Популярное:

 
» » » Виктор Власов. Боль времени
Литература
Предметно - образовательные области » Литература

  Виктор Власов. Боль времени
     
 

«О род людской, как жалок ты!

Кичась своим поддельным жаром,

Ты глух на голос нищеты,

И слёзы льёшь - перед фигляром!..»

Достоевский прочитал стихи Дурова

(из повести Т.В.Жариковой «Путь на эшафот»)



Почему Фёдора Михайловича Достоевского не запретили в своё время – посещал запрещённый кружок, заразился идеей «провокационного» издания, виделся с передовыми того времени людьми и правду говорил в своих статьях? Могли бы занести его неугодную прозу в чёрный список, и продолжать наказывать тех, кто был с ним согласен, тех, кто благостно упоминал его и пестовал-уважал. Нет, Фёдор Михайлович опередил время и словно превзошёл сам страх – общее пугливое сознание того времени оказалось бессильно стереть память о Достоевском – он был необходим как ластик для неловких карандашных заметок или воздух. Что привлекало в произведениях Достоевского – страдания, которые очищали читателя, тренировали-«включали» совесть, усиливая сознательность. Никчёмный меланхолик и парадоксальный холерик, великий мученик, мировой судья человечества и то богач, то бедняк, то должник, то игрок – вот кем остался Фёдор Михайлович в безбрежном море литературы. А, что сегодня Достоевский? На то он и классик, что современен.

Сообщу, что в городе на слиянии Оми и Иртыша (в Омске) находится Омский государственный литературный музей им. Ф.М. Достоевского – на улице собственно Ф.М. Достоевского, 1. В нём часто проходят литературные семинары от обеих писательских организаций – в зале с богатыми экспозициями старые писатели судят и хвалят юных дарований. Наш Классический университет также носит имя великого прозаика 19 века.

«Как оглянусь на прошлое, да подумаю, сколько даром потрачено времени, сколько его пропало в заблуждениях, в ошибках, в праздности, в неумении жить; как не дорожил я им, сколько раз я грешил против сердца моего и духа, - так кровью обливается сердце мое.

Жизнь - дар, жизнь - счастье, каждая минута могла быть веком счастья... Теперь, переменяя жизнь, перерождаюсь в новую форму. Брат! Клянусь тебе, что я не потеряю надежду и сохраню дух мой и сердце в чистоте. Я перерожусь к лучшему. Вот вся надежда моя, все утешение мое!»

Эти слова, откровение великого писателя, звучат сегодня также понятно, как были понятны они современникам писателя. Люди давно поняли, что нужно ценить каждый миг своей жизни! А мы пренебрегаем их опытом!

Крик души, совесть и покорность до конца жизни, осуждение времени и самого себя – и многие другие ассоциации приходят мне на ум. Я восхищаюсь человеком, написавшим эти строчки, сумевшим передать их потаённый смысл в литературном произведении. Автор рассказал читателю о таинствах бытия, всего сущего, передал боль раскаяния и муку душевных страданий, протяжённостью в целую жизнь.

Отрывки из повести «Путь на эшафот» о жизни и творчестве не только Фёдора Михайловича Достоевского – начали публиковать в общероссийском журнале «Наша молодёжь» (генеральный директор издания – доктор исторических наук и член Союза писателей России Пётр Фёдорович Алёшкин). Автор повести – Татьяна Васильевна Жарикова – заслуженный деятель культуры РФ, член Союза писателей России. Татьяна Васильевна – борец за проявление светлых человеческих качеств, пробуждаемых лучшими достижениями культуры и основанных на моральных ценностях. Что ни статья Татьяны Васильевны на портале и в журнале «Наша молодёжь» – так это поиски истины, посредством исследования исторических пластов и культурного зерна изучаемой эпохи. Татьяна Васильевна не терпит лжи и посягательств на вещи, сложившиеся веками. Т. В. Жарикова – православный человек, трезво относящийся к сложившейся ситуации в родной стране.

– Витя, о повести «Путь на эшафот» надо написать, – настаивает в телефонном разговоре омский журналист Дмитрий Карин. – Это твоя тема. Ты часто рассуждаешь о предназначении современного писателя! Тебе повезло – ты лично знаком со многими сибирскими писателями: Николаем Васильевичем Березовским, Львом Емельяновичем Трутневым, Юрием Петровичем Перминовым, Валентиной Юрьевной Ерофеевой-Тверской, Татьяной Георгиевной Четвериковой.

Надо отметить, что повесть «Путь на эшафот» оценил Станислав Юрьевич Куняев – главный редактор известного литературного журнала «Наш современник».

Писать о людях, которые изучают творчество гения Достоевского? Трудно это, потому что прикасаться придётся к великому – как бы не навредить? Так я думал, размышляя о повести Татьяны Васильевны Жариковой и постоянно откладывал. Повесть написана о людях, которые жили литературой и мыслями о будущем русской интеллигенции, необязательно творческой и успешной в разных смыслах. Повесть Татьяны Васильевны о времени, когда слова и поступки решали судьбу. Низвергали и воскрешали, возводили и топили… Витал призрак революции, а люди по-прежнему жили полные забот и желаний.

– Привет, Виктор, как тебе повесть «Путь на эшафот»… – прислал электронное письмо один до боли знакомый человек – я лично его не знаю, зато много читал в интернете. Я радуюсь, когда он пишет мне – я сразу хочу ему ответить и дождаться ответ. Это сам Пётр Фёдорович Алёшкин. Да, мы как будто вышли из разных измерений и поняли друг друга, переглянувшись неожиданно, как в «топовых блокбастерах» от известных режиссёров. Но случилось это после отдыха в отличном санатории в горах, после прочтения повести о правильных ценностях человека.

Повесть «Путь на эшафот» пропитана болью за людские судьбы и души, за истерзанные муками сердца. Наказывается презрением старание донести незыблемую истину – правду в наивысшей инстанции, которую несут герои. Достоевский, Петрашевский, Дуров и другие неравнодушные к творчеству люди, пребывая в поиске реализации таланта, не замечают, как вокруг сгущаются сумерки осуждения. Творческий человек не ищет способа, чтобы скомпрометировать себя или соседей – он обретает свободу в творчестве и радости-удовлетворении для читателя.

Единственным тогда средством отдыха для интеллигентного человека было искусство, в том числе литература. Ясное дело, что цензура работала на правительственную мысль и любые разоблачения, поступавшие от «рифмоплётов» и «писак», оказывались не к месту. Читая повесть Татьяны Васильевны «Путь на эшафот», вникая в диалоги заинтересованных глобальными вещами людей, не понимаешь, откуда к ним притягивается ненависть. Честно говоря, ни автора Жарикову, ни героев произведения не волнуют государственные дела, революция за границей приводится в качестве «говорящего фона» – собеседники увлечены и обсуждают творчество в чистом виде. Им нужно посещать мероприятия, направленные на просвещение культурного человека, им необходимо обсуждать написанные ими вирши, иначе они как будто задохнутся.

Значимое влияние на автора оказывает мнение другого автора – коллеги по перу. Друг друга герои повести «Путь на эшафот» воспринимают тепло и добродушно, по-братски солидарно, творчество подогревает их дружбу и желание встретиться завтра. Любимая их тема – литературное творчество, цель которого – не заработок, а ощущение чувства прекрасного. Таким образом, они врачуют душу себе и окружающим. Как здорово было писать для кого-то ценящего по-настоящему, когда имеешь обратную связь столь сильную, нежели комментарий в социальной сети ныне.

«В пятницу в квартире Петрашевского, как всегда, собрались молодые люди. Были здесь поэты Дуров и Майков, купец Черносвитов, молодой мидовский чиновник Антонелли, поручик Григорьев. Богатый помещик Спешнев, очень обаятельный внешне мужчина с тонкими ухоженными усами сидел за столом, держа руку на колокольчике. Возле него стоял Петрашевский и что-то рассказывал ему. Было здесь ещё несколько человек.»

Литература проникла во всех слои общества – ей жил в той или иной мере бедняк и богач. И все, как один, могли оказаться в центре запланированного творческой интеллигенцией события. Тургенев, Белинский, Панаев, Плетнёв… Эти люди не чурались высказываться напрямую. Не боясь рисковать, они не откладывали роковых встреч на потом. Их мысли были тогда и сейчас достоянием общественности. Журнал «Современник» или «Отечественные записки», о которых горячо упоминает Татьяна Васильевна, осеняли любого читателя. С жаром эти бумажные «властители дум» имели способность перестроить сознание и мировоззрение, воспитать и наставить, как учитель. Не только писатели жили мыслью о прочтении публикации товарища в известном журнале, но и просто люди, являвшиеся поклонниками здоровой духовной силы.

«– Вы просто мало знакомы с истинно художественными произведениями в иностранной литературе, а если что и читали, то в слабом переводе, – отчеканил Тургенев. – Даже в Пушкине, в Лермонтове, если строго разобрать, немного найдешь оригинальных художественных произведений. Когда их читаешь, то на каждом шагу натыкаешься на подражание гениальным европейским талантам, как, например, Гёте, Байрону».

Конечно, были и есть приверженцы творчества из-за бугра. Отечественные писатели подражали западным соратникам по перу. Имели право. Мода приходила из-за границы и уходила именно туда. Только одни авторы больше принимали западный уклад, а вторые меньше. Честно говоря, я сам очень люблю западную литературу: Джека Лондона, Джона Стейнбека, Леона Фейхтвангера, Виктора Гюго и Стефана Цвейга. Меня всегда поражало их умение совмещать острую сюжетную линию с образностью и психологизмом героев с мастерским описанием пейзажей. Здорово у них это получалось! Судя по литературному спору, описанному автором повести, светила отечественной литературы по-разному относились и в те времена к зарубежным творческим собратьям. Однако, не в пример некоторым моим современникам, относились к ним уважительно, делая профессиональные отзывы для литературных журналов.

Наверняка найдётся критик среди омских членов Союза писателей России, который скажет, мол, Татьяна Васильевна Жарикова замахивается на классиков, делая их персонажами своей повести «Путь на эшафот». Кто ей дал такое разрешение, пусть покажет документ с подписью…

Имеет привычку поэт и редактор журнала «Преодоление» Николай Михайлович Трегубов (мой литературный наставник) сравнивать современных авторов с классиками, любит говорить, что у нынешних писателей не хватает оригинальности описаний, а Лев Емельянович Трутнев (наш сибирский классик) попеняет молодым авторам на линейность сюжета и отсутствие красивого пейзажа. Однако повесть «Путь на эшафот» не пейзажное произведение и яркие городские реалии в ней тоже не нужны. Члены кружка горячо спорят на современные им темы, каждый имеет свою точку зрения, часто противоположную оппоненту. Они очень разные – поэт, писатель, учёный, студент, юрист. Они имеют потребность поделиться собственными оригинальными мыслями на предмет литературы и ценимого им искусства. Каждый из них отличался собственным представлением о мире, его ценностях, путях его развития.

Татьяна Васильевна словно становится частью их сообщества, сопереживает и страдает за каждого участника кружка. Мы-то знаем, чем завершатся эти литературные посиделки, для кого – эшафотом, сибирской ссылкой для многих, сломанными карьерами и кардинальной сменой жизненных ориентиров для иных. А ведь они ничего противозаконного не обсуждали, но пострадали за правду жизни. Но автор сопереживает своим героям, у неё сердце болит за их судьбу, словно они собственные дети.

– Да, в России трудно жили люди талантливые, – сказала мне по телефону Валентина Владимировна Чёмина, учитель истории и обществознания БОУ г. Омска «СОШ № 99 с углубленным изучением отдельных предметов». – Представляешь, сколько раз Достоевскому пришлось переписать свои великие романы, чтобы их напечатали!

Соглашаюсь с коллегой: терпения и мужества писателям прошлого не занимать.

«Больше ничего на этот лоскуток поместить нельзя. Петрашевский спрятал его под тюфяк и снова подошел к окну. На этот раз он долго осматривал стену с клочками окраски, выбирал, чтоб отодрать побольше кусок. Восемь лоскутов исписал, советуя, как вести себя на допросах. «Не давать влиять на себя или запугивать, быть спокойным. Терпение и мужество. Вмешивать, как можно меньше лиц, тех, кто арестован. Не отвечать на вопросы неопределенные, неясные, вкрадчивые, требовать, чтоб их объяснили. Задавать вопросы следователю. Стараться по возможности стать в положение нападающего, задавать вопросы навстречу. Таким образом выяснить, что он хочет и что он надеется найти».

В коротком абзаце Татьяна Васильевна Жарикова описывает жизненные принципы человека позапрошлого века, а как они современны и сегодня!

Никто не знает, что случится с нами завтра. Мы полагаем, а Бог располагает, как говорится. Мы можем планировать, а там – как получится, как рассудит Господь. Как будем стараться жить по-человечески и трудиться в поте лица. А время… что время? Бывали и более сложные времена! На любой вызов времени всегда надо оставаться человеком! Этому учит нас великий Достоевский устами своих героев. Эта мысль приходит на ум, когда направляешься по дороге на эшафот с героями повести Татьяны Васильевны Жариковой.

 

Образование и Православие

 

 

  Версия для печати    Просмотров: 145

Другие новости по теме:

  • Прозреть во временном вечное
  • Живая душа. Н.В. Гоголь
  • «Копите любовь в сердцах ваших».
  • Стремление к высшей правде: Н.С. Лесков и Ф.М. Достоевский. Часть 2
  • Исповедь и проповедь русского писателя

  • Ключевые слова: Виктор Власов

    Рассылка новостей сайта на E-mail

    html-cсылка на публикацию
    Прямая ссылка на публикацию

    Добавление комментария

    Имя:*
    E-Mail:
    Комментарий:
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера

     
               
    Не нашли на странице? Поищите по сайту.

     

     

     
     
        Архив новостей:

    Май 2020 (77)
    Апрель 2020 (80)
    Март 2020 (90)
    Февраль 2020 (83)
    Январь 2020 (79)
    Декабрь 2019 (93)

    «    Май 2020    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    25262728293031

    Яндекс.Метрика

    Каталог Православное Христианство.Ру
     Участник сообщества епархиальных ресурсов. Все православные сайты Новосибирской Епархии