Сайт Образование и Православие > Россика. Ruthenica. > «Шевченка» или «Шевченко»? О грамотном русском склонении малороссийских фамилий с окончанием на -ко

«Шевченка» или «Шевченко»? О грамотном русском склонении малороссийских фамилий с окончанием на -ко


01.02.2017.

Большинство русских людей вследствие почти векового воздействия государственного образования и СМИ воспринимает как норму русского литературного языка несклоняемость малорусских фамилий, оканчивающихся на –ко. Что в именительном падеже, например, «Шевченко», что в родительном или дательном - «Шевченко» - всё едино. Именно так современно-грамотные соотечественники «нормативно» говорят и пишут, всегда оканчивая подобные фамилии как какое-нибудь заморское «пальто» или «шапито».  
 
На самом же деле несклоняемое написание малороссийских фамилий на -ко традиционной нормой русского литературного языка не является. Чтобы это заметить, достаточно обратиться к примерам из текстов русских дореволюционных писателей и авторитету дореволюционного научного языкознания.  Приводим таковые из специального издания за авторством академика-филолога Якова Карловича Грота († 1893): Русское правописание. Руководство, составленное по поручению Второго отделения Императорской Академии Наук. Пятнадцатое издание. СПб. 1902. В § 29 (с. 26-27) «Малороссийские фамилии на ко. – Склонение иностранных собственных имен.» Я.К. Грот разъясняет, как по-русски правильно склоняются фамилии на –ко.
 
Цитируем § 29 полностью (его начало – см. илл.):
Илл. § 29, стр. 26. Фрагмент.
 
«Сюда же относится вопрос о склонении малороссийских фамильных имен на ко. Сообразно с этим окончанием, их следует склонять как имена среднего и муж. рода, т.е. говорить и писать: у Пащенка, к Кованьку, с Шевченком; но так как, по господствующему великорусскому выговору, в окончании этих имен неударяемое ослышится как такое же а, то у нас в разговорном языке завелся обычай и склонять их как имена женские: у Пащенки, к Кованьке, с Шевченкой. Так с подобными именами обращаются большею частью и на письме, чему не мало примеров найдется у наших писателей, начиная с прошлого столетия, как напр.: в Записках Державина: «послать графа Безбородку, перешло от Безбородки»; в Записках Энгельгардта: «Костюшкою»; у кн. Вяземского в сочинении «Фон-Визин»: «с князем Потемкиным и графом Безбородкою»; у С.Т. Аксакова в «Семейной Хронике»: «стихи Родзянки». Однакож Карамзин,  Соловьев, Костомаров и нек. др. пишут в род. пад.: Бунка (именит. Бунко), Дорошенка, Коновченка, и это склонение, как правильное, заслуживает предпочтения; другое же может быть допускаемо разве только в просторечии. Склонение муж. рода неудобно лишь в том случае, когда речь идет о лицах женского пола: в применении к этим последним фамильные имена на ко должны быть оставляемы без склонения, подобно многим другим собственным и даже нарицательным именам, которые, по своим окончаниям или по установившемуся обычаю, не принимают флексий русских имен, как напр. Гёте, Коцебу, Гюго, Ласси; депо, пальто, портмонэ. Нельзя того же сказать о мужских именах на ко, принадлежащих русскому народу, а также о тех иностранных именах муж. р., которые оканчиваются на ъ, ь или й, и потому при означении только женских лиц должны оставаться без склонения. Но писать напр. Александру Герман вм. Герману, Ивана Эртель вм. Эртеля, Карлом Фрей вм. Фреем, нет никакого основания. Иначе пришлось бы также не склонять имен: Александр, Константин, Яков и проч., а также: Гомер, Шекспир, Шиллер, потому что ведь и это все имена иноязычные.».
 
Ещё до революции сторонники реформы русского правописания оправдывали её потребностью упрощения и приближения правописания к живому, разговорному языку. Но в случае с отменой склонения фамилий на  –ко мы наблюдаем неоднозначную, смешанную ситуацию - упрощение ценой удаления как от ранее существовавшей литературной нормы, так и от разговорного языка. В то же время склонение фамилий на –ко в насаждавшихся большевиками литературных украинском и белорусском языках было сохранено как норма. К чему это привело?
 
Для примера рассмотрим самоназвание известной украинской научно-идеологической организации Галиции, НТШ: Наукове товариство іменi Т.Г. Шевченка. Здесь написание Шевченка– как и в родительном падеже дореформенного русского литературного языка. А в насаждённой после переворотов 1917 г. нынешней редакции русского литературного языка фамилия Тараса Григорьевича в названии общества выглядит так: «Научное товарищество имени Т.Г. Шевченко». Или рассмотрим советские версии  названия бывшего Киевского университета святого князя Владимира: Київський національний університет імені Тараса Шевченка (укр.) и Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко (рус.). И так далее, и тому подобное. В приведённых вариантах разница написания названий учреждений и фамилии Т.Г. Шевченка (sic!) обусловлена принятым в литературной мове фонетическим принципом правописания,  так же она усилена искусственно внедрённой разницей алфавитов (это близкая к нашей заметке, но всё же иная тема).  
 
На примере с окончанием –комы видим типичное последствие  революционного языкового нормотворчества - искусственное увеличение разницы между русским и украинским, белорусским литературными языками.
 
Русским людям, не желающим превращать родной язык в орудие внутринациональной розни, следует отличать действительно русский (дореволюционный) литературный язык от его последующей революционной просамостийной перверсии. Применительно же к заявленной теме статьи -  по возможности возвращать в устную и письменную речь традиционное грамотное склонение русских фамилий на –ко.
 
Александр Клещевский
Прилагаем файл PDF со страницами 26-27 § 29 книги Я.К. Грота «Русское правописание.» 1902 г. издания.
Грот Я.К. Русское правописание. 1902. С. 26-27 [361,8 Kb] (cкачиваний: 18)


 


Вернуться назад