЛГЭКа, чуть ли не в кутузку сажают.

Это сейчас забавно, когда я рассказываю. А тогда… Надо было спилить последнее дерево. Оно стояло на границе нашего участка с автостоянкой. Когда я просил пильщиков, то мне людей не давали, а когда не просил – они пришли, причём «под градусом». Как я их ни уговаривал ничего не делать, стали пилить, дерево не туда наклонилось и рухнуло на автомобильную стоянку. И не куда-нибудь, а на машину криминального авторитета, который случайно в этих краях оказался. Я тогда Бога благодарил, что никого не убило.

5453242568767634.jpg

Какую добродетель в людях ставите выше других?

– Обычную человеческую дружбу, потому что сейчас много предательства. Допустим, сегодня ты добился чего-то в карьере, а на завтра – ты уже никто, и с тобой уже никто не здоровается, не разговаривает. У меня есть всего два человека, которые за всю жизнь остались моими искренними друзьями. Они не соврут и не предадут, и для меня это дорогого стоит.

Отец Олег, а что бы вы пожелали другим людям?

– Скажу «со своей колокольни»: здоровья в первую очередь. Обычное пожелание, но оно такое важное! Теперь мы все больше и больше теряем ближних. Они уходят. Поэтому всем желаю здоровья. Недавно я в хосписе оказался, где умирающие. Это поле деятельности для священников, а мы, к сожалению, не все там бываем. Намного важнее, извините, не количество школ, которые ты посетил или отчетов, которые составил, а души людей, которым ты не помог. Совесть в этом будет обличать всю жизнь, сколько бы лет не прошло.

Ещё желаю всем доброты. Добрых людей в наше время, к сожалению, мало, их теперь называют слабохарактерными. Для меня доброта стала редкостью – обычная человеческая доброта... На этом фоне владыка Никон с его добротой и улыбкой – это чудо какое-то.

Как думаете, что скажете Богу на Страшном суде? На что потратили силы, волю, таланты, которые Он дал вам при рождении?

– Скажу: «Прости Господи!» Прости, Господи, что не так к родителям относился, как они ко мне. Прости, Господи, что оставил дочь без матери в неполной семье. Прости, Господи, за тех, кому вовремя не помог, особенно по молодости: зовут на требу – ты отказался, а человек потом умер. Такие тоже случаи были. Кому нагрубил, прости. За многое там спросится. Просто: «Прости меня, Господи!»

Не знаю, сколько еще лет впереди будет, но для меня жизнь – Божий дар. Некоторые меня воспринимают как человека с трагической судьбой, а я совершенно искренне благодарю Бога за ту жизнь, которую Он мне дал. За то, что увидел и, надеюсь, ещё увижу.

Публикация сайта Липецкой епархии

Поддержите наш сайт


Сердечно благодарим всех тех, кто откликается и помогает. Просим жертвователей указывать свои имена для молитвенного поминовения — в платеже или письме в редакцию.
 
 
Помочь порталу

  Оцените актуальность  
   Всего голосов: 1    
  Версия для печати        Просмотров: 243


html-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

 
  Не нашли на странице? Поищите по сайту.
  

 
Самое новое


Помоги музею
Искитимская епархия просит оказать содействие в сборе экспонатов и сведений для создания...
важно
Нужна помощь в новом детском паллиативном отделении в Кольцово!...
Памятник
Новосибирской митрополией объявлен сбор средств для сооружения памятника всем...


 


  Нравится Друзья

Популярное:

Подписаться на рассылку новостей






    Архив новостей:

Май 2022 (24)
Апрель 2022 (71)
Март 2022 (61)
Февраль 2022 (59)
Январь 2022 (40)
Декабрь 2021 (62)

«    Май 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Мониторинг доступности сайта Host-tracker.com