Предметы:
Священное Писание
Катехизис
Догматическое богословие
Основное богословие. Апологетика
Нравственное богословие
Пастырское богословие
Сравнительное богословие
Гомилетика
Патрология
История Церкви
Литургика
История философии
История Отечества
Сектоведение
Всеобщая история
Религиоведение
Церковный протокол
Византология
Православная культура России
Мировая культура 
Основы гуманитарной методологии 
Русская словесность 
Психология
Педагогика
Российское религиозное законодательство
Церковная жизнь 
Аскетика 
Каноническое право 
Иконография
Агиография
Церковно-славянский язык
Латинский язык
Материалы по ИППЦ
Литература о Православии и христианстве на иностранных языках - Books in foreign languages about Orthodoxy and Christianity in general
Западные христианские апологеты
 

Последние поступления:

  • The eternal manifestation of the Spirit through the Son: a hypostatic or energetic reality?...
  • Communion with God: An Energetic Defense of Gregory Palamas...
  • Одушевление тела в трактате «О сотворении мира» Иоанна Филопона...
  • Counting Natures and Hypostases: St Maximus the Confessor on the Role of Number in Christology...
  • God the Father - Spring of everlasting love and life Trinitarian impulses for a culture of peace and healing communication...
  • Development in Theological Method and Argument in John of Damascus...
  • Новый Завет в духовной школе: история изучения и содержание дисциплины...
  • Вышла лекция «О школах русской иконописи»...
  • Кириллин Владимир Михайлович. Очерки о литературе Древней Руси...
  • Раннее развитие литургической системы восьми гласов в Иерусалиме (Russian translation of 'The Early Development of the Liturgical Eight-Mode System in Jerusalem')...
  • “Orthodox Theology of Personhood: A Critical Overview, Part II”, The Expository Times [International Theological Journal], 122:12 (2011) 573-581 [English]...
  • Сибирское Соборное Совещание 1918 года: материалы...
  • God the Father - Spring of everlasting love and life Trinitarian impulses for a culture of peace and healing communication...
  • ‘The Primacy of Christ and Election.’ PJBR 8 no. 2 (2013): 14-30.f [Paper Thumbnail]...
  • The Unfolding of Truth. Eunomius of Cyzicus and Gregory of Nyssa in Debate over Orthodoxy (360-381)...

  •  

     

    Новосибирский Свято-Макарьевский Православный Богословский Институт

    УЧЕБНЫЕ ПОСОБИЯ И МАТЕРИАЛЫ

    Агиография

    1. Святые Древней Руси. Г. Федотов.
    2. Святитель Игнатий Богоносец Российский. Монахиня Игнатия.
    3. Дивный Батюшка.  Житие святого праведного Иоанна Кронштадтского. В. Корхова.
    4. Их страданиями очистится Русь. Жизнеописания новомучеников Российских.
    5. Святость. Агиографические термины. В.М. Живов. 
    6. Опубликовано 23.04.2024 в рубрике  Учебные пособия и материалы » Агиография

        ЖИТИЯ СВЯТЫХ, ПОДВИЗАВШИХСЯ В XVI ВЕКЕ
       

       

      ЖИТИЯ СВЯТЫХ, ПОДВИЗАВШИХСЯ В XVI ВЕКЕ

      Прп. Севастиана Пошехонского (1500 ок.)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      31 декабря

      10 марта (переходящая) – 11 марта (26 февраля) в невисокосный год / 10 марта (26 февраля) в високосный год

      5 июня – Собор Ростово-Ярославских святых

      ЖИТИЕ

      Преподобный Севастиан Сохотский, Пошехонский, основал монастырь в честь Преображения Господня на реке Сохоти в 90 верстах от города Романова (ныне Тутаев) Ярославской области. Иноки обители сами обрабатывали землю и питались трудами рук своих. Этому научил подвижников своим примером и поучениями основатель обители. Преподобный Севастиан преставился около 1500 года.

      Преображенская обитель на реке Сохоти была впоследствии приписана к Череповецкому Воскресенскому монастырю, а в 1764 году упразднена. В середине XIX века над мощами преподобного Севастиана был построен каменный храм.

      Прп. Елисея Сумского (1500-1600 век)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      22 августа – Собор Соловецких святых

      3 июня – Собор Карельских святых

      27 июня

      28 июня (переходящая) – Собор Новгородских святых

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО

      ЕЛИСЕЯ СУМСКОГО, СОЛОВЕЦКОГО

      Преподобный Елисей жил и подвизался в Соловецкой обители во времена близкие к преподобному Зосиме и, быть может, был его сподвижником. Из жизни Елисея только и известен один предсмертный его подвиг, в котором ясно выразились великое благочестие старца и помощь горняя, осенившая его по заступлению прп. Зосимы.

      Четыре брата – Елисей, Даниил, Филарет и Савватий – по благословению своего настоятеля трудились на рыбной ловле на реке Выге, у порога Золотца, в 60 верстах от монастыря. В один день, когда все они исправляли рыболовные сети, Даниил, по откровению ли Божию или по каким-либо внешним признакам, вдруг начал говорить Елисею: «Напрасно, брат, ты трудишься в исправлении этих сетей, не будешь ловить ими рыбу: к тебе приблизилась смерть и ловля твоя окончилась». От этих слов ужас и страх объяли Елисея, он начал скорбеть и тужить не потому, что боялся смерти, а что не был еще пострижен в великий Ангельский образ (схиму), на месте же том не было священноинока, который бы совершил пострижение. (Печаль и заботливость старца о пострижении в схиму весьма основательны. На Афоне и ныне принимают все схиму; в прежнее время было так и у нас). Уныние возросло в душе старца до изнеможения телесных сил. Сердобольные братия утешали его, убеждая положиться на волю Божию, Который всюду и всех назирает Всевидящим Оком, видит и их нужду и силен исполнить всякое желание, когда призывают Его от всей души и чистым сердцем. В заключение, видев в старце умножающиеся скорби и болезнь тела, предложили ему, чтобы он, став пред невидимое присутствие Божие и прочитав «Достойно есть», с крестным знамением сам возложил на себя схиму, призывая в помощь и содействие молитвы и благословение прп. Зосимы и Савватия. Совет был принят и исполнен.

      Наступила ночь. Больной был положен в постель, упокоились подле него и утомленные братия. Но когда они встали от краткого сна, то больного уже не было с ними в келлии. Обратились к поискам и нашли его идущим к ним навстречу из леса и без схимы. На вопрос о случившемся он объявил: «Множество бесов пришли к нам в келлию, напали на меня с яростью, силой увлекли от вас, сорвали с меня схиму, но прп. Зосима отнял меня у них». Схима была найдена заброшенной на дереве.

      Старцы решились во что бы то не стало везти Елисея в Суму (60 верст), где при монастырском подворье находился иеромонах. Положили болящего в судно и пустились вниз по реке Выге. Эта река весьма неудобна к плаванию по сильной быстроте и множеству каменных порогов. Старцы часто приходили в смятение от опасностей, но болящий ободрял их, говоря: «Не бойтесь, здесь с нами отец наш Зосима». Без вреда проплыли они опасную реку, вышли в море и достигли пристанища на реке Вирме. Больной между тем более и более изнемогал от болезни и не переставал сокрушаться о лишении схимы. Опять настала ночь; на Вирме старцы переменили судно и взяли в помощь себе несколько наемщиков для устроения плавания. Когда они находились на середине Сумской губы, настала великая буря. Волны подобились горам, на судне разорвался парус, сломалась мачта, весла выбило волнами из рук гребцов; к тому же налегла такая тьма, что плаватели едва видели друг друга. Все были в отчаянии, наемники роптали и укоряли иноков, но болящий Елисей не малодушествовал, ибо его успокаивало дивное видение из иного мира. «Не бойтесь и не скорбите, братия, – говорил он соплавателям, едва дыша от изнеможения, – я вижу отца Зосиму с нами в судне, он помогает нам. Все это случилось с нами по действу диавола, желающего погубить мою душу, но Бог по молитвам прп. Зосимы истребит супостата». Вскоре затем ветер мало-помалу начал утихать, волны улеглись, на море водворилась тишина. Пристав к берегу, старцы с ужасом увидели, что болящий скончался, и радость их мгновенно превратилась в плач. С горькими слезами они взывали к прп. Зосиме: «Преподобный отец наш, надеясь на твои молитвы, какой мы вынесли труд, какую вытерпели в море беду, и вот теперь все это напрасно: что надеялись получить – не получили!» Но спустя немного времени в мертвом обнаружилось движение, и он начал говорить здраво и смысленно. Взятый на подворье, он был пострижен в великий Ангельский образ и сподобился причаститься Божественных Таин Тела и Крови Христовых; затем, прославив Бога и простившись со всеми, опять почил о Господе. Тело его было погребено за алтарем церкви Святителя Николая с южной стороны.

      Проходили годы, многими было забыто и имя его. Спустя более столетия внимание к почившему возбуждено было тем, что гроб его обнаружился на поверхности земли, и вскоре последовали явления прп. Елисея и исцеления от него болящих. Для удостоверения в действительности всего происходящего в 1668 году был послан в Сумский острог царский стольник Александр Севастьянович Хитрово, который по исследовании поставил над гробом преподобного небольшую часовню. Второе исследование о преподобном Елисее происходило в 1710 году по указу архиепископа Холмогорского Рафаила при соловецком архимандрите Фирсе.

      Со временем могила преподобного Елисея стала находиться под алтарем деревянной церкви. Преподобному служились молебны, но также и панихиды, когда богомольцы с именем преподобного желали помянуть своих преставльшихся сродников. После каждой литургии сумляне почитали долгом сходить на поклонение преподобному в его часовню; равным образом, отправляясь на море для звериных промыслов, у него же испрашивали в напутствие благословение и молитв. Память преподобного Елисея совершается 14/27 июня.

      Прпп. Онуфрия и Авксентия Вологодских (1500-1600 век)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      25 июня

      28 июня - переходящая - Собор Вологодских святых

      ЖИТИЯ ПРЕПОДОБНЫХ ОНУФРИЯ И АВКСЕНТИЯ

      В 1499 году сии преподобные отцы пришли в совершенно безлюдное место в Грязовец, находившееся в 35 верстах от Вологды. Основанная ими пустынь с храмом во имя Святой Троицы называлась Перцевой, или, по другим источникам, Персовой. До самой своей блаженной кончины подвизались в ней иноки, терпеливо перенося всевозможные невзгоды среди сурового, непроходимого леса. Время преставления преподобных Онуфрия и Авксентия неизвестно. Уже ближайшие потомки почитали перцевских подвижников как святых угодников Божиих. Их имена были внесены во все старинные святцы. По древним рукописным святцам, память их – 12 июня.

      Описание российских святых, составленное в XVIII веке, содержит упоминание: «Преподобные отцы Онуфрий и Авксентий, иже в Перцевой пустыни, быша в лето 7007». В 1588 году эта пустыня была приписана к монастырю, основанному преподобным Корнилием Комельским († 1538; память 19 мая/1 июня), а в 1764 году упразднена.

      Мощи преподобных Онуфрия и Авксентия погребены под спудом в Троицкой церкви, ставшей приходской. Позднее это место перешло к Вологодскому Горнему женскому монастырю, и там был устроен скит для инокинь.

      Источник: https://azbyka.ru/days/saint/2263/5124/group

      Блж. Иоанна (1503) и родителей его блжж. Стефана (1446) и Ангелины, Бранковичей, правителей Сербских

      ДНИ ПАМЯТИ:

      23 декабря

      14 июля

      12 августа

      ЖИТИЕ БЛАЖЕННОГО ИОАННА И РОДИТЕЛЕЙ ЕГО

      СТЕФАНА И АНГЕЛИНЫ, ПРАВИТЕЛЕЙ СЕРБСКИХ

      Святой Стефан Слепой освятился великими страданиями о Боге вместе со своей супругой, святой Ангелиной, и двумя их сыновьями, Максимом и Иоанном. В юности он некоторое время жил со своей сестрой Марой (насильно выданной замуж за султана) при дворе султана Мурала II и был ослеплен вместе со своим братом Гргуром в Иедрене. В 1458 году святой Стефан начал править сербами, но вскоре вынужден был бежать в Албанию, где женился на Ангелине, дочери короля Георгия. В изгнании он вырастил двух сыновей. Умер в Италии, слепой и несчастный, но в совершенной преданности Богу. Бог прославил его вечною радостью, сохранив его мощи нетленными, благоуханными и чудотворными. Его сын, святитель Максим, был поставлен архиепископом Валахийским и Румынским. В конце жизни он основал монастырь в Крушедоле, где его нетленные чудотворные мощи почивают вместе с мощами родителей и брата святого Иоанна.

      ИНОЕ ЖИЗНЕОПИСАНИЕ БЛАЖЕННОГО ИОАННА

      И РОДИТЕЛЕЙ ЕГО СТЕФАНА И АНГЕЛИНЫ,

      ПРАВИТЕЛЕЙ СЕРБСКИХ

      Жизнь Сербского правителя Стефана Бранковича и его семьи была полна превратностей и бед. После захвата Сербии турками в 1457 году средний сын тогдашнего правителя Сербии Стефан, отличавшийся кротким нравом и прекрасным знанием Священного Писания, отправился в столицу Турции вслед за сестрою, отданной султану Мурату в жены. Однако, узнав, что турки с фанатической жестокостью сожгли Милешевский монастырь, блаженный Стефан встал на защиту Сербии от завоевателей. Когда он женился на Ангелине, дочери Албанского князя, турки угрожали блаженному Стефану и его семье расправой. С женой и тремя детьми он вынужден был скрываться сначала в Албании, а потом в Италии, где блаженный Стефан и скончался.

      Блаженная Ангелина перенесла нетленные останки супруга в Купиново. Правителем Сербии в конце XV века стал сын праведных Стефана и Ангелины, блаженный Иоанн. Нетленные мощи праведного Иоанна и его родителей впоследствии прославились многими знамениями.

      Прп. Тихона Луховского, Костромского чудотворца (1503)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      5 февраля – Собор Костромских святых

      20 июня – Собор святых Ивановской митрополии

      29 июня

      9 июля

      ЖИТИЕ

      Преподобный Тихон Луховской, Костромской (в миру Тимофей) родился в пределах Литовского княжества и был там на военной службе. В 1482 году, не желая принимать униатство, он ушел из Литвы в Россию. Святой раздал все, что имел, принял постриг с именем Тихон и удалился в Костромскую епархию, в Луховские земли. Город Лух был отдан тогда князю Феодору Бельскому, вместе с которым преподобный Тихон пришел из Литвы. На берегу в урочище Копытовке преподобный Тихон поставил келлию. Когда к нему в пустыню пришли два инока, Фотий и Герасим, преподобный ради них перешел за три версты от Копытовки, на более удобное место. Подвижники добывали пропитание трудами рук своих. Преподобный Тихон искусно переписывал книги, был хорошим токарем. По смирению он так и не принял священства. Скончался преподобный Тихон 16 июня 1503 года, в такой бедности, что ученики не знали, в чем его погребсти. Но к их утешению Суздальский архиерей прислал подвижнику свитку, в которой его и предали земле. Вскоре после его смерти на месте его подвигов устроилась обитель в честь святителя Николая Чудотворца.

      В 1569 году при гробе преподобного Тихона начали совершаться исцеления больных, и его мощи были обретены нетленными (празднование 26 июня). Но игумен Константин, который поставил их поверх земли, был поражен слепотой; получив прозрение, он сокрыл мощи преподобного в земле. С того времени началось почитание преподобного Тихона. Житие его с описанием 70-ти посмертных чудес было составлено в 1649 году.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-tihon-luhovskoj

      Прп. Кассиана грека, Угличского чудотворца (1504)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      15 октября – Преставление

      3 июня

      5 июня – Собор Ростово-Ярославских святых

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО КАССИАНА

      ГРЕКА, УГЛИЧСКОГО ЧУДОТВОРЦА

      Преподобный Кассиан Грек, Угличский чудотворец, в миру Константин, был потомком греческих князей Мангупских (Манукских). Константин получил значительное, по своему времени, образование. В Москву из Константинополя он прибыл в 1478 году в составе посольства, сопровождавшего царевну Софию – невесту великого князя московского Иоанна III Васильевича, которая доводилась племянницей греческим царям Иоанну и Константину Палеологам. Он изъявил желание остаться в России. Великий князь предлагал ему «города и области в прокормление и земли в обдержание», но он смиренно оказался от этого, ибо суета придворной жизни тяготила его сердце, искавшее уединения и иноческого служения Богу. С разрешения великого князя Иоанна III он отравился в Ростов Великий, где первое время находился при архиепископе Иоасафе (Оболенском). Когда же архиепископ решил оставить свою кафедру и поселиться в Ферапонтовом Белозерском монастыре, в котором принял ранее монашеский постриг, то князь Константин с радостью последовал за ним. Здесь греческий князь получил возможность для молитвенного уединения и жизни в богомыслии и чтении Священного Писания. Монашество он принял после чудесного ночного видения, в котором бывший игумен обители Мартиниан (по другим источникам – преподобный Ферапонт) повелевал ему постричься. И вскоре князь Константин был удостоен иноческого образа с наречением имени Кассиан.

      Случилось ему однажды с некоторыми из братии выйти из обители и плыть по Волге к городу Угличу. Не доходя до него за 15 верст, полюбилось ему живописное место на берегу Волги, неподалеку от впадения в нее речки Учмы. Там водрузил он крест и поставил себе хижину.

      Слава о преподобном широко распространилась, и «начали мнози люди приходити благословения ради и видети пустыннолюбное жительство и беседовати с ним». Святой Кассиан, всех принимая с любовью, наставлял на путь спасения «тихими словесы».

      С разрешения князя Андрея он основал здесь иноческую обитель в честь Успения Пресвятой Богородицы. Вместе с несколькими монахами, пришедшими с ним из Ферапонтова монастыря, он построил в этом месте Успенский храм, положивший начало Учемской обители.

      Впоследствии во время сильного паводка, когда Волга вышла из берегов, храм получил значительные повреждения. Тогда преподобному Кассиану на помощь вновь пришел князь угличский Андрей, с которым преподобного связывала не только личная дружба, но и узы духовного родства, ибо он был восприемником княжеского сына Димитрия. Монастырь с храмом были перенесены на другое место, неподалеку от прежнего, но более безопасное. Новый храм был освящен во имя святого пророка Иоанна Предтечи и стал приходским для близлежащих селений. Преподобный Кассиан в течение долгого времени подвизался в основанной им обители. С миром отошел ко Господу преподобный Кассиан в глубокой старости 2 октября 1504 года. Святые мощи его были погребены в том же монастыре. После своей блаженной кончины преподобный Кассиан был прославлен многочисленными чудесами, о чем свидетельствуют записи Угличской летописи, в частности, защита им своей обители от польских воинов в 1609–1611 гг. Служба преподобному Кассиану написана и передана в дар обители 17 мая 1686 года благочестивым сыном московского священника Михаилом Пименовым, о чем сообщается в рукописи, сохранившейся в Угличе.

      Чудесным образом была написана икона блаженного Кассиана. Некто иерей Симеон, художеством живописец, дал обещание написать ее, но впал в тяжкую болезнь и до двух лет не мог исполнить своего обета. Пришел он наконец к игумену Гермогену и спрашивал его: «Как начертать образ преподобного?» Игумен дал ему хартию, на которой написано было, как изображать блаженного Кассиана; размышляя о том, чтобы исполнить предпринятое им дело, заснул иерей и увидел во сне лик святого старца, начертанный на приготовленной им доске; ему казалось, что и у одра его стоит инок, совершенно подобный этому образу.

      Являлся и многим другим блаженный Кассиан, не забывал же и своей обители, даруя ей не только блага духовные, но и временные, через то свидетельствуя о непрестанном своем покровительстве собранной им братии.

      Память преподобного Кассиана празднуется 2/15 октября – день преставления и 21 мая/3 июня – день тезоименитства.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-kassian-uglichskij-grek

      Прп. Паисия Угличского (1504)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      21 января

      5 июня – Собор Ростово-Ярославских святых

      19 июня

      19 июля (переходящая) – Собор Тверских святых

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО ПАИСИЯ УГЛИЧСКОГО

      Преподобный Паисий Угличский родился в селе Богородском, неподалеку от города Кашина, в Нерехотском стану. Его отец, Иоанн Гавренев, служил у князя Угличского Андрея Васильевича, сына великого князя Василия Темного. Ксения, мать преподобного Паисия, была дочерью полководца Василия Ананьевича Кожи и родной сестрой преподобного Макария Калязинского († 1483; память 17/30 марта).

      Мальчик, названный в Святом Крещении Павлом, был рано обучен грамоте и уже в детстве много читал. Часто он бывал с родителями в Калязинском монастыре у своего дяди, где проникся любовью к иноческой жизни. В десятилетнем возрасте Павел осиротел и был взят на воспитание в Троицкую Калязинскую обитель. Вскоре настоятель обители преподобный Макарий, уступая настойчивым просьбам своего племянника, которому не исполнилось еще одиннадцати лет, постриг его в иночество с именем Паисий. Под руководством опытного дяди, в тишине обители юный инок рос по духу, не тревожимый опасными волнениями и советами мира; с юных лет научился он подвигам послушания, поста и молитвы. В монастыре ему было поручено переписывание священных книг. Известно, что в начале XX века в Калязинском Троицком монастыре хранились творения святителя Григория Богослова, переписанные иноком Паисием.

      Не засоряемый впечатлениями мирскими и очищаемый подвигами самоотречения, дух его стал способен и к созерцанию мира духовного. Раз во время ночной молитвы явился ему Ангел и сказал: «Ты должен быть наставником для многих; ты выйдешь отсюда и будешь жить там, где тебе велят: так надобно для славы Божией». Преподобный Паисий со страхом выслушал эту весть и пересказал наставнику своему прп. Макарию, но никому другому. Через некоторое время это чудесное предсказание осуществилось.

      В 1476 году князь Угличский Андрей Васильевич, хорошо знавший родителей преподобного Паисия, обратился с просьбой к Калязинскому игумену – отпустить инока Паисия из обители для того, чтобы под его руководством основать новый монастырь. Преподобный Макарий с радостью откликнулся на богоугодное желание князя и, благословив своего племянника и воспитанника, направил его в Углич. Князь даровал для будущего монастыря землю на левом берегу Волги, в трех верстах от Углича. Поселившись там в хижине, преподобный Паисий приступил к сооружению деревянного храма в честь Богоявления Господня. Вскоре к нему собрались десять монашествующих собратий, которые обосновались в построенных преподобным Паисием келлиях.

      Архиепископ Ростовский Тихон, в епархию которого входил Углич, рукоположил преподобного Паисия в сан иеромонаха. После этого князь настойчиво просил преподобного принять игуменство. Уступив его просьбам, преподобный Паисий возглавил новоустроенный монастырь, где ввел строгий общежительный устав.

      Благочестивый князь Угличский Андрей Васильевич с большим уважением относился к преподобному, не раз он содействовал укреплению обители и делал щедрые вклады для ее дальнейшего благоустройства. Так, в благодарность Господу за рождение двух сыновей, Димитрия и Иоанна, восприемником которых стал преподобный Паисий, князь передал пожертвования на строительство в монастыре каменного храма. В 1479 году началось возведение нового храма. В 1482 году, после завершения работ, построенный храм был освящен в честь праздника Покрова Пресвятой Богородицы, поэтому монастырь стал называться Покровским.

      В скором времени по сооружении соборной церкви восстал на князя Угличского Андрея Васильевича родной его брат великий князь Иоанн Московский и, согнав с престола, заключил вместе с детьми его в темницу, где и скончался в 1493 году. Не малодушествовал преподобный Паисий, не изменил своему князю, но с честью похоронил его в соборе угличском. Когда же по смерти родителя сыновья его Иоанн и Димитрий были заточены в вологодской темнице, много скорбел о такой неправде святой старец, и, хотя не мог одолеть насилия великокняжеского, но неоднократно обличал Иоанна, умоляя его многими посланиями отложить гнев. Видя неуспешность своих прошений, вручил он все сие дело суду Божию, а сам не переставал молиться в тиши своей обители о них и посылал им в вологодскую темницу все нужное. Он заботился даже о том, чтобы и после его преставления не оскудевала милостыня заточенным князьям. Преподобный частым писанием поддерживал дух благородных узников, обещая им страдальческие венцы и нескончаемые блага за маловременные страдания. Таким образом созрел духовный плод сей в темнице и, как достойный ученик старца Паисия, князь Иоанн, в схиме Игнатий, был сам причтен к лику святых.

      Святость преподобного Паисия, который собирал в житницы вечной жизни сторичный плод добродетели, еще при временной жизни его ознаменовалась многими чудесами. Ему был дан от Господа дар исцелений, но смирение его умело покрывать совершаемые им чудеса. Когда приходили к нему недужные, беснуемые и прокаженные для разрешения от тяжкого недуга, то не просто возлагал он на них руки, но приводил в церковь, после молебна кропил их святою водою или помазывал елеем от лампады, тем подавая исцеление.

      Случился великий пожар в Угличе: загорелись все посады и торговые ряды, и не чаяли ниоткуда спасения. Тогда преподобный Паисий собрал всех настоятелей, иноков и священников из обителей и церквей Углича и сам вынес из обители чудотворный образ Покрова Богоматери на пожарище. Огонь как бы устыдился чудотворного лика и такого сонма преподобных, и вскоре угасло лютое пламя молитвами старческими. Было в другой раз сильное наводнение в Угличе. Волга выступила из берегов своих и окружила обитель преподобного, проникла и в ограду, и волны шумели около соборной церкви, но хотя и стояла вода выше порога церковного, однако не взошла внутрь храма, ради молитв старца Паисия.

      Случилось однажды молодому боярину угличскому проезжать на коне мимо обители, и внутренне посмеялся он над преподобным, которого застал с заступом в руках, копающим землю в монастырском огороде, но в ту же минуту рассвирепел под ним конь и сбросил с себя – боярин упал без чувств. Преподобный сам его поднял, привел в чувство и кротко сказал: «Не осуждай иноков».

      От всех старался утаить свой подвиг труженник Паисий, и одному только Господу, зрящему тайная, могло быть известно равноангельное житие его. Похвала же человеческая была прискорбна святому подвижнику, и всячески старался он избежать молвы житейской. Никогда не превозносился он духовной своей высотой и, будучи настоятелем, исполнял все послушания последнего инока своей обители, терпя холод и зной, в одной власянице, в надежде небесного воздаяния. Всех научал он словом и примером, что многими скорбями подобает внити в Царствие Небесное, и пустынные чада умножались около великого своего аввы. В трудах и воздержании достиг преподобный глубокой старости. Однако он сам совершал Божественную литургию по воскресным и праздничным дням. Когда не позволяли немощи, преподобный Паисий продолжал сидя исполнять келейное правило.

      Прияв тайное извещение от Господа о скором своем преставлении, совершил он в последний раз священнодействие и потом собрал в келлию свою братию, чтобы утешить ее о скорой разлуке и поучить взаимной любви. Велел он известить блаженного пустынника Кассиана о своем крайнем изнеможении и ему поручил собранное свое стадо, чтобы промышлял о нем после его кончины. Игуменом поставил он после себя в добродетели священноинока, но и ему велел во всем повиноваться духовному своему брату блаженному отцу Кассиану, начальнику пустыни Учмы, которого умолил из глубины своей пустыни надзирать и за его стадом. Устроив все нужное для обители, разрешился уже от всего житейского столетний старец и почувствовал в сердце своем радость, как бы некто из дальних и чудных стран, весело возвращающийся на свою родину от многих печалей в тихое пристанище. И в самый час своего исхода еще приобщился Божественных Таин; последним его словом было: «Господи! В руце Твои предаю дух мой», и просветилось лице его, келлия и вся обитель исполнились благовония. Блаженный Кассиан и братия с великим плачем отпели многолетнего своего наставника и положили в созданной им церкви. Во время надгробного пения много недужных исцелялись над священными останками. Июня в 6-й день 1504 года совершилось сие торжественное погребение, и в этот день установила Св. Церковь совершать память сего чудотворца земли Русской.

      В 1609 году на обитель напали польско-литовские захватчики: настоятель и братия были умерщвлены, монастырь разорен, но по прошествии некоторого времени силами жителей Углича восстановлен.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-paisij-uglichskij

      Свт. Геннадия, архиеп. Новгородского (1504)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      1 сентября (переходящая) – Собор Московских святых

      17 декабря

      3 июня – Собор Карельских святых

      28 июня (переходящая) – Собор Новгородских святых

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ СВЯТИТЕЛЯ ГЕННАДИЯ НОВГОРОДСКОГО

      Святитель Геннадий, архиепископ Новгородский, происходил из рода Гонзовых и был, по свидетельству современников, «муж сановитый, умный, добродетельный и сведущий в Священном Писании». Первоначальное послушание проходил в Валаамской обители, под духовным руководством преподобного Савватия Соловецкого (память 27 сентября). С 1472 года – архимандрит Чудова монастыря в Москве. Ревнитель строгого уставного богослужения.

      В 1479–1481 годах архимандрит Геннадий вместе с Вассианом, архиепископом Ростовским, а затем с его преемником Иоасафом бесстрашно вставал на защиту древнего устава в возникшем споре о хождении «посолонь» при освящении нового храма (спор возник в связи с чином освящения Успенского собора в Москве).

      В 1483 году святой Геннадии начал строить в Чудовом монастыре каменную трапезную церковь в честь чтимого им святителя Алексия, митрополита Московского († 1378), основателя обители. 12 декабря 1484 года архимандрит Геннадий был посвящен в архиепископа Новгородского. Благоговея к памяти великого святителя Алексия, Геннадий, и будучи в Новгороде, не переставал заботиться о возведении храма его имени: «И сребра довольно на совершение храма того и трапезы и палат посылаше». Время святительства в Новгороде святого архиепископа Геннадия совпало с грозным периодом в истории отечественной Церкви. Иудейские проповедники, приехавшие под видом торговцев в Новгород, еще с 1470 года начали сеять между православными плевелы ереси и богоотступничества. Лжеучение распространялось тайно. Первое известие о ереси дошло до святителя Геннадия в 1487 году: четверо членов тайного сообщества, в хмельном угаре обличая друг друга, обнаружили пред православными существование нечестивой ереси. Как только это стало известно святителю, ревностный архипастырь немедленно приступил к розыску и с глубокой скорбью убедился, что опасность угрожает не только местному новгородскому благочестию, но и самой столице православия – Москве, куда еще в 1480 году переехали вожди жидовствующих. В сентябре 1487 года он направил в Москву митрополиту Геронтию все розыскное дело в подлиннике вместе со списком обнаруженных им богоотступников и с их писаниями. Борьба с жидовствующими стала главным предметом архипастырской деятельности святителя Геннадия. По словам преподобного Иосифа Волоцкого (память 9 сентября), «сей архиепископ, быв пущен на злодейственные еретики, устремился на них, яко лев, из чащи Божественных Писаний и красных гор пророческих и апостольских учений». Девятнадцать лет продолжалась борьба святителя Геннадия и преподобного Иосифа с сильнейшей попыткой противников православия изменить весь ход истории Русской Церкви и Русского государства. Трудами святых исповедников борьба увенчалась победой православия. Этому способствовали труды святителя Геннадия по изучению Библии. Поскольку еретики в своих нечестивых мудрствованиях прибегали к искаженным текстам ветхозаветных книг, отличным от принятых Православной Церковью, архиепископ Геннадий взял на себя огромный труд – привести в единый свод исправные списки Священного Писания. До того времени библейские книги переписывались на Руси, по примеру Византии, не в виде целого свода, а отдельными частями – Пятикнижия или Восьмикнижия, Царств, Притчей и других учительных книг: Псалтири, Пророков, Евангелия и Апостола.

      Священные книги Ветхого Завета особенно часто подвергались случайной и намеренной порче. Об этом со скорбью писал святитель Геннадий в послании архиепископу Иоасафу: «Жидове еретическое предание держат – псалмы Давидова или пророчества испревращали». Собрав вокруг себя ученых, тружеников-библеистов, святитель собрал все книги Священного Писания в едином своде, благословил вновь перевести с латинского языка те из Священных книг, которые не были им обретены в рукописном предании славянской Библии, и в 1499 году на Руси вышел первый полный свод Священного Писания на славянском языке – «Геннадиевская Библия», как ее почтительно называют по имени составителя, которая стала неотъемлемым звеном в преемственности славянского перевода Слова Божия. От боговдохновенного перевода Священного Писания святых равноапостольных Кирилла и Мефодия (863–885) чрез Библию святителя Геннадия (1499) и воспроизводящую ее первопечатную Острожскую Библию (1581) Церковь сохранила неизменным славянское библейское предание вплоть до так называемой Елизаветинской Библии (1751) и всех последующих печатных изданий. Наряду с подготовкой Библии круг церковных книжников при архиепископе Геннадии вел большую литературную работу: была составлена «Четвертая Новгородская летопись», доведенная до 1496 года, переведены, исправлены и переписаны многочисленные рукописные книги. Игумен Соловецкого монастыря Досифей, прибывший в Новгород по монастырским делам, несколько лет (с 1491 по 1494) трудился у святителя Геннадия, составляя библиотеку для Соловецкого монастыря. По просьбе святителя Досифей написал житие преподобных Зосимы (память 17 апреля) и Савватия (память 27 сентября). Большинство книг, переписанных с благословения святителя Новгородского (более 20) для Соловецкой обители, сохранилось в составе Соловецкого собрания рукописей. Ревностный поборник духовного просвещения, архиепископ Геннадий для подготовки достойного клира основал в Новгороде школу.

      Память о святителе Геннадии сохраняется и в другом его труде на благо православной церкви.

      В конце XV века над русскими умами тяготела грозная мысль о скорой кончине мира, которой ждали по истечении седьмой тысячи лет от сотворения мира. По окончании миротворного круга в 1408 году на Руси не осмелились продолжить пасхалию далее 1491 года. В сентябре 1491 года архиерейский Собор Русской Церкви в Москве при участии святителя Геннадия определил: «Написать Пасхалию на осьмую тысячу лет». 27 ноября 1492 года митрополит Зосима «на Москве изложил соборне пасхалию на 20 лет» и поручил епископу Филофею Пермскому и архиепископу Геннадию Новгородскому составить каждому свою пасхалию для соборного свидетельствования и утверждения 21 декабря 1492 года. Святитель Геннадий окончил составление своей пасхалии, которая, в отличие от митрополичьей, была продолжена на 70 лет, и, рассылая по епархиям одобренную Собором принятую пасхалию на 20 лет, присоединил к ней и свою, вместе с толкованием на нее и Окружной грамотой, под общим заглавием «Начало пасхалии, переложенной на осьмую тысячу лет». В богословском толковании пасхалии, основанном на Слове Божием и свидетельстве святых отцов, святитель писал: «Не скончания мира страшиться подобает, но ждать пришествия Христова на всякое время. Сколько благоволит Бог стоять миру, столько продлится и обхождение времен». Времена устроены Творцом не для Себя, но для человека: «Да разумеет человек времен премену, чтет своея жизни конец». О сроках же свершения творения Божия «никто же весть, ни Ангелы, ни паки Сын, но токмо Отец». Потому святые отцы, наитием Духа Святого, изложили миротворный круг именно как «круг»: «Сие учиниша коловратно, не имуще конца». Еретическим прельщениям о исчислении сроков святитель противопоставил освященный Церковью путь постоянного духовного трезвения. Святой Геннадий излагает богословские основы пасхалии, объясняет, как при помощи Альфы, великого миротворного круга, можно выводить пасхалию на будущее, насколько потребуется. Пасхалия святого Геннадия, по его свидетельству, не была им составлена заново, но была выведена на основании прежнего предания – в частности, на основании пасхалии, написанной на 1360–1492 годы при святителе Василии Калике, архиепископе Новгородском (13 июля 1352). По правилам работы с пасхалией, утвержденным святым Геннадием, позже, в 1539 году, при архиепископе Новгородском Макарии, была составлена пасхалия и на всю восьмую тысячу лет.

      О высокой духовной жизни и молитвенном вдохновении святителя свидетельствует составленная им в 1497 году молитва к Пресвятой Богородице. Кроме известных посланий митрополитам Зосиме и Симону, архиепископу Иоасафу, епископам Нифонту и Прохору, послания к Собору 1490 года, архиепископ Геннадий написал церковный «Уставец» и «Предание инокам», живущим по уставу скитского жития. Оставив архипастырское служение, с 1504 года святитель жил на покое в Чудовом монастыре, где мирно отошел ко Господу 4 декабря 1505 года. В Степенной книге читаем: «Архиепископ Геннадий пребы в архиепископах девятнадцать лет, многа исправления показа о церковном благолепии и о священническом благочинии, и еретики посрами, и православную веру утверди, последи же сведен бысть на Москву, и полтретья лета пребысть в монастыри чудеси Архангела Михаила и святаго Алексия митрополита и чудотворца, идеже прежде бысть в архимандритех, ту и преставися к Богу». Святые мощи архиепископа Геннадия были положены в храме Чуда святого Архангела Михаила в Хонех, в том месте, где покоились до того мощи особо чтимого им святителя Алексия, митрополита Московского. Память святителя Геннадия творится также в 3-ю Неделю по Пятидесятнице, в день, когда Святая Церковь вспоминает всех святых, в Новгороде просиявших.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-gennadij-novgorodskij

      Обретение мощей прп. Евфимия, Суздальского чудотворца (1507)

      ДЕНЬ ОБРЕТЕНИЯ МОЩЕЙ ПРЕПОДОБНОГО

      ЕВФИМИЯ СУЗДАЛЬСКОГО,

      СОБЕСЕДНИКА ПРЕПОДОБНОГО

      СЕРГИЯ РАДОНЕЖСКОГО (1507)

      День обретения мощей преподобного Евфимия Суздальского, собеседника преподобного Сергия Радонежского (1507)

      4/17 июля Русская Православная Церковь празднует обретение мощей преподобного Евфимия, Суздальского чудотворца (1507), собеседника преподобного Сергия Радонежского.

      Пятьдесят два года управлял преподобный Евфимий Суздальским Спасо-Евфимиевым Преображенским монастырем. Бог послал ему тихую кончину. Скончался он 1 апреля 1404 года, 88 лет от роду. Когда преподобный предал свою душу Господу, келия его наполнилась благоуханием. Тело его было светлее, чем у живого; казалось, что преподобный не умер, но спит.

      4 июля 1507 года, через сто с небольшим лет после кончины преподобного Евфимия, совершилось обретение его нетленных мощей. Архимандрит Кирилл задумал перестроить старый каменный храм в честь Преображения Господня. Когда копали ров для фундамента нового храма, нашли гроб, обложенный тремя камнями и покрытый досками, о чем сообщили настоятелю. Воздав хвалу Богу и открыв гроб, обнаружили, что тело преподобного нисколько не изменилось, лицо святого было светлым, а одежды выглядели так, будто их только вчера надели. В 1511 году при обновленной церкви был устроен придел в память святого Евфимия, где поместили раку с его мощами. Обретение мощей преподобного положило начало церковному прославлению Евфимия.

      От раки преподобного происходили многочисленные чудеса. Однажды к ней привели боярина Афанасия, который был одержим бесом. Больной говорил много неподобного. Архимандрит с братией молились за бесноватого, и он исцелился. Благодарный Афанасий постригся в иночество с именем Авраамий.

      Исцелился у гробницы преподобного Евфимия и другой одержимый. Ему представлялось множество бесов, бросавшихся на него с копьями. Никакая сила не могла сдержать его, он вырывался и выбегал из храма. И вот однажды, когда его подвели к раке святого, над ней внезапно засиял свет и больному явился святитель Николай Чудотворец, образ которого был помещен у раки вместе с иконой преподобного Евфимия. Свет, озаривший раку, рассеял нападавших бесов, и одержимому послышался голос: «Человече, оставляются тебе грехи». Тот же голос повелел ему прийти в церковь во время Литургии. Исполнив это, страждущий припал к раке с горячей молитвой и полностью исцелился. Пробыв несколько дней в монастыре, он возблагодарил Бога, сделал пожертвование на нужды обители и возвратился домой в добром здравии.

      В монастыре был келарь по имени Киприан. Он впал в гордыню и, потеряв всякое стеснение, стал оскорблять братию. Пищу насельникам обители выделял самую скудную, а все свое внимание обратил на гостей, тогда как по завету преподобного Евфимия они должны были питаться наравне и одновременно с братией, за исключением особых случаев. В монастыре поднялось возмущение. И вот однажды преподобный явился келарю в грозном видении. Евфимий был с жезлом в одной руке и зажженной свечой в другой. Келарь, объятый страхом, обещал исправиться. Но наутро, когда пришел в себя, решил, что все это было наваждением, и продолжил бесчинствовать. Тогда преподобный покарал Киприана болезнью, от которой расслабли все члены его тела. Раскаявшись, келарь взмолился, чтобы его отнесли к раке преподобного. Около нее Киприан горячо молился, пока не получил исцеления по молитвам преподобного Евфимия.

      Старец Патрикий рассказал, что произошло с ним, когда он пребывал в обители еще мирянином. Он был старшим над всей дружиной монастырских рыболовов в приписанном к обители Гороховецком монастыре Святого Василия Кесарийского на Клязьме. Рыбная ловля давала монастырю большой доход, и Петр (мирское имя Патрикия) со своей дружиной был очень нужным человеком. Случилось ему простудиться и получить лихорадку. Петр оказался не в состоянии дальше служить братии монастыря, что очень его огорчало. Однажды в видении ему явился преподобный Евфимий, осенил его крестом и сказал: «Не сетуй, чадо Петре, не скорби, но будь здоров и держи ряд службы своей». Проснувшись, Петр почувствовал себя здоровым.

      Житель одного селения жестоко заболел: на него напала лихорадка. Домашние ждали его кончины. Но страждущий послал своего брата за медовым квасом, приготовлявшимся в монастыре преподобного Евфимия. Прибыв в монастырь, брат заказал молебен о здравии болящего, взял целебный квас и отправился домой. В пути его попутал бес: квас он выпил сам, а к больному решил позвать кудесников. И тотчас впал в исступление. Тогда ему явился муж в белых ризах, в митре и с седой бородой, и начал упрекать его в содеянном. Он гневно сказал: «Как смел ты пренебречь даром Божиим? Возвратись в монастырь, приложись к раке и поспеши к брату своему». Брат вернулся в обитель, покаялся, снова обрел рассудок и привез больному медовый квас. Помолившись преподобному, больной выпил целебный напиток. И привиделось ему, что стоит он в обители, у раки святого Евфимия. Муж в белых ризах и митре положил ему руку на голову и сказал; «Не сетуй, не скорби, человече, что потрудился ты в немощи своей, и от сего часа будь здрав по вере твоей». Очнувшись, больной почувствовал себя исцеленным.

      Чудеса преподобного Евфимия послужили основанием для местного почитания его. Не позднее 30–40-х годов XV века имя преподобного Евфимия появилось в названии основанного им монастыря. Обретение нетленных мощей преподобного в 1507 году было началом его церковного прославления. В середине XVI века инок Спасо-Евфимиева монастыря Григорий составил житие подвижника и службу ему. На Московском Соборе 1549 года прославление угодника Божия было закреплено высшей церковной властью.

      Когда в 1612 году Нижегородское земское ополчение двигалось к Москве спасать столицу и родину от поляков и самозванцев, предводитель ополчения князь Димитрий Михайлович Пожарский, благоговевший к памяти святого Евфимия, возымел намерение помолиться у гроба преподобного. Во время переходов от Ярославля к Ростову Димитрий Михайлович, поручив временно войско князю Хованскому и Косме Минину, направился в Суздаль просить благословения и помощи у Бога и Его святого угодника на начатое им великое дело спасения Отечества. Укрепленный молитвой и заступлением преподобного Евфимия, князь Пожарский вернулся к ополчению и продолжал поход, спасший Россию. Отсюда понятно, почему в службе преподобному Евфимию Суздальский подвижник назван «вторым Сергием». Когда в 1642 году князь Димитрий Пожарский скончался, он был погребен в Спасо-Евфимиевом монастыре, в родовой усыпальнице, около алтаря Преображенского собора. 22 февраля 1657 года в собор была помещена рака с мощами преподобного Евфимия.

      Предположительно, на рубеже XVII–XVIII веков сложилась традиция ежегодных крестных ходов с иконой преподобного Евфимия из Евфимиевского монастыря в кафедральный Богородице-Рождественский собор в суздальском кремле. С XIX века вместе с другим чтимым образом – Корсунской иконой Божией Матери – образ преподобного Евфимия износился как в дома суздальских городских жителей, так и в близлежащие селения. В начале XX века икона приносилась в уездные города и промышленные центры Владимирской губернии.

      В феврале 1919 года гробница преподобного Евфимия была вскрыта, а в мае 1922 года изъята из монастыря. Мощи святого стали экспонатом антирелигиозного отдела музея, а с середины 1940-х годов хранились в музейных фондах. 9 июня 1988 года мощи Евфимия были переданы Владимирским музеем-заповедником в единственный действовавший в то время храм города Суздаля – церковь во имя Равноапостольных Константина и Елены.

      Память преподобного Евфимия Суздальского совершается 1/14 апреля и 4/17 июля.

      Источник: Официальный сайт Троицкой Свято-Сергиевой Лавры. Режим доступа: http://stsl.ru/news/all/den-obreteniya-moshchey-prp-evfimiya-suzdalskogo-sobesednika-prepodobnogo-sergiya-radonezhskogo

      Прп. Нила Сорского(1508)

      ДЕНЬ ПАМЯТИ:

      7(20) мая

      ПРЕПОДОБНЫЙ НИЛ СОРСКИЙ(1433–1508)

      Предварительные сведения

      Нил Сорский почитается в Церкви как преподобный отец, один из основоположников скитского подвижничества на Руси.

      О раннем периоде жизни святого Нила Сорского известно не много. Родился он в 1433 году. Согласно его собственному признанию, он был поселянином и невеждой. Возможно, это связано с тем, что его родители были простыми сельскими жителями.

      Однако, такая оценка могла быть озвучена им и в связи с глубочайшим чувством смирения. Обширность связей святого со многими знатными людьми и высокая образованность дают повод думать, что он, всё же, имел боярское происхождение.

      В круг его учеников входили: князь Вассиан Косой, Дионисий, Нил Полев (принадлежавший к роду Смоленских князей) и другие известные лица.

      Согласно свидетельству одного из современников Нила Сорского, в миру тот имел прозвание Майков.

      Монашество

      Иноческая жизнь Нила Сорского началась в Кирилло-Белозерской обители. Здесь он учился навыкам аскетической жизни под руководством строгого и опытного подвижника, старца Паисия Ярославова. Здесь он трудился, предавался молитве и послушанию, бдению и постам.

      Прожив какой-то период в монастыре, он вместе с учеником, монахом Иннокентием (принадлежавшим к боярскому роду Охлебининых) решился путешествовать по святым местам.

      Достигнув Афона, пробыл там достаточно долгое время, перенимая опыт местных отцов, возрастая возрастом духовным, изучая правила пустынножительства, трезвения, духовного созерцания.

      Одним из его излюбленных занятий было изучение Священного Писания, жизни и творений святых отцов Церкви.

      Пребывая на Святой Горе, Нил Сорский приобщился к уединенному жительству, полюбил священное Христа ради безмолвие.

      Возвратившись на Русь, он не стал жить в Белозерской обители, а выбрав безлюдное болотистое место неподалеку, приблизительно в 15 верстах от монастыря, на реке Сорке, воздвиг там крест, вырыл колодец, основал келью, часовню, предался аскетическим подвигам.

      Вокруг преподобного Нила Сорского собралось несколько братий, искавших спасения. Со временем количество братий увеличилось. Общими стараниями отстроили церковь. Строительство потребовало немалых усилий, ведь храм возводился на болотистой почве. На месте, где он был воздвигнут, предварительно сделали насыпь.

      Жизнь в обители организовывалась на основе правил скитского жительства, заимствованных у Афонских подвижников. Так был создан монашеский скит.

      Жизнь братий проходила в трудах и молитве, изучении Книг Писания и произведений отцов.

      Скитский устав подразумевал отшельническое жительство иноков, совершенный отказ от любых форм обладания имуществом и угодьями, неприятие земных благ.

      Отшельники собирались на богослужение вместе по субботним и праздничным дням. Совершавшиеся в скиту преподобного Нила церковные службы отличались особой строгостью и полнотой. Например, скитская всенощная длилась всю ночь.

      Большое внимание преподобный отец уделял достижению высокого благодатного состояния.

      Важное значение в деле воспитания иноков предавалось молитвенному безмолвию, внутреннему сокрушению, памятованию о смерти и Страшном Суде, борьбе с помыслами.

      В пятой главе составленного Нилом Сорским руководства, Уставе, даётся подробное описание, как необходимо вести внутреннюю брань против восьми наиболее губительных страстных помыслов (чревообъедения, блуда, сребролюбия, гнева, печали, уныния, тщеславия, гордости).

      В 1491 году Нил Сорский, сыскавший к тому времени известность и уважение, участвовал на Соборе, исследовавшем дело о ереси жидовствующих.

      Жидовствующие еретики явили в своем учении одну из наиболее страшных ересей, явившихся на территории Руси. Они отрицали Троичность Бога по Лицам, Божественное достоинство Христа, отвергали почитание святых мощей и икон. Несмотря на кажущуюся очевидность противречия нового учения Преданию Церкви, эта ересь увлекла в свои сети множество людей, включая представителей духовенства, значимых государственных особ.

      Со временем очаги этой ереси были подавлены общими услиями ревностных Православных защитников.

      Спор о монастырских владениях

      В 1503 году Нил Сорский присутствовал на Соборе, где обсуждался вопрос о монастырских имуществах. Будучи сторонником строгой монашеской жизни, причём предпочитающим скитскую жизнь, он решительно выступал против того, чтобы монастыри владели поместьями, селами.

      По мнению преподобного, монахи должны кормиться собственным трудом, рукоделием. Чрезмерные же экономические заботы, связанные с управлением материальными имуществами, отвлекают от аскетического делания. Помимо того, что такая забота отнимает силы и время монашествующих, она бывает сопряжена с заботой о прибыли, лихоимстве, что противоречит монашескому нестяжательству.

      Мнение Нила Сорского поддерживали присутствовавшие на Соборе белозерские пустынники.

      Эта позиция Нила Сорского шла вразрез с точкой зрения другого святого, преподобного Иосифа Волоцкого, отстаивавшего право монастырей на владение значительной земельной и материальной собственностью.

      Преподобный Иосф, будучи ревностным подвижником, конечно же понимал важность и необходимость нестяжательства. Однако считал, что стяжательство собственности монастырем не противоречит нестяжательству подвизающихся в нём иноков.

      В отличие от Нила Сорского и его сторонников он ставил акцент на том, что обладание собственностью способствует большей независимости обителей, в том числе от гражданских властей (и как следствие, большей независимости Церкви).

      По убеждению святого Иосифа, владение землями и серьёзными материальными средствами открывало возможность для развития монастырей, более широкого строительства храмов, а также для благотворительности в отношении мирян.

      Мнение Иосифа на Соборе превозмогло. Митрополит Симон, отстаивая эту позицию перед великим князем, прибегал не только к мнению Собора, но и к обычаям Греческой Церкви.

      Блаженная кончина

      Перед своей смертью святой Нил Сорский дал последние наставления братиям.

      Относительно своих будущих похорон он говорил, что не достоин почетного погребения, как грешник, призывал учеников бросить его тело в пустыне, на съедение зверям, или зарыть с презрением в яме. При этом добавлял, что как он старался не пользоваться честью на земле, в этой жизни, так хотел бы, чтобы было и после его смерти.

      7 апреля 1508 года святой мирно отошел к Богу. Святые мощи находятся в его пустыни, под спудом.

      Источник: https://azbyka.ru/otechnik/Nil_Sorskij/

      Прп. Харитона Сянжемского (1509)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      11 октября

      28 июня (переходящая) – Собор Вологодских святых

      ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНЫХ ЕВФИМИЯ

      И ХАРИТОНА СЯНЖЕМСКИХ

      Преподобный Евфимий и его ученик преподобный Харитон подвизались на реке Сянжеме в конце XV – начале XVI в. Преподобный Евфимий пришел в Спасокаменный монастырь из Волоколамских пределов. Долгое время он проходил послушания в монастыре, а затем поселился на восточном берегу Кубенского озера близ устья реки Кушты. Там, среди непроходимых болот и дремучей чащи, святой построил небольшую келлию, в которой подвизался в полном одиночестве. Через некоторое время к нему пришел преподобный Александр Куштский († 1439; память 9 июня), оставивший, как и он, Каменный монастырь и поселившийся первоначально на реке Сянжеме. Преподобный Александр упросил преподобного Евфимия обменяться келлиями, так как искал места совершенно безмолвного.

      Перейдя на реку Сянжему, преподобный Евфимий не стал отказывать местным жителям в духовных беседах и наставлениях. Туда к нему пришел и преподобный Харитон.

      Преподобный Евфимий построил церковь в честь Вознесения Христова и устроил при ней монастырь. В Ростове при святителе архиепископе Дионисии (1418–1425) он получил разрешение на строительство и, очевидно, тогда же получил сан священника и был поставлен игуменом устроенной обители.

      Оба преподобных были примером для братии и в молитве, и во всех строительных и хозяйственных работах. Они довольствовались такой пищей и одеждой, которую даже братия считали негодной. В храме преподобный Евфимий стоял со страхом и трепетом, и братия часто видели на его лице слезы умиления. Занимаясь рукоделием, преподобный всегда пел псалмы. Скончался преподобный Евфимий около 1465 года, день кончины неизвестен.

      Его преемником по игуменству стал его любимый ученик – преподобный Харитон. Более 40 лет он продолжал труды в обители и скончался в глубокой старости 11 апреля 1509 года. Оба преподобных были погребены в Вознесенской церкви.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-hariton-sjanzhemskij-prostoj

      Прп. Иннокентия Комельского, Вологодского (1511-1522)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      1 апреля

      21 июня (переходящая) – Собор Афонских преподобных

      28 июня (переходящая) – Соборы Вологодских и Новгородских святых

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО

      ИННОКЕНТИЯ КОМЕЛЬСКОГО, ВОЛОГОДСКОГО

      Сей преподобный отец наш Иннокентий родился в царствующем граде Москве и происходил от рода московских князей Охлябининых, который был в свойстве с князьями Хворостиниными. Он был верным, преданным учеником преподобного Нила Сорского.

      Еще раньше основания Сорской пустыни святой Иннокентий путешествовал по Востоку вместе с преподобным Нилом: был в Палестине, в Константинополе, на Афоне и вместе с ним возвратился на Русь. Есть предположение, что святой Иннокентий принял иночество в Белозерской обители святого Кирилла.

      Затем святой Иннокентий удалился в скит к преподобному отцу Нилу, на речку Сору. С ним он пожил лета благоугодные в посте, бдении и страхе Божием.

      Подробных сведений о совместном пребывании святого Иннокентия с преподобным Нилом в Сорской пустыни не сохранилось. Известно только, что преподобный Нил, предвидя скорое свое к Богу отхождение, послал ученика своего, святого Иннокентия, в Вологодский уезд на Нурму реку и предсказал ему: «Бог тебя прославит там, и обитель у тебя будет общежительная, моя же пустынь после смерти моей останется такою же, как при моей жизни, и братия по одному будут жить в келлиях своих».

      По преставлении преподобного старца Нила пришел ученик его, святой Иннокентий, в Вологодские пределы на речку Еду, в селение так называемой Комельской волости, поселился здесь и положил основание обители.

      Это место было почти недоступно – непроходимые леса и дебри. По Божию изволению собралось у святого Иннокентия множество братии, и был он им наставником, учителем и вождем ко спасению. Так прожил он много лет.

      И оставил он в обители, перед своей кончиной, завещание и предание свое братии, где сказано: «Написал я, убогий инок Иннокентий, такой завет. Если кому повелит Бог жить в пустыне нашей, то прежде всего о сем молю вас, Господа ради: поминайте меня, грешного, во святых молитвах своих. Я же вам, отцам и братиям нашим, до земли челом бью и завещаю вам, чтобы между вами не было ссор и споров, а были любовь о Христе и мир духовный.

      А юных и безбородых иноков не принимать и не постригать здесь таковых, и мирских людей, юных и безбородых, на службе не держать. Женщинам же в нашу пустынь совсем входа нет, и бессловесных животных женского рода в нашей пустыни не держать. И пьянственного пития совсем на следует нам иметь.

      А о том, как пребывать, в пустыни нашей, и о молитве и о пении, и как питаться, и когда подобает исходить из пустыни потребы ради, в благословенное время, и о рукоделии и о прочем – обо всем этом установлено в написании господина нашего и учителя моего, преподобного и святого старца Нила».

      И еще завещал преподобный Иннокентий при жизни, пребывая с братиею в своей пустыни: «Если братия наша иноки, пребывающие в пустыне нашей, станут жить богоугодно и хранить заповеди Божии и задумают церковь воздвигнуть, то это – на Божием благоволении и на их изволении, и, если благоволит Бог, пусть будет церковь во имя святого пророка Иоанна Предтечи, Крестителя Господня, в воспоминание Третьего обретения честныя его главы, празднуемого Церковью 25 мая/7 июня. Ибо сей великий Иоанн – наставник всем инокам и пустынножителям.

      Если брат наш инок поставит себе келлию в пустыни нашей и потом удалится из пустыни сей, то тех келлий никому не продавать и не отдавать, и не покупать их никому, но пусть владеют теми келлиями настоятель и пребывающая с ним братия. Если же упомянутый брат возвратится в пустынь, то не имеет права владеть оставленною им келлией. Если же настоятель по совету с братией пожелает продать кому-либо из братии пустующие келлии, то пусть продает. Но если купивший их брат удалится затем из пустыни, то оставленными келлиями пусть владеют настоятель и пребывающие с ним братия. По возвращении сего брата в пустынь он не может владеть оставленными келлиями. Если же кто из братии поставит многие келлии или много их купит, то все равно, оставив их и снова возвратясь, при оставлении пустыни и при возвращении в нее, брат тот теряет право на владение ими. Но если настоятель и братия пожелают возвратившемуся брату отдать прежнюю его келлию, то это пусть будет на их произволении. Брат, преставляющийся от жития сего в нашей пустыни, никому не может ни продать, ни отдать своей келлии, и пусть пребывающие в пустыни иноки не торгуют келлиями и не меняются ими между собою, но пусть каждый живет в своей келлии.

      Если какой-либо инок из братии нашей пустыни не захочет проводить свою жизнь по Божиим заповедям, по написанию господина нашего и учителя старца Нила и по сему нашему писанию, но пожелает жить самочинно и самовольно, такового брата настоятель и братия пусть накажут; если же он после наказания не исправится, то пусть настоятель с братией удалят его из пустыни, как мякину от жита, без всякой боязни, по сему нашему завещанию. Если же тот брат раскается и пожелает проводить свою жизнь по Божиим заповедям, по преданию святых отцов, по писанию господина и учителя моего старца Нила и по сему нашему завету, то пусть настоятель и братия примут его в пустынь сию. Это я, инок Иннокентий, написал, чтобы так исполняли после моей смерти».

      Пожив много лет, управляя свое житие по Бозе, преподобный Иннокентий преставился ко Господу в вечный покой месяца марта в 19-й день, на память святых мучеников Хрисанфа и Дарии.

      Братия же, взяв честное и многострадальное тело возлюбленного своего отца, учителя и наставника ко спасению Иннокентия, с псалмами и пениями надгробными похоронили его честно, по его завещанию, в коем он сам повелел погребсти свое тело в углу монастыря, близ ржавого болота; и на могилу его положили камень, на котором написали год, месяц и день преставления святого. Также и образ подобия его написали братия, каков был по виду преподобный отец Иннокентий.

      Много завещаний написал преподобный Иннокентий рукой своею, послуживших ко спасению инокам; и о преподобном Иннокентии было написано немало. Но по грехам нашим в лето 1538-е случилось нашествие казанских татар на Русскую землю, на пределы Вологодские, и тогда пустынь преподобного отца Иннокентия враги разорили, сожгли церковь Иоанна Предтечи, все строения предали огню и перебили много иноков; спаслись только некоторые из них и бежали в обитель преподобного Павла, находившуюся в том же Комельском лесу, на реке Нурме. Во время пожара монастыря сгорело и написанное о преподобном Иннокентии.

      Было и другое писание о нем, но некоторые из братии, удалившись из пустыни, куда хотели, писание это унесли с собою в иные монастыри. Так в обители преподобного Иннокентия и не осталось известий о его создателе.

      По рукописному житию, преподобный отец наш Иннокентий изображается во всем подобен, и лицом и брадою, изображению святого Варлаама, Хутынского чудотворца, в ризах преподобнических. По святцам, принадлежавшим графу Строганову и писанным в начале XVII века, прп. Иннокентий изображается средним в росте, брада у него пошире, чем у сщмч. Власия, епископа Севастийского (память 11/24 февраля), не раздвоенная, с легкой сединой, ризы – преподобнические.

      Источники: https://azbyka.ru/days/sv-innokentij-komelskij-vologodskij

      Прп. Иосифа, игумена Волоцкого, чудотворца (1515)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      1 сентября (переходящая) – Собор Московских святых

      22 сентября

      31 октября – Обре́тение мощей

      19 июля (переходящая) – Собор Тверских святых

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО ИОСИФА ВОЛОЦКОГО

      Преподобный Иосиф Волоцкий, в мире Иоанн Санин, родился 14 ноября 1440 года (по другим данным – 1439 год) в селе Язвище-Покровское, недалеко от города Волоколамска, в семье благочестивых родителей Иоанна (в монашестве Иоанникия) и Марины (в схиме Марии). Семилетним отроком Иоанн был отдан в обучение к добродетельному и просвещенному старцу Волоколамского Кресто-Воздвиженского монастыря Арсению. Отличаясь редкими способностями и чрезвычайным прилежанием к молитве и церковной службе, даровитый отрок за один год изучил Псалтирь, а в следующем году – все Священное Писание. Он стал чтецом и певцом в монастырской церкви. Современники поражались его необычайной памяти. Часто, не имея в келлии ни одной книги, он совершал монашеское правило, читая на память Псалтирь, Евангелие, Апостол, положенные по уставу.

      Еще не будучи иноком, Иоанн проводил иноческую жизнь. Благодаря чтению и изучению Священного Писания и творений святых отцов, он постоянно пребывал в Богомыслии. Как замечает жизнеописатель, он «зело ненавиде сквернословия и кощун, и смех бесчинный от младых лет».

      В двадцать лет Иоанн избирает путь иноческих подвигов и, оставив родительский дом, уходит в пустынь, что была близ Тверского Саввина монастыря, к известному старцу, строгому аскету-подвижнику Варсонофию. Но монастырские правила показались юному подвижнику недостаточно строгими. По благословению старца Варсонофия он уходит в Боровск, к преподобному Пафнутию Боровскому, постриженику старца Высоцкого монастыря Никиты, ученика преподобных Сергия Радонежского и Афанасия Высоцкого. Простота жизни святого старца, труды, которые он разделял со своей братией, и строгое исполнение монастырского устава соответствовали настроению души Иоанна. Преподобный Пафнутий с любовью принял прибывшего к нему юного подвижника и 13 февраля 1460 года постриг его в иночество с именем Иосиф. Так осуществилось самое большое желание Иоанна. С усердием и любовью нес молодой инок возложенные на него тяжелые послушания в поварне, пекарне, больнице; последнее послушание преподобный Иосиф исполнял с особенным тщанием, «питая и напояя больных, поднимая и постели устрояя, яко сам боля и чисте всем работая, яко Христови Самому служа». Великие духовные способности юного инока проявлялись в церковном чтении и пении. Он был одарен музыкально и владел голосом так, что «в церковных песнопениях и чтении толик бе, якоже ластовица и славий доброгласный, услажаше слухи послушающих, якоже ин никтоже нигдеже». Преподобный Пафнутий вскоре поставил Иосифа экклесиархом в церкви, чтобы он наблюдал за исполнением церковного устава.

      Около восемнадцати лет провел Иосиф в монастыре преподобного Пафнутия. Суровый подвиг иноческих послушаний под непосредственным руководством опытного игумена явился для него прекрасной духовной школой, воспитавшей в нем будущего искусного наставника и руководителя монастырской жизни. По кончине преподобного Пафнутия († 1 мая 1477 года) Иосиф был рукоположен во иеромонаха и, согласно завещанию почившего настоятеля, назначен игуменом Боровского монастыря.

      Преподобный Иосиф решил преобразовать монастырскую жизнь на началах строгого общежития, по примеру Киево-Печерского, Троице-Сергиева и Кирилло-Белозерского монастырей. Однако это встретило сильное противодействие со стороны большинства братии. Лишь семеро благочестивых иноков были единомысленны с игуменом. Преподобный Иосиф решил обойти русские общежительные монастыри, чтобы исследовать наилучшее устроение иноческой жизни. Вместе со старцем Герасимом он прибыл в Кирилло-Белозерский монастырь, который представлял собой образец строгого подвижничества на началах общежительного устава. Знакомство с жизнью монастырей укрепило взгляды преподобного Иосифа. Но, возвратившись по воле князя в Боровский монастырь, преподобный Иосиф встретил прежнее упорное нежелание братии изменить привычный отшельнический устав. Тогда, решив основать новую обитель со строгим общежительным уставом, он с семью иноками-единомышленниками отправился в Волоколамск, в родные, с детства известные ему леса.

      В Волоколамске в то время княжил благочестивый брат великого князя Иоанна III Борис Васильевич. Наслышанный о добродетельной жизни великого подвижника Иосифа, он радушно принял его и разрешил поселиться в пределах своего княжества при слиянии рек Струги и Сестры. Избрание этого места сопровождалось знаменательным явлением: налетевшая буря повалила лес на глазах изумленных путников, как бы расчищая место для будущей обители. Именно здесь в июне 1479 года подвижники воздвигли крест и заложили деревянную церковь в честь Успения Богоматери, освященную 15 августа 1479 года. Этот день и год вошли в историю как дата основания обители Успения Пресвятой Богородицы на Волоке Ламском, называемой впоследствии именем святого его основателя. Довольно скоро монастырь был отстроен. Много трудов положил при строительстве обители сам ее основатель. «Он был искусен во всяком деле человеческом: валил лес, носил бревна, рубил и пилил». Днем трудясь со всеми на монастырском строительстве, ночи он проводил в уединенной келейной молитве, всегда памятуя, что «похоти ленивого убивают» (Притч.21:25). Добрая слава о новом подвижнике привлекала к нему учеников. Число иноков скоро увеличилось до ста человек, и авва Иосиф во всем старался быть примером для своих иноков. Проповедуя во всем воздержание и умеренность, он внешне ничем не отличался от других – простое холодное рубище было постоянной его одеждой, лапти из древесных лык служили ему обувью. Он прежде всех являлся в церковь, читал и пел на клиросе наряду с другими, говорил поучения и последним выходил из церкви. Ночами святой игумен обходил монастырь и келлии, оберегая покой и молитвенное трезвение вверенной ему Богом братии; если доводилось ему услышать праздную беседу, он стуком в дверь извещал о своем присутствии и скромно удалялся.

      Главное внимание преподобный Иосиф уделял внутреннему устроению жизни иноков. Он ввел самое строгое общежитие по составленному им «Уставу», которому были подчинены все служения и послушания иноков, и управлялась вся их жизнь: «и в хождении, и в словесех, и в делех». Основой Устава было полное нестяжание, отсечение своей воли и непрестанный труд. У братии все было общее: одежда, обувь, пища и прочее. Никто из иноков без благословения настоятеля ничего не мог принести в келлию, даже книг и икон. Часть трапезы иноки по общему согласию оставляли бедным. Труд, молитва, подвиг наполняли жизнь братии. Молитва Иисусова не сходила с их уст. Праздность рассматривалась аввой Иосифом как главное орудие диавольского прельщения. Сам преподобный Иосиф неизменно возлагал на себя самые тяжкие послушания. Много занимались в обители перепиской богослужебных и святоотеческих книг, так что вскоре волоколамское книжное собрание стало одним из лучших среди русских монастырских библиотек.

      С каждым годом обитель преподобного Иосифа все более благоустраивалась. В 1484–1485 годах на месте деревянного был сооружен каменный храм Успения Богоматери. Летом 1485 года его расписывали «хитрые живописцы русской земли» Дионисий Иконник с сыновьями Владимиром и Феодосием. В росписи церкви участвовали также племянники и ученики преподобного иноки Досифей и Вассиан Топорковы. В 1504 году была заложена теплая трапезная церковь в честь святого Богоявления, затем сооружена колокольня и под нею – храм во имя Пресвятой Богородицы Одигитрии.

      Преподобный Иосиф воспитал целую школу знаменитых иноков. Одни из них прославили себя на поприще церковно-исторической деятельности – были «пастырями добрыми», других прославили труды просвещения, иные оставили по себе благоговейную память и были достойным примером для подражания своими благочестивыми иноческими подвигами. История сохранила для нас имена многих учеников и сподвижников преподобного игумена Волоколамского, впоследствии продолжавших развивать его идеи.

      Учениками и последователями преподобного были митрополиты Московские и всея Руси Даниил († 1539) и Макарий († 1563), архиепископ Вассиан Ростовский († 1515), епископы Симеон Суздальский († 1515), Досифей Крутицкий († 1544), Савва Крутицкий, по прозванию Черный, Акакий Тверской, Вассиан Коломенский и многие еще. Постриженики Иосифо-Волоколамского монастыря занимали преемственно важнейшие архиерейские кафедры Русской Церкви: святители Казанские Гурий († 1563; память 5 декабря) и Герман († 1567, память 6 ноября), святитель Варсонофий, епископ Тверской († 1576; память 11 апреля).

      Деятельность и влияние преподобного Иосифа не ограничивались монастырем. Многие из мирян шли к нему получить совет. Чистым духовным разумом проникал он в глубокие тайники души вопрошавших и прозорливо открывал им волю Божию. Все живущие вокруг монастыря считали его своим отцом и покровителем. Знатные бояре и князья брали его в восприемники своим детям, ему открывали свои души на исповеди, просили письменного руководства для исполнения его наставлений.

      Простой народ находил в монастыре преподобного средства к поддержанию своего существования в случае крайней нужды. Число питающихся на монастырские средства иногда доходило до 700 человек. «Вся страна Волоцкая к доброй жизни прилагашася, тишины же и покоя наслаждашеся. И Иосифе имя, яко священие некое, во устах всех обношашеся».

      Монастырь был прославлен не только благочестием и помощью страждущим, но и проявлениями Божией благодати. Праведный инок Виссарион видел однажды на заутрени в Великую Субботу Духа Святого в виде белого голубя, сидящего на плащанице, которую нес преподобный авва Иосиф.

      Игумен, приказав иноку молчать о виденном, сам радовался духом, надеясь, что Бог не оставит обители. Тот же инок видел души умирающих братий, белые как снег, исходящие из уст их. Ему самому открыт был день его кончины, и он почил с миром, причастившись Святых Таин и приняв схиму.

      Жизнь святого аввы Иосифа не была легкой и покойной. В трудное для Русской Церкви время Господь воздвиг его как ревностного поборника православия на борьбу с ересями и церковными несогласиями. Величайшим подвигом преподобного Иосифа стало обличение ереси жидовствующих, пытавшихся отравить и исказить основы русской духовной жизни. Как святые отцы и учители Вселенской Церкви изложили догматы православия, возвышая свой голос против древних ересей (духоборческих, христоборческих, иконоборческих), так святому Иосифу возвещено было Богом противостоять лжеучению жидовствующих и создать первый свод русского православного Богословия – великую книгу «Просветитель». Еще к святому равноапостольному Владимиру приходили из Хазарии проповедники, пытавшиеся совратить его в иудейство, но великий креститель Руси гневно отверг притязания раввинов. После этого, пишет преподобный Иосиф, «Русская великая земля пятьсот лет пребывала в православной вере, пока враг спасения, диавол, не привел скверного еврея в Великий Новгород». Со свитой литовского князя Михаила Олельковича в Новгород прибыл в 1470 году иудейский проповедник Схария (Захария). Пользуясь несовершенством веры и учености некоторых клириков, Схария и его приспешники внушали малодушным недоверие к церковной иерархии, склоняли к мятежу против духовной власти, соблазняли «самовластием», то есть личным произволом каждого в делах веры и спасения. Постепенно соблазнявшихся толкали к полному отречению от Матери-Церкви, поруганию святых икон, отказу от почитания святых, являющегося основой народной нравственности. Наконец, вели ослепленных и обманутых к отрицанию спасительных Таинств и основных догматов православия, вне которых нет Богопознания, нет жизни, нет спасения – догмата о Пресвятой Троице и догмата о Боговоплощении. Если бы не было принято решительных мер – «погибнуть всему православному христианству от еретических учений». Так был поставлен вопрос историей. Великий князь Иоанн III, обольщенный жидовствующими, пригласил их в Москву, сделал двух виднейших еретиков протопопами – одного в Успенском, другого – в Архангельском соборах Кремля, звал в Москву и самого ересиарха Схарию. Все приближенные князя, начиная с возглавлявшего правительство дьяка Феодора Курицына, брат которого стал вождем еретиков, были совращены в ересь. Приняла иудейство и невестка великого князя Елена Волошанка. Наконец, на кафедру великих московских святителей Петра, Алексия и Ионы был поставлен митрополит-еретик Зосима.

      Борьбу с распространением ереси возглавили преподобный Иосиф и святитель Геннадий, епископ Новгородский († 1505; память 4 декабря). Первое свое послание преподобный Иосиф написал «О таинстве Пресвятой Троицы» еще будучи иноком Пафнутьева Боровского монастыря – в 1477 году. Успенский Волоколамский монастырь с самого начала стал духовным оплотом православия в борьбе с ересью. Здесь написаны главные богословские творения святого аввы Иосифа, здесь возник «Просветитель», создавший ему славу великого отца и учителя Русской Церкви, здесь родились его пламенные противоеретические послания, или, как сам преподобный скромно их называл, «тетрадки». Исповеднические труды преподобного Иосифа Волоцкого и святого архиепископа Геннадия увенчались успехом. В 1494 году был сведен со святительской кафедры еретик Зосима, в 1502–1504 гг. были соборно осуждены злейшие и нераскаявшиеся жидовствующие – хулители Святой Троицы, Христа Спасителя, Пресвятой Богородицы и Церкви.

      Многие другие испытания были посланы святому Иосифу – ведь Господь каждого испытывает в меру его духовных сил. Гневался на святого то великий князь Иоанн III, лишь в конце жизни, в 1503 году примирившийся с угодником Божиим и покаявшийся в своей прежней слабости к жидовствующим, то удельный князь Волоцкий Феодор, на земле которого находилась его обитель. В 1508 году преподобный претерпел несправедливое запрещение от святителя Серапиона, архиепископа Новгородского (память 16 марта), с которым вскоре, однако, примирился. В 1503 году Собор в Москве под влиянием святого аввы и его учений принял «Соборный ответ» о неприкосновенности церковного достояния: «понеже вся стяжания церковная – Божия суть стяжания, возложенная, нареченная и данная Богу». Памятником канонических трудов игумена Волоцкого является в значительной степени и «Сводная Кормчая» – огромный свод канонических правил Православной Церкви, начатый преподобным Иосифом и завершенный митрополитом Макарием.

      Существует мнение о разномыслии и несогласии двух великих руководителей русского иночества конца XV–XVI столетий – преподобных Иосифа Волоцкого и Нила Сорского († 1508; память 7 мая). Их представляют обычно в исторической литературе как возглавителей двух «противоположных» направлений в русской духовной жизни – внешнего делания и внутреннего созерцания. Это глубоко неверно. Преподобный Иосиф в своем «Уставе» дал синтез русской иноческой традиции, непрерывно идущей от афонского благословения преподобного Антония Печерского через преподобного Сергия Радонежского до наших дней. «Устав» пронизан требованием полного внутреннего перерождения человека, подчинения всей жизни задаче спасения и обожения не только каждого отдельного инока, но и соборного спасения всего человеческого рода. Большое место в «Уставе» занимает требование от монахов непрерывного труда в соединении с внутренней и церковной молитвой: «никогда монаху праздным не быть». Труд как «соборное дело» представлял для Иосифа самую сущность церковности – веру, воплощенную в добрых делах, осуществленную молитву. С другой стороны, преподобный Нил Сорский, сам подвизавшийся несколько лет на Афоне, принес оттуда учение о созерцательной жизни и «умной молитве» как средстве исихастского служения иноков миру, как постоянном духовном делании в сочетании с необходимым для своего жизнеобеспечения личным физическим трудом. Но труд духовный и труд физический – две стороны единого христианского призвания: живого продолжения творческого действия Божиего в мире, охватывающего как идеальную, так и материальную сферу. В этом отношении преподобные Иосиф и Нил – духовные братья, равные продолжатели святоотеческого церковного предания и наследники заветов преподобного Сергия. Преподобный Иосиф высоко ценил духовный опыт преподобного Нила и посылал к нему своих учеников для изучения опыта внутренней молитвы.

      Преподобный Иосиф был активным общественным деятелем и сторонником сильного централизованного Московского государства. Он один из вдохновителей учения о Русской Церкви как преемнице и носительнице древнего Вселенского благочестия: «русская земля ныне благочестием всех одоле». Идеи преподобного Иосифа, имевшие огромное историческое значение, были развиты позже его учениками и последователями. Из них исходил в своем учении о Москве как третьем Риме старец Псковского Спасо-Елеазарова монастыря Филофей: «два убо Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быти».

      Взгляды иосифлян на значение монастырского имущества для церковного строительства и участия Церкви в общественной жизни в условиях борьбы за централизацию власти Московского князя его противники – сепаратисты старались опровергнуть в своих политических целях, недобросовестно использовав для этого учение преподобного Нила Сорского о «нестяжании» – отречении монаха от мирских дел и собственности. Это противопоставление породило ложный взгляд на враждебность направлений преподобных Иосифа и Нила. В действительности оба направления закономерно сосуществовали в русской монашеской традиции, дополняя друг друга. Как видно из «Устава» святого Иосифа, полное нестяжание, отказ от самих понятий «твое-мое» был положен в его основу.

      Шли годы. Процветала созданная трудами и подвигами преподобного Иосифа обитель, а сам ее основатель, старея, готовился к переходу в вечную жизнь. Перед кончиной он приобщился Святых Таин, затем созвал всю братию и, преподав ей мир и благословение, блаженно почил на 76-м году жизни 9 октября 1515 года.

      Надгробное слово преподобному Иосифу было составлено племянником и учеником его иноком Досифеем Топорковым.

      Первое «Житие» святого аввы написано в 40-х годах XVI столетия пострижеником преподобного, епископом Крутицким Саввой Черным по благословению митрополита Московского и всея Руси Макария († 1564). Оно вошло в составленные Макарием «Великие Минеи-Четьи». Другая редакция «Жития» принадлежит перу обрусевшего болгарского писателя Льва Филолога при участии инока Зиновия Отенского († 1568).

      Местное празднование преподобному было установлено в Иосифо-Волоколамском монастыре в декабре 1578 года, к столетию основания обители. 1 июня 1591 года при патриархе Иове установлено общецерковное празднование его памяти. Святитель Иов, ученик волоколамского постриженика святого Германа Казанского, был великим почитателем преподобного Иосифа, автором службы ему, внесенной в Минеи. Учеником святителей Германа и Варсонофия был также сподвижник и преемник патриарха Иова – священномученик патриарх Гермоген († 1612, память 17 февраля), духовный вождь русских людей в борьбе за освобождение от польского нашествия.

      Богословские творения преподобного Иосифа составляют неотъемлемый вклад в сокровищницу православного предания. Как все церковные писания, вдохновленные благодатью Святого Духа, они продолжают быть источником духовной жизни и ведения, сохраняют свою богословскую значимость и актуальность.

      Главная книга святого аввы Иосифа писалась по частям. Первоначальный ее состав, законченный ко времени соборов 1503–1504 годов, включал 11 Слов. В окончательной редакции, сложившейся после кончины преподобного и имевшей огромное количество списков, «Книга на еретики» или «Просветитель» состоит из 16 Слов, которым предпослана в качестве предисловия «Повесть о новоявившейся ереси». Слово первое излагает церковное учение о догмате Пресвятой Троицы, второе – об Иисусе Христе – Истинном Мессии, третье – о значении в Церкви пророчеств Ветхого Завета, четвертое – о Боговоплощении, пятое-седьмое – об иконопочитании. В Словах восьмом-десятом преподобный Иосиф излагает основы христианской эсхатологии. Одиннадцатое Слово посвящено монашеству. В двенадцатом доказана недействительность проклятий и прещений, налагаемых еретиками. Последние четыре Слова обсуждают способы борьбы Святой Церкви с еретиками, средства к их исправлению и покаянию.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-iosif-volockij-volokolamskij

      Св. прав. Стефана Щиляновича (Серб.) (1515)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      17 октября

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ СВ. СТЕФАНА ЩИЛЯНОВИЧА, СЕРБСКОГО

      Святой Стефан Щилянович родился в благочестивой христианской семье в сербском городе Жупе (южная сторона Захолмья). В то время Сербия часто подвергалась нападениям турок, которые разоряли страну. Святой Стефан защищал свою родину, исполняя воинскую службу в армии сербского правителя. Когда в стране начался голод, милосердный Стефан раздавал голодающим свой хлеб. Патриотическая деятельность святого воина была неразрывно связана с его истинно христианской жизнью. Он «присно подвизался во благих, яже суть: милостыня, чистота, молитва, вера православная и любовь нелицемерная к ближним». Святой отошел ко Господу 4 октября 1515 года. Через некоторое время над его могилой турки увидели свет. Думая, что здесь спрятан клад, они разрыли могилу и нашли нетленное тело святого Стефана. Сербские монахи выкупили мощи у турецкого паши и перенесли в монастырь Шишатовец на Фруштской горе.

      Прославляя праведного защитника родины, Сербская Церковь молится ему: «Слава во бранех, воине Стефане Щиляновичу, великий целебниче приходящим к тебе с верою».

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-stefan-shchiljanovich

      Мч. Георгия Нового (1515)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      8 июня

      ЖИТИЕ МУЧЕНИКА ГЕОРГИЯ НОВОГО,

      СОФИЙСКОГО, БОЛГАРСКОГО

      Святой мученик Георгий Новый родился в знатной болгарской семье, жившей в столице Болгарии городе Средце (ныне город София). Святой Георгий был испрошен у Бога усердной молитвой его родителей, Иоанна и Марии, которые до преклонных лет оставались бездетными. Младенца крестили во имя святого великомученика Георгия (память 23 апреля). Юноша Георгий получил хорошее образование, внимательно изучил Священное Писание, был благочестив и целомудрен. Родители его скончались, когда Георгию исполнилось 25 лет. В то время Болгария находилась под властью турок, которые насильно обращали христиан в магометанство. Однажды несколько мусульман попытались обратить Георгия. Они надели на голову святого тафью, круглую шапочку, в которой мусульмане входят в свои молитвенные дома. Но Георгий бросил тафью на землю. Турки с побоями и руганью повели мученика к своему правителю. Правитель был поражен мужественным обликом и красотой лица святого Георгия и стал ласково убеждать его принять магометанство, обещая всевозможные почести и богатство от султана Селима (1512–1520). Но святой смело и твердо исповедал веру в Господа Иисуса Христа и порицал заблуждения магометанства. Правитель в гневе приказал беспощадно избить святого Георгия палками, но святой твердо держался в исповедании Христовой веры. Правитель приказал усилить пытки. Страстотерпец терпеливо переносил все страдания, призывая на помощь Господа Иисуса Христа. Потом мученика повели по городу под барабанный бой с криками: «Не ругай Магомета и не унижай веру мусульман». Наконец, посреди города разожгли большой костер, чтобы сжечь святого Георгия, но он, ослабев от ран, упал на землю. Еще живого его бросили в огонь, а сверху набросали трупы псов, чтобы христиане не смогли потом найти останки мученика. Но внезапно полил сильный дождь и погасил костер. С наступлением темноты место, где было брошено тело мученика, озарилось ярким светом. Одному христианскому священнику позволили взять честные останки мученика для погребения. Извещенный о случившемся, митрополит Иеремия в сопровождении клира направился к месту казни. В погасшем костре было найдено тело святого мученика Георгия и перенесено в храм святого великомученика Георгия в городе Средце.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-georgij-novyj-serb-sofijskij-bolgarskij

      Свт. Серапиона, архиеп. Новгородского (1516)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      1 сентября (переходящая) – Собор Московских святых

      29 марта

      28 июня (переходящая) – Собор Новгородских святых

      19 июля – Собор Радонежских святых

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ СВЯТИТЕЛЯ СЕРАПИОНА,

      АРХИЕПИСКОПА НОВГОРОДСКОГО

      Родиной святителя Серапиона было село Пехорка в 20-ти поприщах от Москвы; о родителях же его известно только, что они были поселяне, люди верующие и благочестивые. На седьмом году от рождения Серапион начал обучаться грамоте, а затем в раннем сравнительно возрасте хотел удалиться от мира, но родители не позволили сделать этого. Уступая их желанию, он вступает в брак и принимает сан священства; через год умерла его жена, Серапион постригается в монашество, но для покоя родителей и после пострижения остается для служения при той же Покровской церкви. Когда же скончались его родители, Серапион отпустил на волю рабов отца своего, имущество раздал бедным и поступил в Дубенский Успенский монастырь, что на острове; вскоре он сделан был строителем этой обители, много потрудился для монастыря и так прославился своими иноческими подвигами, что самая обитель стала называться пустынью Серапиона. Желая предаться богомыслию и строгим подвигам, Серапион сложил с себя обязанности строителя обители и перешел в Троице-Сергиеву Лавру при игумене Симоне. Этот Симон был поставлен митрополитом Московским в 1495 году, а святой Серапион волею митрополита и великого князя тогда же сделан был игуменом Лавры. Святой Серапион пользовался большим уважением великого князя Иоанна Васильевича, и был случай, когда по ходатайству святого Серапиона он помиловал осужденных на казнь.

      Недобрые люди оклеветали перед великим князем трех боярынь, обвинив их в волшебстве. Иоанн Васильевич страшно опалился на них и присудил к смерти через сожжение. За невинно осужденных печалуется митрополит Симон соборно с духовенством своим, просят бояре, но без всякого успеха. Тогда святой Серапион, помолясь Живоначальной Троице, Пречистой Богородице и преподобному Сергию, отправился к великому князю и наедине со слезами начал печаловаться за несчастных боярынь, прося освободить их от смертной казни. Великий князь умилился просьбой Троицкого игумена, перестал гневаться, умилостивился до того, что без всякого наказания освободил боярынь. Этот подвиг печалования прославил святого Серапиона – народ припоминал святителя Николая, освобождавшего от смертной казни неповинных. Сам великий князь возлюбил за это подвижника.

      Выделился своим благоразумием святой Серапион и на Соборе 1504 года, когда горячо отстаивал церковные и монастырские имения как средство благотворительности.

      Святой Серапион очень заботился о вверенной ему обители преподобного Сергия, был рачительным хозяином, берег ее вотчины и монастырские запасы, собранные в многочисленных селах и деревнях.

      Великий князь Иоанн Васильевич при передаче царства своему сыну Василию указал на святого Серапиона как на одного из достойнейших к занятию архиерейской кафедры. Великий Новгород в то время более двух лет не имел своего святителя. Избрание пало на святого Серапиона, и 15 января 1506 года сбором архипастырей он был хиротонисан в архиепископа Новгородского. Попущением Божиим наступили тогда для Новгорода тяжелые времена. Третий уже год Новгород страдал от смертоносной язвы; в 1508 году мор был особенно силен: в одну осень умерло 15396 человек. В том же году страшный пожар опустошил торговую сторону Новгорода: при страшной буре огонь действовал с такою силою, что люди не успевали спасаться; «всех душ сгорело 3315, а утопших в реке Волхове Бог един весть», говорит летописец. Немалые скорби пришлось понести святителю Серапиону среди этих бедствий. Непрестанно молясь о прекращении страшной болезни, святитель Серапион с иконами и крестами ходил около города, велел в один день срубить и поставить церковь во имя Похвалы Богородицы на Детинце и в тот же день (15 октября) освятил ее. В то время молитвами святого архиепископа Серапиона исцелил Господь Бог трех человек: слепого, расслабленного и бесноватого. После этого чуда смертоносная язва немедленно прекратилась. Во время пожара архиепископ с иконами и крестами вышел на Волховский мост к Чудному кресту, но не мог выговорить слова на молебне, сильно рыдал, источая слезы из очей своих, как струи, непрестанно, и молился в тайне сердца своего, пока прекратился гнев Божий. С прекращением пожара святой Серапион велел собрать тела погибших и зарыть в землю, отслужил по ним панихиду и, собравши многих граждан, проклял немилостивых грабителей, похищавших все ценное у обгоревших тел и из домов.

      В то же время случилась великая распря святителя Серапиона с игуменом Волоколамского монастыря преподобным Иосифом. Волоколамская обитель находилась тогда в ведении Новгородского владыки. Когда князь Феодор Борисович стал теснить иноков и игумена Иосифа – отнимать монастырские деньги и имущество, приказав ему удалиться, куда угодно, если не желает исполнять княжеские распоряжения, – то святой Иосиф сначала хотел удалиться, а потом по просьбе братии остался и решил просить защиты обители у великого Московского князя Василия Иоанновича и у митрополита Симона. Послал он и к владыке Серапиону некоего старца Игнатия за благословением на это дело, но в Новгород по случаю моровой язвы проникнуть было нельзя, и старец воротился назад. Великий князь тоже не сразу принял под свое покровительство Волоколамскую обитель, но сначала пытался уговорить князя Феодора Борисовича, затем в 1507 году собрал собор и по решению соборному принял обитель под свое покровительство, сказавши в успокоение игумену Иосифу: «Ты из предела Новгородской архиепископии не отошел; я взял монастырь твой только от насилия удельного князя, а к архиепископу сам пошлю, как минет земская невзгода».

      Когда узнал владыка Серапион о переходе Волоколамской обители к великому князю, то очень огорчился, не принял посланного преподобным Иосифом старца с объяснениями дела и без сношения с великим князем и митрополитом запретил игумена Иосифа в священнослужении и отлучил от Церкви за то, говорилось в грамоте, что «он отступил от небесного, а пришел к земному». Преподобный Иосиф с покорностью принял гнев святителя, но последние слова неблагословенной грамоты огорчили великого князя и митрополита. Великий князь тогда же лишил архиепископа престола, вытребовал в Москву и заточил в Андрониевском монастыре. В 1509 году на соборе архипастырей разбиралась между прочим жалоба игумена Иосифа на владыку Серапиона за отлучение от Церкви. Три раза отцы собора спрашивали архиепископа Серапиона: за что он отлучил игумена Иосифа и по каким церковным правилам.

      Владыка Серапион ничего не отвечал, говорил летописец. По словам же преподобного Иосифа, архиепископ вместо ответа начал только свариться со всеми, говоря: «Про то я ведаю, почему не благословил Иосифа, а вам какое до того дело. Волен я в своем чернеце, как и князь Феодор в своем монастыре». На вопрос великого князя, за что он назвал князя Феодора небесным, а его земным, Серапион не нашелся ничего сказать. Собор простил и благословил игумена Иосифа, владыке же Серапиону определил пребывать в монастыре.

      Долгое время новгородцы не могли утешиться о лишении своего доброго пастыря и учителя. Недолго был он у них, но успел и в короткое время показать себя питателем нищих, наказателем вельмож, утехою скорбящим, прохладою обуреваемым и общим всем помощником. 17 лет у новгородцев не было архиепископа после владыки Серапиона.

      Много претерпел святой Серапион в заточении в Андрониевом монастыре. Митрополит перед своею смертью примирился с святым Серапионом в 1511 году, пригласил его в Москву к себе, благословил и сам принял от него прощение. Тогда же последовало примирение с владыкою Серапионом и преподобного Иосифа. Сам великий князь Василий Иоаннович, вспомнив завет своего родителя, смиловался и позволил владыке Серапиону переселиться в Троице-Сергиев монастырь, где он много подвизался в посте, молитве, глубоком смирении и терпении. Перед кончиною своею святой Серапион принял схиму; простившись с братией обители Преподобного Сергия и причастившись Святых Тайн, он скончался 16 марта 1516 года со словами на устах: «Господи, в руце Твои предаю дух мой».

      Необыкновенною радостью осветилось лицо почившего святителя; со слезами и скорбью погребли иноки владыку Серапиона близ церкви Живоначальной Троицы; святые мощи его обретены нетленными в следующем 1517 году, 7 апреля, и почивают под спудом в Троице-Сергиевой Лавре, на южной стороне Троицкого собора, где прежде была келлия преподобного Сергия.

      Бог прославил Своего угодника особым даром чудотворений и прозорливости как при жизни, так и после блаженной его кончины.

      Однажды святитель Серапион в праздник Успения Пресвятой Богородицы пригласил к себе на пир старейшин града и множество народа; среди пришедших был один хромой, который ползал много лет на ногах и руках, опираясь на деревяшки. Милостивая душа архиепископа захотела напитать хромого сначала духовною пищею. Святой Серапион со слезами помолился Господу об исцелении больного и сказал хромому: «Во имя Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа востани на ноги твои». Хромой поднялся на ноги, подошел к архиепископу и принял от него благословение. Бывшие при этом чуде прославили Бога и его угодника.

      Провидел святитель Серапион будущую судьбу своего любимого ученика архидиакона Иакова и еще в юношеском возрасте его поклонился ему как будущему игумену Троице-Сергиева монастыря, что и исполнилось: Иаков игуменствовал в Троицкой Лавре с 1515 по 1520 гг.

      Святой Серапион видел дальнее, как бы находящееся близ него. Когда скончался преподобный Иосиф Волоколамский (9 сентября 1515 года), святой Серапион, пребывая в Троице-Сергиевом монастыре, в тот самый час сказал бывшим с ним: «Брат наш Иосиф преставился. Бог да простит его». И, молясь перед иконой Спасителя, прибавил: «Не постави ему, Господи, греха, ибо бывает подобное и с праведными».

      В 1608 году, в тяжелую годину Троице-Сергиевой Лавры, на призыв святого Сергия вошел в храм святой Серапион в святительском облачении и с поднятыми к небу руками молился в алтаре перед иконою Пресвятой Богородицы: «О, Всепетая Мати! От всякия избави напасти всех».

      Имя святителя Серапиона вместе с другими призывается на помощь в церковных грамотах и в чине поставления епископа.

      Местное празднование святого Серапиона в Троицкой Лавре началось после 1559 года, когда его мощи были открыты, переложены в новый гроб и снова погребены, причем произошли два чуда. В XVII веке Серапиона почитают святым на месте его святительства в Новгороде. В настоящее время празднование угоднику Божию общецерковное. Святые мощи его под спудом.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-serapion-novgorodskij

      Прпп. Геннадия (ок. 1516) и Никифора (1557) Важеезерских

      ДНИ ПАМЯТИ:

      22 февраля

      3 июня – Собор Карельских святых

      28 июня (переходящая) – Собор Санкт-Петербургских святых

      ПОЛНЫЕ ЖИТИЯ ПРЕПОДОБНЫХ НИКИФОРА

      И ГЕННАДИЯ ВАЖЕОЗЕРСКИХ

      Преподобный Никифор родился в Важеском погосте, поблизости от реки Свири. О детстве и юности его сведений не сохранилось. Известно только, что он происходил из благочестивой крестьянской семьи и в доме родителей был научен страху Божию. В то время весь Олонецкий край был полон славой о высоких подвигах и благочестии преподобного Александра, уже основавшего на реке Свири обитель в честь Живоначальной Троицы. Нимало не удивительно, если окрестные жители часто посещали Свирскую обитель, помогали ее строению или же оставались в ней навсегда. Никифор прибыл в обитель уже иноком около 1510 года и был принят преподобным Александром в число братии, так как святой игумен знал о подвижнической жизни преподобного Никифора, о том, что он носил тяжелые вериги на теле своем.

      Несколько лет прожил преподобный Никифор в Свирской обители. Преподобный Александр видел его добродетели, понимал духовную пользу, которую приносил братии Никифор, благодарил Бога. Из Свирского монастыря преподобный Никифор совершил два великих путешествия: одно – по приказанию преподобного Александра к новоезерскому подвижнику Кириллу, другое – по своей воле – в Киев на поклонение Печерским угодникам.

      Преподобный Александр возложил на Никифора послушание – отправиться к преподобному Кириллу, в пределы Белого озера, в обитель Воскресения Христова, и испросить у игумена благословения и молитв, побеседовать с ним и поучиться от него монашеской жизни и уставу монастырскому. С радостью принял Никифор поручение-послушание и отправился в далекий путь. Через несколько дней он благополучно достиг западного берега озера, где расположено село Кобылина гора, в двух верстах от обители, лежавшей на противоположном берегу. Наступал вечер. Путник отошел к лесистому северному берегу озера и там заснул.

      Между тем преподобный Кирилл в это время совершал в своей обители вечернее келейное правило. Окончив его, подвижник один направился на берег, взял небольшую лодку и отплыл к северному берегу озера, где почивал преподобный Никифор. Отсюда они переехали в монастырь Новоезерский, где преподобный Никифор пробыл восемь дней, разделяя молитвенные подвиги монастырского братства и услаждая слух свой поучительными беседами игумена. Вероятно, после того преподобный Никифор совершил свое паломничество в Киев.

      Преподобный сказал своему игумену: «Отче, я отхожу в Киево-Печерский монастырь Пресвятой Богородицы и преподобных отец Антония и Феодосия. Ты же моли о мне Бога, чтобы ради святых молитв твоих благополучно совершить мне путь свой».

      Преподобный Александр опечалился: он не хотел разлучаться с добродетельным старцем и начал молить преподобного Никифора, чтобы он пребывал с ним в монастыре, пока Бог не разлучит их. Но преподобный Никифор не преклонился к его молению и, только утешая подвижника, говорил ему, что разлучаясь телом, они неразлучны будут духом. Со слезами расстались преподобные старцы.

      Из путешествия в Киев преподобный возвратился с горячим желанием устроить собственную монастырскую обитель и, вероятно, в таком намерении был поддержан преподобным Александром. Обходя и осматривая различные места на родине, он остановился наконец там, где незадолго окончил свое земное странствие преподобный Геннадий, и основал монастырь и в нем храм во славу Преображения Господня. Много лет отдал преподобный своей обители, построил десять келлий, очистив место от леса и осушив болото, и испросил царскую грамоту на владение окрестной землей «вокруг монастыря на все четыре стороны по версте, опричь мхов и болот и глыб» (грамота 1557 года). Окончив таким образом давно заботившее его дело, преподобный, окруженный собранной им братией, мирно скончался 9 февраля.

      В начале XVII века Олонецкий край был опустошен бродившими повсюду иноземцами. Разграблена была и обитель, устроенная преподобным Никифором, иноки прогнаны, а имущество уничтожено и увезено. Но память о преподобном Геннадии и Никифоре не исчезла. Когда миновали опасности, над общей могилой преподобных была восстановлена часовня, а потом мало-помалу восстановилась и обитель. В 1846 году она получила самостоятельное существование, а в 1854 году ей было дано разрешение над мощами преподобных построить храм на месте древней деревянной часовни. Этот храм, по благословению Святейшего Синода и Олонецкого архиепископа Аркадия, 8 августа 1858 года освящен во имя Всех святых, в сонме которых благодарная память туземцев искони почитала преподобных Геннадия и Никифора.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-gennadij-vazheozerskij

      Обретение мощей прп. Макария Калязинского (1521)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      17 марта

      26 мая (обретение мощей)

      ОБРЕТЕНИЕ МОЩЕЙ ПРЕПОДОБНОГО

      МАКАРИЯ КАЛЯЗИНСКОГО

      Обретение мощей преподобного Макария Калязинского произошло 26 мая 1521 года. Купец из города Дмитрова, Михаил Воронков, пожертвовал средства на строительство каменной церкви, вместо обветшавшей деревянной, в Калязинском монастыре. Игумен монастыря Иоасаф водрузил крест на месте, предназначенном для алтаря, и благословил копать рвы под фундамент. Во время работ был обретен неразрушившийся гроб, от которого исходило благоухание. Игумен Иоасаф тотчас узнал гроб основателя монастыря - преподобного Макария, преставившегося в 1483 году. Братия монастыря и множество собравшегося народа совершили панихиду над перенесенным ко храму гробом. С этого дня у нетленных мощей святого стали совершаться исцеления. Об этом было сообщено Московскому митрополиту Даниилу (1522 - 1539), который созвал в Москве Собор и, подробно рассмотрев свидетельства о святости преподобного Макария, установил празднование новоявленному святому. Мощи были торжественно перенесены в храм во Имя Святой Троицы. Феодосием из Твери была составлена служба на обретение мощей. До 1547 года почитание святого Макария совершалось только в его обители. На Московском Соборе 1547 года, при митрополите Макарии (1543 - 1564), преподобный Макарий Калязинский был причислен к лику святых, память его в числе других русских святых постановлено праздновать по всей России.

      Источник: https://days.pravoslavie.ru/Life/life1143.htm

      Прав. Гликерии девы, Новгородской (1522)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      26 мая

      28 июня (переходящая) – Собор Новгородских святых

      ЖИТИЕ

      В скудости сведений о святой виден знак потаенности ее жизни и делания. Известно, что она дочь Пантелеимона, старосты улицы Легощей в Великом Новгороде.

      14 июля 1572 года тело ее было найдено нетленным через 50 лет после кончины. По свидетельству современника событий, «сказывала жена старая Настасия владыке Леониду, что помнила, как девицу ту провожали лет с пятьдесят...», и после погребения ее произошли чудесные исцеления. Новгородская летопись под 1572 годом повествует, что за церковью святых Флора и Лавра «обретоша гроб верх земли и обретоша в гробе тело цало (т.е. цело) а не все». После открытия мощей архиепископ Новгородский Леонид торжественно положил мощи святой в храме святых мучеников Флора и Лавра. В тот же день получил исцеление от болезни при гробе праведницы четырехлетний сын подьячего Богдана Суворова, после чего были и другие исцеления. Эти исцеления стали основанием для канонизации святой. Святая дева Гликерия изображена на старинном образе Новгородских чудотворцев. Сверху иконы – изображение Софии – Премудрости Божией с предстоящими Богоматерью и Иоанном Предтечей, затем идут шесть рядов изображений святых Новгородской земли. Среди них в четвертом ряду – изображение преподобной Анны Новгородской, а в шестом ряду – святой праведной Гликерии. В Тихвинской церкви Московского Симонова монастыря в середине XIX века был устроен придел в честь святой Гликерии.

      Святая Гликерия – дева, она из тех мудрых дев Евангельской притчи, которые собрали елей для светильников своих, чтобы достойно встретить своего Жениха Христа. Этот елей святых дел и подвигов помогли собрать предшествующие святой Гликерии жены Руси. Поэтому духовному взору образ святой праведной Гликерии раскрывается как светильник, горящий пред Богом.

      Блгв. кн. Иоанна Угличского, в иночестве Игнатия, Вологодского (1523)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      1 июня

      5 июня – Собор Ростово-Ярославских святых

      28 июня (переходящая) – Собор Вологодских святых

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ БЛАГОВЕРНОГО КНЯЗЯ ИОАННА

      (В ИНОЧЕСТВЕ ИГНАТИЯ) УГЛИЧСКОГО

      Святой благоверный князь Иоанн был сыном христолюбивого князя Андрея Васильевича Угличского – третьего сына великого князя Василия Темного, и благоверной княгини Елены. Родился он около 1477 (1478) года и принял Святое Крещение в Великих Луках. С самого младенчества своего выказывал необыкновенную сдержанность, несвойственную детям его возраста. «Бяше бо обычаем кроток и смирен сердцем и молчалив в разуме, а не гневлив отнюдь; ни игры, ни царского потешения не внимаше, – говорит о нем описатель его жития старец Логгин, – и егда прииде в разум, поведоша его учити Божественному Писанию, и вскоре того извыче». Мать его, княгиня Елена Романовна, скончалась в 1483 году. Потерявши любимую мать в шестилетнем возрасте, отрок находил утешение в теплой молитве. Еще более предался юный князь Иоанн чтению божественных книг, непрестанно имел в уме своем память смертную, днем присутствовал при всех церковных службах, а ночи проводил в молитве. Высшем наслаждением для него были беседы с людьми благочестивыми, любимым занятием – благотворение и милостыня. В столь юном возрасте, окруженный толпой царедворцев, посреди шума и молвы житейской, он более похож был на инока, нежели на наследника богатого княжения. На дела и почести княжеского звания он не обращал никакого внимания, вообще все, что не относилось к просвещению разума и спасению души, было для него совершенно чуждо и как бы не существовало. Воздержный в пище и питии, он и одеваться любил скромно и просто, насколько дозволяло ему эту простоту его высокое звание, и более старался украшать себя благими нравами, нежели богатством и пышностью одежд.

      Князь Андрей Васильевич был владетелем удельного княжества Угличского. Царствование Василия Темного и Иоанна III отличалось обострением междоусобиц, когда удельные князья стремились ослабить централизованную власть Московского государя.

      В это время ненавидящий добро враг рода человеческого внушил великому московскому князю Иоанну Васильевичу ненависть к родному брату его, благоверному князю Андрею Васильевичу Угличскому, и его сыновьям, сему Иоанну и Димитрию, и он повелел схватить их, наложить на них тяжелые оковы, свести в город Переяславль и заключить в темницу. Иоанну было тогда 13 лет от роду, а Димитрию – 12. Двух дочерей князя Андрея не тронули и оставили в Угличе на свободе, хотя удел и присоединили к великому княжению. Но так как Переяславль находился недалеко от Москвы и на самой дороге из нее к Угличу – месту княжения Андрея, а все это могло напоминать народу об узниках и возбуждать в нем сожаление к ним, чего великий князь, конечно, не желал, то детей князя Андрея скоро перевезли на Белоозеро также в темницу, а сам Андрей скончался в Москве 6 ноября 7002 (1493) года. По смерти родителей юных князей перевезли в Вологду, где также держали в тяжких оковах и в самом тесном заключении. Все их имущество состояло из одной иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость» – наследство и благословение их от родителя.

      В столь юном возрасте исторгнутые из мира и потому не имевшие даже времени и случая испытать его радости, пристраститься к нему, лишенные родных и друзей и видевшие около себя только лица своих стражей, находили себе ограду и утешение царственные узники в одной только молитве к Богу и к Усердной Заступнице всех несчастных и страждущих – Матери Божией. Только сознание своей невинности, вера в Бога и надежда на Его Промысл, всегда премудро и отечески устрояющий пути человека, могли поддержать их, спасти от уныния и отчаяния и даровать им то великодушное терпение, с каким они переносили свое долговременное и тяжкое заключение. Особенно благоверный князь Иоанн, проводивший дни и ночи в молитве, совершенно отрешился от мира и, постоянно имея в уме своем память смертную, достиг такого духовного совершенства и стяжал смирение и умиление, что непрестанно проливал слезы. Когда его брат Димитрий начинал изнемогать, предаваться печали и унынию, он старался утешать его, напоминал ему о Боге, о терпении святых, о будущем воздаянии страждущим невинно.

      Но сам князь Иоанн, подобно брату своему, находясь в узах и темнице, перенося с ним одинаковые лишения и скорби и сам нуждаясь в утешении и скорби, часто должен был забывать о самом себе, чтобы помочь изнемогающему брату и спасти его от отчаяния. Когда он успевал в этом, то духовно радовался, и это была единственная радость в течение долговременной страдальческой его жизни. Других радостей они не имели и не могли иметь.

      Наступила 32-я весна их томительного заключения, природа видимо пробуждалась и оживала, а князь Иоанн стал нездоров, ослабевая с каждым днем. Напрасно князь Димитрий старался утешить его надеждой на выздоровление; Иоанн не только не верил его словам, но и не желал выздоровления; смерть была для него радостью, окончанием всех его страданий и соединением со Христом. Одного только сильно желал страдалец – быть постриженным, видеть себя причтенным к лику иноков, по примеру многих из своих державных предков. По неотступным просьбам призвали в темницу к болезненному одру его Спасо-Прилуцкого игумена Михаила, который, зная, что блаженный страдалец всю жизнь свою провел в постничестве и воздержании, в терпении и злострадании и видя его пламенное желание, веру и крайнее изнеможение, не только не отказал ему в пострижении, но и облек его в схиму, нарекши его Игнатием. Новый схимник несказанно обрадовался своему Ангельскому образу, пролил благодарственные к Богу слезы и после Причащения Святых Таин, осенив себя крестным знамением со словами: «Господи, в руце Твои предаю дух мой», предал страдальческий дух свой Богу. Он скончался тихо и мирно 45 лет отроду, из них 32 года провел в темнице. Это было в 19-й день мая месяца 1522 (1523) года.

      Как не может укрытися град, стоя на верху горы, так от жителей города Вологды не утаилась святая и подвижническая жизнь, истинно Ангельское терпение и незлобие царственного узника, хотя по причине строгого заключения его никто почти не знал и не видел. Кроме его высокого происхождения, уже одно то, что он так долго находился в узах и темнице, не имея за собой никакой вины, невольно внушало каждому уважение и заставляло смотреть на него как на мученика. И лишь только разнеслась весть о блаженной его кончине, все жители города собрались к дверям темницы, желая видеть, целовать тело страдальца и, отдавая последний долг, проводить до могилы. И только брату усопшего князю Димитрию, несмотря на его вопли и рыдания, не позволили проводить брата далее порога тюрьмы. При звоне колоколов ближайших к темнице церквей и при необычайном множестве народа игумен Михаил со всей монастырской братией и с градским духовенством с великой честью изнесли из тюрьмы тело князя-схимника и направились с ним к соборной церкви Воскресения Христова, где должно было совершиться его отпевание. И как бы взамен того, что вся жизнь угодника Божия сокрыта была во мраке темницы, Господь поспешил прославить Своего угодника, прежде нежели сокрыто будет в земле его тело. Еще во время медленного шествия, ибо множество народа желало прикоснуться ко гробу, мощи Игнатия начали изливать исцеления. Одна расслабленная женщина, по имени Александра, не владела ни руками, ни ногами, но, услышав о кончине благоверного князя, стала призывать его в молитве – и тотчас же получила исцеление. Еще одно чудо было засвидетельствовано, когда собирались предать тело благоверного князя земле. Смертельно больной житель Прилуцкого села, по имени Михаил, услышав о погребении святого Игнатия, просил поднести его ко гробу, где и получил исцеление, успев в последний момент прикоснуться к нему.

      По совершении в соборе Божественной литургии и после отпевания игумен Михаил в сопровождении всего народа перенес тело князя-схимника в свою Спасо-Прилуцкую обитель и положил его в ногах преподобного Димитрия Прилуцкого чудотворца († 1392; память 11/24 февраля).

      Жители Вологды, глубоко чтившие невинного страдальца при жизни, и по смерти обращались к нему, как к святому и чудотворцу. После погребения преподобного Игнатия на его могиле по милости Божией получила чудесное исцеление жительница села Прилуки Соломония, глухая и слепая на один глаз. Когда игумен Михаил призвал из того же Прилуцкого села каменщика Давида и велел ему сделать над могилой князя каменную гробницу по подобию гробницы над чудотворцем Димитрием, и когда Давид по невежеству своему во время работы сел без всякого уважения на гробницу князя, – в ту же минуту был поражен болезнью. Три дня продолжались его страдания, пока он, сознавши свою вину, не пришел ко гробу святого и многими слезами не испросил у него прощение себе. Он так же скоро получил исцеление, как и заболел.

      Некто Борис Соловцев привел к могиле преподобного Игнатия своего больного друга Иродиона, почти полностью утратившего зрение; по совершении молебна и после того, как Иродион со слезами на глазах и с глубокой верой в предстательство святого угодника прикоснулся к гробнице, он тотчас прозрел.

      В 1538 году к игумену Спасо-Прилуцкого монастыря Афанасию обратилась женщина, по имени Дарья, с сухой от рождения рукой, с просьбой отслужить молебен у гробницы преподобного Игнатия. На следующую ночь после молебна Дарья увидела в тонком сне преподобного Игнатия, взявшего ее за руку со словами: «Встань!» Проснувшись от страха и никого не обнаружив в комнате, она вдруг почувствовала себя совершенно здоровой. Эти и многие другие чудеса и исцеления, полученные людьми после молитвенного призывания имени благоверного князя Иоанна (Игнатия), убедили всех в его святости.

      Житие и чудеса преподобного Игнатия написаны были вскоре после его кончины, в первой половине XVI века, современником его монахом Лонгином, который в заключении своего сказания пишет, что он от многого собрал малое, что от гроба преподобного Игнатия, как из неисчерпаемого источника, все приходящие к нему с верою получают исцеления. Служба святому князю, как и житие, была составлена в XVI веке. В сборнике служб XVII века, находившемся в библиотеке Троице-Сергиевой Лавры, была помещена рукописная служба преподобному Игнатию, имя автора которой известно из акростиха тропаря и: «Господи Боже, помилуй Илию».

      «Тем и мы убо, грешнии, верно ублажаем тя, угодниче Христа Бога нашего, на конец жития украшение Ангельское, великий образ восприял еси, отыде ко Господу, радуяся. Емуже о нас с лики святых молися, совершающих присно память твою».

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-ioann-v-inochestve-ignatij-uglichskij

      Мч. Иоанна Нового из Янины (1526)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      1 мая

      ЖИТИЕ

      Святой мученик Иоанн родился в греческой области Эпир, в городе Янине, от благочестивых родителей. Осиротев в молодые годы, святой Иоанн направился в Константинополь. На средства, оставшиеся ему от родителей, он приобрел небольшую лавочку на городском базаре и занялся ремеслом.

      Он был трудолюбив, честно выполнял все заказы, и дела его шли успешно. Но душа святого стремилась не к земным благам, а к Царству Небесному.

      Святой Иоанн жил в трудные времена. Константинополь находился под властью турок, и христиане подвергались притеснениям. Многие ремесленники и торговцы, которые были христианами, перешли в магометанство. Святой Иоанн упрекал их за измену Христу и поддерживал неизменивших вере. Отступники возненавидели святого Иоанна и желали его гибели. Святой знал это, но не боялся: в душе его возникло стремление пострадать за веру во Христа.

      В Великую Пятницу он пошел к своему духовному отцу и просил у него благословения на мученический подвиг. Священник посоветовал юноше проверить себя и подготовиться к подвигу постом и молитвой, чтобы во время мучений не отречься от Христа. Святой Иоанн горячо молился Господу об укреплении своих сил. В ночь на Великую Субботу он увидел себя во сне стоящим в огненной печи и поющим славословие Господу. Истолковав это видение как указание идти на мученичество, святой Иоанн принял Святые Тайны и испросил у священника благословение идти на подвиг.

      Когда святой Иоанн пришел на рынок, то завидовавшие ему ремесленники стали упрекать его в том, что он обещал отречься от Христа, но не выполняет данного слова. В ответ на это мученик во всеуслышание объявил, что он христианин и никогда не отрекался и не отречется от Христа. Тогда завистники предали его судье. Судья пытался уговорить святого Иоанна перейти в магометанство, потому что ценил его как умелого и честного мастера. Но мученик твердо исповедал себя христианином. В течение нескольких дней его морили голодом, жаждой и беспощадно били. Мученика приговорили к сожжению на костре. Святой Иоанн с радостью встретил приговор. Когда его подвели к пылающему костру, он смело вступил в самую середину пламени. Мучители, видя, что святой Иоанн готов сгореть на костре, вытащили его из огня и усекли мечом († 1526). Голову и тело мученика бросили в костер.

      Христиане собрали кости мученика, уцелевшие от огня, и благоговейно перенесли в соборный храм.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-ioann-novyj-janinskij

      Прп. Филиппа Ирапского (1527)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      27 ноября

      28 июня (переходящая) – Соборы Вологодских и Новгородских святых

      ЖИТИЕ

      Преподобный Филипп, в миру Феофил, был основателем Ирапской пустыни. Не помнивший родителей, круглый сирота, 12-летний Феофил поселился вблизи Комельской обители и жил подаянием. Преподобный Корнилий (память 19 мая) принял благочестивого отрока в обитель и через три года постриг в иночество с именем Филипп. Кроткий, смиренный и трудолюбивый, он по ходатайству братии был удостоен священства. Стремление к высшим подвигам побудило его удалиться в Белозерскую округу. Здесь, пользуясь покровительством князя Андрея Шелешпанского, выделившего ему землю близ реки Ирапа, в 45 верстах от Череповца, преподобный поставил часовню во Имя Пресвятой Троицы и соорудил себе келлию. Молва о святом пустыннике распространилась по всей округе, и к нему стали стекаться иноки. Вскоре на месте часовни была поставлена церковь во Имя Святой Живоначальной Троицы. Преподобный Филипп провел в пустыни 15 лет и скончался в возрасте 45 лет. Мощи его были положены под спудом в Троицком храме. Над его гробницей была икона, написанная по видению иноком Феодосием. Вскоре после кончины святого Филиппа на месте его подвига возник Красноборский Филиппов монастырь.

      Празднование преподобному Филиппу было установлено в конце XVI века. Рукописная служба ему относится к концу XVI века.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-filipp-irapskij

      Мч. Иоанна Казанского (1529)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      17 октября – Собор Казанских святых

      6 февраля

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ МУЧЕНИКА ИОАННА КАЗАНСКОГО

      Святой мученик Иоанн Казанский был родом из Нижнего Новгорода. Он жил в начале XVI века, когда Московское государство подвергалось частым набегам казанских татар. В один из таких набегов в царствование великого князя Василия IV Иоанновича (1505–1533) татарами был взят в плен богобоязненный юноша Иоанн. Его привели в Казань и отдали в рабство ханскому родственнику Алей-Шпуру. Несмотря на тяжесть разлуки с родными, святой Иоанн со смирением покорился воле Божией и стал безропотно служить своему господину. В то же время он усердно выполнял все заповеди христианской веры, которым был научен благочестивыми родителями с детства. Святой Иоанн строго соблюдал посты, честно трудился, был кроток и послушлив. Так как днем он всегда был занят работой, то молиться ему приходилось только ночью. И святой неленостно проводил большую часть ночи в молитве. За такую строгую подвижническую жизнь он нередко терпел укоры и насмешки от хозяев и слуг.

      Когда Алей-Шпур вместе с казанским муллой захотели обратить святого Иоанна в магометанство, он объявил, что исповедует Иисуса Христа истинным Богом, а учение Магомета считает заблуждением. Ни ласки, ни угрозы не поколебали его. Алей-Шпур приказал пытать праведника, но и мучения не заставили святого Иоанна отречься от Христа и принять лжеучение Магомета. Видя твердость святого и бесполезность своих пыток, Алей-Шпур приказал отсечь ему голову. Святому Иоанну связали ремнем руки и вывели за город, где находилось русское кладбище. Там мучители изранили его тело мечом, но удар, которым хотели отрубить голову, по Промыслу Божию, был нанесен неудачно: святому только поранили шею, и он, обливаясь кровью, потерял сознание. Слуги Алей-Шпура подумали, что мученик умер, и вернулись в город.

      До поздней ночи святой Иоанн лежал без чувств, полумертвый, но Господь сохранил праведника, чтобы вместе с ним не исчезла память о его страданиях. Снег вокруг мученика растаял, а руки его развязались. Очнувшись, он пошел в город к послам великого князя московского в Казани и рассказал им о своих мучениях. Нанесенные святому Иоанну раны были смертельны. Предчувствуя свою близкую кончину, он попросил причастить его Святых Христовых Таин. После причастия оставшуюся часть ночи святой мученик провел в слезной молитве. Утром, при восходе солнца, он преставился ко Господу († 1529). Святое тело мученика Иоанна было погребено на старом русском кладбище близ Казани.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-ioann-kazanskij

      Прп. Кирилла Новоезерского (1532)

      КРАТКОЕ ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО КИРИЛЛА

      БЕЛОГО, НОВОЕЗЕРСКОГО (НОВГОРОДСКОГО)

      Родился преподобный Кирилл от благочестивых родителей в городе Галиче. Уже будучи отроком, он стремился к иноческой жизни. Оставив тайно родительский дом, он отправился в обитель преподобного Корнилия (в Вологодском Комельском лесу), о которой ему часто рассказывали родители. На пути к этой обители Кириллу встретился некий старец, который, осведомившись о цели его путешествия, благословил его намерение идти к св. Корнилию и затем стал невидим.

      Преподобный Корнилий весьма благосклонно принял Кирилла и постриг его в иноки. Молодой инок ревностно стал проходить иноческое житие.

      Между тем родители Кирилла уже потеряли было всякую надежду найти его и даже стали считать его умершим, но вот они от одного комельского инока узнали об местопребывании своего сына. Тогда отец Кирилла отправился в обитель св. Корнилия, но здесь в строгом постнике он не узнал своего сына, а когда затем признал в нем Кирилла, то и сам постригся в иноки под именем Варсонофия. Мать Кирилла перед смертью также восприяла иноческий чин.

      По смерти отца Кирилл, раздав нищим оставшееся после него имение, отправился на север, в глушь лесов, чтобы здесь вести вполне уединенную жизнь. Сурово протекала жизнь преподобного в этих пустынях, где пищей ему могли служить только трава да кора деревьев. Отсюда приходил он иногда на поклонение святым местам в новгородские и псковские пределы. Так как тело его стало постепенно ослабевать в подвигах, то он молил Господа, чтобы Он указал ему место постоянного пребывания. Горячая молитва подвижника была услышана, и, повинуясь небесному указанию, св. Кирилл отправился к Белоозеру. Здесь с одной горы он увидел Новое озеро и на нем Красный остров. Явившийся подвижнику во сне Ангел дал ему указание, что здесь Бог избирает ему место пребывания. Пробудившись от сна, Кирилл твердо решил основать на Красном острове Божью обитель, для каковой цели и приобрел вскоре от местных крестьян указанный остров; затем соорудил здесь келлию и две церкви. Тогда же он был поставлен в сан священника.

      Кирилл ревностно подвизался на новом месте в молитве и посте, претерпевая многие скорби от бесов и злых людей. Особенно же досаждали подвижнику местные рыболовы. Беспокоили его обитель также и грабители, во множестве бродившие тогда по лесам и дорогам Руси. Но и на этих отверженных мира сего действовала нравственная высота св. подвижника. Однажды, когда они приплыли к Красному острову, преподобный обратился к ним с грозным обличением. Хищники, устрашенные этим, молили святого простить их. В другой раз воры сняли колокол с церкви и хотели уже переправиться на другой берег, но заблудились. Встретивший их Кирилл обличил жадность их и указал, что даже и «заработанный ломоть лучше украденного каравая», что «вор не бывает богат, а бывает горбат». Затем, накормив их, отпустил с миром. Это так подействовало на злодеев, что они более совершенно не нарушали покоя новой обители.

      Жизнь св. Кирилла в обители была во всем примером и образцом для других братий. Он отказывал себе во всех благах жизни, ходил босой, иногда даже в самые жестокие морозы, сам рубил дрова и копал землю. За такую свою праведную жизнь Кирилл был сподоблен от Бога особенной благодати Св. Духа и дара исцелений. Однажды ученик преподобного Дионисий видел, что с ним служит литургию диакон, который затем вдруг исчез. Преподобный запретил ему рассказывать об этом чудесном явлении. Около того же времени во молитвам его исцелился от тяжкой болезни один князь, который в благодарность за это велел выдавать для обители преподобного каждый год 40 мер ржи, а также в достаточном количестве масла и соли. Пред кончиной своею преп. Кирилл с великой прозорливостью предрек те бедствия, которые предстояло испытать Российской земле. «Будут, – говорил он, – на земле беды великие и мятеж между людьми; но, – прибавил он, – царство наше будет умирено и устроено Богом». Преставился св. подвижник в мире 4 февраля 1532 года.

      Вскоре затем открылись знамения особенной близости его ко Господу. Так, когда один инок, по имени Кириак, заболел, то преп. Кирилл в сонном видении явился ему и, осенив его крестным знамением, исцелил от болезни. Затем он исцелил другого инока, по имени Макария. Это исцеление особенно поразительно и заслуживает чрезвычайного внимания всех верующих. Макарий был наказан Богом за свой своенравный дурной характер тем, что не мог ни есть, ни спать. Когда его привели к гробу преподобного, то он в корчах упал на землю. Тогда приведшие его иноки положили его на самый гроб преподобного – и больной тотчас же пробудился совершенно здоровым. Много и других исцелений произошло по молитвам к преп. Кириллу, неустанному молитвеннику нашему пред Богом.

      Мощи сего праведника были обретены нетленными при закладке в его обители нового храма, который по обету строился боярином Морозовым, получившим по молитвам к св. подвижнику спасение от многих бед.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-kirill-novoezerskij-novgorodskij

      Прп. Кассиана Босого, Волоколамского (1532)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      1 сентября (переходящая) – Собор Московских святых

      24 февраля

      ПРЕПОДОБНЫЙ КАССИАН БОСОЙ

      Старец Кассиан (в миру Косьма) родом был из города Переславля. В молодости он служил при царском дворе, Был человеком сильным, мужественным и пользовался особым доверием великого князя Ивана Васильевича. Но познав пустоту и суетность мирской жизни, ушел в Боровский монастырь к преподобному Пафнутию. Преподобный Пафнутий постриг Косьму в иноческий образ с именем Кассиан и полюбил за смирение, послушание и великие труды.

      В Боровском монастыре Кассиан сблизился с преподобным Иосифом, будущим Волоцким игуменом, который вел строгую постническую жизнь, в молитвах и послушании у старца Пафнутия.

      Когда преподобный Иосиф, избрав место на Волоцких землях, в 1479 году основал свой монастырь и начал трудиться там с немногочисленной братией, на другой год пришел к нему из Боровска и старец Кассиан. Увидев великие труды, посты и молитвы братии, старец не захотел отстать от них. Он надел на себя железный «панцирь» и получил послушание пекаря. Келейным правилом его было 6 тысяч молитв Иисусовых и тысяча поклонов. Через некоторое время, когда «панцирь» рассыпался, преподобный Кассиан заменил его тяжелыми веригами, пребывая неизменно в трудах и посте.

      Во время Великого поста решил старец Кассиан ничего не есть, не пить, и не спать лежа и через две недели пришел в полное изнеможение. Увидев это, игумен запретил ему такое строгое воздержание. Тогда старец стал через день или два есть понемногу хлеба, не прекращая своих трудов, но вскоре ослеп. Преподобный Иосиф строго-настрого запретил старцу морить себя. Послушавшись игумена, Кассиан ослабил пост и вскоре вновь стал видеть. Но новая болезнь одолела старца: у него отнялись ноги. В один из дней старец Кассиан молился Богородице, когда начали звонить к Литургии. Горько стало ему оттого, что не может он пойти в храм. Он взглянул на образ Божией Матери и, заплакав, взмолился: «О Пречистая Владычице, Мати Божия! Если Ты дашь мне своими ногами ходить столько, сколько жив буду, я никогда не обую сапог на ноги и не надену шубу на грешное тело мое до кончины жизни моей». И тут же старец поднялся. Не медля он пошел в церковь, плача и благодаря Пречистую Богоматерь.

      До конца жизни старец Кассиан не изменил своему обету, летом и зимой ходя в одной ризе, терпя холод и говоря: «Терпи, грешный Касьян, терпи! Горек мороз, но сладок рай».

      В старости опять постигла его немощь. Было тогда преподобному Кассиану уже 90 лет. Видя его изнеможение, братия сняли с него вериги. Из них сделали цепи для креста на церковь. Когда же болезнь ослабла, старец велел сковать новые вериги, полегче, и не снимал их до самой кончины.

      Уже близился к завершению земной путь преподобного Кассиана, когда у Великого князя Василия III родился долгожданный наследник – будущий царь Иоанн Васильевич Грозный. Крестным отцом сына Великий князь хотел видеть старца Кассиана и послал за ним в Иосифов монастырь. Крещение совершалось в Троице-Сергиевой лавре. Игумен Иоасаф, впоследствии митрополит, крестил младенца у раки с мощами преподобного Сергия. Принял его от святой купели старец Кассиан и передал на руки отцу, Великому князю Василию.

      По прошествии недолгого времени старец Кассиан преставился ко Господу 93 лет от роду. Это произошло в Прощённое воскресенье 11 февраля 1532 года.

      Источник: Официальный сайт Иосифо-Волоцкого Старопигиального мужского монастыря. Режим доступа: http://iosif-vm.ru/saint/kassian

      Прп. Александра Свирского (1533)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      12 сентября

      30 апреля – Первое обре́тение мощей (1641)

      3 июня – Собор Карельских святых

      28 июня (переходящая) – Соборы Новгородских и Санкт-Петербургских святых

      30 июля– Второе обретение мощей (1998)

      ЖИТИЕ

      Родился преп. Александр (в миру Аммос) в 1448 г. в пределах Великого Новгорода, в небольшом местечке Обонежской пятины – Мандерах, по молитве престарелых родителей, отличавшихся истинно христианской жизнью. Для освоения грамоты отрок поручен был опытному наставнику, но лишь молитвой приобрел он способности к учению, так что вскоре превзошел знаниями всех своих сверстников. С юных лет начал он изнурять тело бдением и постами, только в этом испрашивая свободу от родительской воли. Чужд он был и житейских треволнений, и искания удовольствий, и праздности. Когда он достиг совершеннолетия, «восхотеша родители его сочетати законному браку, божественный же юноша небрежаше о сем, но присно желаша и помышляша, како бы мира бежати». Юноша стремился в Валаамскую обитель, рассказы о которой ему доводилось слышать. Однажды он встретил иноков, прибывших с Валаама в его родное селение по монастырским делам. Одному из них – уже старцу – поведал он о своем желании достичь Валаама и получил совет не медлить с исполнением духовной потребности, «пока сеятель злый не посеял плевела в сердце...»

      После усердной молитвы в 26 лет Аммос тайно оставил родительский дом. Первую ночь путник провел на берегу небольшого красивого озера, окруженного вековыми деревьями. В тонком сне услышал он таинственный голос, который благословил его в дальнейший путь и провозвестил сооружение обители на этом чудном месте. Возблагодарив Бога, юноша собрался идти дальше, но дороги в обитель он не знал, и Господь послал ему Ангела в образе случайного путника до самых монастырских ворот. Приняв постриг с именем Александр, провел он здесь 13 лет в посте и молитве. Между тем его безутешные родители получили, наконец, весть о пропавшем сыне. Отец посетил обитель и горько плакал, увидев изможденного постом Александра. Но подвижник утешил его и в духовной беседе убедил тоже оставить мир, чтобы обрести новое поприще. И мать преподобного дни свои окончила в монастыре.

      Александр решился избрать безмолвное жительство и просил о том настоятеля, но опытный старец счел, что еще не пришло время покидать братию. Однажды во время ночной молитвы блаженный услышал небесный голос, повелевающий ему направиться на место, которое было указано прежде. Открыв оконце, увидел Александр великий свет, изливавшийся с юго-востока. На сей раз настоятель не отказал в благословении и отпустил в назначенный путь. В 1487 г. Александр пришел на озеро Рощинское и поселился в пустыне, в 6-ти верстах от реки Свири. В глубине непроходимого бора он поставил небольшую хижину и предался уединенным подвигам.

      Неподалеку находилось дворянское поместье Андрея Завалишина, который занимался охотой. Однажды, увлеченный погоней за оленем, он очутился в чаще леса и набрел на хижину Александра. Познакомившись с отшельником, ловчий признался ему, что уже замечал свет над этим местом и давно собирался сюда. Опечалился Александр, что его жительство не укрылось от людей, и попросил пришельца никому не сказывать о нем, поведал потом свою повесть и отпустил с благословением. Но молва о пустыннике распространилась в окрестностях и дошла до брата Александра – Иоанна. С радостью прибег он в пустынь, чтобы разделить тяготы отшельничества. Смирившись, блаженный принял родного гостя, вспомнив, что при начале его пустынножительства было ему внушение свыше: не чуждаться жаждущих спасения и руководить ими. Иоанн же смирения не усвоил и много огорчений доставлял брату, то дерзко поучая, то отказываясь строить келлии для приходящих.

      Слезными ночными молитвами побеждал Александр в себе раздражение и досаду и стяжал, наконец, всепобеждающую любовь к ближнему и великий мир в душе. В скором времени Иоанн скончался, и брат похоронил его в пустыни, к Александру же начали собираться жаждущие обитать под сенью его молитвы. Пришел и Завалишин со своими чадами и принес пустынникам много хлеба. Александр принял жертву, но посоветовал братии не оставаться праздными, а очищать лес и возделывать землю, чтобы питаться трудами рук своих и снабжать убогих.

      Некто инок Никифор, носивший тяжелые вериги, приходил к пустыннику свирскому за благословением и, пожив рядом с ним, стал собираться на поклонение в Киев, а уходя, предсказал, что Господь соорудит на месте сем обитель с каменными церквами. Духи нечистые воздвигли множество искушений преподобному, окружая его целыми полчищами, и страшными угрозами заставляли отступиться от места. Добрый же воин Христов крестным знамением рассеивал все тьмы. Явился тогда Александру Ангел Господень в глубине пустыни и осиял небесным светом, укрепляя его дух, чтобы исполнил он повеленное и построил церковь во имя Святой Троицы. Прожив 25 лет в свирской пустыни, Александр был утешен божественным явлением такой силы, что нельзя было сравнить его ни с какими другими восхищениями его духа: для него повторилось видение, бывшее некогда Аврааму: светлые Ангелы с посохами в руках изображали собой Святую Троицу, и голос небесный сказал ему: «...Дух Святый благоволил избрать тебя жилищем ради сердечной твоей чистоты... ты же сооруди здесь храм Святой Троицы и собери братию, да спасешь души их...» Когда же преподобный стал помышлять, где заложить храм, явился Ангел с простертыми крылами, в куколе и иноческой мантии и указал место для храма.

      Александр начал заботиться о сооружении церкви, а число братии между тем возрастало. Ученики умоляли своего наставника принять сан священства, но смиренный Александр уклонялся, пока не принудил его к этому Новгородский архиепископ Серапион. Когда была построена деревянная церковь и получена необходимая утварь, блаженный Александр приступил к священнослужению, но в то же время он не оставлял и черную работу, подавая братии пример смирения и трудолюбия. Никого не обличал он суровым словом, но в духе прозорливости притчами поучал согрешающих. Особо строго наблюдал он за соблюдением всего монастырского устава. Не прерывал игумен благоустраивать обитель: построил с братией мельницу и каменную церковь вместо деревянной. По просьбе преподобного великий князь Василий Иванович прислал искусных каменщиков и обильную милостыню, так что Александр мог воздвигнуть церковь там, где указал Ангел.

      Много людей притекало к нему за духовным советом, и в общении являл он необычайную прозорливость: от некоего Григория не принял дары, обличив его в оскорблении матери; богатому поселянину Симеону дал важный совет, не последовав ему, тот скончался в определенный день; боярина Тимофея Апрелева наставлял, ради рождения сына, подражать странноприимству Авраама и Сарры, и через год Тимофей получил просимое. Для своих духовных чад блаженный Александр был истинным целителем душ и врачевателем недугов. По молитве преподобного рыбак умножал свой улов. а купец – свое имение.

      В последние годы жизни преп. Александр соорудил еще одну каменную церковь во имя Покрова Пресвятыя Богородицы, опять же не без царского участия и помощи Небесной. А вскоре удостоился Божественного явления: прочитав в келье акафист Божией Матери, он сказал ученику Афанасию: «Трезвись и бодрствуй, ибо будет нам чудное посещение». Внезапно великий свет осиял весь монастырь, и старец увидел над алтарем основанной им церкви Матерь Божию, как бы сидящую на престоле с Младенцем в руках, в предстоянии Ангельских ликов. Пал пред Нею ниц преподобный и услышал утешительное обещание, что не оскудеет покров Ее над созданной обителью и после его преставления. Ученик Афанасий лежал при этом как мертвый от чудного видения.

      В глубокой старости, когда уже приблизился Александр ко Господу по духовной лестнице своих добродетелей, преподобный собрал братию, поручил их предстательству Божией Матери и назначил четырех иеромонахов, чтобы святитель Макарий выбрал из них игумена. До самой минуты своего отшествия он непрестанно поучал братию хранить смиренномудрие и нищелюбие.

      Погребли его близ церкви Преображения, недалеко от обители, в общей братской усыпальнице. Произошло это 30 августа (12 сентября н. ст.) 1533 года, а 17/30 апреля 1641 года мощи его были обретены нетленными. Повсеместное празднование памяти преп. Александра было установлено уже в 1547г. на день кончины. Местно память его празднуется и в день открытия мощей, и в праздник Пятидесятницы, в воспоминание «Трисолнечного сияния» – Святой Троицы.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-aleksandr-svirskij

      Прп. Ионы Климецкого (1534)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      3 июня– Собор Карельских святых

      19 июня

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО

      ИОНЫ КЛИМЕЦКОГО (КЛИМЕНЕЦКОГО)

      Благость небесная зовет всех к спасению и блаженству, но не всех одинаково. Одни слышат призвание ее еще с юности, другие – в летах зрелых; тех возбуждает она от сна душевного необычайными мерами, других – обыкновенными способами; одним является в знамениях и чудесах, другим – в каком-либо событии жизни. Это дело премудрости Божией, которая знает, кого и как позвать к себе. Наше же дело – внимать гласу Божию. Счастлив тот, кто, услышав голос Божий, верно следует ему, не изменяя до гроба. Таков был блаженный Иона Клименецкий.

      Новгородский посадник Иоанн Климентов оставил сыну своему много богатства. Сын Иоанн спокойно занимался торговлей, как занимался и отец его.

      Не раз Иоанн в карельском насаде (большой лодке) переплывал обширное Онежское озеро, простирающееся на 200 верст. Но однажды, возвращаясь из Повенца в Новгород с грузом соли, на середине озера застигнут он был страшной бурей. Долго насад носился по произволу волн, казалось, вот-вот неуправляемый насад должен был пойти ко дну. Иоанн стал просить у Господа избавления от смерти, обещая в случае спасения принять монашеский постриг. Его молитва была услышана, насад выбросило на остров Клименцы. Иоанн со слугами благодарил Бога и в это время услышал голос, повелевший ему построить обитель во имя Живоначальной Троицы. Здесь же в прибрежных кустах можжевельника чудесно обрел он икону Св. Троицы. На месте, куда его выбросили волны, он поставил крест, а на месте явления иконы – крест и часовню. Это было в 1490 году. Вернувшись в Новгород, Иоанн распорядился своим богатым имуществом и, приняв иноческий постриг с именем Иона, отправился на остров.

      После возвращения на остров он построил два храма: во имя Святой Троицы и во имя святителя и чудотворца Николая – покровителя мореплавателей и землепроходцев. Затем святой построил келлии и приготовил все необходимое для обители иноков. Троицкий Николо-Климецкий монастырь был основан около 1520 года. Так преподобный исполнил завет Господа. Из бедного Нятинского монастыря, расположенного в трех верстах от новой обители, пришли братия. К ним присоединились иноки из других мест, желавшие безмолвия и уединения. Митрополит Московский Варлаам (1511–1512) благословил для храмов обители антиминсы и хотел поставил святого Иону настоятелем, но тот по смирению отказался. Преподобный Иона уговорил новгородского иеромонаха Тихона принять настоятельство, а сам подвизался как простой инок.

      Преподобный Иона мирно скончался 6 июня 1534 года и был погребен у храма во имя святителя Николая. Над нетленными мощами святого впоследствии была построена часовня, а в царствование Елизаветы Петровны (1741–1761) – каменный храм во имя праведных Захарии и Елисаветы.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-iona-klimeckij-klimeneckij

      Прпп. Кассиана (1537) и Лаврентия (1548) Комельских

      Преподобный Кассиа́н Комельский

      ДНИ ПАМЯТИ:

      29 мая

      3 июня – Собор Карельских святых

      28 июня (переходящая) – Собор Вологодских святых

      Преподобный Лавре́нтий Комельский

      ДНИ ПАМЯТИ:

      29 мая

      28 июня (переходящая) – Собор Вологодских святых

      Прпп. отцы Кассиан и Лаврентий были учениками прп. Корнилия (память его 19 мая), основателя Корнилиево-Комельской обители, а также в разное время ее игуменами.

      Прп. Кассиан управлял Комельским монастырем во время пребывания прп. Корнилия на Сурском озере. Он во всем старался следовать своему учителю и строго соблюдал его устав. Он наставлял иноков со страхом Божиим пребывать в молитве, трезвиться мыслью, бодрствовать душою и сокрушаться сердцем. По возвращении прп. Корнилия в обитель св. Кассиан с радостью встретил своего учителя, отказался от игуменства и остался в послушании у старца. Преставился преподобный в 1537 г.

      Другой ученик прп. Корнилия - св. Лаврентий был по совету учителя избран братией в игумены в 1538 г. Преподобный продолжал пользоваться советами и наставлениями аввы Корнилия. Он управлял обителью в течение 10 лет, постоянно заботясь о ее благоустройстве. Среди многочисленных забот преподобный не оставлял своего любимого занятия - переписывания священных и душеполезных книг. Преставился он 16 мая 1548 г.

      Св. княгиня Евдокия была дочерью благочестивого и ученого князя Димитрия Константиновича суздальского. Для него инок Лаврентий написал самый древний из дошедших до нас списков Летописи (так называемая Лаврентьевская летопись). Дочь свою, княжну Евдокию, он выдал замуж за вел. князя московского Димитрия Иоанновича (Димитрия Донского, память его 19 мая), когда последнему было 18 лет (1366). Испытания не замедлили: чума, пожар Москвы, литовское нашествие, опасное путешествие вел. князя в Орду и, наконец, нашествие Мамая.

      Вел. князь стал собирать войска. Весь народ пришел в волнение: кто не мог носить оружие, усилили молитвы и милостыни. Во главе их была вел. княгиня. Вернувшись из Троицкого монастыря, куда он ездил испросить благословения ее великого настоятеля - прп. Сергия (память его 15 сент.), вел. князь приказал войскам выступать, а сам пошел поклониться перед отъездом могилам своих сродников в Архангельский собор. У входа его ждала вел. княгиня. «Оставь слезы, - сказал он ей, - Бог будет нам защитником!» И, обняв ее в последний раз, он вскочил на коня. Из окон своих, выходивших на набережную Москвы-реки, вел. княгиня следила за удалявшимися войсками. 8 сентября 1380 г. вел. князь Димитрий Иоаннович одержал победу над татарами на Куликовом поле на Дону. Но эта победа стоила таких жертв, была настолько кровавой, что она равнялась настоящему бедствию. Из 150 тысяч человек, составлявших русское войско, полегло 110 тысяч. Когда вскоре после того хан Тохтамыш совершил набег на Москву, она не имела защитников, была сожжена и вынуждена опять платить дань, а старший сын вел. князя Василий был взят в Орду заложником

      Прп. Корнилия, чудотворца Комельского (1537)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      1 июня

      28 июня (переходящая) – Собор Вологодских святых

      19 июля (переходящая) – Собор Тверских святых

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО

      КОРНИЛИЯ КОМЕЛЬСКОГО

      Преподобный Корнилий Комельский, Вологодский чудотворец, родился в 1457 году. Он был родом из знатной боярской семьи Крюковых, жившей в Ростове Великом. Дядя преподобного, дьяк Лукиан, служил при дворе великой княгини Марии, супруги великого князя московского Василия Темного. При посредничестве Лукиана юный Корнилий был определен к московскому великокняжескому двору. Для воспитания отрока нельзя было найти лучшего места, как тогдашний великокняжеский двор, не уступавший в самом строгом исполнении всех правил церковного устава ни одной иноческой обители. Здесь Корнилий мог видеть и изучать одно только доброе. Современный описатель его жизни называет великую княгиню Марию, скончавшуюся инокинею, именитою благочестием и милостивую паче всех прежде бывших: действительно, испытанная несчастиями и всецело преданная воспитанию детей своих – сверстников Корнилия, она могла служить для юного царедворца самым лучшим живым примером для подражания. Молодой Корнилий как нельзя более воспользовался счастливо сложившимися обстоятельствами своей юности: приобрел в науках познания, получив самое лучшее по тогдашнему времени образование, а вместе с этим сохранил чистоту сердца и неповрежденность нравов, так что, не достигнув еще совершенных лет, он казался уже мужем совершенным. С раннего возраста начало в нем развиваться влечение к жизни созерцательной, отшельнической, которое усиливалось под влиянием бесед дяди и великой княгини, стремившихся к иночеству. И когда престарелый Лукиан оставил придворную службу и постригся в Кириллове, за ним последовал туда же двадцатилетний Корнилий, хотя служба при дворе великого князя могла доставить ему честь, богатство и другие житейские выгоды.

      Приняв постриг в Белозерском монастыре, он с благой кротостью предал себя воле прозорливого, многоопытного в духовной жизни старца Геннадия, повинуясь ему с любовью, как отцу, и не делая ничего без его благословения. Через некоторое время Корнилий призвал в благодатную обитель своего младшего брата Акинфия.

      Свои иноческие подвиги в монастыре юный инок начал с тяжелого послушания – в хлебне, носил тяжелые вериги, а в редкие часы отдыха переписывал богослужебные книги.

      Прошедше уже все более тяжелые послушания и ревнуя о высшем совершенстве, преподобный Корнилий, испросив благословения своего духовного наставника, посетил многие обители близ Кирилло-Белозерского монастыря. Подобно птице, он искал себе гнезда, и, как пчела извлекает мед с различных цветов, так и он везде старался приобретать себе духовную пользу из всего, что видел и слышал. Побывав во всех ближайших к Кириллову монастырях и пустынях, преподобный Корнилий направился к Новгороду, славившемуся тогда множеством иноческих обителей.

      В Новгороде архиепископ Геннадий (память 4/17 декабря), познакомившись с богобоязненным и опытным в духовной жизни иноком и увидев в нем редкое по тому времени книжное образование, хотел рукоположить преподобного Корнилия в сан священства. Но он уклонился от такой почести, предпочитая путь безмолвного уединенного подвига. Подвижник сначала поселился в пустом месте недалеко от Новгорода, потом жил в безмолвии в пустынях новгородских и тверских, претерпевая «труды многие: и жажду, и глад, студень же и зной Христа ради». Когда же стали навещать его любители иноческого жития, он перешел в Тверскую Савватиеву пустынь. Но и здесь не нашел вожделенной тишины и безмолвия преподобный, ибо братия Савватиевой пустыни и приходившие в нее странники и богомольцы стали посещать уединенную келлию Корнилия, прося его советов и наставлений, вследствие чего преподобный снова решился бежать и искать себе другого места.

      И в 1497 году на Вологодской земле, в густых комельских лесах, около пересечения рек Нурма и Талица, преподобный Корнилий нашел брошенную разбойниками хижину, которую обратил в келлию для безмолвия. Однажды напали на старца разбойники, но, кроме книг, ничего не нашли. Благодаря усердной молитве и Божией помощи святому отшельнику удалось умиротворить разбойничий люд, обитавший в то время в дремучих комельских лесах, противостоять их угрозам и даже обратить греховную разбойничью братию на путь раскаяния и исправления.

      В возрасте сорока лет преподобный Корнилий получил возможность жить в совершенном уединении и безмолвии, пребывая в постоянной молитве и трудах. Через 4 года к месту подвигов преподобного Корнилия стали приходить любители безмолвия. Пустынники питались трудами рук своих, молились каждый в своей келлии, а когда число их умножилось, то стали просить преподобного Корнилия устроить церковь, считая великим ущербом и вредом для души лишение Божественной службы. Услышав о благочестивом желании своих сподвижников, преподобный был весьма рад. Тогда и понял он, что пора уединения и безмолвия для него уже прошла, что настало время жить не для себя только, но потрудиться и для пользы братии и страшный разбойнический притон обратить в святую обитель для иночествующих.

      В 1501 году был построен деревянный храм в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы, и в том же году митрополит Симон посвятил преподобного Корнилия в сан иеромонаха. Решась жить в обществе братии, блаженный Корнилий не щадил себя для их пользы, наряду с другими трудился в лесу и в обители, и вообще для устройства обители он перенес множество трудов и усилий. В 1512 году, когда число братии возросло, преподобный построил каменный храм и написал для братии устав, составленный на основе уставов преподобных Иосифа Волоцкого и Нила Сорского. Это был третий устав, написанный русским святым для монашествующих.

      Устав преподобного Корнилия включает 15 глав, содержащих ряд наставлений инокам общежительного монастыря.

      В 1-й главе говорится о церковном благочинии, во 2-й – о благочинии трапезы, а в 3-й – о пищи и питии. 4-я глава требует от иноков не есть и не пить нигде, кроме общей трапезы, 5-я глава рекомендует монашествующим иметь только две одежды: одну ветхую, с заплатами, а вторую крепкую; прочее же – «дело тщеславия и соблазн для братии», 6-я глава воспрещает просить подаяние у посторонних, а 7-я – иметь какую-либо собственность: «инок, имеющий в общежитии что-либо свое, малое или великое, чужд любви Божией». В 8-й главе возбраняется брать что бы то ни было без благословения настоятеля, 9-я глава поучает, что «не должно ходить безвременно в трапезу», а 10-я предписывает пребывание на общей работе в молчании и молитве. В 11-й главе преподобный Корнилий запрещает без особенной нужды посещать «ни родных, ни чужих», а в 12-й – принимать подаяние для себя. О недопустимости в обители хмельных напитков говорится в 13-й главе. 14-я и 15-я главы состоят из рекомендаций о том, как принимать приходящих в монастырь с личным имуществом и как поступать с теми, кто, оставив монастырь, пожелает вернуться в него.

      Строгий устав преподобного Корнилия не все восприняли с послушанием; в обители поднялась волна ропота, началась смута.

      С годами увеличилось число иноков братии, появилась необходимость в строительстве большего храма. Предводимые своим игуменом, комельские отшельники сами принялись за работу, строили стены, плотничали, создавали иконы, переписывали церковные книги и изготовляли своими руками необходимую для храма утварь. В 1515 году по благословению митрополита Варлаама новый храм был возведен и освящен также в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы. Через некоторое время были достроены трапезная церковь, странноприимный дом и богадельня. Преподобный Корнилий Комельский отличался щедростью к бедным. Спаситель поучает нас: «Будьте милостивы, как и Отец ваш милосерд есть. Давайте и дастся им: мерою доброю, утрясенною и переполненною отсыплют вам в пазуху; ибо какою мерою мерите вы, такою же мерою возмерится и вам» (Лк.6:36, 38). Преподобный особенно любил выполнять эту заповедь Спасителя. Он раздавал милостыню щедрою рукою и твердо верил обетованию Господа Своего. Случилось, что к дню праздника преподобного Антония запасы вышли и раздавать было нечего. Преподобный обратился к молитве и на рассвете дня праздничного посланный великого князя Василия принес богатую милостыню, так что весь народ питался с избытком. Милосердие и вера его открылись во время голода, посетившего Вологодскую страну. Родители оставляли детей у стен обители, не имея чем кормить их; преподобный устроил для них богадельню на монастырском дворе и кормил. За любовь к бедным и сиротам преподобный Корнилий много раз удостаивался благодатного видения преподобного Антония Великого (память 17/30 января), к которому питал особое благоговение и воздвиг в честь великого подвижника храм в своей обители.

      Преподобный жил упованием на Господа, и Господь охранял его Своею благодатью. С неизменным усердием преподобный Корнилий заботился о духовном спасении вверенных его попечению иноков. Как мудрый и духовный наставник и распорядительный хозяин, преподобный, примеряясь к древним отеческим правилам, подобно распределил все церковные службы и монастырские работы, чтобы никто не оставался праздным, и внушал всем при всяком рукоделии постоянно иметь в устах молитву Иисусову. Всех, и своих, и приходящих, он учил жить по правилам святых отцов, во всем покоряться воле настоятеля и молитвенно совершать подвиг послушания во все течение жизни.

      Строгость жизни святого возбудила ропот некоторых из братии. И, не ища поддержки у великого князя, преподобный Корнилий вместе с молодым воспитанником Геннадием покинул монастырь, оставив его на попечение двенадцати старших учеников. Когда они пришли в костромские леса, то старцу понравилось место на берегу Сурского озера близ реки Костромы верст за 70 от Комельского монастыря.

      Несмотря на преклонный возраст, святой старец принялся строить себе келлию, рубил лес и расчищал место для пашни. Так была заложена основа нового монастыря (впоследствии Геннадиева обитель). Вопреки неоднократным попыткам иноков Комельского монастыря и великого князя Василия вернуть старца в родную обитель, святой угодник оставался непреклонным. Лишь спустя несколько лет, после паломничества и пребывания в затворе в Троице-Сергиевом монастыре, преподобный Корнилий возвратился в Комельскую обитель, но настоятельство передал своему ученику Лаврентию (память 16/29 мая), а сам снова затворился в келлии.

      Во время нападения татар на Вологодскую землю преподобный Корнилий, оберегая братию, вместе с ними удалился в Белозерский край по примеру Спасителя, Который скрывался от Ирода в Египте. Братья вместе с наставником молились о спасении обители, и Господь внял их молитвам. Татары неожиданно отступили в паническом бегстве, приняв покинутый монастырь за грозно вооруженную крепость с многочисленным войском.

      После возвращения в родной монастырь преподобный Корнилий вскоре почувствовал приближение кончины. Пожелав проститься с братией, великий праведник огласил свое наставление. Он завещал инокам строго соблюдать монастырский устав, жить в мире и согласии друг с другом. На четвертой неделе после Пасхи изнемогший от лет старец велел вести его в церковь, чтобы еще раз причаститься Святых Таин. Возвратясь из церкви, простился со всеми, выслушал акафист Спасителю и Богоматери и тихо предал дух свой Господу; это было 19 мая 1537 года, на 82-м году жизни.

      Тело преподобного Корнилия при огромном стечении народа и всеобщем плаче было погребено близ Введенского храма. Святые мощи его были впоследствии прославлены многочисленными чудесами.

      Вся жизнь Корнилия была одним непрерывным служением Богу и ближним, как светильник, поставленный на свещнице, он светил современникам своими добродетелями. Среди многочисленного сонма святых подвижников Вологодской стороны преподобный Корнилий занимает одно из первых и самых видных мест. Он воспитал множество святых учеников, ставших впоследствии основателями монастырей: Кассиан и Лаврентий, игумены Комельские (память 16/29 мая), Кирилл Новоезерский (память 4/17 февраля), Иродион Илоезерский (память 28 сентября/11 октября), Геннадий Любимоградский (память 23 января/5 февраля), Адриан Пошехонский (память 5/18 марта) и другие. Игумен Лаврентий еще 10 лет после старца охранял в мире собранную им паству и вместе с бывшим игуменом Кассианом избрал себе последнее пристанище близ гроба блаженного своего учителя.

      Общецерковное празднование преподобному Корнилию – 19 мая/1 июня – установлено 25 января 1600 года святителем Иовом, первым Патриархом Московским и всея Руси (память 19 июня/2 июля). Житие преподобного составлено его учеником Нафанаилом в 1589 году. Позже были составлены тексты службы и похвального слова святому. Сохранился и устав иноческой жизни, отличающийся простотой и опытностью духовной.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-kornilij-komelskij

      Прп. Даниила Переяславского (1540)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      12 января – Перенесение мощей

      20 апреля

      5 июня – Собор Ростово-Ярославских святых

      ИНОЕ ЖИЗНЕОПИСАНИЕ ПРЕПОДОБНОГО

      ДАНИИЛА ПЕРЕЯСЛАВСКОГО

      В миру Димитрий, родился около 1460 года в г. Переяславле-Залесском от благочестивых родителей. С юных лет он обнаружил свою любовь к подвижничеству и подражал подвигам св. Симеона Столпника (память 1/14 сентября). Отрок был отдан на воспитание в Никитский монастырь к своему родственнику игумену Ионе, где полюбил иноческое житие и сам решил стать иноком. Боясь, как бы родители не помешали исполнению его намерения, он вместе с братом своим Герасимом тайно ушел в монастырь преподобного Пафнутия Боровского (память 1/14 мая). Здесь, приняв иноческое пострижение, преподобный Даниил под руководством опытного старца св. Левкия прожил 10 лет.

      Получив опытность в духовной жизни, преподобный возвратился в Переяславль в Горицкий монастырь, где принял священство. Строгою богоугодною жизнью и неусыпными трудами св. Даниил обратил на себя всеобщее внимание; к нему стали многие приходить на исповедь и за духовными советами. Никто не уходил от преподобного Даниила не утешенным.

      Особенным подвижническим проявлением любви к ближним стала забота преподобного об умерших нищих, бездомных и безродных людях. Если он слышал о каком-либо человеке, погибшем от разбойников, об утопленнике или замерзшем на дороге, которого некому погребсти, то всячески старался отыскать мертвое тело, относил его на своих руках в скудельницу (месте захоронения бездомных), погребал, а после поминал на Божественной литургии.

      На месте скудельницы святой построил храм в честь Всех святых, чтобы в нем возносилась молитва о упокоении безвестно умерших христиан. Вокруг него несколько монахов выстроили себе келлии, образовав небольшой монастырь, где в 1525 году преподобный Даниил стал настоятелем. Одна из главных заповедей, которую преподал новый настоятель, призывала принимать всех странников, убогих и нищих. Он вразумлял братию и наставляя на путь истины не силою, но кротостью и любовью, всем подавая пример чистой жизни и глубокого смирения.

      Много чудес совершилось по молитвам преподобного Даниила: он обратил воду в целебный квас, исцелял братию от болезней; избавлял от опасностей. Во время голода, когда в монастырской житнице оставалось мало хлеба, он отдал его нищей вдове с детьми. И с тех пор в награду за милосердие преподобного мука в житнице не оскудевала в продолжении всего голода.

      Еще при жизни преподобного авторитет его был настолько высок, что по его просьбе великий князь Василий III освобождал приговоренных к смертной казни и дважды просил его быть восприемником при Крещении своих детей.

      Предчувствуя приближение кончины, преподобный Даниил принял великую схиму. Блаженный старец преставился на 81-м году своей жизни, 7 апреля 1540 года. Нетленные его мощи были обретены в 1625 г. Господь прославил Своего угодника многочисленными чудесами.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-daniil-perejaslavskij

      Прп. Лонгина Коряжемского (1540)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      23 февраля

      28 июня (переходящая) – Собор Вологодских святых

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО

      ЛОНГИНА КОРЯЖЕМСКОГО

      Преподобный Лонгин был основателем Николаевского Коряжемского монастыря.

      Прежде поселения своего у речки Коряжемки преподобный Лонгин подвизался в обители преподобного Павла Обнорского, или Комельского. Он прибыл в эту обитель в молодых летах, прошел там длинный ряд различных послушаний, дожил до старческих седин и приобрел немалую опытность в иноческой жизни, так что стал всем известен как старец испытанный и достойный искреннего почитания. У него был друг и собеседник в соседнем Корнилиеве монастыре – инок Симон, сольвычегодский уроженец. Многолюдные общежития Павловой и Корнилиевой обители и возраставшее к ним внимание братии тяготили скромных иноков Лонгина и Симона. Они стали склоняться к мысли об уединенных подвигах вдали от многолюдного братства. Можно предполагать, что Симон охотно вспоминал в этих беседах о своей родине и восхвалял ее уединенные пустынные места, весьма приспособленные к жизни отшельнической.

      Посему два друга оставили свои монастыри и пошли искать себе для жительства такое место, где бы, не развлекаясь ничем, неведомо для людей, всецело посвятить себя на служение Богу. Преподобный Лонгин нес с собою деревянный крест, который ему дали в благословение от обители. Это произошло в 1535 или в 1537 гг. Спустившись водою от Вологды до Устюга, странники скоро достигли Сольвычегодска и на некоторое время остановились в тамошнем Борисоглебском монастыре, а потом отправились в дальнейший путь. Выйдя из города, они пошли вверх по левому берегу реки Вычегды и, дойдя до устья речки Коряжемки, остановились на ее берегу в глухом лесу. Здесь они построили сперва келлию, а потом и часовню.

      Однако блаженный Симон недолго пробыл с Лонгином при устье Коряжемки. Пособив старцу устроиться, он пошел далее по Вычегде, на речку Сойгу, за 60 верст от Коряжемки. Преподобный Лонгин остался один и весь предался богомыслию, дни и ночи проводя в молитвах и псалмопении. Скоро весть об отшельнике разнеслась по окрестностям, и к нему стали приходить люди, желавшие разделить с ним пустынные труды. Напрасно старец сперва пытался всем отказывать, представляя трудность жизни в пустом месте, совершенное отсутствие средств к пропитанию и свое желание жить одному в уединении и богомыслии. Такие речи еще более располагали к нему приходящих, так что построенная им часовенка уже не могла вмещать всех поселившихся возле него пустынников и надобно было позаботиться о построении молитвенного помещения более обширного. Братия стали просить старца вместо часовни соорудить церковь и учредить при ней правильное общежитие. Не так думал, не того желал преподобный Лонгин для себя самого. Однако он принял желание братии за указание свыше, и не решился инок, давно отрекшийся от своей воли, противиться воле Божией. Он построил храм во имя святителя Николая, трапезу и другие необходимые для общежития службы – так сложилась обитель Коряжемская, а преподобный Лонгин был в ней игуменом.

      Время недолгого управления его новой обителью богато примерами неусыпных трудов его и духовной опытности. Преподобный Лонгин, несмотря на свои уже немолодые годы, старался всех превзойти подвижничеством и трудами. Еще доселе сохранился выкопанный им колодезь, устроенный в самой братской трапезе, а ныне стоящий возле храма на открытом месте; цела и жесткая власяница, которой он изнурял свое постническое тело.

      Блаженная кончина преподобного Лонгина последовала 10 февраля 1540 г. Умирая, смиренный старец заповедал ученикам своим похоронить его при входе в храм, чтобы все идущие в церковь и из церкви попирали его могилу. Братия не смели ослушаться завещания и погребли своего игумена «у лестницы папертныя», там, где он приказал.

      Но Господь вскоре, еще при жизни тех, которые погребали преподобного Лонгина, прославил тело его нетлением и чудесами. В 1557 году устюжский воевода князь Владимир находился в сильном расслаблении и не мог двинуть ни рукою, ни ногою; болезнь его была так упорна, что лекарства не приносили больному ни малейшей пользы. Находясь в столь безнадежном состоянии, воевода однажды увидел во сне старца, который сказал ему: «Князь Владимир, если хочешь быть здоров, молись Богу и обещайся вскоре побыть в Коряжемском монастыре и прикажи игумену и братии перенести на иное место тело начальника того монастыря игумена Лонгина. Ибо неприлично телу Лонгина почивать на том месте, где оно ныне находится».

      Явившийся старец подробно рассказал, где находится тело и куда перенести его. Пробудившись от сна, воевода весьма дивился необычайности и ясности своего сновидения и решился немедленно отправиться на Коряжемку. По прибытии в монастырь он сам указал место, где был погребен преподобный и куда следовало перенести его, хотя до того времени не только никогда не бывал в монастыре, но даже и не слыхал о нем. Когда, по его словам, гроб преподобного Лонгина был вынут из могилы и перенесен в новую, близ северной стены церкви, князь тотчас же сделался совершенно здоровым, как будто не подвергался болезни. Радуясь и благодаря Бога и Его угодника за свое чудесное исцеление, он рассказал игумену и братии о бывшем ему сновидении и приказал над гробом преподобного устроить палатку или часовню. Когда слух об исцелении воеводы разнесся в народе, многие стали приходить в монастырь и служить над гробом преподобного панихиды, и все приходившие с верою получали исцеление от болезней.

      Поразительное чудо произошло в Коряжемском монастыре 11 февраля 1618 г. Игумен Феодосий с иеромонахом Дионисием, священником Гавриилом и дьяконом Филиппом совершали соборную панихиду в гробовой палатке; тогда инок Иродион внезапно увидел среди служащих старца с сияющим постническим лицом и круглой седой бородой, в светлых и драгоценных священнических ризах. Во все время совершения панихиды Иродион пристально смотрел на него, удивляясь внезапному его появлению между служащими и думая, кто бы это был, ему неизвестный? Еще более он был поражен, когда по окончании панихиды старец стал невидим. Когда Иродион тут же перед всеми с клятвой объявил о своем видении, то все признали, что это был сам преподобный Лонгин, и стали усерднее отправлять по нем панихиду.

      Агриппина, жена сольвычегодскаго кузнеца Василия Худоногова, страдала падучей болезнью. Болезнь усиливалась, улучшения неоткуда было ждать. Женщина дала обет сходить в Коряжемский монастырь и поклониться гробу преподобного Лонгина. Исполняя обет, больная все время пребывания в монастыре проводит за молитвой в гробовой палатке. Однажды, когда она с особенным усердием и многими слезами молила преподобного о своем исцелении, внезапно ее ударило о землю, и так сильно, что она казалась умершей. Мало-помалу, как бы пробуждаясь от тяжелого сна, Агриппина начала двигаться, приходить в сознание и наконец села, чувствуя себя совершенно свободной от страшного недуга. Заявив о своем исцелении игумену и братии, она в благодарность за полученную помощь, дала обещание три раза в год приходить на поклонение ко гробу преподобного Лонгина.

      Другая женщина, Анна, жена крестьянина Пачеозерской волости Антипы Надозерского, подверглась отравлению. Злые люди, покушавшиеся на ее целомудрие и отвергнутые ею, дали «ей отраву смертную, чтобы не видеть красоты ее». Невозможно описать тех мучений, какие выносила несчастная женщина. Боль в животе доводила ее до умоисступления. Облегчить болезнь ничто не могло. Вспомнила больная о преподобном Лонгине и стала просить мужа отвезти ее в Коряжемский монастырь. Вслед за тем она подверглась страшному припадку, во всем теле ее не осталось места, каким бы она не билась и не страдала. В то же время ей явился старец и обещал исцеление, если она исполнит намерение поклониться гробу преподобного Лонгина. Очнувшись, она рассказала о видении мужу, а тот поспешил везти ее в обитель. Здесь в церкви с ней возобновился припадок, а когда вели ее ко гробу преподобного в палатку, то она ударилась о землю и долго лежала как мертвая; пробудившись, она поднялась здоровой и со слезами громко благодарила Бога и угодника Его преподобного Лонгина.

      Устюжский священник Гавриил от церкви великомученицы Варвары был долго нездоров ногами, так что совершенно не мог ходить. После бесплодного лечения у разных врачей он попросил отвезти его в Коряжемский монастырь. Здесь он был помещен в келлии против дверей гробовой палатки. Однажды днем больной, выползши из келлии в сени и приоткрыв наружную дверь, читал канон преподобному, со слезами прося себе исцеление. Во время такой молитвы он вдруг слышит голос: «Гавриил, Гавриил!». Взглянув на часовню, он увидел на дверях ее преподобного в блестящих священнических ризах и призывающего его к себе. Больной напрягал все свои силы, с великим трудом и нестерпимой болью в ногах полз к часовне, но когда он достиг часовни, там никого уже не было. Священник припал ко гробу преподобного, молился и во время молитвы выздоровел.

      Весною 1646 года крестьянин Лупп Опухлянов из монастырской деревни Емышева поранил себе руку топором. В досаде и ярости он начал сквернословить, проклинать тот день и богохульствовать. Не успокоившись, побежал он из дома в лес и там почувствовал, что слабеет, теряет сознание. Едва-едва добрался он домой. Долго болел крестьянин. Болезнь его усилилась. Ждали, что он умрет, и уже напутствовали его Святыми Тайнами. Но вот – это было 2 мая – он забылся и видит, что вошел к нему светообразный старец, укорил его за хулу на Бога и настаивал, чтобы он молился Богу и Пречистой Его Матери и пошел в монастырь на поклон ко гробу преподобного. Родные думали, что Лупп уже кончается, а он, очнувшись, рассказал о видении, начал поправляться и скоро пошел в монастырь совершенно здоровым.

      Почитание преподобного благодаря многочисленным чудесам распространялось. Епископ Вятский и Великопермский Александр, бывший ранее (с 1643 по 1651 гг.) игуменом Коряжемского монастыря, 9 мая 1665 года приказал заложить в монастыре каменную церковь в честь Благовещения Пресвятой Богородицы с приделом святителя Николая, давал средства на построение, а 9 февраля 1671 года освятил уже эту церковь. Место погребения преподобного Лонгина пришлось теперь внутри церкви, при северной стене, и над ним устроена была гробница, украшенная позолоченной резьбой и покрытая пеленой с вышитым изображением преподобного и сказанием о перенесении мощей его. Усердный почитатель преподобного Лонгина епископ Александр составил ему и службу. Память Коряжемского подвижника празднуется местно. Празднование преподобному Лонгину установлено епископом Вологодским Онисифором, который занимал кафедру с 1814 по 1827 гг.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-longin-korjazhemskij

      Иакова Боровичского, Новгородского чудотворца (1540 ок.)

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ ПРАВЕДНОГО ИАКОВА

      БОРОВИЧСКОГО, НОВГОРОДСКОГО ЧУДОТВОРЦА

      У многих древних русских городов есть свой святой покровитель, имя которого связано с чудесными исцелениями и защитой города от врагов. Покровителем города Боровичи в Новгородской области является св. прав. Иаков, Боровичский чудотворец.

      Св. Иаков – общеправославный святой, 5 ноября, в праздник св. Иакова, православные христиане всего мира, вознося молитвы к этому святому, духовно объединяются с верующими нашего города.

      Особо покровительствует св. Иаков Боровичскому краю и Иверскому Валдайскому монастырю.

      В рукописи XVI в., хранящейся в Троице-Сергиевой Лавре, изложены сказания об этом святом.

      В 1452 г. 11 апреля*, во вторник по Пасхе, около Свято-Духова монастыря произошло величайшее событие. Весеннее половодье; быстротечная река Мста шумным потоком катила свои волны через пороги; живительное тепло весеннего солнца уничтожило весь речной лед. Неожиданно появилась большая льдина, двигавшаяся против стремительного течения реки; густой пар, как бы дым от пламени, поднимался от нее. Пристала она к правому берегу, повыше монастыря саженей на сто. Свидетели сего явления узрели на льдине довольно потемневшую и как будто опаленную огнем сосновую колоду, представлявшую собою нижнюю часть гроба без крышки, а в ней мало прикрытое тело некоего отрока. Объятые ужасом, непросвещенные и малодушные боровичане приняли приплывшее тело за обыкновенный труп утопленника. Дабы избежать неприятностей, усиленно старались они особого рода длинными шестами оттолкнуть от берега льдину с ее странною ношею. Однако льдина не повиновалась и снова возвратилась к прежнему месту. Тогда, обмотав колоду веревками, повлекли ее вместе с льдиной по течению реки Мсты и таким образом отвели версты за две от монастыря. На рассвете следующего дня льдина со своею ношею опять вернулась. Повторилось это и в третий раз.

      Наконец, Господь вразумил неразумных. Некий отрок явился во сне нескольким более благонамеренным старейшинам боровичским и сказал им: «Из-за чего вы, православные христиане, немилостиво гоните от себя подобного вам христианина? Из-за чего противитесь Господу, направившему к вам тело мое? Ужели из-за неведения имени моего? Так знайте, что я называюсь Иаков; соименник св. Иакову, брату Господню по плоти». Воспрянули от сна простодушные и богобоязненные старейшины, поведали друг другу о дивном сновидении и умилились в сердце своем. Слух об этом быстро распространился. И поняли тогда жители боровичские неразумное отношение к явленным через приплытие мощам отрока Божия. Много горьких слез пролили при этом; дреколье, которым отталкивали мощи, сожгли. Старейшины, сопровождаемые толпою, поспешили на берег реки Мсты с твердым намерением немедленно снять с льдины честные мощи для упокоения оных здесь же, на берегу. Был устроен деревянный сруб, имевший поверх земли вид небольшой часовни. В течение 93-х лет после приплытия и последовавшего затем погребения нетленные останки св. Иакова, почившие под спудом, неослабно источали благодатные исцеления для всех, с верою притекавших к нему.

      После многих знамений и чудес, совершившихся при гробе Иакова Праведного, жители нашего края в 1544 г. особою челобитною от духовенства и мирян довели о сем до сведения Новгородского архиепископа Феодосия, выразив искреннее желание и усердную просьбу, чтобы честные мощи сего нового чудотворца, яко многоценное и богоданное сокровище, были открыты. Это великое торжество совершилось в 1545 г. 23 октября, в день памяти апостола Иакова, брата Господня. На самом же месте захоронения мощей св. Иакова вскоре после того открылся целебный источник. А благочестивые окрестные жители, ревнуя о славе имени Господа, дивного во святых своих, устроили тут небольшую деревянную церковь во имя иконы Божией Матери «Умиления».

      В дни благочестивейшего государя, царя Алексея Михайловича, святейший Никон, великий патриарх всей Руси, зная о чудесах, совершавшихся при мощах св. Иакова Праведного, и в то же время получив сведения, что св. мощи находятся в большом небрежении от скудности Свято-Духова, возымел намерение перенести св. мощи в созданную тогда на одном из островов Валдайского озера обитель Иверскую. Перенесение это совершилось в 1654 г. 23 февраля.

      Кем именно был в кратковременном житии своем на земле благоугодивший Господу отрок, св. Иаков Праведный, именуемый Боровичским чудотворцем, кто были его родители и откуда нетленные мощи его приплыли к боровичскому берегу? Об этом нет достоверных сказаний, ни письменных, ни устных.

      О чудесах св. Иакова рассказывается в книге «Сказание о святом Иакове праведном, Боровичском чудотворце», изданной в 1901 г. в Санкт-Петербурге. Сохранились воспоминания боровичан о том, что в начале Великой Отечественной войны одному глубоко верующему старцу во сне явился св. Иаков и сказал: «Пусть верующие с моим образом трижды обойдут город, и я спасу град свой».

      Действительно, группа верующих три ночи обходила наш город с крестом, пением молитв, с иконой св. Иакова и с частицей его мощей. Этот крестный ход совершался тайно, ночью, т.к. верующие опасались гонения со стороны безбожных властей. Вскоре фронт подошел к г. Боровичи и находился всего в 70 км от него, но город не пострадал.

      О чудесах св. Иакова существует множество преданий. Верующие посвящают ему стихи.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-iakov-borovichskij

      Прп. Иродиона Илоезерского (1541)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      11 октября

      28 июня (переходящая) – Собор Новгородских святых

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО

      ИРОДИОНА ИЛОЕЗЕРСКОГО

      О прп. Иродионе сохранились лишь скудные сведения. Неизвестно, когда и где он родился, кто и какого звания были его родители. Он был учеником прп. Корнилия Комельского (память 19 мая/1 июня). Когда же скончался преподобный Корнилий (в 1538 г.), в его обители произошли нестроения. Братия начали жить каждый по своей воле. Многие добивались начальственных должностей в монастыре, заботясь только о своей славе и о телесном покое. Но другие, храня в памяти образ святого учителя, восхотели подражать ему и предпочли узкий путь и жизнь, преисполненную скорбей и трудов. Стараясь найти уединение и избежать мирской суеты, они оставили Комельскую обитель; одни направились на восток, другие – на север, к Белому морю. Тогда и преподобный отец наш Иродион, оставив Комельский монастырь, пришел к Белоозеру, к селению, называемому Илоское. На этом пустом и тихом месте и поселился подвижник; создав здесь своими руками часовню, он ревностно трудился во славу Божию, беспрестанно воссылая пение и молитвы Господу; срубил он также себе и небольшую келлийцу. В строгом уединении отшельник прожил немного лет, но много потрудился для Господа. Одному Богу ведомы его великие подвиги: молитвенные бдения, пустынные труды и страхи.

      В одну ночь после продолжительного бодрствования преподобный погрузился в легкий сон. Тогда явился к нему Ангел Господень и сказал: «Встань, старец!» Затем, указывая перстом, посланник Божий продолжал: «Иди на остров, который находится на озере Иле, и поставь там церковь во имя Пресвятой Богородицы в честь Ее славного Рождества; иди, ибо Бог там уготовал тебе место».

      Преподобный тотчас же проснулся; его охватил трепет и смятение, и он стал на молитву; сильно поразило его необычайное видение, и он размышлял: что будет далее? После молитвы, укрепившей его душу, исполняя волю Божию, он отправляется в путь. Придя на некоторую реку, он снова молился и во сне услышал звон на полуострове, который вдавался в озеро Ило и был необитаем. Этим звоном указано было свыше прп. Иродиону место его подвигов. Вскоре подвижник пришел на указанное место и осмотрел его. Искателю уединения сильно полюбился этот пустынный полуостров, покрытый густым лесом, удобный для подвигов. Так как земля эта принадлежала одному христолюбивому мужу, по имени Анисим, то преподобный купил ее и поставил на ней церковь во имя Пресвятой Богородицы, честного и славного Ее Рождества, как приказал ему Ангел. При храме была устроена теплая трапеза. Построив церковь, преподобный благолепно украсил ее иконами, священной утварью и всем необходимым. Сам он поселился в трапезе церковной. Однако недолго прп. Иродион подвизался и здесь. Услышав о добродетельной и благочестивой жизни преподобного, многие из окрестных жителей стали приходить к нему, прося его наставлений и поучений, и в благодарность приносили отшельнику пищу; преподобный же приносимое раздавал нищим, а сам вкушал лишь столько, чтобы не умереть от голода.

      Однажды на пустынный полуостров, по Божию изволению, пришел благочестивый муж, по имени Елисей, и принес святому пищу. Став перед трапезой, в которой жил преподобный, Елисей сотворил молитву и ждал ответа, но ответа не было. Постояв немного, Елисей во второй раз сотворил молитву, но и на этот раз не услышал ответного возгласа. Не получив его и в третий раз, посетитель удивился, потом, осмелясь, сам вошел в трапезу. Осматриваясь туда и сюда, Елисей сначала нигде не видел святого; только тогда он мог его заметить, когда подошел к печи: прп. Иродион лежал на горящих углях. Ужаснулся Елисей. Преподобный же, думая, что он пришел по нужде и в скорби, быстро вышел невредимым из печи и сказал Елисею: «Бога ради, прости меня, брат».

      Елисей же сильно поразился тем, что видел: печь была сильно растоплена, а преподобный лежал в ней как в прохладном месте. Тогда святой строго запретил посетителю рассказывать о виденном им чуде. Елисей же после того, привязавшись всею душою, стал часто приходить к преподобному Иродиону. И все окрестные жители, мужи и жены, все чаще и чаще посещали подвижника, прося его святых молитв и благословения. С течением времени у церкви, построенной прп. Иродионом, стали погребать умерших, приходили и с другими церковными требами: крестить младенцев, совершать Таинство брака. Являясь на пустынный полуостров толпами, крестьяне приносили с собою и угощение: мясо и хмельные напитки, ели, пили и шумели; упившись, спорили и ссорились, оглашая тихую окрестность скверными и срамными словами. Преподобный сильно тяготился этими беспорядками, весьма сожалел о том времени, когда на уединенном острове царила полная тишина и он один среди окружающего безмолвия возносил горячие молитвы Богу. Он усердно молил теперь Господа, чтобы мир и безмолвие возвратились в его пустыню.

      Неохотно преподобный вступал в разговор с посетителями, с еще большей неохотой принимал их приношения, и то лишь для того, чтобы только не обидеть принесшего, а потом все раздавал нищим. Свои подвиги он усиливал все более и более: ночи проводил в молитвах без сна, непрестанно утруждал свое тело воздержанием; каждую субботу причащался он Святых Христовых Таин.

      Спустя некоторое время прп. Иродиону было возвещено Ангелом Господним отшествие в новую, лучшую жизнь. Тогда священноинок Исаия, живший вместе с преподобным, приобщил его Святых Таин, и на следующую ночь прп. Иродион отошел ко Господу. Когда на другое утро Исаия посетил преподобного, то увидел, что тело его лежит бездыханно, облеченное в схиму и с крестообразно сложенными на груди руками. Вся его келлия наполнена была благоуханием. Тогда священноинок Исаия, почитатель преподобного Елисей и другие мужи, собравшись, погребли трудолюбное тело святого и положили его на том самом полуострове, где он подвизался, в часовне, около воздвигнутой им церкви в честь славного Рождества Пресвятой Богородицы. Так мирно отошел к Господу преподобный отец наш Иродион 28 сентября 1541 г., всего через три года после оставления Комельской обители.

      Спустя некоторое время над гробом прп. Иродиона построена была церковь в честь Похвалы Пресвятой Богородицы, собралась братия и устроилась обитель. От гроба святого стали происходить, по Божией милости, многие чудеса и исцеления для всех с верою притекающих к нему: слепые получали зрение, хромые – хождение, немые – дар речи, прогонялись бесы. Из многих чудес его упомянем о следующих.

      В часовню, где была могила преподобного Иродиона, пришел некто Софония. По простоте своей он воткнул посох в могилу святого и тотчас же лишился зрения. Спустя несколько времени Софония понял, за что постигло его наказание. Тогда он начал сильно плакать и каяться в своем прегрешении, часто приходил ко гробу преподобного, прося отпущения греха своего.

      Однажды после молитвы на могиле слепого отвели в келлию, где некогда жил блаженный Иродион; там он заснул. Во сне явился ему преподобный и сказал: «Для чего ты ударил в гробницу мою своим посохом? Но если ты раскаялся от всего сердца во всех прегрешениях, то ступай снова ко гробу моему – там получишь прощение».

      Софония встал и тотчас просил вести себя к гробнице угодника. Со многими слезами он припал к ней и молил преподобного об исцелении: «Угодник Божий, помилуй меня, прости мне грех, который я совершил по неведению».

      Тогда возвратилось ему зрение – он стал видеть по-прежнему. В благодарность за свое исцеление Софония приказал написать образ прп. Иродиона в том виде, каким он явился ему в видении, и поставил сию икону при гробнице святого.

      Инок Вассиан иконописец ехал однажды через Илозеро. Поднялась сильная буря, так что волны опрокинули лодку Вассиана. Он начал уже тонуть и сперва отчаялся в своем спасении, так как поблизости некому было помочь ему. Но потом, вспомнив святого Иродиона, погибающий с верою стал просить его: «Угодниче Божий, подай мне, грешному, руку помощи, избавь меня от напрасной смерти».

      Скорый на помощь прп. Иродион явился утопающему и сказал: «Не бойся, брат мой Вассиан, Господь избавляет тебя от утопления».

      И тотчас старец очутился стоящим на берегу; с радостными слезами молился Богу и Его угоднику Иродиону. Исполненный благодарности к преподобному, Вассиан пришел на Илозерский полуостров и в подвигах благочестия провел здесь остальные дни своей жизни.

      Священник Евфимий, живший поблизости от места подвигов прп. Иродиона, часто приходил к гробнице святого, так как питал к нему великую веру. Однажды Евфимий отправился в соседнее селение. Проходя по озеру, он провалился под лед и начал утопать. Когда же он призвал преподобного, то был поднят как бы на руках, перенесен на безопасное место и избавлен от смерти.

      В смутное время, когда враги напали на Русскую землю, разорили и город Белоозеро, шайка их явилась к той часовне, в которой покоилось тело преподобного Иродиона. Один из врагов стал снимать оклады с икон, бывших в часовне, при гробе чудотворца; вдруг невидимой рукой грабитель был повержен на землю; долго лежал он как мертвый. Товарищи, схватив и привязав расслабленного на лошади, объятые ужасом, бежали. И другими многими чудесами через угодника Своего Бог прославил великое и святое имя Свое; слава Ему во веки. Аминь.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-irodion-iloezerskij

      Прп. Софии Суздальской (1542)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      29 декабря

      6 июля – Собор Владимирских святых

      14 августа – Обретение мощей

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОЙ СОФИИ

      (В МИРУ СОЛОМОНИИ) СУЗДАЛЬСКОЙ

      Преподобная София, в миру великая княгиня Соломония Сабурова, была первой женой великого князя московского Василия Иоанновича (1505–1533). Он выбрал ее в супруги из пятисот самых красивых девиц. Но брак оказался бездетным, о чем великокняжеская чета сильно скорбела. После 20 лет супружества, несмотря на увещания духовенства, великий князь решил вступить во второй брак с литовской княжной Еленой Глинской. Митрополит Варлаам, обличивший незаконность расторжения брака, был сведен с митрополичьего престола – впервые в русской истории – и заточен в монастырь, а преподобный Максим Грек, заступившийся за княгиню Соломонию, запрещен и также заключен в темницу. Все Вселенские патриархи осудили поступок великого князя, а патриарх Иерусалимский Марк предсказал рождение от второго брака младенца, который поразит мир своей жестокостью (Иоанна Грозного).

      25 ноября 1525 года великая княгиня Соломония насильно была пострижена в монашество с именем София в Московском Рождественском монастыре. После пострига ее отправили под стражей в Суздальский Покровский монастырь, который впоследствии стал местом заточения невольных царственных пострижениц. Не сразу примирилась великая княгиня со своим новым положением, долго скорбела. Но, покорясь воле Божией, София нашла утешение и умиротворение в усердной молитве.

      Инокиня София, познав тщету скоропреходящих земных благ, всей душой возжелала Царствия Божия и правды его (Мф.6:33). В то время, как в миру умножались беззакония, она в своем уединении украшалась добродетелями и постепенно восходила к духовному совершенству. Князь Курбский в послании к Иоанну Грозному (1533–1584) назвал княгиню-инокиню «преподобномученицей».

      Преподобная София скончалась в 1542 году и была похоронена в Суздальском Покровском монастыре. Степенная книга гласит об этом: «Пожив благодарно и богоугодно к Богу отъиде». Уже ближайшие потомки молитвенно почитали преподобную Софию. В рукописных святцах она именуется как «святая праведная княгиня София инокиня, яже бысть в Покровском монастыре девиче, чудотворица». При царе Феодоре Иоанновиче (1584–1598), сыне Грозного, ее уже чтили как святую. Царица Ирина Феодоровна отправила в дар на ее гробницу «бархатный покров с изображением Спасителя и святых».

      Патриарх Иосиф (1642–1652) писал Суздальскому архиепископу Серапиону о совершении молебнов и панихид над гробом преподобной Софии. Позже, в XIX веке, архиепископом Суздальским и Тарусским Серапионом была составлена служба преподобной Софии.

      В описании города Суздаля ключарь Анания сообщил о чудесных исцелениях при гробнице преподобной Софии. Так, в 1598 году у ее гробницы прозрела княжна Анна Нечтева, шесть лет страдавшая слепотою. В 1609 году, во время нашествия поляков на Россию, преподобная София спасла Суздаль от разорения. Она явилась в грозном виде предводителю военного отряда поляков Лисовскому. От страха у него парализовало руку, и он дал клятву оставить в покое город и монастырь. Много и других чудес совершилось по молитвам преподобной Софии.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-sofija-suzdalskaja

      Прп. Стефана Озерского, Комельского (1542)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      25 июня

      28 июня (переходящая) – Собор Вологодских святых

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО

      СТЕФАНА ОЗЕРСКОГО, КОМЕЛЬСКОГО

      Преподобный Стефан родился во второй половине XV века в стране Вологодской от благочестивых родителей. Отец его служил при княжеском дворе и постарался сыну своему дать, сколько возможно было тогда, лучшее воспитание и образование. Он готовил в нем преемника себе и доброго слугу князьям своим, но завидная и желательная для других придворная жизнь была не по душе юному избраннику Божию.

      В то время славилась постническими подвигами пустынная Лавра Дионисиева (прп. Дионисий Глушицкий, † 1437; память 1/14 июня). Строгий общежительный устав обители, не позволявший монахам не только иметь какую-либо собственность, но и делать что-нибудь без повеления и благословения настоятеля, удаленное от мирских селений положение ее в глухом лесу как нельзя более соответствовали желанию Стефана, искавшего безмолвия. И он, оставив княжеский двор, родных и друзей, ушел на Глушицы и смиренно просил настоятеля и братию принять его в их монастырь. Тронутый неотступными просьбами и слезами Стефана, настоятель принял его сперва в число послушников, потом, видя его усердие и труды, постриг в монашество с именем Стефан и поручил одному опытному старцу для руководства в духовной жизни. Новый инок всецело предал себя воле своего руководителя и старался подражать ему во всем, проводя дни в монастырских трудах, а ночи – в бдении и молитве. Чем более, однако, он укреплялся в трудах и возрастал в духовной жизни, тем более она казалась ему слабой и несовершенной, тем более он смирялся и охудшал себя. По прошествии нескольких лет жизни на Глушицах Стефан для большего усовершенствования своего в духовной жизни с благословения настоятеля и старца-руководителя отправился странствовать по северным пустыням и монастырям. Ему хотелось воспользоваться мудрыми советами духовных старцев, присмотреться к их подвигам и трудам и приобрести себе таким образом навык и опытность в духовном делании. Странствуя таким образом, он дошел до Тихвина и остановился здесь на жительство, радуясь тому, что ежедневно может поклоняться чудотворной иконе Божией Матери. Однако он недолго оставался здесь: многочисленные толпы мужчин и женщин, ежедневно приходивших в монастырь для поклонения святой иконе, шумные разговоры, давшие монастырю вид мирского селения и торжища, нарушали тишину в обители. Поэтому, проживши в Тихвине несколько времени, Стефан, увлекаемый любовью к безмолвию и уединению, возвратился в родные Вологодские пределы.

      Переходя с места на место, из леса в лес, преподобный достиг пустынного озера Комельского, окруженного со всех сторон мхами и болотами. Ему понравилось это место, никем не обитаемое и удаленное от мирских селений, и он решился остаться тут навсегда. Поставив себе келлию на восточном берегу озера при истоке реки Комелы и соорудив небольшую часовню для двух икон, принесенных им из Тихвинского монастыря – Божией Матери и Николая Чудотворца, он стал подвизаться в посте и молитве, незнаемый людьми и ведомый только Единому Богу. Невозможно высказать всего того, что должен вытерпеть прп. Стефан в первые годы своей жизни в пустыне, каким подвергнуться искушениям и какие перенести труды и огорчения. Запас хлеба был принесен Стефаном небольшой, и ему грозил совершенный недостаток пищи. Спустя более двух лет нечаянно нашли его два зверолова и разделили с ним свой дорожный запас. От них он узнал тропу, ведущую к Белозерской дороге и деревням: иначе не мог он, и заставляемый крайностью, добраться до жилых мест. После того звероловы стали посещать Стефана, а от них узнали его и другие.

      Среди таких трудов и искушений благодать Божия не оставляла преподобного своим утешением и помощью. Однажды в летнюю ночь, когда прп. Стефан с великим усердием и слезами молился в своей часовне пред иконами Божией Матери и святителя Николая, внезапно явились ему в чудном свете Пресвятая Дева и Николай Чудотворец. Стефан, объятый священным ужасом, пал пред ними на землю и слышал, как Святитель Николай умолял Пречистую Деву благословить место жительства Стефана для обители иноческой. На моление святителя Матерь Божия повелела отшельнику соорудить в пустыне храм во имя угодника Божия Николая и самому быть начальником новой обители. С этими словами дивные посетители стали невидимы, исполнив сердце Стефана несказанной радостью.

      Еще прежде того, в летнюю ночь, жарко молился он в часовне, дабы Матерь Божия благословила место его для обители молитв; тогда в видении он был извещен, что обитель должна устроиться в честь свт. Николая.

      Спустя три года одинокого пребывания в пустыне пришли к прп. Стефану два брата делить труды пустынника, потом явилось еще несколько с подобными желаниями. Ревнители пустынной жизни просили старца устроить храм для молитвы. С одним из них отправился он в Москву испросить благословение у митрополита на построение храма и обители. Митрополит Даниил с любовью принял старца, о котором прежде слышал, поместил его в своей келлии и потом представил его великому князю Василию Иоанновичу. Великий князь, вообще расположенный к монашеству, особенно уважал иноков обителей вологодских, которые он почти все посетил лично в 1528 году, испрашивая себе у Бога наследника. После многих духовных бесед с князем и митрополитом смиренный пустынник Стефан рукоположен был в сан священства и поставлен игуменом новой обители. От митрополита вместе с грамотой на устроение храма и обители он получил и всю необходимую для того церковную утварь, а великий князь дал ему свою грамоту на земли и угодья на содержание братии. Таким образом, с полным духовным и вещественным утешением преподобный возвратился в дремучие леса своей пустыни к нетерпеливо ожидавшей его братии.

      Прибывши на озеро, он прежде всего направил свой путь к часовне и сам отслужил первый благодарственный молебен Богоматери и святителю Николаю, за несколько лет предвозвестившим ему основание храма и обители на том месте. Братия с радостью приветствовали своего игумена, припадая к ногам Стефана, просили его благословения и благоговейно целовали принесенное им из Москвы св. Евангелие, а он всех молитвенно осенял Животворящим Крестом и сам просил их молиться за него. Через несколько дней после сего приступили они к построению храма, который скоро и создали. В 1534 году к великой радости пустынников церковь была освящена во имя Святителя Николая и, хотя в малом виде, по числу немноголюдной братии, устроено было все необходимое для общежития.

      После освящения церкви прп. Стефан еще восемь лет подвизался в устроении своей юной обители, подавая собою во всем пример братии, умножавшейся с каждым годом. Как отец чадолюбивый, блаженный старец, кроткий и милостивый ко всем, был строг только к самому себе, изнуряя плоть свою непрестанными трудами, постом и бдением. Несмотря на преклонные лета, он казался в своей пустынной обители более послушником, нежели игуменом, всегда первый являлся на монастырские труды, старался служить каждому, всех успокоить и утешить. За то и братия любили его как отца, смотрели на него как на Ангела Божия и старались во всем подражать ему.

      Достигши глубокой старости, преподобный за неделю до преставления почувствовал изнеможение сил своих и предузнал приближение кончины. Накануне ее он оделся с помощью своих учеников в погребальные ризы, которые давно приготовил для себя, затем, приведенный ими церковь, приобщился Святых Таин от руки литургисавшего иеромонаха. Потом возвратился на одр свой и тихо скончался 12 июня 1542 года.

      В том же 1542 году, когда скончался прп. Стефан, обитель была разорена татарами. Когда при возобновлении ее стали строить новую церковь вместо сожженной грабителями, то поставили ее уже не на прежнем месте, а над могилой преподобного, так как многие из благочестивых людей стали видеть над ней свет, как бы горели свечи. Тогда же, по свежей памяти, на гробнице преподобного было написано его изображение, а другой образ его был поставлен в новоустроенном храме. После была написана ему и особая служба.

      Сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление; а сеющий в дух от духа пожнет жизнь вечную, – учит апостол (Гал.6,8). Жизнь духовная, сильно развившаяся в душе, не боится смерти – она дает о себе знать делами чудными и за гробом. Вологодский купец Гавриил, знавший прп. Стефана при его жизни и благотворивший обители его, плыл водой по торговым делам своим. Поднялась страшная буря, и волны грозили поглотить лодку. Гавриил стал призывать в помощь угодников Божиих и между ними блаженного Стефана. И внезапно увидел у себя в лодке светолепного старца, который говорил ему: «Не бойся, сын смирения, Господь послал меня избавить тебя от потопления». «Кто ты?» – спросил Гавриил, бывший в ужасе и от видения, и от явной смерти. «Ты много милостыни подавал в обитель св. Николая, что на озере Комельском, и мне, смиренному строителю Стефану», – отвечал явившийся и исчез, а вслед за тем утихла буря.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-stefan-ozerskij

      Прп. Иоанна и Лонгина Яренгских (1544-1545)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      29 октября

      3 июня – Собор Карельских святых

      28 июня (переходящая) – Собор Новгородских святых

      16 июля

      22 августа – Собор Соловецких святых

      ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНЫХ ИОАННА

      И ЛОНГИНА ЯРЕНГСКИХ

      Преподобные Иоанн и Лонгин Яренгские жили в XVI веке. Они были иноками Соловецкого Спасо-Преображенского монастыря в то время, когда игуменом обители был святой Филипп (впоследствии митрополит Московский). Под руководством святого Филиппа преподобные Иоанн и Лонгин совершали подвиг строгого поста и молитвы, во всем исполняли волю игумена и постепенно возрастали в духовной жизни.

      В 1561 году преподобные Иоанн и Лонгин отправились по монастырским делам в Тверскую землю. На обратном пути на Белом море их застигла буря, судно было разбито, и святые Иоанн и Лонгин утонули. Через некоторое время тела святых были обретены нетленными в 120 верстах от обители, в устье реки Сосновки, и были положены в часовне во имя святителя и чудотворца Николая в с. Яренге. Вскоре чудесные знамения подтвердили святость преподобных Иоанна и Лонгина, у честных мощей которых больные получали исцеления. Со временем на месте погребения святых иноков возник монастырь.

      В 1625 году инок Яренгской обители Илия Телов сообщил святейшему патриарху Филарету о чудесах, происходивших у гробницы святых Иоанна и Лонгина. Свидетельства о чудесных исцелениях были тщательно исследованы и подтверждены. 2 июля 1638 года святые мощи были перенесены в новосооруженный храм обители. В честь этого события память святым Иоанну и Лонгину Яренгским была установлена 3 июля.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-longin-jarengskij

      Прав. Артемия Веркольского (1545)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      2 ноября

      3 июня – Собор Карельских святых

      28 июня (переходящая) – Собор Новгородских святых

      6 июля

      ЖИТИЕ

      Святой Артемий Веркольский родился в 1532 г. в селе Верколе Двинского края, в благочестивой крестьянской семье. Воспитанный в страхе Божием и христианском благочестии, св. Артемий еще и в детстве отличался кротостью, послушанием и трудолюбием. В возрасте 12 лет, работая в поле, он был убит молнией. Суеверные односельчане оставили тело блаженного Артемия, как умершего от внезапной смерти, неотпетым и положили его лесу, поверх земли, прикрыв хворостом и берестой.

      Так пролежало оно, всеми забытое, 32 года. Но в 1577 г. мощи св. Артемия были чудесно обретены нетленными и прославились многими чудесами и исцелениями болезней. Так, во время распространившейся в Двинском краю злокачественной лихорадки веркольский селянин Каллиник, взяв с гроба св. Артемия бересту, привесил ее к кресту на груди умиравшего сына, и тот получил исцеление.

      Впоследствии были написаны иконы праведного Артемия. От досок, на которых их писали, оставались стружки. От них больные также получали исцеления от своих недугов. На месте обретения мощей св. отрока был основан монастырь, где и положили его святые мощи.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-artemij-verkolskij

      Прп. Адриана Ондрусовского (1549)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      8 сентября

      3 июня – Собор Карельских святых

      28 июня (переходящая) – Соборы Новгородских и Санкт-Петербургских святых

      ЖИТИЕ

      Преподобномученик Адриан (в миру дворянин Андрей Завалишин) – владелец богатого имения (Андреевщины) в 9 верстах от монастыря преподобного Александра Свирского († 30 августа/12 сентября 1533 г.). Во время охоты на оленя в 1493 году он случайно встретил преподобного Александра Свирского и после этого часто приходил к нему слушать наставления. Впоследствии он доставлял хлеб его сподвижникам. Оставив имение, он постригся в Валаамской обители с именем Адриан. Через несколько лет по благословению преподобного Александра Свирского преподобный Адриан поселился в уединенном месте на полуострове Ладожского озера. Там был построен храм в честь святителя Николая Чудотворца. Напротив поселения иноков, в дремучем лесу острова Сала (дебрь) укрывалась шайка разбойников под предводительством Ондруса. Встретившись с преподобным, атаман потребовал, чтобы иноки покинули свое место. Преподобный Адриан, не имея у себя денег, чтобы предложить выкуп за место, обещал атаману ходатайствовать за него перед Богом. Разбойник смеялся над преподобным, но тот так долго и смиренно умолял его, что атаман смягчился и сказал: «Живите».

      Этот атаман вскоре попал в плен к другой шайке, прятавшейся неподалеку на каменистом Сторожевском мысу. Несчастный знал, что после страшных истязаний его ожидает смерть, и горько раскаивался в прежней жизни. Вдруг он увидел перед собой преподобного Адриана, который сказал: «По милосердию Господа, для Которого просили у тебя пощады пустынному братству, ты свободен», – и исчез. Атаман увидел себя без оков на берегу и никого вокруг. Пораженный, он поспешил в обитель преподобного Адриана и нашел всех подвижников на псалмопении. Оказалось, что преподобный не выходил из обители. Разбойник пал к ногам настоятеля и просил принять его в братию. Оставленный в обители, он окончил жизнь в покаянии. Также раскаялся и разбойник другой шайки. По молитвам преподобного Адриана он принял постриг с именем Киприан. А впоследствии основал на месте притока обитель и прославился чудесами.

      По святости жизни преподобный Адриан был известен самому царю Иоанну Грозному, поэтому обитель получала вклады. Преподобный был приглашен для восприятия от купели Св. Крещения дочери Иоанна Грозного Анны в августе 1549 года. Когда святой старец возвращался из Москвы в свою обитель и уже недалеко был от нее, близ селения Обжи злые люди напали на него и убили; злодеи надеялись найти у него деньги и не нашли ничего. Братия долго и напрасно ожидали его возвращения; спустя два года в одну ночь явился преподобный Адриан нескольким старцам Ондрусовой пустыни, рассказывая о страдальческой своей кончине, указал место, где злодеи скрыли его тело и повелел перенести оное в обитель. На другой день, 17 мая, братия обрели его нетленное тело в болоте и предали погребению у стены церкви в честь святителя Николая. В скором времени стали чтить его память как святого. В акте 1659 года сказано: «Милостиво преподобного отца нашего начальника игумена Адриана дан вклад в дом Пречистыя Богородицы и чудотворцу Адриану» (Юрид. акты, № 128). Император Александр I, обозревая в 1819 году Олонецкую губернию, пожелал поклониться преподобномученику Адриану, взял в проводники крестьянина и без свиты отправился ко гробу преподобного. Здесь долго молился он со слезами, а потом прислал в обитель церковные сосуды и богослужебные книги. В 1828 году мощи преподобного Адриана перенесены в новый каменный храм Введения Богоматери. В рукописном Олонецком требнике под 17 числом мая замечено: «Сей день перенесения мощей преподобного отца нашего Адриана, игумена Николаевского монастыря, на Ладожском озере, на Ондрусовом острове, в Олонецком уезде, новаго чудотворца, а память его празднуется 26 августа».

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-adrian-ondrusovskij

      Прмч. Адриана Пошехонского, Ярославского (1550)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      2 декабря – Обре́тение мощей

      18 марта

      5 июня – Собор Ростово-Ярославских святых

      КРАТКОЕ ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОМУЧЕНИКА

      АДРИАНА ПОШЕХОНСКОГО, ЯРОСЛАВСКОГО

      Был учеником преподобного Корнилия Комельского, вначале подвизался в Вологодском Комельском монастыре и был искусным иконописцем. По благословению игумена 13 сентября 1540 г., взяв икону Успения Пресвятой Богородицы, преподобный Адриан вместе со своим учеником, ведомый таинственным старцем, ушел в безлюдные места для безмолвия. Придя в Пошехонский лес, на берег реки Вотхи, неизвестный старец указал им место для пустынножительства и стал невидим. Господь отметил это место как место будущей славной обители колокольным звоном. Спустя некоторое время после уединенных иноческих подвигов святой основал обитель в честь Успения Пресвятой Богородицы, в которой стал игуменом. В монастыре был введен строгий устав, запрещавший доступ в обитель женского пола. Преподобный Адриан, будучи игуменом, продолжал проводить строгую подвижническую жизнь и был во всем примером для братии.

      Много скорбей пришлось претерпеть преподобному от окрестных поселян, которые по внушению диавола задумали разорить монастырь. В 1550 г., 5 марта, преподобный Адриан после жестоких пыток был злодейски задушен разбойниками, напавшими на обитель. Тело святого было брошено в лесу. Один благочестивый священник Исидор, взяв святое тело, тайно похоронил его, а на месте погребения посадил рябину, у которой совершилось много исцелений. 19 ноября 1626 г. были обретены святые мощи преподобного Адриана и положены в монастырском храме. У мощей святого совершилось много чудес и исцелений.

      Обретение мощей преподобномученика Адриана Пошехонского, Ярославского было 19 ноября 1626 года. 17 декабря 1626 года, при патриархе Филарете, его нетленные мощи были перенесены в основанную им обитель.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-adrian-poshehonskij-jaroslavskij

      Прп. Арсения Комельского (1550)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      6 сентября

      28 июня (переходящая) – Собор Вологодских святых

      19 июля – Собор Радонежских святых

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО

      АРСЕНИЯ КОМЕЛЬСКОГО

      Преподобный Арсений родился в Москве в последней половине XV веха, но в котором именно году – неизвестно, по происхождению был из рода бояр Сахарусовых. Он рано начал тяготиться шумом столицы и почувствовал отвращение к мирской жизни, хотя по правам рождения мог иметь в ней большие успехи, приобрести честь и богатство. Его юное сердце, еще не связанное никакими житейскими узами, свободное от всех мирских пристрастий, горело любовью к одному Богу, стремилось всецело посвятить себя на служение Ему. И обитель Св. Троицы, прославленная подвигами своего основателя преподобного Сергия, уже причисленного тогда к лику святых, представлялась ему лучшим для того местом, поэтому юный боярин и принял в ней иноческое пострижение.

      Нелегка была жизнь для молодых и новоначальных иноков в многолюдной обители Сергиевой. Кроме строгого исполнения обязательного для всех повседневного монашеского правила, каждый инок должен был пройти длинный ряд различных послушаний, начиная с самых низших и трудных: службы на скотном дворе, в монастырских огородах и полях, привратником, в поварне и на хлебне, в братской трапезе и церкви. При этом инок совершенно отрекался от своей воли и подчинял себя воле старца-наставника, пока наконец достигал права пользоваться услугами других в тишине своей келлии.

      Молодой инок Арсений совершенно предал себя иноческим трудам, со всем усердием и с юношеским жаром он начал проходить монастырские послушания: в числе первых приходил в церковь и всегда первым являлся на послушаниях, охотно исполняя и то, чего не успевали или не хотели сделать другие, по своему смирению считая себя последним в обители и слугою всех. Трудами и постом изнуряя тело и умерщвляя страсти, он в то же время старался укреплять душу свою молитвою, чтением душеполезных книг и переписыванием их, то для своего монастыря, то для других церквей. Как драгоценный памятник его трудов, доныне сохранилось в его обители Евангелие, написанное им в Сергиевом монастыре в 1506 году, на котором можно прочитать такую смиренную надпись: «Писал Евангелие многогрешный чернец Арсеньишко Сахарусов». Такая примерная труженическая жизнь и высокие добродетели не могли не снискать ему всеобщей любви и уважения. И когда в 1525 году, в сентябре месяце, игумен Порфирий отказался от управления монастырем, все братия единогласно избрали преподобного Арсения на его место как самого достойного. Но это избрание, лестное для других, показалось смиренному подвижнику тяжелым бременем, которое он согласился принять на себя только из послушания, ради моления и ради слез братии. В сане игумена богатого монастыря Арсений не изменил своей любви к нищете и посту и честь игуменства своего поставлял в том только, чтобы служить всем и трудиться более других. Отечески заботясь о довольстве и успокоении братии, преподобный Арсений забывал о самом себе и не замечал того, что одежда его покрыта заплатами и хуже всех, даже тогда, когда встречал и принимал приходивших в монастырь князей и бояр. «Что это значит, что игумен ваш ходит в такой худой одежде?» – спрашивал братию великий князь Василий Иоаннович, увидевши Арсения во время посещения обители едва не в рубище. «Наставник наш – истинный раб Божий и живет в Боге; он думает только о том, как бы оставить нас и удалиться в пустыню на безмолвие», – сказали в ответ братия и просили великого князя, чтобы убедил их игумена остаться с ними. Василию Иоанновичу и самому было жаль, если обитель лишится такого настоятеля, поэтому он стал просить преподобного Арсения остаться в обители, на что тот и согласился, постыдившись огорчить отказом высокого посетителя, хотя и сильно желал удалиться в пустыню.

      В то время многие окрестные монастыри и пустыни были подчинены Троицкому монастырю, и игумен Троицкий наблюдал за их хозяйством и образом жизни братии. Преподобный Арсений и эту обязанность старался исполнять в точности. Несмотря на то, что многолюдство его собственного монастыря требовало неусыпных трудов и надзора со стороны игумена, он находил еще время посещать и эти монастыри, чтобы лично наблюдать за ними и собственным примером руководить братию. Особенно он любил посещать обитель современника Сергия преподобного Стефана Махрищского, находившуюся в 35-ти верстах от Троицкой, чтобы в ее пустынном безмолвии хотя несколько успокоиться и приобрести новые силы к прохождению своей многотрудной должности. Там однажды махрищский игумен Иона объявил ему, что благоговейный инок Герман, уже столетний старец, вышедши ночью из своей келлии, увидел огонь, горящий под древесными ветвями над местом погребения преподобного Стефана, и тогда, ужаснувшись необычайности явления, поспешил сказать ему о том, что и он сам из окна своей келлии увидел тот огонь, как бы луч света, сиявший от могилы Стефана. Преподобный Арсений, приняв это за знамение благодати Божией, дарованной преподобному Стефану, приказал поставить над его могилой гробницу, осенять ее покровом и возжечь пред ней большую свечу, затем, совершив соборне Божественную литургию, установил, чтобы с тех пор ежегодно праздновалась в обители память преподобного.

      Если бы преподобный Арсений не был возведен на высокую степень игумена и оставался по-прежнему в числе братства, не обращая на себя особенного внимания других, то, может быть, он и не подумал бы никогда оставить Троицкую обитель, в которой принял иноческое пострижение, дал обещание пребывать до смерти и провел уже столько лет. Но начальство над братией, неизбежные отношения с богатыми и сильными мира, всеобщий почет и уважение, оказываемое ему как преемнику Сергиеву, лежало тяжелым бременем на смиренной душе подвижника. Часто вспоминал он о своей прежней жизни, когда, ничем не развлекаемый и заботясь только о самом себе, он мог всецело предаваться богомыслию, любовь к пустыни и безмолвию начала возгораться в его сердце все более и более, пока наконец преподобный, будучи не в силах противиться влечению своего сердца и зная, что великий князь и все братия не согласятся отпустить его, решился тайно оставить свое место и удалиться в незнакомые места, чтобы в уединении всецело посвятить себя на служение единому Богу.

      Наслышавшись о неизмеримых лесах севера и зная, что еще при преподобном Сергии и с его благословения из Троицкого монастыря ушли туда некоторые и основали там собственные монастыри и пустыни, преподобный Арсений в 1527 (или в 1529) году вышел из монастыря и направил свой путь в эту сторону, для него совершенно неизвестную. Он обошел много лесов и пустынных дебрей, ища для себя удобного места, и наконец, руководимый Промыслом, достиг Вологодской страны. Здесь, незадолго пред тем временем (около 1525 года), в расстоянии 40 верст к северо-западу от г. Вологды, в верховьях малой речки Бабайки явилась чудотворная икона Божией Матери Одигитрии. Услышав об этом новом знамении милосердия Божия, преподобный Арсений пошел в то пустынное место, где явилась икона, и, соорудив себе малую келлию, стал подвизаться в ней в посте и молитве. Но со времени явления св. иконы пустынное место перестало быть безмолвным от множества приходивших туда богомольцев, поэтому, пробыв здесь несколько времени, он оставил свою келлию в основание будущей Мяслянской пустыни и снова пошел странствовать по болотам и дебрям Комельского леса, усердно прося Господа, чтобы Он Сам указал ему место для жительства.

      И через некоторое время в густой чаще леса, у слияния речек Лежа и Кохтыш, в 40 верстах от Вологды, с его плеч сорвало ношу. Преподобный присел отдохнуть и вдруг увидел необыкновенный свет, озаривший окрестность. Уразумев откровение Божие, святой Арсений на месте явления света построил себе небольшую келлию и начал подвизаться в посте и молитве, дни проводя в труде, а ночи – в бдении. Он думал, что зашел в такую лесную глушь, в которой никто уже его не потревожит и не нарушит его безмолвия, но, видно, нет на земле такого места, где бы искушение не могло постигнуть человека. «Видевше себе беси поругани бываемы от блаженнаго Арсения и изгоними от места того святаго, воздвигоша брань на него и многа искушения и досаждения святый претерпе от них», – говорит описатель его жития. Не возмогши победить подвижника сами, невидимые враги насылали на него видимых в лице окрестных жителей, возбуждая в них зависть и гнев против святого. Крестьяне, ходившие сюда то для рубки леса, то для звериной и рыбной ловли, сочли себе помехой уединенную келлию пустынника, опасаясь, чтобы со временем она не разрослась в монастырское общежитие и не овладела окрестными землями. Чтобы изгнать его из пустыни и удержать за собой землю, они стали наносить преподобному различные обиды и притеснения. Смиренный старец противопоставлял им сначала христианское терпение и кротость, стараясь победить их злобу своей любовью; потом, когда притеснения сделались слишком часты и невыносимы, так что однажды злые люди, пришедши в келлию и не заставши в ней самого Арсения, убили жившего с ним келейного его старца, тогда он, по слову апостола, дал место гневу (Рим.12,19) и, оставивши Комельскую пустыню, удалился оттуда верст за тридцать в дикий Шилегонский лес, на речку Шингор. Полное уединение этого места вполне соответствовало сердечному влечению святого Арсения служить Господу в безвестной пустыни. И, прилагая труды к трудам и подвиги к подвигам, блаженный подвижник, как огнем, горел любовью к Богу, вперив к небу ум свой. Но сколько ни нравилась ему эта уединенная жизнь и как он ни рад был своему безмолвию, оно скоро должно было прекратиться.

      Господь, не желая доле оставлять светильника Своего как бы под спудом, восхотел, чтобы это духовное сокровище обогатило и других и чтобы подвиги его послужили примером и назиданием для многих. Крестьянин Алексей Охотин один раз пришел в Шилегонский лес с собаками ловить зверей, и собаки отбежали от него, и он, отыскивая их, нечаянно набрел на келлию отшельника. Старец принял его с отеческой любовью и стал спрашивать у него, как он нашел его келлию, так как преподобный до него не видел в лесу ни одного человека и не знал, далеко ли находятся селения. Когда охотник рассказал ему подробно обо всем, то преподобный, видя в нем человека простого и доброго, долго беседовал с ним, поучая страху Божию, и, отпуская, он велел ему искать собак по речке Шингоре на мысу Кривике и при этом сказал: «Там найдешь их с большой добычей». Удивился охотник прозорливости старца, когда в самом деле нашел своих собак с добычей именно на том месте, где сказал ему преподобный. Добычей, пойманной собаками, была дорогой цены лисица, с которой охотник тотчас же возвратился к келлии старца и просил его принять ее в дар, но старец отказался от подарка и посоветовал жертвователю употребить цену ее на милостыню. Через этого охотника келлия Арсения сделалась известной, и один за другим стали приходить к нему из окрестности для духовных бесед монахи и миряне. Старец всех принимал с отеческой любовью, поучал всем сердцем любить Господа, пролившего за нас кровь Свою на Кресте, и ближних как самих себя. Когда некоторые из посетителей, желая постоянно иметь его своим наставником и руководителем в духовной жизни, стали принимать от него пострижение и селиться близ его келлии, преподобный Арсений водрузил крест и построил часовню для общей молитвы. Таким образом в дремучем Шилегонском лесу составилось братство любителей безмолвия и основалась пустыня, известная впоследствии под названием Александро-Коровиной (позднее Троицкая пустынская церковь).

      Уже около семи лет преподобный Арсений подвизался в Шилегонском лесу, довольный его безмолвием, как в 1538 году казанские татары неожиданно вторглись в Вологодские пределы, сжигая селения, а беззащитных жителей грабя, убивая и уводя некоторых с собою в неволю. Ужас распространился в стране, и жители, чтобы спастись от смерти, толпами бежали из селений в Шилегонский лес, где находилась пустыня преподобного, думая найти себе защиту в неприступности места, удаленного от дорог. Варвары хотели было проникнуть и туда вслед за бежавшими жителями, но были удержаны Промыслом по молитвам человека Божия, так что все те, которые искали себе убежища в его пустыни, остались невредимы. После ухода татар многие из жителей не захотели более возвратиться на пепелища своих жилищ и поселились со своими семействами близ келлии отшельников, вследствие чего любимое преподобным безмолвие было нарушено близостью мирского шумного селения. Тогда Арсению пришла мысль опять идти в Комельский лес на прежнее свое место, и когда он объявил о своем намерении жившим с ним пустынникам, то один из учеников его, инок Герасим, не захотевши разлучиться со своим наставником, пожелал отправиться с ним.

      Еще в 1530 году великим князем была выдана преподобному Арсению жалованная грамота, которой строго запрещалось всем около пустыни его в Комельском лесу на речке Кохтыше во все стороны на две версты рубить лес, ставить новые поселения, заниматься звероловством и обращать в свое владение землю или лес. Но, испытавши после того столько притеснений и обид, преподобный Арсений решился снова идти в Москву искать защиты от своеволия грубых людей и в 1539 году получил новую грамоту с большими правами и наделом земли уже на пять верст. Тогда, поручивши управление Шилегонской пустыней одному из своих учеников, преподобный Арсений с Герасимом отправился в Комельский лес, водворился на своем прежнем месте и стал рубить лес, расчищать и приготовлять землю под поля и огороды для будущей обители. Труд шел успешно, ибо препятствий со стороны жителей теперь уже не было. Но когда пустынники завели несколько голов рогатого скота, то стали их обижать медведи, чем причиняли подвижникам постоянный труд и беспокойство. Однажды, когда медведь напал на корову, прозорливый старец молитвой остановил и связал зверя, приказавши своему ученику идти и наказать его, чтобы он более не тревожил их. Герасим пошел и начал сечь зверя лозой, и медведь не только не рассвирепел и не бросился на него, но, как бы сознавая свою вину, поклонился ему до земли и ушел на свое место. С того времени звери перестали нападать на монастырский скот. Такова была вера и сила молитвы старца и истинно детская простота и послушание ученика!

      Когда рядом с отшельником стали селиться иноки, преподобный Арсений по благословению епископа Вологодского Алексия (1525–1543) построил храм, который был освящен 2 июля 1541 года в честь Положения Ризы Пресвятой Богородицы во Влахерне. Так возникла Комельская Ризоположенская обитель. Преподобный Арсений не жалел ни сил, ни времени, чтобы наставить иноков и приходивших поселян истинам православной веры и правилам христианской жизни. Он часто сам ходил в селение, на покосы и проповедовал слово Божие. Не забывал святой Арсений и Шилегонской обители, которую также нередко посещал и назидал братию.

      Преподобный Арсений не любил лжи и обличал людей, допускавших обман. Однажды крестьяне близлежащего села испросили у преподобного разрешение на ловлю рыбы в пределах монастырского участка в реке Леже. Старец, благословив их, сказал, чтобы в случае хорошего улова они принесли часть рыбы в монастырь. По молитве преподобного улов был хороший, но рыбаки скрыли лучшую долю. Преподобный Арсений обличил их лукавство, и рыбаки принесли искреннее покаяние. Особенно строг был преподобный к тем, кто нарушал воскресные дни и оскорблял их святость работой на пользу своего дома. Однажды одна крестьянка в воскресный день вышла в поле жать. В то время преподобный находился в этом селе и, узнав об этом, велел ей прекратить работу и помолиться Богу. Крестьянка сначала послушалась, а затем вновь пошла в поле. Тогда по молитве праведника поднялся ветер и разметал все снопы непослушной женщины.

      В служении Богу и ближним, в труде и молитве прошла жизнь преподобного Арсения. Предчувствуя кончину, святой старец назначил преемником своего ученика Герасима и, затворившись в келлии, стал готовиться к смерти. Незадолго до кончины он преподал последнее наставление братии: любить друг друга и хранить монастырский устав. Преподобный Арсений мирно скончался 24 августа 1550 года, причастившись Святых Христовых Таин. Братия погребли святого близ алтаря монастырского храма.

      Вскоре после кончины преподобного от его гробницы стали совершаться чудесные исцеления болящих. Описание многочисленных чудес, входившее в житие преподобного, сгорело во время пожара в 1596 году. Позднее житие было восстановлено в кратком виде по сохранившимся записям иноком обители Иоанном.

      Через 100 лет игумен Комельского монастыря Иоасаф (1656–1665) построил на месте прежнего храма новый, каменный, с двумя приделами: во имя преподобного Сергия Радонежского и преподобного Арсения – над местом его погребения. Позднее над мощами преподобного была устроена гробница.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-arsenij-komelskij

      Прп. Афанасия Сяндемского, Вологодского (1550)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      31 января

      15 мая – Обретение мощей

      3 июня – Собор Карельских святых

      28 июня (переходящая) – Соборы Вологодских и Санкт-Петербургских святых

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО АФАНАСИЯ

      СЯНДЕМСКОГО, ВОЛОГОДСКОГО

      В конце XV столетия между многочисленными подвижниками древней Валаамской обители подвизался инок Афанасий – ученик и сомолитвенник пустынножителя Александра, работавшего Господу в тесной пещере одного из Валаамских островов. Душеспасительные советы и примеры высоких добродетелей Александра укрепляли Афанасия на трудном пути спасения. С течением же времени, по неисповедимым судьбам Божиим, наставник и ученик должны были разлучиться. Преподобный Александр удалился в леса Обонежской пятины на реку Свирь и семь лет провел там в строжайшем уединении, а потом приступил к устроению общежития, тогда и преподобный Афанасий переселился с Валаама опять под его руководство.

      Смиренномудрие и послушание сделали Афанасия любимейшим учеником преподобного игумена, и он сподобился быть свидетелем благодатного посещения его учителя Пресвятой Девой Богородицей.

      По преставлении преподобного Александра (1533 г.), преподобный Афанасий отошел на пустынножитие в дремучие леса Карелии и на холме перешейка двух небольших озер Сяндема и Рощинского поставил себе хижину. Некоторые из сподвижников преподобного Александра последовали за Афанасием в уединение, а к ним присоединилось еще несколько любителей пустынного жития. Таким образом было положено начало процветавшей впоследствии Сяндемской пустыни.

      Сам преподобный Афанасий рассказывал о своем поселении в пустыни так. Жил он в Обонежской пятине, в Олонецком уезде, на Сяндеме озере, в пустыне на Софийской земле, в диком лесу от Олонца 20 верст, а от ближних деревень 10 верст; ту пустыню позволили ему строить олончане на богомолье о государе и на прибежище себе. По благословению архиепископа Пимена он поставил в пустыне часовню во имя Живоначальной Троицы да восемь келлий. И собралось к нему в пустыню десять братий; он распахал пашню. Но по зависти те олончане оболгали его перед архиепископом Пименом, будто он построил свою пустыньку насильственно, и выслали его из пустыньки. Пустынька осталась пустою.

      Преподобный удалился в Свирский монастырь и избран был там в игумена. Вероятно, в это время он и получил сан священства, по крайней мере, в 1577 г. называется священноиноком. Долго ли управлял преподобный Афанасий обителью своего наставника, остается неизвестным, только в 1577 г. он называется уже бывшим игуменом Свирского монастыря и просит у Новгородского архиепископа Александра позволения на месте пустыни устроить монастырь с храмом во имя Живоначальной Троицы и отвести земли под пашню. Такое дозволение было дано; отведена монастырю и пашня по одной версте во все четыре стороны. Монастырь был освобожден от пошлин в пользу Новгородской Софийской казны. Преподобный служил примером братии в трудолюбии и терпении, и вся братия трудами рук своих добывали себе пропитание.

      Основатель обители был и наставником нового братства. Для собственного же научения имел он частые духовные беседы с преподобным Адрианом Андрусовским, валаамским схимонахом, основавшим около того же времени иноческую обитель на берегу Ладожского озера. Подвижники жили верстах в 20-ти один от другого. Памятниками этого духовного общения остались кресты, водруженные угодниками Божиими на пути через все пространство, отделявшее их друг от друга. Предание говорит, что и на том месте, где теперь церковь во имя чудотворца Николая в селении Тулокса, преподобным Афанасием был поставлен крест и предсказано создание храма на служение Господу. Пророчество исполнилось, церковь святителя Николая, почти современная основателю Сяндемской пустыни, существует и поныне. При устье реки Сяндемки (текущей на девять верст из Сяндемского озера в речку Тулоксу) находятся на обоих ее берегах два каменных креста. По свидетельству предания, они сопутствовали преподобному Афанасию с Валаама и суть благословение тамошних старцев основателю Сяндемской пустыни. У окрестных жителей сохранились рассказы, что эти кресты чудесно приплыли за преподобным против речного течения со стороны Ладожского озера.

      По древнему же сказанию, угодник Божий Афанасий последние годы святой жизни своей провел в уединении на одном из островов озера Сяндема, который называется и доселе Святым.

      Преподобный Афанасий преставился в своей пустыни и погребен на одном из мысов Рощинского озера, где потом над могилой его сооружена церковь во имя святителя Кирилла и Афанасия, патриархов Александрийских.

      Нашествие Литвы и шведов в начале XVII века истребило все письменные свидетельства о времени и трудах первоначальника пустыни. До этого несчастного события обитель процветала: храмы Божии удивляли своим благолепием, хозяйство изобиловало всеми угодьями. При нашествии врагов старцы, чтобы спасти некоторые церковные предметы и колокола, опустили все в озеро, на топком дне которого они навсегда и остались.

      В начале XVIII столетия Божиим попущением Сяндемская пустынь сгорела дотла, и, как видно из надписи закладного креста, в 1720 году церковь святителей Кирилла и Афанасия выстроена вновь.

      Местность Сяндема очень живописна. Обитель расположена почти в средоточии кругообразной поляны, имеющей в поперечнике до 400 сажень; окружность ее составляет густой хвойный лес, а два озера разливаются по северной и южной сторонам и заливами своими образуют множество восхитительных видов. На возвышенном перешейке этих озер стоит деревянный храм Успения Божией Матери, воздвигнутый попечителем Андрусовой пустыни валаамским игуменом Иннокентием.

      В это время были обретены честные мощи преподобного Афанасия. После пожара при копании рва под фундамент нынешней церкви обрели святое тело его нетленным, причем даже четки и хартия с разрешительной молитвой в руках угодника Божия были совершенно целы. Несколько суток святые мощи оставались на земной поверхности и потом 2 мая погребены в прежней могиле. Над мощами внутри храма воздвигнута рака красного дерева с образом преподобного; у южных дверей есть также его икона во весь рост, а за левым клиросом изображено посещение Пресвятой Богородицы, которого преподобный Афанасий сподобился вместе с преподобным учителем своим.

      Память святого преподобного Афанасия совершается местно 18/31 января и 2/15 мая.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-afanasij-sjandemskij-vologodskij

      Прп. Зосимы Ворбозомского (1550)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      20 ноября

      17 апреля

      28 июня (переходящая) – Собор Вологодских святых

      ЖИТИЕ

      Преподобный Зосима Ворбозомский был основателем монастыря в честь Благовещения Пресвятой Богородицы на острове Ворбозомского озера, находившегося в 23 верстах к югу от Белозерска. Основан монастырь был еще в XV веке, так как известно, что в 1501 году настоятелем монастыря был игумен Иона, ученик преподобного Зосимы. Монастырь входил в число тех многочисленных пустыней (небольших монастырей), которые, образуя собой так называемое иноческое «Заволжье», располагались вокруг Кирилло-Белозерского монастыря. Скончался преподобный Зосима в первой половине XVI века. Известно, что преподобный написал поучение и послание своей духовной дочери Анастасии.

      Мчч. Стефана и Петра Казанских (1552)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      17 октября - Собор Казанских святых

      6 апреля

      ЖИТИЕ МУЧЕНИКА СТЕФАНА КАЗАНСКОГО

      Родом из татар. Страдал в течении 20 лет расслаблением ног. Уверовав во Христа, получил исцеление и принял Св. Крещение в 1552 г. после взятия Казани Иоанном Грозным.

      По удалении русского войска из города св. Стефан за твердость в христианской вере был изрублен на части своими единоплеменниками. Тело его разметали, а дом разграбили. В то же время пострадал за Христа в Казани и св. мученик Петр.

      ДНИ ПАМЯТИ:

      6 апреля

      ЖИТИЕ МУЧЕНИКА ПЕТРА КАЗАНСКОГО

      Святой мученик Петр Казанский пострадал вместе с мучеником Стефаном от казанских татар за обращение в христианство из мусульман. Родные после ухода русских войск взяли его силой домой и называли прежним мусульманским именем, надеясь, что он откажется от Христа. Но на все ласки и уговоры святой Петр отвечал: «Отец мне и мать – в Троице славимый Бог: Отец и Сын и Святой Дух... Если вы уверуете во Отца и Сына и Святого Духа, то и вы мне сродники; во Святом Крещении дано мне имя Петр, а не то, каким вы меня называете».

      Видя, что он остается непоколебим в вере, семья выдала его на истязания, во время которых он до самой смерти среди жестоких мук не переставал исповедовать Имя Христа, взывая: «Христианин есмь». Святой мученик был погребен в Казани на месте, где находилась древняя церковь в честь Воскресения Христова, что на Житном торгу.

      Блж. Василия, Христа ради юродивого, Московского чудотворца (1552-1557)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      1 сентября (переходящая) – Собор Московских святых

      15 августа

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ БЛАЖЕННОГО ВАСИЛИЯ,

      МОСКОВСКОГО ЧУДОТВОРЦА

      Святой блаженный Василий, Московский чудотворец, родился в декабре 1468 года на паперти подмосковного Елоховского храма в честь Владимирской иконы Пресвятой Богородицы. Родители его были из простых и отдали сына в учение сапожному ремеслу. Во время учения блаженного его мастеру пришлось быть свидетелем одного удивительного случая, когда он понял, что ученик его – необыкновенный человек. Один купец привез на баржах в Москву хлеб и зашел в мастерскую заказать сапоги, прося сделать их такими, чтобы не сносил их за год. Блаженный Василий прослезился: «Сошьем тебе такие, что и не износишь их». На недоуменный вопрос мастера ученик объяснил, что заказчик не обует сапоги, вскоре умрет. Через несколько дней пророчество сбылось.

      В 16 лет святой пришел в Москву и начал тернистый подвиг юродства. В палящий летний зной и трескучий лютый мороз ходил он нагой и босой по улицам Москвы. Странны были его поступки: то опрокинет лоток с калачами, то прольет кувшин с квасом. Рассерженные торговцы били блаженного, но он с радостью принимал побои и благодарил за них Бога. А потом обнаруживалось, что калачи были плохо испечены, квас приготовлен негодным. Почитание блаженного Василия быстро росло: в нем признали юродивого, человека Божия, обличителя неправды.

      Один купец задумал построить на Покровке в Москве каменную церковь, но трижды своды ее обрушивались. Купец обратился за советом к блаженному, а он направил его в Киев: «Найди там убогого Иоанна, он даст тебе совет, как достроить церковь». Приехав в Киев, купец разыскал Иоанна, который сидел в бедной хате и качал пустую люльку. «Кого ты качаешь?» – спросил купец. «Родимую матушку, плачу неоплатный долг за рождение и воспитание». Тогда только вспомнил купец свою мать, которую выгнал из дома, и ему стало ясно, почему он никак не может достроить церковь. Вернувшись в Москву, он возвратил мать домой, испросил у нее прощение и достроил церковь.

      Проповедуя милосердие, блаженный помогал прежде всего тем, кто стыдился просить милостыню, а между тем нуждался в помощи более других. Был случай, что он отдал богатые царские подарки купцу-иностранцу, который остался безо всего и, хотя три дня уже ничего не ел, не мог обратиться за помощью, так как носил хорошую одежду.

      Сурово осуждал блаженный тех, кто подавал милостыню с корыстными целями, не из сострадания к бедности и несчастью, а надеясь легким путем привлечь благословение Божие на свои дела. Однажды блаженный увидел беса, который принял облик нищего. Он сидел у Пречистенских ворот и всем, кто подавал милостыню, оказывал немедленную помощь в делах. Блаженный разгадал лукавую выдумку и прогнал беса. Ради спасения ближних блаженный Василий посещал и корчмы, где старался даже в самых опустившихся людях увидеть зерно добра, подкрепить их лаской, ободрить. Многие замечали, что, когда блаженный проходил мимо дома, в котором безумно веселились и пьянствовали, он со слезами обнимал углы того дома. Юродивого спрашивали, что это значит, и он отвечал: «Ангелы скорбные стоят у дома и сокрушаются о грехах людских, а я со слезами упрашивал их молить Господа об обращении грешников».

      Очистив великими подвигами и молитвой свою душу, Блаженный сподобился и дара предвидения будущего. В 1547 году он предсказал великий пожар Москвы; молитвой угасил пожар в Новгороде; однажды упрекнул царя Иоанна Грозного, что он во время богослужения был занят мыслями о постройке дворца на Воробьевых горах.

      Скончался блаженный Василий 2 августа 1557 года. Святитель Московский митрополит Макарий с собором духовенства совершил погребение святого. Его тело было погребено у Троицкой церкви, что на рву, где в 1554 году был пристроен Покровский собор в память покорения Казани. Прославлен блаженный Василий Собором 2 августа 1588 года, который возглавил святейший патриарх Иов.

      В описании облика святого сохранились характерные подробности: «наг весь, в руке посошок». Почитание блаженного Василия всегда было настолько сильным, что Троицкий храм и пристроенная Покровская церковь и доныне именуются храмом Василия Блаженного.

      Вериги святого хранятся в Московской духовной академии.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-vasilij-moskovskij

      Прп. Герасима Болдинского (1554)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      14 мая

      5 июня – Собор Ростово-Ярославских святых

      20 июля

      9 августа (переходящая) – Собор Смоленских святых

      ЖИТИЕ

      Преподобный Герасим Болдинский, в миру Григорий, родился в 1490 г. в Переяславле-Залесском. В раннем детстве он часто посещал храм Божий. Узнав о святой жизни прп. Даниила Переяславского, 13-летний Григорий со слезами просил старца принять его к себе в Горицкий монастырь. Преподобный принял мальчика послушником и в скором времени постриг с именем Герасим. Новоначальный инок ревностно совершал подвиги поста и молитвы, усердно помогал старцу в построении храмов и келлий и служил бедной братии своим ремеслом – он был сапожником. Вскоре о нем как о строгом подвижнике стало известно в Москве. Вместе со своим учителем он был вызван в столицу, где встречался с царем.

      Земная слава тяготила подвижника, и после 26-летнего пребывания под руководством преподобного Даниила святой Герасим, получив благословение старца на отшельничество, поселился недалеко от города Дорогобужа в Смоленской земле, в диком лесу, населенном змеями и зверями. Святой много раз подвергался нападениям разбойников, но кротко и терпеливо сносил все обиды и молился за обидчиков. Для пропитания своего он повесил кузовок на дереве у дороги: проходившие клали туда куски хлеба, но и эти куски иногда отбирали другие бедняки, за что преподобный только благодарил Бога. Впоследствии явился у него сторож его кусочков – ворон; если недобрый человек подходил к кузовку, ворон поднимал крик и, летая, бил крыльями по лицу нежеланного посетителя, а хищным зверям даже выклевывал глаза и обращал их в бегство.

      По особому ведению он перешел на Болдину гору, где у источника стоял огромный дуб. Местные жители избили его палками и хотели утопить, но, убоявшись ответственности перед начальством, наклеветали на него наместнику Дорогобужа и подкупили сего наместника прогнать старца. Наместник хотел уже посадить Герасима в тюрьму как бродягу. Преподобный Герасим терпеливо переносил издевательства, молчал и молился. И в это время к наместнику прибыл царский посланник из Москвы. Увидев святого Герасима, он поклонился и попросил у него благословения, так как ранее видел святого вместе с преподобным Даниилом у царя. Наместник испугался, тотчас же просил прощения у старца, обещал ограждать его от нападений и даже пожертвовал ему на устройство обители. С этих пор св. Герасим стал принимать к себе желающих иноческого подвига, и собрались к нему братия.

      Тогда, испросив в Москве позволения на устройство обители, он, как сам говорил в завещании братии, «в пустыне сей, зовемой Болдино, в нейже разбойницы живяху, в Дорогобужском уезде, в лето от Рождества Христова 1528 года, Божиим изволением и помощию создах обитель сию, общежительный монастырь». А в 1530 году воздвиг храм во имя Святой Троицы и построил келлии для собравшейся братии.

      Кроме Болдина монастыря, прп. Герасим основал еще в городе Вязьме в 1553 г. монастырь во имя Иоанна Предтечи и поставил в ней игуменом одного из учеников своих, Симеона.

      Затем в брянском лесу на реке Жиздре основал третью обитель в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы. Игуменом обители был поставлен ученик прп. Герасима Петр Коростелев. За девять лет до кончины преподобный устроил еще один монастырь, четвертый, близ Дорогобужа, во имя Рождества Богородицы. В Болдиной обители под конец жизни преподобного было до 140 братий.

      Перед кончиной прп. Герасим призвал к себе игуменов и иноков основанных им монастырей, рассказал им о своей жизни и дал последние наставления. Этот устный рассказ святого был включен в его житие, составленное по прошению соборных старцев святителем Антонием. Преставился прп. Герасим 1 мая 1554 года на 65-м году жизни.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-gerasim-boldinskij

      Прп. Нила Столобенского (1554)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      20 декабря

      9 июня

      28 июня (переходящая) – Собор Новгородских святых

      9 июля

      19 июля (переходящая) – Собор Тверских святых

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО

      НИЛА СТОЛОБЕНСКОГО

      Преподобный Нил Столобенский родился во второй половине XV века в одном из селений Деревской Пятины Жабенского погоста в Новгородской земле (в некоторых текстах жития преподобного его родиной называется самое селение Жабна – центр погоста или волости). Благочестивые родители воспитали его в страхе Божием, в любви к молитве и чтению душеполезных книг. После их кончины около 1505 года преподобный принял монашеский постриг с именем в честь преподобного Нила Синайского (V; память 12 ноября) в обители преподобного Саввы Крыпецкого († 1495; память 28 августа). После принятия иночества святой Нил мужественно вооружился против внутренних страстей диавола. С усердием исполняя все возложенные на него послушания, он беспрекословно повиновался игумену. Во всех поступках преподобный Нил проявлял смирение, кротость и незлобие. Укротив страсти, смирив плоть постом и бдением и омыв душу слезами, он сделался избранным сосудом Святого Духа.

      Чтобы избежать мирской славы, преподобный Нил в 1515 году испросил благословение настоятеля и покинул Крыпецкий монастырь для пустынножительства. Полагаясь на указание Божие, преподобный прошел много необитаемых мест и наконец, придя в Ржевскую землю, избрал пустынное лесистое место близ реки Серемхи (или Черемхи). Поставив небольшую келью, святой предался подвигам непрестанной молитвы и воздержания. Пищей служили желуди и другие плоды леса. Бесы, чтобы устрашить святого и прогнать его из пустыни, являлись ему в виде свирепых зверей и гадов. Они с пронзительным свистом и шипением устремлялись на него, но святой подвижник отгонял их молитвой и крестным знамением. Не имея возможности изгнать преподобного из пустыни, бесы научали злых людей причинять ему вред. Однажды к святому отшельнику пришли разбойники, думая найти у него какие-либо сокровища. Узнав об их приходе, преподобный Нил сотворил молитву и вышел им навстречу с иконой Божией Матери в руках. Разбойникам показалось, что с преподобным идет множество вооруженных людей. Они испугались и стали просить у святого прощения. Святой Нил с любовью принял их покаяние и отпустил с миром.

      Через 13 лет, по устроению Промысла Божия, имя преподобного Нила стало известно во многих окрестных селениях. Многие стали приходить к нему за благословением, наставлениями и советами. Подвижническая жизнь святого отшельника вызвала мирскую хвалу, и это крайне огорчало смиренного инока. В ночных молитвах он со слезами просил Пресвятую Богородицу наставить его на путь уединенных подвигов.

      Однажды в тонком сне преподобный услышал повеление идти на остров Столобный, расположенный на озере Селигер. Переселение преподобного Нила на этот пустынный остров произошло в 1528 году. Первую зиму святой прожил в выкопанной им в горе пещере, а затем построил небольшую деревянную келью и часовню. Враг рода человеческого попытался изгнать святого и из этого места, являясь ему и угрожая бедами. Он научил и окрестных поселян вредить подвижнику. Никому ранее не нужный остров вдруг стал необходим жителям соседних с ним селений, и они решили вырубить на нем лес и распахать пашню. Срубленный же лес подожгли, надеясь, что вместе с ним сгорит и келлия святого. Но когда огонь бушевал по острову и приблизился к жилищу преподобного Нила, по молитве святого пламя погасло. Как и в Серемской пустыни, на преподобного Нила напали разбойники, требуя сокровищ. Святой сказал им, что его сокровище находится в углу келлии – там стояла икона Божией Матери. Бросившись туда, разбойники ослепли. Раскаявшись в злых замыслах, они по молитве святого прозрели.

      После продолжительной и усиленной борьбы со страстями и диаволом преподобный Нил удостоился от Господа дара духовного прозрения и рассуждения. Благодаря наставлениям преподобного многие люди исправляли свою жизнь, по его молитвам они получали помощь от Бога и утешение. По молитвам святого укрощались волны на Селигере и застигнутые бурей рыбаки спасались от смерти. 27 лет прожил преподобный Нил на Столобном, с великим терпением перенося всякие напасти, скорби и лишения. Особым подвигом святого Нила было то, что он не ложился для сна, но спал сидя, оперевшись на два больших деревянных крюка, вбитых в стену келлии. За несколько лет до кончины преподобный Нил выкопал в часовне могилу и поставил в ней гроб, к которому приходил каждый день и оплакивал свои грехи.

      Преподобному Нилу было открыто время его кончины – 7 декабря 1554 года. Незадолго пред тем святого посетил его духовник – игумен Раковского Николаевского монастыря Сергий и причастил преподобного Нила Святых Христовых Тайн. Преподобный предсказал возникновение иноческой обители на месте своих подвигов. Перед блаженной кончиной он окадил келлию, а затем мирно почил сидя, оперевшись на деревянные крюки. Когда пришли братия Рожковской обители, то в келлии святого почувствовали благоухание, а лик почившего сиял необыкновенным светом. Его погребли в приготовленном им гробе.

      После кончины преподобного Нила на остров Столобный приходили иноки из разных монастырей, странствовавшие по святым местам, и жили в его келлии некоторое время. Игуменом Антонием и иноком Германом над могилой преподобного была устроена гробница, у которой еще до основания обители совершались исцеления болящих. Около 1590 года инок Герман поселился на острове, где в то время жил странник Борис Холмогорец. По благословению митрополита Новгородского Александра (1576–1591) они построили деревянный храм в честь Богоявления с приделом во имя блаженного Василия, Христа ради юродивого, Московского чудотворца († 1557; память 2 августа).

      Вскоре возникла обитель с общежительным уставом, получившая название Ниловой пустыни. Первым настоятелем ее был иеромонах Герман.

      В 1595 году монахи-иконописцы Тверского Оршина Вознесенского монастыря Иов и Нифонт написали образ преподобного Нила, который был возложен на гробницу преподобного. В 1598–1600 годах Филофей Пирогов, инок Гефсиманского скита Троице-Сергиевого монастыря, составил стихиры и канон святому и написал его житие.

      В 1665 году в монастыре произошел пожар, сгорели все деревянные строения, в том числе и храм. Для совершения богослужений была построена временная деревянная церковь, а 27 мая 1667 года над гробницей преподобного Нила был заложен новый каменный храм. Во время копания рвов для храма земля осыпалась, обнажив гроб; таким образом были обретены нетленные и благоуханные мощи преподобного Нила. По благословению митрополита Новгородского Питирима (на Новгородской кафедре с 1664 по 1672, затем – патриарх Всероссийский; † 1673) в этот день было установлено ежегодное празднование обретения святых мощей преподобного Нила. Чудотворные мощи его были переложены в новую гробницу и поставлены в деревянном Покровском храме. 30 октября 1669 года в новом каменном храме были освящены приделы во имя святого апостола Иоанна Богослова и блаженного Василия, Христа ради юродивого. Святые мощи преподобного Нила поставили в первом приделе, а 9 апреля 1671 года перенесли их в главный Богоявленский храм (после его освящения). С 17 мая 1756 года ежегодно стало совершаться торжественное обнесение святых мощей вокруг монастыря, позднее – крестный ход из города Осташкова. Сохранилось описание многочисленных исцелений, совершившихся у гробницы преподобного Нила по его святым молитвам. Ныне святые мощи преподобного Нила почивают в Знаменском храме в городе Осташкове Тверской епархии.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-nil-stolobenskij

      Свт. Иоасафа, митр. Московского и всея Руси (1555)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      1 сентября (переходящая) – Собор Московских святых

      18 октября – Собор Московских святителей

      19 июля – Собор Радонежских святых

      9 августа

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ СВЯТИТЕЛЯ ИОАСАФА,

      МИТРОПОЛИТА МОСКОВСКОГО

      Святитель Иоасаф (Скрипицын), митрополит всея Руси. Принадлежал к известному с сер. XV в. роду Скрипицыных, вероятно, детей боярских[1]. Некоторые родовые вотчины Скрипицыных перешли к Троицкому монастырю в качестве вкладов. По всей видимости, будущий митрополит принял постриг в Троицкой обители. Иоасаф отмечен в актах 1526/27 г. как старец, участвовавший в межевании монастырских земель в Переславском и Московском уездах[2].

      В 1529 г. митр. Даниил поставил Иоасафа игуменом Троице-Сергиева монастыря. Очевидно, новый настоятель пользовался особым доверием вел. кн. Василия III Иоанновича. 4 сент. 1530 г. Иоасаф крестил новорожденного наследника – Иоанна IV Васильевича. 3 нояб. 1533 г. на Московском подворье Троицкого монастыря вместе с прп. Даниилом Переславским Иоасаф крестил 2-го сына вел. князя – Юрия. Согласно летописной Повести о болезни и смерти Василия III, 3 дек. 1533 г. смертельно больной вел. князь обратился к приехавшему в столицу Иоасафу с просьбой, не уезжая из Москвы, молиться «о земском строении, и о сыне моем Иване, и о моем согрешении»[3]. Иоасаф участвовал в монашеском пострижении вел. кн. Василия III перед его кончиной, совершенном митр. Даниилом. Автор Похвального слова Василию III характеризует Иоасафа как «мужа повсюду добродетелна и в всякой вещи беззазорна»[4].

      В февр. 1534 г. был пересмотрен и подтвержден ряд льготных грамот Троице-Сергиеву монастырю (не менее 24). С.М. Каштанов показал, что при выдаче монастырю грамот на земли, входившие ранее в удел Дмитровского кн. Юрия Ивановича, арестованного в 1534, привилегии монастыря были существенно сокращены[5]. В 1536 г. грамотой от имени вел. кн. Иоанна IV было запрещено отягощать излишними работами троицких крестьян в Переславском уезде[6]. В 1537 г. Иоасаф обратился с просьбой к вел. князю о запрете торговли у киржачского в честь Благовещения Пресв. Богородицы жен. монастыря, прошение было удовлетворено[7]. В кон. 1538 г. Троицкому монастырю было возвращено отобранное Василием III право беспошлинной ловли рыбы в Переславском оз. Осенью 1538 г. Иоанн IV посетил Троице-Сергиев монастырь в сопровождении бояр Шуйских.

      2 февр. 1539 г. митр. Даниил был сведен с кафедры боярской группировкой во главе с кн. И.В. Шуйским. При избрании нового митрополита были выдвинуты 3 кандидата: Феодосий, игум. Варлаамиева Хутынского монастыря, Иона (Собина), архим. Чудова в честь Чуда Арх. Михаила в Хонех монастыря, и Иоасаф. 5 февр. состоялось избрание первосвятителя по жребию в московском Успенском соборе. 6 февр. Иоасаф как нареченный глава Церкви был введен на митрополичий двор, 9 февр. поставлен митрополитом. Сохранился чин поставления Иоасафа[8], а также его «Исповедание веры»[9]. Возглавивший интронизацию митрополита Новгородский архиеп. св. Макарий дал при этом Иоасафу «повольную» грамоту. На поставлении присутствовали епископы Тверской и Кашинский Акакий, Рязанский и Муромский Иона, Коломенский и Каширский Вассиан (Топорков), Сарский и Подонский Досифей, Вологодский и Пермский Алексий. Иоасаф стал 2-м после митр. Симона (1495–1511) троицким игуменом, возведенным на Московский первосвятительский престол.

      Исследователи (А.А. Зимин, И.И. Смирнов) полагали, что новый митрополит был поставлен благодаря князьям Шуйским, распоряжавшимся делами при малолетнем Иоанне IV, как сторонник нестяжательской идеологии. Враждебность Иоасафа по отношению к иосифлянам историки видели в назначении Иоасафом епископами игуменов сев. («заволжских») монастырей, а также в замечаниях Иоасафа о решениях Стоглавого Собора (см. ниже). Дополнительным свидетельством симпатии Иоасафа к нестяжателям может служить то обстоятельство, что при нем улучшилось положение осужденного Соборами 1525 и 1531 гг. прп. Максима Грека. В марте 1539 г. Иоасаф поставил 3 архиереев: на Ростовскую архиепископскую кафедру Досифея, игум. Кириллова Белозерского в честь Успения Пресв. Богородицы монастыря, на Суздальскую кафедру Ферапонта, настоятеля Ферапонтова Белозерского в честь Рождества Пресв. Богородицы монастыря, на Смоленскую кафедру Гурия (Заболоцкого), игум. Мефодиева Пешношского во имя свт. Николая Чудотворца монастыря. До 2 июля 1542 г. с Коломенской кафедры был сведен Вассиан (Топорков). Следует отметить поставление митрополитом в диаконы, затем в священники и назначение настоятелем Симонова Нового московского в честь Успения Пресв. Богородицы монастыря книгописца Исаака Собаки, который при митр. Данииле был осужден вместе с прп. Максимом Греком. Предварительно Иоасаф написал Даниилу, жившему на покое в Иосифовом Волоколамском в честь Успения Пресв. Богородицы монастыре, с просьбой разъяснить, «что Исакова ересь», и получил от него грамоты[10]. По мнению Зимина, все эти мероприятия свидетельствовали о том, что Иоасаф был «откровенным противником иосифлян»[11]. Известна единственная грамота Иоасафа Иосифову Волоколамскому монастырю, выданная 12 июня 1539 г. Она не является актом большого значения: грамота подтверждает замену пошлины в митрополичью казну с церкви в принадлежавшем монастырю с. Бужарове Дмитровского у. оброком[12].

      В 1540 г. из Ржева в Москву для поклонения были принесены чудотворные иконы «Одигитрия» (Ржевская Оковецкая икона Божией Матери) и Честного Креста, их встречали Иоасаф с освященным собором, вел. князь и Боярская дума. Перед этим митрополит соборно рассмотрел сведения о чудесах, происшедших от новоявленных икон[13]. На месте сретения чудотворных образов по повелению Иоанна IV был заложен храм, для которого вел. князь приказал написать копии икон. Появление святынь в Москве, возможно, было связано с возвращением по просьбе Иоасафа вел. князем митрополичьему дому отобранной ранее части Ржевской десятины[14].

      В 1540 г. Иоасаф ходатайствовал перед Иоанном IV за кн. И.Ф. Бельского, князь был освобожден и возвращен в Боярскую думу. В 1541 г. по просьбе И.Ф. Бельского Иоасаф «печаловался» о брате последнего кн. С.Ф. Бельском, в 1534 г. бежавшем из страны и с 1537 г. находившемся у крымского хана. Ходатайства митрополита вызвали гнев противника Бельских кн. И.В. Шуйского, который «на митрополита и на бояр учал гнев дръжати и к великому князю не ездити... и промеж бояр велик мятеж бысть»[15]. 20 дек. 1540 г. по ходатайству Иоасафа и членов Боярской думы вел. князь освободил из тюрьмы своего двоюродного дядю св. кн. Димитрия Андреевича Угличского. В дек. 1540 г. по печалованию Иоасафа были освобождены из заточения двоюродный брат царя удельный старицкий кн. Владимир Андреевич с матерью кнг. Евфросинией Андреевной. Летом 1541 г., во время нашествия крымского войска на Москву, Иоасаф служил молебны в Успенском соборе. На совете в великокняжеских палатах первосвятитель высказался за то, чтобы государь и его брат Юрий оставались в Москве ради их безопасности. По мнению Иоасафа, малолетние князья не могли собрать войско для защиты столицы, как это делали взрослые государи.

      Согласно житию прп. Даниила Переславского, в 1540 г. в Переяславле-Залесском были открыты мощи св. кн. Андрея Смоленского. На это было получено благословение митрополита. Однако позднее Иоасаф обвинил прп. Даниила в самовольстве, это очень огорчило старца, и он предрек, что Иоасаф недолго пребудет на первосвятительском престоле[16].

      В результате дворцового переворота, совершившегося 2 янв. 1542 г., к власти вновь пришел кн. И.В. Шуйский, а кн. И.Ф. Бельский, которого в борьбе боярских группировок при дворе, очевидно, поддерживал Иоасаф, был арестован. Согласно «Летописцу начала царства», представляющему офиц. летописание за 1533–1552 гг., кн. И.Ф. Бельского «государь у себя в приближении держал и в первосоветниках да митрополита Иасафа. И бояре о том вознегодоваша на князя Ивана и на митрополита, а митрополиту Иоасафу начаше безчестие и срамоту чинити великую»[17]. Иоасаф оставил митрополичий двор и перешел на Троицкое подворье, куда были посланы дети боярские «с неподобными речьми», едва не убившие главу Церкви. Вскоре Иоасаф был выслан в Кириллов Белозерский монастырь. Царь Иоанн IV позднее писал: «Да и митрополита Иосафа с великим бесчестьем с митрополии согнаша»[18]. Митр. св. Макарий отметил в духовной грамоте, что Иоасаф «остави митрополию Рускую и отойде в Кирилов монастырь, в молчальное житие»[19]. В «Повести о большом пожаре», созданной по повелению митр. Макария, говорится, что бояре согнали со стола митрополитов Иоасафа и Даниила, «праведне учащих и обличающих их». В царском архиве хранился «список, как митрополит Асаф сшел с митропольи»[20].

      Находясь в Кирилловом Белозерском мон-ре, Иоасаф давал в обитель щедрые вклады: «...обложил по деисусу икону Пречистыя Богородицы, образ окладу 11 рублев, да денег 100 рублев, да 30 золотых больших по 40 алтын, да 10 золотых угорских по 20 алтын, два кубка серебряные, шуба соболья, опашень, 2 камки на ризы, да наряду на ризы денег 12 рублев, 20 ширинок, 10 рублев на келью, две книги Евангельския Беседы в десть, да на Пролог 3 рубля; и всего дачи его денег опричь кубков серебряных, и шубы собольи, и опашня, и камок, и ширинок, и книг на 165 рублев»[21]. Имя бывш. митрополита было включено в монастырский синодик[22]. Известны более скромные вклады Иоасафа в Троице-Сергиев монастырь, сделанные вскоре после его низведения с кафедры: «санник сер» (12 февр. 1542), «3 чарки серебряны гладкие, а третьяя с образцы, венцы золочены» (28 марта того же года), Евангелие в бархатном переплете с драгоценными камнями[23]. В 1542 г. Иоасаф дал вкладом «на память своей души» в московский Успенский собор список Иерусалимского устава кон. XV–XVI в.[24]

      К сер. 40-х гг. XVI в. Иоасаф вернулся в Троице-Сергиев монастырь[25]. В 1548 г. митр. Макарий обратился к Иоасафу, чтобы получить объяснение реабилитации архим. Чудова монастыря Исаака Собаки после осуждения его на Соборе в 1531 г. В февр. 1549 г. Исаак Собака был вторично осужден Собором[26].

      В 1551 г. в Троицкий монастырь для Иоасафа привезли на отзыв постановления Стоглавого Собора. «Царское и соборное послание к бывшему митрополиту Иасафу и иже с ним» является 99-й гл. соборных материалов. Ответ Иоасафа составляет 100-ю, завершающую главу. То, что замечания Иоасафа были включены в памятник в качестве отдельной главы, не может не свидетельствовать о значительном авторитете бывш. митрополита. Иоасаф дал оценку некоторым постановлениям Собора, оговорил ряд особых случаев, выходящих за рамки соборных решений. Бывш. первосвятитель выступил против частого участия в богослужениях мирян, поскольку необходимо «в миру разсужати чины царьскиа и нужи людскиа». Иоасаф считал необходимым ограничить деятельность десятильников (сборщиков церковных пошлин) городами, без посылки их в волости, десятильники должны быть подотчетны высшему духовенству. Он выступил за суд архиерея над духовенством по всем делам, писал о необходимости общей трапезы в монастырях (при этом старые и больные монахи, а также «люди великие», постригшиеся и давшие большие вклады в монастырь, могут есть и в своих келлиях), гостям монастыря также следует есть за общим столом (при этом Иоасаф сделал исключение для Троице-Сергиева монастыря, так как «туто так быти невместимо – безпрестани гость бываеть и день, и ночь»). Иоасаф считал нужным объединить мелкие пустыни или приписать их к большому монастырю («в монастыри упокоити»). Выступал против «немастерского письма» иконописцев, просил организовать их обучение у «добрых мастеров». Предлагал дать льготы «пустым церквам», освободить крестьян от подати на выкуп пленных, советуя брать ее из казны архиереев и мон-рей. Иоасаф требовал, чтобы царь запретил бродяжничество молодых «робят», которые «свою волю деють, а мир соблажняют», а также «извести» скоморохов. В заключение Иоасаф просил царя добавить в рассказ о Соборе 1503 г. упоминание всех архимандритов, игуменов и старцев, принимавших в нем участие (в присланном ему списке был указан только прп. Иосиф Волоцкий), спросив о том старых бояр. Внесение своих замечаний в текст соборных решений Иоасаф оставляет на усмотрение царя – как ему «Бог положить на сердце».

      В 1552 г. Иоасаф встречал в Троицком мон-ре возвращавшегося из победного похода на Казань Иоанна IV. В 1573 г. в послании в Кириллов Белозерский монастырь Иоанн IV нелицеприятно отзывался о жизни бывшего митрополита в Троицком монастыре: «А Асаф что был митрополит, тот с Коровиными да меж собя браняться... Пригоже ли так в Кирилове быти, как Иасаф митрополит у Троицы с крылошаны пировал»[27].

      Иоасафа следует отнести к числу выдающихся книжников своего времени. Известно о 43 книгах из библиотеки И., некоторые из них, как предполагается, были переписаны в скриптории митр. Даниила и попали к Иоасафу, когда он взошел на митрополичий престол. Мн. рукописи из библиотеки Иоасафа отличаются красивым письмом, а также внешним оформлением. Помимо книг Свящ. Писания и трудов отцов церкви, среди рукописей Иоасафа следует отметить 2 сборника житий[28], Киево-Печерский патерик[29], 2 списка Тактикона Никона Черногорца[30] и его же Пандекты[31]. В РГБ в фонде МДА находится принадлежавший Иоасафу список «Мерила праведного»[32], в Сергиево-Посадском музее-заповеднике хранится принадлежавший Иоасафу лицевой Апостол[33]. Часть рукописей для Иоасафа переписал выдающийся каллиграф и книжный художник Исаак Собака. Евангелие, начатое по благословению Иоасафа, он не успел закончить, так как первосвятитель был сведен с престола[34]. Собиранием книг Иоасаф занимался и в Кирилловой Белозерской обители: в библиотеке бывш. митрополита имеются автографы иноков этого монастыря Нила (Полева) и Гурия (Тушина)[35].

      В книжном собрании святителя имелись книги с произведениями его современников, напр., «Круг миротворный», написанный по повелению Иоасафа новгородским свящ. Агафоном в 1540 г. Собственностью Иоасафа был сборник сочинений прп. Максима Грека, автором составленный и правленый[36]. Сборник был создан в кон. 40-х – нач. 50-х гг. XVI в., когда преподобный жил вместе с Иоасафом в Троицком монастыре (оба скончались в обители в 1555)[37]. Согласно наиболее раннему Сказанию о прп. Максиме, положение находящегося в заточении преподобного улучшилось, когда Иоасаф возглавил Церковь[38]. По-видимому, только что составленный сборник сочинений был получен Иоасафом в Троицком мон-ре из рук автора. Иоасафу принадлежала рукопись с т. н. Иоасафовской летописью, созданной при митр. Данииле и послужившей одним из источников Никоновской летописи.

      Прежде считалось, что Иоасаф написал Житие Новгородского архиеп. Серапиона[39], ныне эта т. зр. отвергнута[40]. В Архангельском соборе Московского Кремля хранится чудотворная Иоасафовская Смоленская икона Божией Матери, которую ранее связывали с патриархом Иоасафом I (1634–1640)[41]. В последнее время установлено, что икона более древняя и она, скорее, может быть связана с Иоасафом.

      Иоасаф был погребен в келлии прп. Сергия в Троице-Сергиевом монастыре[42]. В 2006 г. при проведении работ в Серапионовой палатке была обнаружена надгробная плита Иоасафа. В Валаамском синодике имеется запись рода Симеона Скрипицына, которая начинается с «митрополита-схимника Иосафа»[43], что позволяет говорить о принятии бывш. митрополитом схимы перед кончиной. Память Иоасафа отмечена в Лаврском месяцеслове[44].

      Канонизацией Иоасафа следует считать включение его имени в Собор Радонежских святых, празднование которому было установлено в 1981 г. по благословению патриарха Московского и всея Руси Пимена (Извекова). Святитель входит в Собор Московских святых, учрежденный в 2001 г. по благословению патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Шестого марта 2017 года, по благословению патриарха Московского и всея Руси Кирилла, имя святого митрополита Иоасафа также было включено в Собор Московских святителей.

      Источник: http://www.pravenc.ru

      Примечания

      [1] Среди свидетелей закладной кабалы, данной ок. 1447–1455 старцу Троице-Сергиева монастыря Геронтию (Лихареву) Васюком Ногой Есиповым, упоминается Казак Скрипицын – АСЭИ. T. 1. С. 448. № 465

      [2] Акты Рус. гос-ва: 1505-1526 гг. М., 1975. № 300. С. 299; № 302. С. 300-301

      [3] БЛДР. 2000. Т. 10. С. 36

      [4] Розов Н. Н. Похвальное слово вел. князю Василию III // АЕ за 1964 г. М., 1965. С. 285

      [5] Каштанов С.М. Социально-полит. история России кон. XV – 1-й пол. XVI в. М., 1967

      [6] ААЭ. Т. 1. № 182. С. 154

      [7] АИ. Т. 1. № 138. С. 200

      [8] ААЭ. Т. 1. № 184. С. 158-161

      [9] Там же. С. 161-162

      [10] Судные списки Максима Грека и Исака Собаки. М., 1971. С. 130-132, 138

      [11] Зимин А.А. Крупная феодальная вотчина и соц.-полит. борьба в России, кон. XV–XVI в. М., 1977. С. 293

      [12] АФЗХ. Ч. 2. № 56. С. 57

      [13] Сказания и повести о святых чудотворных иконах / Предисл.: [архим. Леонид (Кавелин)] // РА. 1881. Кн. 2. С. 10

      [14] АФЗХ. Ч. 3. № 58. С. 98

      [15] ПСРЛ. Т. 13. С. 132–133, 136–137

      [16] Смирнов С. И. Житие прп. Даниила, Переяславского чудотворца. М., 1908. С. 62-67

      [17] ПСРЛ. Т. 13. С. 141

      [18] Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским / Изд. подгот.: Я.С. Лурье, Ю.Д. Рыков. М., 1993. С. 77

      [19] АИ. Т. 1. С. 329. № 172

      [20] Гос. архив России XVI ст.: Опыт реконструкции / Подгот. текста и коммент.: А.А. Зимин. М., 1978. Ч. 1. С. 691

      [21] Сахаров И.П. Кормовая книга Кирилло-Белозерского монастыря // ЗОРСА. 1851. T. 1. Отд. 3. С. 88

      [22] Никольский Н. К. Кирилло-Белозерский монастырь и его устройство 2-й четв. XVII в. СПб., 1897. Т. 1. Вып. 1. С. LXVIII

      [23] ВКТСМ. С. 37

      [24] ГИМ. Усп. № 23

      [25] Бывш. митрополит назван в числе свидетелей во вкладной грамоте 1545/46 г.; см.: Черкасова М. С. Землевладение Троице-Сергиева монастыря в XVI–XVII вв. М., 1996. С. 118

      [26] Судные списки Максима Грека и Исака Собаки. М., 1971. С. 131

      [27] Послания Ивана Грозного / Подгот. текста: Д.С. Лихачев, Я.С. Лурье; ред.: В.П. Адрианова-Перетц. М.; Л., 1951. С. 175, 178

      [28] Арсений, иером. Описание слав. рукописей библиотеки Св.-Троицкой Сергиевой Лавры. М., 1878. Ч. 3. С. 47–49. № 684; С. 203–206. № 783

      [29] Там же. С. 106–109. № 713

      [30] Там же. Ч. 1. С. 346–350. № 211; С. 351. № 212

      [31] Там же. С. 342–345. № 210

      [32] Вздорнов Г.Н. Искусство книги в Др. Руси: Рукописная книга Северо-Восточной Руси XII – нач. XV вв. М., 1980. С. 57

      [33] Спирина Л.М. Лицевые рукописи XVI в. из собрания Загорского музея-заповедника // Древнерус. и народное искусство: Сообщ. Загорского музея-заповедника. М., 1990. С. 88–89

      [34] Серебрякова Е.И. Неизвестный памятник моск. миниатюры XVI в. из собр. Покровского собора // ПКНО, 1991. М., 1997. С. 134–135; Она же. Лицевое Евангелие писца Исаака из собр. ГИМ // Вопросы славяно-рус. палеографии, кодикологии, эпиграфики. М., 1987. С. 47

      [35] Дмитриева. 1991. С. 309

      [36] РГБ. МДА. Фунд. № 42

      [37] Синицына Н.В. Максим Грек в России. М., 1977. С. 161-175

      [38] Там же. С. 149–150

      [39] Арсений, иером. Описание слав. рукописей. Ч. 1. С. 218

      [40] см.: Моисеева Г.Н. Житие Новгородского архиеп. Серапиона // ТОДРЛ. 1965. Т. 21. С. 151

      [41] Поселянин Е. Богоматерь. С. 495–490

      [42] Список погребенных в Троицкой Сергиевой Лавре от основания оной до 1880 г. М., 1880. С. 9. № 66

      [43] Буганов В.И. К изучению Синодика опальных царя Ивана Грозного 1583 г. // Архив РИ. 1993. Вып. 3. С. 150

      [44] [Смирнов С.К.] Церк.-ист. месяцеслов Св.-Троицкой Сергиевой Лавры. М., 1850. С. 15

      Прп. Максима Грека (1556)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      1 сентября (переходящая) – Собор Московских святых

      3 февраля

      21 июня (переходящая) – Собор Афонских преподобных

      4 июля – Обре́тение мощей

      19 июля (переходящая) – Собор Тверских святых

      19 июля – Собор Радонежских святых

      ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО МАКСИМА ГРЕКА

      Путь к иночеству

      Преподобный Максим Грек появился на свет в 1475 году, через два с лишком десятилетия после падения Константинополя. По происхождению он был грек. Родители Максима, Мануил и Ирина, исповедовали христианство. Отец известен как состоятельный, просвещенный сановник греческого селения Арта.

      В юности Максим получил превосходное, разностороннее образование.

      В тот исторический период множество греков стремилось на Запад. На Западе, в Италии, волею Божьей оказался и Максим. В то время Италия была наводнена вольнодумцами; многие её жители не гнушались астрологией и суеверием.

      Как впоследствии признавался Максим Грек, он имел опыт знакомства с различными учениями. Однако это знакомство не смогло истребить в нём зачатков истинной веры.

      Путешествуя по Европе, помимо Италии Максим побывал и в других европейских краях. Длительное пребывание в этих землях способствовало освоению им европейских языков.

      Перед Максимом лежали большие возможности: при желании и надлежащем усердии он мог достигнуть завидного положения в обществе, славы, карьерных высот. Но сердце влекло его к совершенно другой жизни.

      Оставив бессмысленную суету, Максим отправился на Афон и поступил в Ватопедскую обитель.

      Зная о его опыте общения с Западной культурой, первое время братия относились к нему настороженно, но впоследствии Максим самим делом доказал преданность Православию.

      Дорога на Русь

      К тому времени на Руси горячо обсуждалась проблематика, связанная с имущественной стороной жизни монастырей. Разобраться в этом вопросе могли помочь хранившиеся в княжеской библиотеке греческие книги, неискаженные вольной интерпретацией, но в Москве не нашлось грамотных переводчиков.

      В начале XVI века к Афонскому руководству прибыло посольство от Великого князя Василия Иоанновича, просившего отправить на Русь образованного грека, знающего языки. Выяснилось, что в обители Ватопед есть такой человек, подвижник Савва. Однако тот, в виду старческой немощи и болезни, уклонился от предложения ехать в далёкую страну.

      Тогда Протат обратил внимание княжеских послов на Максима, подвизавшегося в том же монастыре, незаурядного инока, знатока Божественных и святоотеческих Писаний. Для исполнения миссии Максим оказался подходящей кандидатурой во всех смыслах.

      Единственное, что могло смутить русскую сторону: инок Максим не владел славяно-русским языком. Но на это Афонское руководство выразило надежду, что он его обязательно освоит.

      В качестве помощников Максиму выделили двух писцов, из которых один был болгарином, знавшим церковно-славянский. На болгарина возлагалась обязанность быть переводчиком и учителем Максима.

      Путь до Москвы оказался не быстрым: в силу различных причин путешествие затянулось и продлилось около двух лет.

      В 1516 году путешественники задержались в Константинополе. Затем добрались до Крымского полуострова, попали в Перекоп, к крымскому хану. В пути группу сопровождало турецкое посольство. Наконец, в 1518 году путники достигли Москвы.

      Московский период

      Московская власть, в лице Великого князя, митрополита и прочих служителей, встретила учёных с почётом. Всех расположили в Чудовой обители, а пищу для трапезы им поставляли от княжеской кухни.

      Для переводов и записи текстов к афонцам приставили двух толмачей: инока Власия и Дмитрия Герасимова. Последний хорошо знал немецкий и латынь. Таким образом, перед Максимом лежала возможность переводить книги с греческого языка на тот, с которого, затем, другой переводчик переводил бы на русский.

      Кроме того в помощь Максиму предали двух каллиграфов: инока Силуана и Михаила Медоварцева. Впоследствии Силуан сделался верным учеником и последователем Максима Грека.

      Работа спорилась: трудились с энтузиазмом и осознанием важности миссии. Менее чем за полтора года перевели объёмную по содержанию Книгу «Толковая Псалтирь». В то же время осуществляли и другие переводы.

      По завершении требуемой работы учёные стали просить у начальства отпустить их домой. Домой отпустили лишь двух соработников Максима, а его самого удержали: работы для переводов было достаточно, к тому же на повестке дня стоял важный вопрос по сличению текстов богослужебных книг, согласованию двух церковных Уставов, Иерусалимского и Студийского.

      По роду своей деятельности на Руси Максим занимался не только переводами, но и правкой содержания текстов. Хорошо разбираясь в Писании и святоотеческой литературе, он нередко указывал на ошибки, содержащиеся в тех или иных книгах.

      Со временем к Максиму стали обращаться за советами по самым разным религиозным вопросам, а иногда он лично указывал церковным иерархам на несоответствие их действий христианским традициям. Выражая своё несогласие, с авторитетностью зрелого богослова и простотой инока, он делал это без излишней дипломатичности, что вызывало встречное недовольство.

      Несмотря на принципиальность позиции Максима Грека относительно нарушений традиций, митрополит Варлаам в целом оценивал его деятельность положительно. Многое изменилось в 1522 году, после возведения на место Варлаама – Даниила.

      В этот период Максим решительно восставал против вольностей папского легата Шомберга, развернувшего активную агитационно-пропагандистскую деятельность в пользу папизма с попустительства, если не сказать большего, светских и духовных властей.

      В 1523 году Максим закончил переводить Толкования святого Иоанна Златоуста на Святые Евангелия. Митрополит Даниил предложил ему перевести сочинение блаженного Феодорита Кирского по церковной истории, но Максим, неожиданно для владыки, ответил категоричным отказом, ввиду наличия в этом произведении писем еретиков: Ария и Нестория.

      Максим был не только учёным с Афона, но и иноком, Даниил же – митрополитом (причём не бесстрастным). И конечно же, он воспринял это непослушание как личное оскорбление.

      В другой раз Максим возмутил его, когда стал указывать, что-де инокам вредит обладание недвижимым имуществом.

      В 1524 году Максим Грек, несогласный с желанием Великого князя расстаться с бесплодной женой Соломонией и связать себя браком с другой (ради наследника), не устрашился ожидаемого княжеского гнева и, ссылаясь на Святое Евангелие, открыто высказал своё несогласие.

      Ситуация обострилась. Ни церковная, ни светская власть не могли смотреть на такое поведение инока сквозь пальцы. Увлеченность Максима работой не способствовала должному знакомству с русским менталитетом, особенностями придворной морали и этики. То, что он считал необходимым следованием духу Предания Церкви, власть интерпретировала как вольнодумство, вызов, бунтарство. В результате, в 1525 году Максима заковали в кандалы и бросили в темницу Симоновского монастыря.

      Для того, чтобы оправдать себя в глазах окружающих (а возможно, и перед голосом совести), князь и митрополит стали искать для Максима формальных обвинений. Поиски увенчались успехом. Со стороны митрополита Максима упрекнули в порче книг и ереси, а со стороны князя – в злоумышлении против государства: в связях с турецкими пашами и подстрекательстве султана к войне против Руси.

      Опала

      После «суда» Максима, как если бы он и действительно был врагом Церкви и русского народа, отконвоировали в Волоколамскую темницу. Здесь преподобный терпел от братьев по вере оскорбления, побои, морение смрадом и дымом. Мучения узника были настолько жестокими, что, как сообщается в летописи, доводили его до состояния омертвения.

      Но Господь не покидал Своего святого. Однажды Максим был утешен и ободрен Небесным вестником. Явившийся ему ангел произнёс: «терпи, старец!». И старец терпел. На стенах камеры он записал углём текст канона Утешителю; молился, читая этот канон.

      Шли годы. Через шесть лет власти вспомнили о Максиме, чтобы востребовать его на очередной суд. На этот раз искали оправдания издевательствам, которым подвергался святой.

      Нашлись и клеветники. История сохранила их имена: поп Василий, протопоп Афанасий, протодьякон Чушка, каллиграф Медоварцев. Суд обвинил преподобного в

      хуле на священные русские книги.

      Максим Грек, пытаясь объясниться, утверждал, что многие книги и действительно испорчены либо некорректными переводами, либо неточной перепиской, а значит нуждаются в исправлении. Повергаясь перед собравшимися, он кротко и смиренно взывал к милосердию, умолял о помиловании, просил по-христиански простить его за возможные ошибки, которые он, немощный, мог допустить в работе над книгами.

      После суда Максима доставили в Тверь, под архиерейский надзор епископа Акакия. Акакий не отличался чрезмерной суровостью и поначалу относился к Максиму более или менее снисходительно.

      В 1534 году, после кончины Великого князя Василия, блеснул луч надежды на скорое снятие опалы. В этот период Максим, в знак верности Православию, составил «Исповедание веры». Но его положение не улучшилось, а напротив, ещё больше ухудшилось: епископ Акакий рассерчал на него за слова чистой, не сглаженной лицемерием правды.

      Смягчение положения

      В 1538 году в опалу попал Даниил, и его заточили в темницу, как когда-то и он заточил святого Максима. Последний, желая умиротворить их взаимные отношения, отписал ему несколько добрых, полных смирения слов.

      В то же время Максим обращался через послания к новому митрополиту, Иоасафу, к боярам, стоявшим у кормила руководства страной по малолетству правителя. В результате преподобному было дозволено посещать Божий храм и причащаться Святых Даров.

      В 1545 году к царю обратились Восточные Патриархи: просили позволить Максиму возвратиться на Афон. Но просьба была отклонена.

      В 1551 году, по просьбе дружелюбно настроенных к нему бояр и ходатайству Троицкого игумена Артемия, царь освободил преподобного из тверского заключения и дозволил ему перебраться в Сергиеву обитель. Здесь Максим Грек принялся за привычное для него делание – перевод Псалтири.

      В 1553 году государь Иоанн навестил старца в его келье. Этому предшествовало предостережение Максима, что если царь откажется внять его совету и немедленно не утешит людей, осиротевших и овдовевших в результате похода на Казань, то царевич умрет. Царь не внял, и царевич действительно умер.

      21 января 1556 года преподобный мирно почил о Христе.

      Литературные труды

      В качестве церковного писателя преподобный Максим Грек известен по таким сочинениям как: Исповедание Православной веры, Нравственные поучения, Канон Божественному и покланяемому Пресвятому Духу Параклиту, О том, какой грех в естестве человеческом есть первый, Против утверждающих, что человеческий род имел размножаться посредством плотского совокупления и рождения, хотя бы и не согрешили праотцы, Против хулителей Пречистой Божией Матери, Против лютеран – слово о поклонении Святым Иконам, Послание к некоторому иноку, саном игумену, о немецкой прелести именуемой Фортуною, и о колесе ее, Против тех, которые усиливаются посредством рассматривания звезд предсказывать будущее, и о свободной воле человека, Против Николая латинянина – слово об исхождении Святого Духа, Против латинян, о том, что не следует ничего ни прибавлять, ни убавлять в Божественном исповедании непорочной христианской веры, Два слова против Магомета и др.

      Источник: https://azbyka.ru/otechnik/Maksim_Grek/

      Прп. Антония Сийского (1556)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      20 декабря

      3 июня – Собор Карельских святых

      28 июня (переходящая) – Собор Новгородских святых

      ЖИТИЕ

      Преподобный Антоний Сийский, в миру Андрей, родился в семье богатого земледельца в селе Кехта близ Северной Двины. В детстве получил хорошее воспитание, много читал и выучился иконописи. Лишившись родителей, Андрей отправился в Новгород и пять лет служил там у боярина. Затем женился, но жена его через год умерла. Тогда Андрей решил посвятить себя иночеству. Он роздал имущество нищим и как странник пошел на реку Кену в Пахомиеву пустынь. Преподобный Пахомий постриг его с именем Антоний. Вскоре его посвятили в сан иеромонаха, и преподобный с благословения игумена один совершал богослужения. Вместе с иноками обители он выходил лишь на труды для общих монастырских нужд. Из любви к уединению преподобный Антоний оставил Пахомиеву пустынь, выбрав из монастырской братии двух спутников, и поселился на Михайловом острове, с одной стороны омываемом Сией, а с другой – окруженном озерами. В этом суровом краю в дремучих чащах в 1520 году Антонием была выстроена часовня. Но расчищать лес стоило тяжких трудов, и спутники Антония стали роптать на него. И тут неожиданно неизвестный человек стал доставлять им пропитание, жертвуя также и деньги на благоустройство. Сийская обитель стала знаменитой, ее часто посещали жители окрестных селений. И вновь преподобный Антоний, взяв одного ученика, удалился в еще более глухое место на озере Палунь. Там, в уединенной келлии, он прожил три года. Когда игумен Феоктист отказался управлять Сийской обителью, братия упросила преподобного вернуться к ним. Он склонился к просьбе иноков, вновь принял игуменство и благочестно управлял монастырем до своего преставления в 1556 году, когда ему было 79 лет.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-antonij-sijskij

      Прпп. Вассиана и Ионы Пертоминских, Соловецких (1561)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      3 июня – Собор Карельских святых

      18 июня – Обре́тение мощей

      25 июня

      28 июня (переходящая) – Собор Новгородских святых

      22 августа – Собор Соловецких святых

      ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНЫХ ВАССИАНА

      И ИОНЫ ПЕРТОМИНСКИХ, СОЛОВЕЦКИХ

      Преподобные Вассиан и Иона – иноки Соловецкого Преображенского монастыря, ученики святого игумена Филиппа, впоследствии митрополита Московского († 1570; память 9/22 января). Немалотруден был тогда подвиг братства Соловецкого. При строении соборного храма обители Соловецкой в 1561 году на твердую землю за известью посланы был иноки Вассиан и Иона. Когда суда возвращались в Соловецкий монастырь, то при впадении Северной Двины в Белое море они были застигнуты бурей и утонули. Но Господь прославил преподобных после их кончины – телес их не коснулось тление на дне морской пучины.

      Святые мощи преподобных Вассиана и Ионы, вынесенные волнами на восточный берег Унской губы, были обретены крестьянами и погребены. Вскоре преподобные явились во сне старцу Троице-Сергиевой обители Маманту, который управлял соляными варницами в Унском посаде, и он в 1599 году воздвиг часовню над могилами преподобных. Впоследствии по случаю многих исцелений, совершавшихся над их гробами, в 1623 году иеромонах Иаков основал там обитель, получившую название Пертоминской, и вкладами царскими сооружена была церковь во имя Успения Богоматери. Память преподобным Вассиану и Ионе совершается дважды в год: 5/18 июня – обретение святых мощей и 12/25 июня.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-iona-pertominskij

      Прп. Симона Сойгинского (1562)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      7 декабря

      28 июня (переходящая) – Собор Вологодских святых

      ЖИТИЕ

      Родился в Сольвычегодске. Оставив дом родителей, святой принял постриг в монастыре преподобного Корнилия Комельского († 1537 г.; память 19 мая/1 июня), где неисходно подвизался в течение многих лет.

      В 1537 г., после смерти своего наставника, вместе с преподобным Лонгином († 1540 г.; память 10/23 февраля) удалился в глухие вологодские леса, ища удобного места для безмолвного жительства.

      Преподобный Лонгин поселился при реке Коряжемке, а преподобный Симон, оказав ему помощь в построении келлий и часовни, удалился вверх по реке Вычегде и поселился при устье реки Сойки, в 60 верстах от Коряжемы. Здесь к блаженному пустыннику стали собираться любители безмолвия, и постепенно образовался монастырь. 20 лет подвизался преподобный Симон в своей обители и после многих трудов и подвигов мирно скончался 24 ноября 1562 г.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-simon-sojginskij

      Свт. Гурия, архиеп. Казанского (1563)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      17 октября – Обре́тение мощей. Собор Казанских святых

      18 декабря

      3 июля – Перенесение мощей

      19 июля (переходящая) – Собор Тверских святых

      ЖИТИЕ

      Гурий Руготин, святой, первый архиепископ Казанский, родом из дворян бывшего городка Радонежа, в мире именовался Григорием. В молодых летах вступил Григорий в услужение к князю Ивану Пенькову. Князь был так им доволен, что поручил ему управление всем домом. Но эта доверенность продолжалась недолго. Прочие служители князя из зависти к Григорию возвели на него клевету, что он находится в преступной связи с княгинею. Раздраженный ложным наговором князь приказал посадить Григория в темницу, нарочно устроенную в глубоко вырытой яме. Там томился невинный страдалец два года, ибо по прошествии двух лет дверь узника свободно отворилась. Признавая спасение свое за Промысл Божий, он отрекся мира и направил путь свой в обитель преподобного Иосифа Волоколамского. Там облекся он в одежду инока, приняв имя Гурия, и вскоре поставлен был (1522 г.) игуменом обители; потом переведен в Селижаров монастырь, а 3 февраля 1555 г. хиротонисан во архиепископа новой Казанской епархии. Гурий устроил там два училищные монастыря для обучения детей христиан и язычников; кроме того, под особым своим надзором соорудил каменный кафедральный собор во имя Благовещения Пресвятой Богородицы. Радея о пастве своей, святитель Гурий умножил ее, обратив многих магометан в христианскую веру. Он преставился 4 декабря 1563 г., приняв за два дня до кончины схиму. Мощи его, обретенные 4 октября 1595 г., почивают в Казанском Благовещенском соборе. Они переложены в 1817 г. в новую серебряную раку.

      Гурием началась епархия в Казани. По указу царя Иоанна Васильевича митрополит Макарий соборно учредил 1555 г. архиепископство в Казани, третьей степени. После архиепископов были там с 1589 г. митрополиты, а после них с 1832 г. епископы и архиепископы. Сперва епархиальные архиереи именовались Казанскими и Астраханскими; потом, с 1602 г., Казанскими и Свияжскими, а с 1799 г. Казанскими и Симбирскими. В 1799 г. учреждена викарная епархия Казанская; епископам оной велено писаться Свияжскими; но в 1802 г. Казанские викарии отменены.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-gurij-kazanskij

      Свт. Макария, митр. Московского (1563)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      18 октября – Собор Московских святителей

      12 января

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ СВЯТИТЕЛЯ МАКАРИЯ,

      МИТРОПОЛИТА МОСКОВСКОГО И ВСЕЯ РУСИ

      Всероссийский митрополит Макарий родился ок. 1482 г. в Москве в семье благочестивых родителей. Известно, что отца его звали Леонтий и что мать его приняла впоследствии монашеский постриг с именем Евфросиния. При Крещении он был наречен во имя Михаила, Архистратига Небесных Сил. Его дальним родственником, братом прадеда, был преподобный Иосиф Волоцкий († 1515; пам. 9 сент.). Из поминального Синодика Успенского собора узнаем, что в роду святителя Макария было и еще немало лиц монашеского и духовного звания: «инокиня Наталия, инок Акакий..., инок Иоасаф, игумен Вассиан, архимандрит Кассиан, священноиерей Игнатий..., инок Селиван..., инок Макарий». Отец Михаила, очевидно, вскоре после рождения сына скончался, мать же, возложив упование в воспитании своего сына на Промысл Божий, постриглась в одном из монастырей. Тогда и будущий святитель решает оставить мирную жизнь и посвятить себя служению Богу. Для этого он поступает послушником в монастырь преподобного Пафнутия Боровского († 1477; пам. 1 мая).

      Обитель эта была известна строгой аскетической жизнью своих иноков. Здесь первоначально подвизались великие угодники Русской Церкви: преподобные Иосиф Волоцкий и Левкий Волоколамский (XVI в.), Даниил Переяславский († 1540; пам. 7 апр.) и Давид Серпуховской († 1520; пам. 18 окт.). При постриге будущий святитель был назван в честь знаменитого православного аскета-пустынника преподобного Макария Египетского († 391; пам. 19 янв.). В обители он неленостно проходил школу монашеских подвигов бдения, смирения, молитвы и послушания, вникал в книжную премудрость, постигал писание святых икон. Соборный храм Боровской обители был расписан знаменитым иконописцем Дионисием, были в нем и иконы преподобного Андрея Рублева (XV в.; пам. 4 июля). У великих мастеров древности учился художественному мастерству инок Макарий, будущий митрополит.

      Сохранилось свидетельство о трудах и подвигах инока Макария в те годы: «много лет пребыв и достойно ходив, житие жестокое искусив». Промыслу Божию было угодно воздвигнуть сей сосуд смирения и послушания на более высокую степень церковного послушания: 15 февраля 1523 г., в заговенье на Великий пост, инок Макарий был поставлен митрополитом Даниилом (1522–1539; † 1547) в архимандрита Лужецкого монастыря Рождества Пресвятой Богородицы, основанного преподобным Ферапонтом Можайским († 1426; пам. 27 мая).

      Будучи настоятелем обители, он заводит монастырский Синодик, устанавливая поминовение всей прежде почившей братии, устраивает в монастырском соборе придел в честь своего Небесного покровителя – преподобного Макария Египетского. Но пребывание архимандрита Макария в Можайске оказалось недолгим: через три года он был призван к архипастырскому служению.

      4 марта 1526 г. архимандрит Макарий посвящается в архиепископы Великого Новгорода и Пскова, на самую древнюю кафедру Московской митрополии. Хиротония святителя была в день памяти преподобного Герасима «иже на Иордане», в Успенском соборе Московского Кремля, а 29 июля того же года, в день памяти святого мученика Каллиника, он прибывает на кафедру, которая вдовствовала без епископа, по словам летописца, 17 лет и 7 недель. Летописец говорит: «Сед же святый на архиепископском столе, и бысть людем радость велия не токмо в Великом Новгороде, но и во Пскове и повсюде. И бысть хлеб дешев, и монастырем лекче в податех, и людем заступление велие, и сиротам кормитель бысть».

      На новом высоком поприще владыка Макарий заботится о миссионерском просвещении северных народов огромной Новгородской земли. Он неоднократно посылает туда священников для проповеди Евангелия, повелевая разорять языческие требища, искоренять языческие обряды и все кропить святой водой. Святительская грамота с этими, по выражению архиепископа Филарета (Гумилевского; † 1866), есть поистине «памятник апостольских трудов Макария для распространения света Христова между оставшимися язычниками». Благословение на миссионерские труды на самом севере Новгородской области, а также антиминс, священные сосуды и книги получил от святителя преподобный Трифон Печенгский († 1583; пам. 15 дек.).

      В 1528 г., на второй год своего архиерейского служения, святитель Макарий, исполняя постановление Московского Собора 1503 г., предпринимает решение о введении общежительного устава во всех новгородских монастырях. Собрав настоятелей, он «нача их учити, яко от Живоначальныя Троицы, от вышняя Премудрости научением, еже им устрояти общее житие». С этого времени игумены, восприняв добрый совет боголюбивого архиепископа, стали вводить в своих монастырях общежительный устав, начали ставить каменные или деревянные церкви и вводить общие трапезы. По замечанию летописца, в обителях сразу возросло число иноков.

      Большую заботу проявил святитель о создании и украшении храмов в своей епархии и прежде всего в Великом Новгороде. Он благоустраивает кафедральный Софийский собор, над входом в когорт по его благословению были написаны образы Пресвятой Троицы и Святой Софии Премудрости Божией «на поклонение всем православным христианам». Владычные мастера устанавливают в соборе амвон, изготавливают новые царские врата с богато украшенной завесой. Всего при святителе Макарии только в Новгороде строятся, перестраиваются и вновь украшаются после пожаров около сорока храмов, для которых пишутся книги, изготавливается церковная утварь и сосуды во владычной мастерской.

      Получив еще в Пафнутиево-Боровском монастыре навык иконописания, святитель, как о том сообщается в летописи под 1529 г., «поновляет» великую святыню Новгородской земли – икону Богоматери «Знамение», которая сильно обветшала к тому времени. После окончания работы он сам с крестным ходом проводил икону в Спасский храм на Торговой стороне, где она постоянно находилась для поклонения благочестивым новгородцам.

      Являясь пастырем чад церковных, святитель Макарий много сил и забот отдавал служению ближним, равно относясь к богатым и бедным, малым и великим. Он сам хоронит сгоревших в тюрьме во время пожара, собирает по епархии деньги для выкупа соотечественников из татарского плена, посылает великому князю Василию III часть свечи, чудесным образом возгоревшейся у мощей преподобного Варлаама Хутынского. Во время приключившихся в Великом Новгороде народных бедствий, мора и засухи, деятельный архипастырь созывает клир, произносит проповеди, совершает молебны с особым чином омовения святых мощей и затем велит кропить все в окрестностях этой водой. Вскоре мор и эпидемия прекращаются. Своей многотрудной деятельностью архиепископ Макарий снискал великую любовь у пасомых чад.

      В 1542 г. по повелению святителя Макария на владычнем дворе строится храм святителя Николая, которого архиепископ особо чтил как покровителя путешествующих. Он сам неоднократно совершал длительные поездки как по всей епархии, так и за ее пределы: например, в 1539 г. ездил в Москву, где возглавлял избрание и поставление нового Всероссийского митрополита – святителя Иоасафа (1539–1542; † 1555; пам. 27 июля), избранного из настоятелей Троице-Сергиева монастыря.

      По благословению святителя в Новгороде пишутся жития и службы русским святым. Иеромонах Илия из домовой владычной церкви составил житие мученика Георгия Болгарского († 1515; пам. 26 мая), а также написал канон и службу Михаилу Клопскому († ок. 1456; 11 янв.). Его житие было написано Василием Михайловичем Тучковым, в 1537 г. прибывшем в Новгород из Москвы по государеву делу. «В то бо время престол тогда украшающу Премудрости Божие воистину блаженьства тезоименитому архиепископу Макарию, иже многиа его ради добродетели во всей России слава о нем прихожаше». Владыка Макарий обратился к нему со словами: «Тайну цареву, чадо, храни, а дела Божия ясно напиши» (Тов.12:7) и «распространи житие и чюдеса преподобнаго и блаженнаго Михаила, нарицаемого Саллоса, жившего блаженную жизнь у Живоначальной Троицы на Клопкы». Созданные жития явились назидательным чтением для благочестивых новгородцев.

      В период архипастырства святителя по его благословению в Великом Новгороде составляется новый летописный свод. Племянник преподобного Иосифа Волоцкого, инок Досифей Топорков, работает над исправлением текста Синайского Патерика, который затем был включен святителем в Великие Четьи Минеи; позднее инок Досифей написал Волоколамский Патерик и составил Хронограф. Софийский священник Агафон составляет в 1540 г. новую пасхалию на всю восьмую тысячу лет. И множество иных «плодов добрых» (Мф.7:17) принесла многотрудная деятельность подвижника-архипастыря.

      В 1542 г. в Русской Церкви встал вопрос об избрании на Московскую кафедру нового митрополита. Промыслом Божиим выбор пал на Новгородского владыку. «По благодати Святаго Духа избранием святительскым и изволением великаго князя Ивана Васильевича всея Русии наречен на митрополию Макарий, архиепископом Великаго Новаграда и Пскова; марта 16, в четверток 4 недели Святаго поста, възведен на двор митрополичь, а поставлен на высокый престол первосвятительства великиа Росиа на митрополию того же месяца марта 19, в неделю 4 святаго поста», – читаем мы в Никоновской летописи. Ко времени избрания святителя Макария на престол Московских чудотворцев Петра, Алексия и Ионы ему было около 60 лет.

      В XVI в. Россия была единственной православной страной, над которой не тяготело иноземное иго. И вот в 1547 г. в Москве, оплоте православия, впервые в истории состоялось царское венчание Московского государя, которое совершил святитель Макарий. Событие это имело особое значение, так как оно было совершено в Москве, а не в Константинополе, и совершилось митрополитом, а не патриархом. Теперь православные всего мира с надеждой и упованием взирали на единственного в мире православного царя.

      Незадолго перед казанским походом царь, озабоченный возникшим в новооснованном городе Свияжске бедствием, обращается к митрополиту с вопросом, как помочь случившейся беде. На что святой старец дерзновенно отвечает: «Да принесутца мощи всех святых в церковь соборную, да совершица над ними служба и святится с них вода, да пошлетца тобою, государем, нашим смирением хто от священник на Свиягу к Пречистей честнаго Ея Рождества и всем церквам да такоже молебные службы совершатся и святят воды и съвокупят въедино, да святят город крестным обхождением и водами святыми, и всех людей оградят крестом и водою кропят, да негли Христос за молитвы святых Его утолит праведный Свой гнев, да и к живущим в град послати поучение, в чем якоже человецы согрешиша, да поне мало предстанут от злоб своих». После молебна митрополит Макарий написал учительное послание во Свияжский град. В нем он побуждает жителей ревностно исполнять христианские традиции, памятуя страх Божий и избегая греховных поступков. Освященная на молебне вода вместе с посланием была послана в 1552 г. в Свияжск, где болезнь и нестроения в гарнизоне молитвенным предстательством святителя Макария вскоре стали прекращаться.

      В 1552 г. митрополит Макарий благословил царя идти на Казань и предсказал ему грядущую победу и одоление. Позднее в память об этом событии был построен в Москве собор Покрова на Рву, известный ныне как храм святого Василия Блаженного. В нем был устроен придел в честь Входа Господня в Иерусалим. Глава Русской Церкви сам освятил этот дивный собор, жемчужину русской архитектуры. Сюда, на Красную площадь, в воспоминание евангельского события святитель совершал торжественное шествие на осляти в праздник Вербного воскресения. После казанской победы в Русской Церкви была создана новая обширная епархия, в которой началась миссионерская деятельность с поставленном туда первого Казанского святителя – архиепископа Гурия († 1563; пам. 5 дек.).

      В 1547 и 1549 гг. святитель созывает в Москве Соборы, которые по праву остались в истории Русской Церкви с именем Макарьевских. На них решался вопрос прославления русских святых. До этого прославление святых осуществлялось на Руси по благословению и властью местного архиерея, поэтому подвижники почитались лишь в землях своих трудов и подвигов. Митрополит Макарий же, которого современники называли мучениколюбцем, созывая Соборы, подъял на себя великий труд установления общецерковного прославления и почитания святых угодников Божиих. Макарьевские Соборы 1547 г. явили целую эпоху в истории Русской Церкви, «эпоху новых чудотворцев». Так называли тогда всех новоканонизованных русских святых. Эти Соборы вызвали большой духовный подъем в русском обществе.

      На Макарьевских Соборах были канонизованы первый автокефальный митрополит Иона, Новгородские иерархи Иоанн, Иона, Евфимий, Никита, Нифонт; благоверные князья Александр Невский, Всеволод Псковский, Михаил Тверской; столпы монашества – преподобные Пафнутий Боровский, Макарий Калязинский, Александр Свирский, Никон Радонежский, Савва Сторожевский и др. Хронология этих имен охватывает чуть ли не весь период христианства на Руси к тому времени, их литургическое прославление показывает многообразие их спасительных подвигов. К их молитвенному предстательству с усердием обращались русские люди.

      Прославление подвижников требовало написания им новых служб с литургическими указаниями типиконного характера о порядке их совершения, а также создания вновь или редактирования ранее написанных их житий. Всем этим занимается первосвятитель Макарий славы ради Божией и Его святых угодников, которых «Господь Бог прославил многими чудесы и различными знаменми». Историк Е.Е. Голубинский пишет, что в 20-летнее правление митрополита Макария «было написано житий святых почти на одну треть больше, чем во все предшествующее время от нашествия монголов, а если считать новые редакции прежних житий, то почти в два раза больше».

      В начале 1551 г. в царских палатах Москвы начал работу Стоглавый Собор, созванный митрополитом Макарием. На нем рассматривались самые различные вопросы, касающиеся внешности христианина и его поведения и благочестия, церковного благочиния и дисциплины, иконописи и духовного просвещения. После Собора в различные пределы русской митрополии были посланы наказные грамоты, которые затем были положены в основу соборных постановлений при их составлении и редактировании. Собор получил в истории именование Стоглавого, т. к. его материалы изложены в ста главах.

      Известно, что святитель Макарий прилагал большие усилия в деле искоренения различных лжеучений. На Соборе 1553 г. была осуждена ересь Матфея Башкина и Феодосия Косого, учивших, что Христос не является Богом, они не почитали икон и отвергали церковные Таинства.

      Святитель Макарий внес огромный вклад в развитие древнерусской письменности. Еще в Новгороде он продолжил труды архиепископа Геннадия († 1505; пам. 4 дек.). И если архиепископ Геннадий собрал воедино библейские книги, то владыка Макарий поставил целью собрать вообще всю «чтомую» на Руси духовную литературу. Начал он свой труд по систематизации русской церковной литературы в 1529 г. Это начинание получило в истории именование Великие Макарьевские Четьи Минеи. Их первая редакция была вложена в новгородский Софийский собор в 1541 г., вторая в 50-х годах дана вкладом в кремлевский Успенский собор, а третью позднее получил первый русский царь. В Минеях собраны и отредактированы разные списки житий множества святых, гомилетическое, богословское и патриотическое наследие Русской Церкви.

      Митрополит Макарий руководит работой не только редакторов-переписчиков, но и авторов духовных сочинений. Так, он повелевает протопопу из кремлевского храма Спаса на Бору Ермолаю написать книгу о Пресвятой Троице и житие епископа Василия Рязанского. По инициативе святителя был создан первый систематический труд по русской истории - «Книга степенная царского родословия», непосредственно над составлением которой трудился царский духовник – протопоп Благовещенского собора Андрей (в монашестве Афанасий), будущий митрополит, преемник и продолжатель трудов святителя Макария. Особо близок, очевидно, к митрополиту Макарию был плодовитый писатель Древней Руси иерей Василий, в иночестве Варлаам, прославлявший своими гимнографическими и агиографическими трудами псковских святых.

      Святитель Макарий стал покровителем печатного дела на Руси, при нем в Русском государстве впервые начинается печатание книг клириком церкви святителя Николы Гостунского в Кремле диаконом Иваном Федоровым. В послесловии Апостола 1564 г., вышедшей уже после кончины святителя, и в двух изданиях Часослова 1565 г. говорится, что они также напечатаны «благословением преосвященного Макария, митрополита всея Руси». Эти книги в то время не только читались в храмах, по ним еще и учились грамоте.

      Святитель Макарий, столько сил отдавший прославлению русских святых, по милости Божией удостоился в своей повседневной деятельности постоянного общения с благочестивыми мужами, которые позднее были канонизированы Русской Церковью. По его благословению была основана обитель преподобным Адрианом Пошехонским († 1550; пам. 5 марта), которого митрополит сам рукоположил и дал ему грамоту на возведение церкви Успения Богоматери.

      Современником святителя Макария был удивительный святой, которого москвичи называли нагоходцем, – Василий Блаженный (пам. 2 авг.). Он неоднократно молился на службах в Успенском соборе, совершаемых митрополитом. Знаменательно его обличение царя, когда после Божественной литургии в многолюдном храме блаженный удивил самодержца, помышлявшего во время службы о построении себе нового дворца, заметив, что «за литургией никого не было, но токмо трое: первый митрополит, вторая – благоверная царица и третий он, грешный Василий». Позднее святитель сам лично отпевал и погребал блаженного. «Преосвященный Макарий митрополит со священным Собором псалмы и песни надгробные певше над мощами святого, погребоша его честно», – читаем в житии святого Василия.

      3 февраля 1555 г. святитель Макарий поставляет на новую Казанскую кафедру святителя Гурия († 1563; 4 окт.), другого же своего современника, преподобного Макария Римлянина, Новгородского (ХVI в; пам. 19 янв.), еще раньше посвящает в игумены основанного им монастыря.

      Особо следует остановиться на взаимоотношениях митрополита с великим русским подвижником XVI в., преподобным Александром Свирским († 1533; пам. 30 авг.). Преподобный Александр, которого Сам Господь почтил Троическим снисхождением – посещением, был знаком митрополиту, чтившему его труды и подвиги еще с новгородского периода. Перед своей кончиной преподобный Александр поручил святителю Макарию заботиться о своей братии и основанном монастыре. Через 12 лет после кончины преподобного митрополит повелевает свирскому игумену Иродиону написать его житие, а еще через 2 года, т. е. всего 14 лет после кончины, на Соборе 1547 г., проходит канонизация святого. Преподобный Александр, таким образом принадлежал одновременно и к числу тех, кого канонизовал святитель Макарий, и к числу тех, с кем он общался в своей жизни. В Покровском соборе на Красной площади (храм Василия Блаженного) в 1560 г. святителем Макарием был освящен в честь преподобного Александра Свирского. С именами этих двух святых связно одно малоизвестное повествование игумена Иродиана. Он писал: «Во едину от нощей стоящу мне смиренному Иродиону в келлии своей во обычном своем правиле, и во молитве моей воздремавшуся возлегох на одре моем препочинути, и уснул: и абие явися внезапу в оконце келлии свет велий сияющ. Аз же воспрянух, преклонихся ко оконцу, увидеть хотя; и увидех лучу некую велию сияющу по всему монастырю, и от церкви святыя Богоматере честнаго ея Покрова видех грядуща преподобнаго отца Александра по монастырю круг церкви Святыя Троицы, и в руках несуща Животворящий Крест Господен: пред ним же идяху отроцы, в одежду белу оболчены, в руках несуще свещи горящия. И се слышах преподобнаго отца Александра гласом тихим глаголюща: «О Макарие, гряди во след мене, и покажу ти место на вратех монастыря, на немже хощу, да созиждется церковь Николаа, Мирликийских Чудотворца. Аз же прилежно внимах гласу том; и се видех два мужа зело светолепна во след святаго идуща и ведуща конь, впряжен в сани, и в них седяща Макариа, митрополита Московскаго (иже прежде бысть архиепископ Великаго Новаграда, знам же бяше тогда преподобному), в руках же своих держаща образ святаго Николаа Чудотворца, и око ему десное затворено бяше. Аз же сия видев, страха же и радости исполнен быв, текох скоро из келлии, и едва достигох Митрополита Макариа, и поклонихся ему, и вопросих его, глаголя: «О святый Владыко, повеждь ми, како тебе затворилося десное око?» И слыша паки преподобнаго Александра гласяща к себе митрополита, иже скоро грядуще во след преподобнаго. Егда же преподобный прииде ко дверем церкве Святыя Троицы, и знамена Честным Крестом, абие отверэошася двери, и внидоста оба в церковь; и паки затворится двери церкове, и ктому невидимы быша».

      Это благодатное явление двух светильников духа, записанное агиографом, интересно для нас и тем, что оно свидетельствует о несчастье, случившемся с митрополитом, о «затворенном его десном оке». Это несчастье с ним могло случиться во время великого пожара в Москве в 1547 г.. Покидая Успенский собор, в котором он чуть не задохнулся от дыма, святитель вынес из него образ Богородицы, написанный чудотворцем Петром. За ним шел соборный протопоп с книгой церковных правил. Все лица, сопровождавшие митрополита, погибли от ожогов и удушья. Святитель же чудом спасся, но при пожаре, как записал современник, «опалеста ему очи от огня», так что, очевидно, правое око его совсем перестало видеть.

      После того пожара в Кремле ведутся большие восстановительные работы, восстанавливаются пострадавшие храмы, которые святитель освящает сам. По его указанию строятся также храмы в Костроме, Пскове, Тихвинском монастыре и других местах.

      В 1555 г. на праздник апостолов Петра и Павла из Вятки в Москву приносится чудотворная икона святителя Николая Великорецкого. Промыслом Божиим поновлял эту великую святыню митрополит Макарий с благовещенским протопопом Андреем, «бе бо иконному писанию навычен». Святитель трудился со многим желанием и верою, постом и молитвою над поновлением святого образа великого чудотворца.

      Митрополит Макарий постоянно заботился не только о всей пастве, но и о каждом человеке, милостивно относясь к отдельным, даже заблудшим, чадам Церкви. Так, однажды в Успенском соборе после вечернего богослужения некто «вражьим научением умысли кражу сотворити», но невидимой силой был удержан и не смог этого сделать. Утром его обнаружили и, когда пришел митрополит Макарий, ему рассказали, как в церкви застали вора. Однако святитель повелел отпустить его, но земские судьи хотели по закону судить преступника. Тогда митрополит строго воспретил это делать и послал церковного сторожа проводить «татя» в безопасное место. Придя на Кулишки, к церкви Всех Святых, тот стал ходить там с неистовым видом и вскоре умер. Некоторые роптали на митрополита за то, что вора отпустили безнаказанно, но святитель не досадовал на них, а тело умершего повелел предать погребению.

      Основой добродетельной жизни митрополита Макария был повседневный труд подвижничества, поста и молитвы. Один из неизвестных его современников писал: «Митрополиту же святейшему Макарью на Москве неподвижно живущу и правящу Слово Божие истинное... от зольного воздержания и елико ему едва ходити, кроток же и смирен, и милостив по всему, гордости же отнюдь ненавидяще, но иным отсекаше и запрещаше, злобою отроча обреташеся умом всегда совершен бываше». О высоте его духовной жизни свидетельствуют и случаи прозорливости. Он предсказал взятие русскими войсками Казани в 1552 г. и Полоцка в 1563 г.

      Известно, что митрополит провидел грядущие бедствия Русской земли, которые принесла ей опричнина, учрежденная царем вскоре после его блаженной кончины. «Не в кую нощную годину стояще святителю на обычной молитве и глагола великом гласом: «Ох, мне, грешному, паче всех человек! Како мне видети сие! Грядет нечестие и разделение земли! Господи, пощади, пощади! Утоли свой гнев! Аще не помилуеши ны за грехи наши, ино бы не при мне, по мне! Не дай, Господи, видети сего!» И слезы испущаше велии. И слышащу тогда его келейнику, некоему духовну, и удивися сему, и помышляше в себе: «С кем глаголет?» И не виде никого же и удивися о сем. И глагола ему духовно о сем: «Грядет нечестие, и кровоизлияние, и разделение земли»». Это важное сообщение пискаревского летописца сближает образ митрополита Макария со вселенскими патриархами Геннадием (458–471; пам. 31 авг.) и Фомой (607–610; пам. 21 марта), которые усердно молились, чтобы Господь отвратил грядущие для Церкви бедствия, по крайней мере, во время их святительства.

      Однажды попросил грозный царь митрополита Макария прислать ему душеполезную книгу. Получив же Чин погребения, он разгневался на святителя: «Прислал еси ко мне погребален, а в наши царьские чертоги такие книги не вносятца». И рече ему Макарий: «Аз, богомолец твой, послал спроста по твоему приказу, что еси велел прислати книгу душеполезную; и та всех полезней: аще кто ея со внимание[м] почитает, и тот во веки не согрешит».

      В середине сентября 1563 г., на память мученика Никиты († 372; пам. 5 сент.), святитель совершал крестный ход, во времх которого сильно простудился и заболел. Вечером он «нача сказывати старцом своим, что изнемогает зелне, тело его студено со болезнью одержимо суть». Он повелел сообщить о своей немощи в место своего пострижения, в Пафнутиево-Боровский монастырь, и попросить игумена прислать ему старца духовного. К святителю был прислан старец Елисей, который, несомненно, знаменовал собой заболевшему иерарху самого преподобного Пафнутия, имевшего обычай духовно утешать перед кончиной болящих, исповедуя их и подготавливая к отходу в иной мир.

      4 ноября святитель в последний раз молился в Успенском соборе и во время молебна сам прикладывался к иконам и мощам великих чудотворцев Петра, Ионы и других преосвященных митрополитов, погребенных в соборе, при этом слезы сердечные из очей его текли, и много времени молитвенно воздыхал старец владыка перед образом Пречистой Богородицы Владимирской, так что все предстоящие дивились чудному его молению. Затем святитель у всех смиренно испросил прощения.

      3 декабря к митрополиту Макарию пришел царь просить благословения. Святитель поведал ему о намерении удалиться в место своего пострижения – Пафнутиево-Боровский монастырь, но царь уговорил его остаться на кафедре. Перед самой кончиной митрополит выразил желание царю об удалении в обитель, даже написал ему об этом в письме, но по воле царя вынужден был вновь от этого отказаться. Наступил праздник Рождества Христова, но жизнь святителя уже гасла. Он не мог больше сам читать Евангелие, что делал всю жизнь, и теперь Священное Писание читали по его просьбе близкие ему духовные лица.

      И вот 31 декабря 1563 г., когда колокол ударил к заутрени, «преосвященный же дивный святитель и пастырь Русския митрополия Всея Русии предаде душу свою в руце Живаго Бога, Егоже возлюби из младых ногтей и взем ярем Его последова невозвратным помыслом». Когда перед выносом тела из митрополичьих покоев открыли его лицо, то оно было «яко свет сияя, за его чистое, и непорочное, и духовное, и милостивое житие и за прочая добродетели, не яко мертвецу, но яко спяща видети». Все дивились этому чудному видению, вознося славу Богу, прославившему Своего угодника. «Блаженны умирающие в Господе; ей, говорит Дух, они успокоятся от трудов своих, и дела их идут вслед за ними» (Откр.14:3).

      Отпевали святителя 5 архиереев в присутствии царя и множества народа. После этого была прочитана первосвятительская прощальная грамота, которую перед концом своей жизни написал митрополит, прося у всех молитв, прощения и даруя всем свое последнее архипастырское благословение.

      Так кончил свою дивную жизнь великий устроитель Русской Церкви – Московский митрополит Макарий, почитание которого началось сразу же после его кончины. Вскоре на гробнице появилась и первая икона святителя. Известно, что, возвратившись из Литовского похода 1564 г., царь прикладывался в Успенском соборе к образам святителей Петра, Ионы и Макария, «любезно их целоваше».

      Имя святителя начиная с XVII в. встречается в «Сказании о святых иконописцах», где говорится: «Святый, и предивный, и чудный Макарий, митрополит Московский и всея России чудотворец, писаше многие святые иконы, и книги, и жития святых отцев во весь год, Минеи Четьи, яко ин никто ж от святых российских написа и праздновати повеле российских святых, и на Соборе правило изложи, и образ Пресвятой Богородицы Успения написа».

      Последние дни жизни, кончина и погребение святителя были описаны в особой повести, которая дошла до нас в 7-ми списках, причем ранние – в составе Хронографа. Сохранилось также и его рукописное житие.

      Самое раннее прижизненное изображение святителя Макария находится на четырехчастной иконе 1547 г. в Благовещенском соборе в Кремле. В левой нижней части ее среди других известных лиц написаны царь и митрополит. Другое прижизненное изображение 1560 г. было создано в алтаре Успенского собора Свияжского монастыря на фреске «Да молчит всяка плоть человеческая...»

      На иконах святитель изображается сухим, высоким, седым старцем. «Митрополит Макарий, стар и сед, в золотом саккосе и зеленом омофоре, на котором черные с золотом кресты; на голове святительская шапка, верх с разноцветными камнями; тушь белая, сбоку его надпись: «О агиос Макарий митрополит»; сияние над святителем празелень».

      «С преподобным преподобен будеши, и с мужем неповинным неповинен будеши. И со избранным избран будеши» (Пс.17:26-27), – говорит псалмопевец и пророк Давид. Постоянно общаясь со святыми подвижниками, митрополит Макарий явил пример веры и высоты архипастырского служения. Он заботился о духовном просвещении своей паствы. Прославив столько русских святых, он и сам ныне предстоит престолу Живоначальной Троицы.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-makarij-moskovskij

      Прп. Геннадия Костромского и Любимоградского (1565)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      5 февраля – Собор Костромских святых

      5 февраля

      5 июня – Собор Ростово-Ярославских святых

      28 июня (переходящая) – Собор Белорусских святых

      ЖИТИЕ

      Святой Геннадий Костромской, в миру Григорий, родился в городе Могилеве от богатых русско-литовских бояр. С юности он отличался благочестием, любил посещать храм Божий и строго соблюдал посты, за что друзья смеялись над ним. Желая посвятить свою жизнь Богу, он тайно оставил родителей, дом и в одежде бедняка отправился в Россию. Посетив Москву и Новгород, он не нашел монастыря по своему духу и тогда отправился на реку Свирь к преподобному Александру. Святой Александр Свирский направил его в вологодские леса к преподобному Корнилию Комельскому, который и постриг его в иноческий чин с именем Геннадий. Некоторое время спустя преподобные Корнилий и Геннадий удалились на Сурское озеро, близ реки Костромы, где основали пустынь с двумя храмами. Эта пустынь впоследствии стала известной как Геннадиев монастырь. Преподобный Геннадий непрерывно трудился, пек просфоры и хлеб, рубил дрова, копал с братией пруды. Ради большего подвига он постоянно носил вериги. Он очень любил писать иконы и ими украшал храмы своей пустыни. За свою благочестивую жизнь святой Геннадий получил от Бога дар прозорливости и исцелений. Так, будучи в Москве, он предсказал дочери боярина Романа Захарьина, Анастасии Романовне, что она станет царицей. Действительно, она потом вышла замуж за царя Ивана Грозного и была его любимой женой. Сам царь Иван Грозный упросил преподобного стать крестным отцом его дочери. Преподобный Геннадий исцелил от смертельной болезни вологодского епископа Киприана.

      Скончался преподобный Геннадий в 1565 году, а в 1644 г. были обретены его нетленные мощи. Преподобный Геннадий написал «Наставления духовного старца новоначальному иноку» и «Духовное завещание».

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-gennadij-kostromskoj-ljubimogradskij

      Перенесение мощей прпп. Зосимы и Савватия Соловецких (1566)

      Преподобные Савватий и Герман отплыли на необитаемые Соловецкие острова в 1429 году. Прожив в уединении шесть лет, преподобный Герман вернулся на побережье для пополнения насущных припасов, а преподобный Савватий продолжал свой подвиг в одиночестве.

      Предвидя приближение кончины, преподобный Савватий в поисках священника уплыл с острова на побережье. Там, у реки Выг, в местности, называемой Сорха, он встретил обходившего этот край игумена Нафанаила. Исповедовавшись, получив причастие Святых Христовых Таин, преподобный Савватий мирно отошел ко Господу 27 сентября [1] 1435 года. Игумен Нафанаил и купец Иоанн погребли преподобного при часовне на реке Выг.

      Годом позже уроженец Обонежья, молодой инок Палеостровского монастыря Зосима, после знакомства с иноком Германом, спутником преподобного Савватия, отправился с ним для уединенного жительства на Соловецкие острова. По прибытии, в первую же ночь, преподобный Зосима был удостоин пророческого видения, вдохновившего двух иноков на основание Соловецкой обители.

      По прошествии нескольких лет, преподобный Зосима, вызванный архиепископом в Новгород, был рукоположен во священника и удостоен возведения в сан игумена. В обители не забыли первоначальника этих мест преподобного Савватия. По совету старцев Кирилло-Белозерского монастыря перенести мощи преподобного Савватия (что соответствовало желанию братии Соловецкой обители), преподобный Зосима перевез святые мощи преподобного на место последних его подвигов. Здесь, за алтарем новопостроенного храма в честь Успения Пресвятой Богородицы, они были положены в землю, где покоились до 1566 года.

      Преподобный Зосима преставился Богу, достигнув маститой старости, 17 апреля 1478 года. Братия погребли своего игумена за алтарем Преображенского храма.

      Через несколько десятилетий Церковный Собор при Митрополите Московском Макарии 26 февраля 1547 года определил совершать всецерковную память Соловецким преподобным, каждому в день его кончины: Савватию - 27 сентября, Зосиме - 17 апреля.

      Известны сведения, согласно которым первое обретение мощей преподобных отцов было 2 сентября 1545 года. Вероятно, это связано с подготовкой к канонизации этих подвижников на Соборе 1547 года.

      Прославленный игумен Соловецкого монастыря священномученик Филипп (Колычев; † 1569), ставший настоятелем в 1548 году, много потрудился во славу обители. Святым игуменом Филиппом был обнаружен чудотворный образ Богородицы Одигитрии, принесенный на остров преподобным Савватием, а также его каменный крест. Эти святые реликвии были установлены у мощей преподобных: икона - у гробницы святого Савватия, а крест - в часовне святого Германа. Было также пополнено житие преподобных описанием чудес, совершившихся при их гробницах.

      Торжество перенесения мощей преподобных Зосимы и Савватия, Соловецких чудотворцев, состоялось на третий день праздника Преображения, после освящения Преображенского собора 8 августа 1566 года. Подготовлено и вдохновлено оно было святителем Филиппом, будущим Митрополитом Московским († 1569; память 9 января, 3 июля и 5 октября). Мощи преподобных Зосимы и Савватия были перенесены в придел Преображенского собора, устроенный в их честь.

      Источник: "Жития русских святых". Режим доступа: https://www.eparhia-saratov.ru/Holidays/Get/148

      Правв. отроков Иаковаи Иоанна Менюжских, Новгородских (1566-1569)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      28 июня - переходящая - Собор Новгородских святых

      7 июля

      ЖИТИЯ ПРАВЕДНЫХ ОТРОКОВ ИАКОВА

      И ИОАННА МЕНЮЖСКИХ, НОВГОРОДСКИХ

      Праведные отроки Иаков и Иоанн Менюжские были братьями по плоти, дети благочестивых супругов Исидора и Варвары. Иаков в трехлетнем возрасте, а Иоанн – в пятилетнем были умерщвлены злодеями. Между 1682–1689 гг. обретены их нетленные мощи и положены под спудом в Троицкой церкви села Менюж на реке Менюге в Новгородской епархии, на месте бывшего здесь когда-то Троицкого монастыря.

      Свт. Германа, архиеп. Казанского (1567)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      8 октября – Перенесение мощей

      17 октября – Собор Казанских святых

      19 ноября

      6 июля – Второе перенесение мощей

      19 июля (переходящая) – Собор Тверских святых

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ СВЯТИТЕЛЯ ГЕРМАНА,

      АРХИЕПИСКОПА КАЗАНСКОГО

      Святитель Герман, архиепископ Казанский, жил в XVI веке, родился в городе Старице, происходил из древнего боярского рода Полевых. В молодые годы Григорий (так его звали в миру) принял постриг в Иосифо-Волоколамском монастыре от игумена Гурия, впоследствии святого архиепископа Казанского († 1563). (Святой Гурий был настоятелем обители с 1542 до 1551 года.) В монастыре святой занимался книгописанием, был близок с жившим там в заключении преподобным Максимом Греком. В 1551 году братия Старицкого Успенского монастыря, узнав о благочестии своего соотечественника, избрала его архимандритом.

      Вступив в управление монастырем, святой Герман с пастырской ревностью заботился о его благоустройстве – как внешнем, так и внутреннем. Для иноков он был образцом смирения и кротости. Он увещевал всех строго соблюдать иноческие обязанности, а для руководства ввел в своей обители устав преподобного Иосифа Волоцкого († 1515).

      Но через два с половиной года архимандрит Герман оставил Старицкий монастырь, передав начальство в нем своему постриженику, священноиноку Иову, впоследствии первому патриарху Московскому, подвижнику и страдальцу за Русскую землю. Любовь к уединенным подвигам вернула его в родной Волоколамский монастырь, где святой Герман спасался как простой инок. Когда же в Москве появился новый еретик Матфей Башкин, не признававший Святых Таин и отрицавший веру в Святую Троицу, святой Герман вместе со своим отцом (принявшим постриг в Волоколамской обители с именем Филофей) был вызван на Московский Собор 1553 г. Собор осудил еретика Башкина и постановил послать его для вразумления в Волоколамскую обитель к святому Герману, известному святой жизнью ревнителю Христовой веры.

      В 1555 году, после покорения Казани, там была учреждена архиерейская кафедра, на которую назначили архиепископом бывшего игумена Волоколамского монастыря святителя Гурия. Ему было поручено устроить в миссионерских целях Успенскую обитель в городе Свияжске. Настоятелем новой обители Успения Пресвятой Богородицы в г. Свияжске по указанию святителя Гурия был назначен святой Герман. Был выстроен каменный собор с колокольней и монашеские келлии. Сам настоятель жил весьма скромно, в тесной келлии под соборной колокольней. Святой Герман особенно заботился о собирании монастырской библиотеки.

      Вскоре монастырь его прославился широкой благотворительностью и стал центром просвещения Казанского края.

      12 марта 1564 года, по преставлении святителя Гурия, святой Герман был посвящен во епископа Казанского. Непродолжительное время его управления кафедрой отмечено заботой о построении храмов и о просвещении края. В 1566 году святителя Германа вызвал в Москву Иоанн Грозный и повелел избрать его на митрополичью кафедру. Святитель Герман сначала отказывался от возлагаемого на него бремени. Царь не терпел возражений, и святитель должен был поселиться в митрополичьих покоях до возведения в сан митрополита. Видя несправедливости со стороны царского окружения, святитель Герман, верный своему пастырского долгу, попытался вразумить царя своими увещаниями. «Ты еще не возведен на митрополию, а уже отнимаешь у меня свободу», – передал царь архиепископу через своих любимцев и приказал изгнать святителя Германа с митрополичьего двора и держать Москве под надзором. Около двух лет святитель пробыл в опале и 6 ноября 1567 года скончался. Его похоронили в церкви святителя Николая Гостунского. По просьбе жителей города Свияжск мощи святителя в 1592 году были перенесены из Москвы в Свияжский Успенский монастырь. Гроб его встречал святитель Ермоген, тогда митрополит Казанский.

      Перенесение мощей святителя Германа, архиепископа Казанского, из Москвы в Свияжский Успенский монастырь произошло в 1592 году.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-german-kazanskij-i-svijazhskij

      Свт. Иоакима, патриарха Александрийского (1567)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      30 сентября

      ЖИТИЕ

      Добродетельный и мудрый святитель Иоаким был избран патриархом Александрийским в возрасте 38 лет, в 1487 году.

      Когда Египет был занят турецким султаном Селимом I (1512–1520), святитель Иоаким испросил гарантию закрепившую все патриаршие привилегии. Он поддерживал связь с царским двором России, откуда получал денежную помощь для поддержания патриаршего престола. По почину Константинопольского Собора 1544 года патриарх Иоаким установил порядок, по которому все последующие архиепископы Синайские должны быть назначаемы патриархом Иерусалимским. При патриархе Иоакиме был полностью восстановлен патриарший монастырь Саввы Освященного в Александрии.

      С патриархом Иоакимом связано предание о великих чудесах, совершенных Богом по молитве святителя. Когда в Египте свирепствовала чума, один из врагов христианства, врач по профессии, распустил между турками молву, что вина постигшего их несчастия – христиане, якобы околдовывающие воду. Клевета распространилась повсюду и дошла до египетского султана, который потребовал привести к нему патриарха Иоакима для личных объяснений. Султан сначала вёл с ним длинную беседу о вере, но, увидев, что святитель с глубоким убеждением и ясными доказательствами оправдал веру христианскую и опровергал ислам, приказал ему в оправдание евангельских слов переставить гору, находящуюся по соседству с Каиром. Патриарх не поколебался в вере – попросив несколько дней для молитвы, патриарх с верными христианами постом, бдением и молитвами умилостивлял Господа и просил не посрамить их. В назначенное время при стечении множества народа патриарх сказал горе во Имя Христово, чтобы та двинулась со своего места и перешла на другое: гора сотряслась в основании и оставила своё место. Остановленная тем же Именем Христовым, она получила называние по-турецки «дур-даго» («стань гора»). Это чудо поразило врагов христианской веры. Не зная, чем поколебать православных, злоумышленники приготовили смертоносный яд и убедили султана, чтобы тот велел патриарху выпить его, вновь ссылаясь на слова Христа. Султан приказал подать патриарху яд. Полный веры в силу Креста Христова, патриарх осенил чашу крестом, выпил и остался невредим. После этого, сполоснув стакан водой, патриарх просил, чтобы выпил её врач, приготовивший напиток. Отказаться было нельзя, потому что сам султан того требовал. Врач выпил воду и тут же умер. Когда об этих дивных событиях узнал Константинопольский патриарх святитель Нифонт, он послал в Александрию епископа Рандинийского Акакия и преподобного Феофила, чтобы они узнали подробно и удостоверились в том, что там произошло. Посланники подтвердили чудо.

      Скончался святитель Иоаким в 1567 году, в возрасте 119 лет.

      Святитель Иоаким был прославлен Александрийской Православной Церковью, после чего, решением Священного Синода от 7 мая 2003 года, его память была внесена в диптих святых Русской Православной Церкви.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-ioakim-pani

      Прп. Феодосия Тотемского (1568)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      15 сентября – Обретение мощей

      10 февраля

      28 июня (переходящая) – Собор Вологодских святых

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО

      ФЕОДОСИЯ ТОТЕМСКОГО (СУМОРИНА)

      Родился в Вологде около 1530 г. и был воспитан в благочестии и страхе Божием. Достигнув совершеннолетия, по настоянию родителей святой вступил в брак и имел дочь, но семейная жизнь не отвлекала святого от деятельной любви к Богу. Он усердно посещал церковь, много молился дома, особенно ночью. По смерти родителей и супруги, отдав все свое состояние родственникам на воспитание дочери, Феодосий удалился в Вологодский Спасо-Преображенский монастырь преподобного Димитрия Прилуцкого и, приняв здесь постриг, смиренно нес все нелегкие монастырские послушания: колол дрова, пек хлебы, молол муку, исполняя все с усердием.

      Отправившись по поручению игумена обители в Тотьму смотреть за монастырскими солеварнями, он заботливо относился к рабочим и был к ним кроток и милостив. Управление его было таково, что никогда прежде солеварни не приносили столько дохода, как при нем. После того, как жители Тотьмы стали переселяться на новое место, преподобный пожелал основать в этих местах монастырь. Население Тотьмы и окрестных деревень, знавшее и любившее преподобного Феодосия еще на варницах, услышав об этом, приходило к нему и приносило все необходимое для жизни. В 1554 г., получив царскую несудимую грамоту и в благословение от Прилуцкого монастыря икону Богоматери (известную теперь под именем Суморинской чудотворной), преподобный Феодосий приступил к устроению монастыря и в течение одного года при помощи соседних жителей поставил деревянную церковь, трапезу, келлии и другие необходимые постройки.

      Сам получивший в юности хорошее образование, святой стремился к духовному просвещению братии и со временем собрал в обители обширную библиотеку. Старанием преподобного была восстановлена и запустевшая Ефремова пустынь в том же Тотемском округе. Будучи настоятелем теперь уже двух обителей, преподобный Феодосий постоянно находился в молитве и трудах, являя пример братии. Провидя скорую кончину, святой оставил духовное завещание, в котором, в частности, настойчиво подчеркивал необходимость церковной молитвы за всех усопших, и мирно почил 28 января 1568 г. Известно около 150 посмертных чудес преподобного.

      2 сентября 1796 г. при перестройке храма были обретены нетленные мощи святого, которые ныне почивают в соборе Рождества Христова г. Тотьмы.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-feodosij-totemskij

      Обретение мощей прп. Тихона Луховского, Костромского (1569)

      Преподобный Тихон Луховской, Костромской (в миру Тимофей) родился в пределах Литовского княжества и был там на военной службе. В 1482 году, не желая принимать униатство, он ушел из Литвы в Россию. Святой раздал все, что имел, принял постриг с именем Тихон и удалился в Костромскую епархию, в Луховские земли. Город Лух был отдан тогда князю Феодору Бельскому, вместе с которым преподобный Тихон пришел из Литвы. На берегу в урочище Копытовке преподобный Тихон поставил келлию. Когда к нему в пустыню пришли два инока, Фотий и Герасим, преподобный ради них перешел за три версты от Копытовки, на более удобное место. Подвижники добывали пропитание трудами рук своих. Преподобный Тихон искусно переписывал книги, был хорошим токарем. По смирению он так и не принял священства. Скончался преподобный Тихон 16 июня 1503 года, в такой бедности, что ученики не знали, в чем его погребсти. Но к их утешению Суздальский архиерей прислал подвижнику свитку, в которой его и предали земле. Вскоре после его смерти на месте его подвигов устроилась обитель в честь святителя Николая Чудотворца.

      В 1569 году при гробе преподобного Тихона начали совершаться исцеления больных, и его мощи были обретены нетленными (празднование 26 июня). Но игумен Константин, который поставил их поверх земли, был поражен слепотой; получив прозрение, он сокрыл мощи преподобного в земле. С того времени началось почитание преподобного Тихона. Житие его с описанием 70-ти посмертных чудес было составлено в 1649 году.

      Источник: Официальный сайт Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Режим доступа: http://stsl.ru/news/all/obretenie-moshchey-prepodobnogo-tikhona-lukhovskogo-kostromskogo-chudotvortsa-1569

      Свт. Филиппа, митр. Московского и всея России чудотворца (1569)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      18 октября – Собор Московских святителей

      22 января

      3 июня – Собор Карельских святых

      28 июня (переходящая) – Собор Новгородских святых

      16 июля – Перенесение мощей

      19 июля (переходящая) – Собор Тверских святых

      22 августа – Собор Соловецких святых

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ СВЯТИТЕЛЯ ФИЛИППА,

      МИТРОПОЛИТА МОСКОВСКОГО И ВСЕЯ РУСИ

      Святитель Филипп, митрополит Московский, в миру Феодор, происходил из знатного боярского рода Колычевых, занимавших видное место в Боярской думе при дворе московских государей. Он родился в 1507 году. Его отец, Степан Иванович, «муж просвещенный и исполненный ратного духа», попечительно готовил сына к государственному служению. Благочестивая Варвара, мать Феодора, кончившая свои дни в иночестве с именем Варсонофия, сеяла в душе его семена искренней веры и глубокого благочестия. Юный Феодор Колычев прилежал к Священному Писанию и святоотеческим книгам, на которых зиждилось старинное русское просвещение, совершавшееся в Церкви и в духе Церкви. Великий князь Московский, Василий III Иоаннович, отец Иоанна Грозного, приблизил ко двору молодого Феодора, которого, однако, не манила придворная жизнь. Сознавая ее суетность и греховность, Феодор всё глубже погружался в чтение книг и посещение храмов Божиих. Жизнь в Москве угнетала молодого подвижника, душа его жаждала иноческих подвигов и молитвенного уединения. Искренняя привязанность к нему юного княжича Иоанна, предвещавшая большое будущее на поприще государственного служения, не могла удержать в граде земном взыскующего Града Небесного.

      В воскресный день, 5 июня 1537 года, в храме, за Божественной литургией, Феодору особенно запали в душу слова Спасителя: «Никто не может работать двум господам» (Мф.6:24), решившие его дальнейшую судьбу. Усердно помолившись Московским чудотворцам, он, не прощаясь с родными, тайно, в одежде простолюдина покинул Москву и некоторое время укрывался от мира в деревне Хижи близ Онежского озера, добывая пропитание пастушескими трудами. Жажда подвигов привела его в знаменитый Соловецкий монастырь на Белом море. Там он исполнял самые трудные послушания: рубил дрова, копал землю, работал на мельнице. После полутора лет искуса игумен Алексий, по желанию Феодора, постриг его, дав в иночестве имя Филипп и вручив в послушание старцу Ионе Шамину, собеседнику преподобного Александра Свирского († 1533; память 30 августа). Под руководством опытных старцев инок Филипп возрастает духовно, усиливает пост и молитву. Игумен Алексий посылает его на послушание в монастырскую кузницу, где святой Филипп с работой тяжелым молотом сочетает делание непрестанной молитвы. К началу службы в храме он всегда являлся первым и последним выходил из него. Трудился он и в хлебне, где смиренный подвижник был утешен небесным знамением. В обители показывали после образ Богоматери «Хлебенный», чрез который Заступница Небесная явила Свое благоволение смиренному Филиппу-хлебнику. По благословению игумена святой Филипп некоторое время проводит в пустынном уединении, внимая себе и Богу.

      В 1546 году в Новгороде Великом архиепископ Феодосий посвятил Филиппа во игумена Соловецкой обители. Новопоставленный игумен старался всеми силами поднять духовное значение обители и ее основателей – преподобных Савватия и Зосимы Соловецких (память 27 сентября, 17 апреля). Он разыскал образ Божией Матери Одигитрии, принесенный на остров первоначальником Соловецким, преподобным Савватием, обрел каменный крест, стоявший когда-то перед келлией преподобного. Были найдены Псалтирь, принадлежавшая преподобному Зосиме († 1478), первому игумену Соловецкому, и ризы его, в которые с тех пор облачались игумены при службе в дни памяти чудотворца. Обитель духовно возрождалась. Для упорядочения жизни в монастыре был принят новый устав. Святой Филипп построил на Соловках два величественных храма – трапезный храм Успения Божией Матери, освященный в 1557 году, и Преображения Господня. Игумен сам работал как простой строитель, помогая класть стены Преображенского собора. Под северной папертью его он ископал себе могилу рядом с могилой своего наставника, старца Ионы. Духовная жизнь в эти годы процветает в обители: учениками святого игумена Филиппа были и при нем подвизались среди братии преподобные Иоанн и Лонгин Яренгские (память 3 июля), Вассиан и Иона Пертоминские (память 12 июня).

      Для тайных молитвенных подвигов святой Филипп часто удалялся на безмолвие в глухое пустынное место за две версты от монастыря, получившее впоследствии название Филипповой пустыни.

      Но Господь готовил святого угодника для иного служения и иного подвига. В Москве о соловецком отшельнике вспомнил любивший его когда-то в отроческие годы Иоанн Грозный. Царь надеялся, что найдет в святителе Филиппе верного сподвижника, духовника и советника, который по высоте монашеской жизни ничего общего не будет иметь с мятежным боярством. Святость митрополита, по мнению Грозного, должна была одним кротким духовным веянием укротить нечестие и злобу, гнездившуюся в Боярской думе. Выбор первосвятителя Русской Церкви казался ему наилучшим.

      Святитель долго отказывался возложить на себя великое бремя предстоятеля Русской Церкви. Духовной близости с Иоанном он не чувствовал. Он пытался убедить царя уничтожить опричнину, Грозный же старался доказать ему ее государственную необходимость. Наконец, Грозный царь и святой митрополит пришли к уговору, чтобы святому Филиппу не вмешиваться в дела опричнины и государственного управления, не уходить с митрополии в случаях, если царь не сможет исполнить его пожеланий, быть опорой и советником царя, как были опорой московских государей прежние митрополиты. 25 июля 1566 года свершилось посвящение святого Филиппа на кафедру Московских святителей, к сонму которых предстояло ему вскоре присоединиться.

      Иоанн Грозный, один из величайших и самых противоречивых исторических деятелей России, жил напряженной деятельной жизнью, был талантливым писателем и библиофилом, сам вмешивался в составление летописей (и сам внезапно оборвал нить московского летописания), вникал в тонкости монастырского устава, не раз думал об отречении от престола и монашестве. Каждый шаг государственного служения, все крутые меры, предпринятые им для коренной перестройки всей русской государственной и общественной жизни, Грозный стремился осмыслить как проявление Промысла Божия, как действие Божие в истории. Его излюбленными духовными образцами были святой Михаил Черниговский (память 20 сентября) и святой Феодор Черный (память 19 сентября), воины и деятели сложной противоречивой судьбы, мужественно шедшие к святой цели, сквозь любые препятствия, встававшие пред ними в исполнении долга перед Родиной и перед Святой Церковью. Чем сильнее сгущалась тьма вокруг Грозного, тем решительнее требовала его душа духовного очищения и искупления. Приехав на богомолье в Кириллов Белозерский монастырь, он возвестил игумену и соборным старцам о желании постричься в монахи. Гордый самодержец пал в ноги настоятелю, и тот благословил его намерение. С тех пор всю жизнь, писал Грозный, «мнится мне, окаянному, что наполовину я уже чернец». Сама опричнина была задумана Грозным по образу иноческого братства: послужив Богу оружием и ратными подвигами, опричники должны были облачаться в иноческие одежды и идти к церковной службе, долгой и уставной, длившейся от 4 до 10 часов утра. На «братию», не явившуюся к молебну в четыре часа утра, царь-игумен накладывал епитимию. Сам Иоанн с сыновьями старался усердно молиться и пел в церковном хоре. Из церкви шли в трапезную, и пока опричники ели, царь стоял возле них. Оставшиеся яства опричники собирали со стола и раздавали нищим при выходе из трапезной. Слезами покаяния Грозный, желая быть почитателем святых подвижников, учителей покаяния, хотел смыть и выжечь грехи свои и своих соратников, питая уверенность, что и страшные жестокие деяния вершатся им ко благу России и торжеству православия. Наиболее ярко духовное делание и иноческое трезвение Грозного раскрывается в его «Синодике»: незадолго до смерти по его велению были составлены полные списки убиенных им и его опричниками людей, которые были затем разосланы по всем русским монастырям. Весь грех перед народом Иоанн брал на себя и молил святых иноков молить Бога о прощении его исстрадавшейся души.

      Самозванное иночество Грозного, мрачным игом тяготевшее над Россией, возмущало святителя Филиппа, считавшего, что нельзя смешивать земного и небесного, служения креста и служения меча. Тем более, что святой Филипп видел, как много нераскаянной злобы и ненависти скрывается под черными шлыками опричников. Были среди них и просто убийцы, очерствевшие в безнаказанном кровопролитии, и мздоимцы-грабители, закоренелые в грехе и преступлении. Попущением Божиим история часто делается руками нечестивцев, и как бы ни желал Грозный обелить пред Богом свое черное братство, кровь, пролитая его именем насильниками и изуверами, взывала к небу.

      Святитель Филипп решился противостать Грозному. Это было связано с новой волной казней в 1567–1568 годах. Осенью 1567 года, едва царь выступил в поход на Ливонию, как ему стало известно о боярском заговоре. Изменники намеревались захватить царя и выдать польскому королю, уже двинувшему войска к русской границе. Иоанн Грозный сурово расправился с заговорщиками и вновь пролил много крови. Грустно было святому Филиппу, но сознание святительского долга понуждало его смело выступить в защиту казненных. Окончательный разрыв наступил весной 1568 года. В Неделю Крестопоклонную, 2 марта 1568 года, когда царь с опричниками пришел в Успенский собор, как обычно, в монашеских облачениях, святитель Филипп отказался благословить его, но стал открыто порицать беззакония, творимые опричниками: «учал митрополит Филипп с государем на Москве враждовати об опричнине». Обличение владыки прервало благолепие церковной службы. Грозный в гневе сказал: «Нам ли противишься? Увидим твердость твою! – Я был слишком мягок с вами», – добавил царь, по свидетельству очевидцев.

      Царь стал проявлять еще большую жестокость в преследовании всех противившихся ему. Казни следовали одна за другой. Участь святителя-исповедника была решена. Но Грозный хотел соблюсти канонический порядок. Боярская дума послушно вынесла решение о суде над главой Русской Церкви. Над митрополитом Филиппом был устроен соборный суд в присутствии поредевшей Боярской думы. Нашлись лжесвидетели: к глубокой скорби святителя, это были иноки из возлюбленной им Соловецкой обители, его бывшие ученики и постриженики. Святого Филиппа обвиняли во множестве мнимых преступлений, до колдовства включительно. «Я – пришелец на земле, как и все отцы мои, – смиренно отвечал святитель, – готов страдать за истину». Отвергнув все обвинения, святой страдалец пытался прекратить суд, объявив о добровольном сложении митрополичьего сана. Но отречение его не было принято. Мученика ждало новое поругание. Уже по вынесении приговора о пожизненном заточении в темнице святого Филиппа заставили служить литургию в Успенском соборе. Это было 8 ноября 1568 года. В середине службы в храм ворвались опричники, всенародно зачитали соборное осуждение, порочившее святителя, сорвали с него архиерейское облачение, одели в рубище, вытолкали из храма и на простых дровнях отвезли в Богоявленский монастырь. Мученика долго томили в подвалах московских монастырей, ноги старца забивали в колодки, держали его в оковах, накидывали на шею тяжелую цепь. Наконец, отвезли в заточение в Тверской Отрочь монастырь. Там год спустя, 23 декабря 1569 года, святитель принял мученическую кончину от руки Малюты Скуратова. Еще за три дня святой старец предвидел окончание своего земного подвига и причастился Святых Тайн. Мощи его были преданы земле первоначально там же, в монастыре, за алтарем храма. Позже совершилось перенесение их в Соловецкую обитель (11 августа 1591) и оттуда – в Москву (3 июля 1652).

      Память святителя Филиппа праздновалась Русской Церковью с 1591 года в день его мученической кончины – 23 декабря. С 1660 года празднование было перенесено на 9 января.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-filipp-II-moskovskij-i-vseja-rusi

      Прмч. Корнилия, игумена Псково-Печерского (1570)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      1 декабря – Собор святых Эстонской земли

      4 марта (переходящая) – 5 марта (20 февраля) в невисокосный год / 4 марта (20 февраля) в високосный год

      28 июня (переходящая) – Собор Псковских святых

      5 июля (переходящая) – Собор Псково-Печерских преподобных

      ЖИТИЕ

      Преподобномученик Корнилий Псково-Печерский (1501–1570) родился в Пскове в боярской семье. Родители его, Стефан и Мария, воспитывали сына в благочестии и страхе Божием. Уже в раннем возрасте мать заметила у отрока Корнилия особенную склонность к духовной жизни, научила его молитве и привила любовь к странникам. Чтобы дать сыну образование, родители отдали его в Псковский Мирожский монастырь. В монастырских стенах отроков воспитывали в послушании, обучали чтению и письму, искусству книгописания и писанию икон. В монастыре составлялись и переписывались летописи, жития святых, богослужебные книги. В Мирожской обители юный Корнилий подвизается под началом старца, совершая подвиги молитвы и труда, делал свечи. С особенным тщанием приготовлялся он к писанию икон, соблюдая перед этим пост, молился Пресвятой Владычице о благословении его на труд. Во время работы над иконой хранил собственную чистоту, творя в душе непрестанную молитву.

      Закончив обучение, святой Корнилий вернулся в родительский дом. Пребывание в святой обители еще более утвердило его призвание к иноческой жизни.

      Однажды государев дьяк Мисюрь Мунехин, человек просвещенный и благочестивый, друг семьи святого Корнилия, собрался ехать в затерянную среди лесов маленькую Печерскую обитель и взял с собою юного Корнилия. Красота природы, тихая монастырская служба в пещерной церкви преисполнили сердце юноши духовной радости и благоговением. Никогда и нигде еще он так горячо не молился. Эта поездка оказала большое воздействие на его последующую жизнь.

      Вскоре он навсегда ушел из родительского дома и принял постриг в Псково-Печерском монастыре. Там преподобный Корнилий вел строгую жизнь: в убогой келлии спал на досках, все свое время посвящал полезному труду и молитве.

      В 1529 году преподобный Корнилий, служивший образцом богоугодной жизни, был избран игуменом. В его настоятельство число братии увеличилось от 15 до 200 человек, и это количество насельников не было превышено ни при одном из последующих настоятелей. Вставая с восходом солнца, преподобный Корнилий сам правил службу, и отдавал все силы трудам, воодушевлял братию к выполнению устава, строгому посту, молитве, напоминая о подвиге первых христиан. По своему смирению преподобный Корнилий почитал себя первым среди равных лишь по избранию.

      Деятельность преподобного Корнилия распространялась далеко за пределы обители. Его жизнь была образцом деятельной любви к Богу и человеку. Он распространял православие среди жителей окрестных мест – эстов и сэту, многие из которых крестились в монастыре. Преподобный Корнилий, всегда кроткий и приветливый, молча выслушивал людей, давал наставления, а потом благословлял с молитвой и любовью. При звуке его голоса открывалось сердце, стыд отбегал. После покаяния люди плакали облегчающими душу слезами.

      Однажды на Псковщине было моровое поветрие. Люди бежали из селений в леса, подступы к городам закрывались, чтобы уберечь жителей от моровой язвы. Многие умирали не только от заразы, но и от голода. По благословению преподобного Корнилия в то страшное время иноки монастыря выходили к голодным, чтобы раздавать им вареную рожь.

      По время Ливонской войны преподобный Корнилий проповедовал христианство в отвоеванных городах, строил там храмы, помогал пострадавшим, заботился о раненых. В обители погребали убитых и записывали их в синодики для поминовения.

      В 1560 году, в праздник Успения Пресвятой Богородицы, преподобный Корнилий послал в благословение русским войскам, осаждавшим город Феллин, просфору и святую воду. В тот же день немцы сдали город.

      Преподобный Корнилий очень любил и хорошо знал книги – он создал в монастыре большую по тому времени библиотеку. В середине XVI века Псково-Печерский монастырь перенял от Спасо-Елизаровского монастыря традицию летописания. Кроме того, святой игумен Корнилий завел большой монастырский синодик для поминовения усопших братии и благотворителей обители, начал вести «Кормовую книгу». В этом труде он оставил последующим поколениям историческую характеристику своего времени, составил «Описание монастыря» и «Описание чудес Печерской иконы Божией Матери».

      Преподобный Корнилий расширил и украсил свой монастырь, прокопал далее монастырские пещеры, перенес деревянную церковь во имя Сорока мучеников Севастийских за монастырскую ограду, на приезжий монастырский двор, на ее месте в 1541 году поставил церковь в честь Благовещения Пресвятой Богородицы и в 1559 году построил храм Покрова Пресвятой Богородицы. В 1558–1565 годах преподобный Корнилий воздвиг вокруг монастыря надежную каменную стену, а над святыми вратами по своему замыслу построил каменную церковь во имя святителя и чудотворца Николая (1565). Тем самым он поручил этому истинному защитнику чистоты православной веры покровительство святой обители на границе с неправославными народами.

      Так обитель, возникшая на границе Русского государства, стала не только светочем православия, но и крепостью против внешних врагов России.

      Другим делом преподобного Корнилия было основание в 1538 году во Пскове подворья монастыря с каменной церковью в честь иконы Божией Матери «Одигитрии».

      Во время своего управления монастырем преподобный Корнилий учредил при обители иконописную мастерскую. Трудившиеся в ней монахи учились искусству иконописи в Мирожском монастыре и по возвращении в свою обитель писали иконы и помогали преподобному Корнилию украшать храмы и обучать других иноков. В монастыре были также столярная, кузнечная, керамическая и другие хозяйственные мастерские.

      О мученической кончине преподобного Корнилия написано в древней рукописи Троице-Сергиевой Лавры. Когда преподобный игумен Корнилий вышел с крестом на монастырские ворота навстречу царю Иоанну Грозному, разгневанный ложным наветом на святого игумена царь своей рукой отсек ему голову, но тотчас раскаялся и, подняв тело его, на руках понес в монастырь. Обагренная кровью преподобного Корнилия дорожка, по которой царь нес его тело к церкви Успения Пресвятой Богородицы, названа «кровавым путем».

      Раскаявшись, царь пожертвовал Псково-Печерскому монастырю множество драгоценных вкладов, вписал имя преподобного игумена в свой синодик, но память о содеянном преследовала его всю жизнь.

      Тело преподобномученика Корнилия было положено в стене «Богом зданной пещеры», где невредимо пребывало 120 лет. В 1690 году митрополит Псковский и Изборский Маркелл перенес его мощи, прославившиеся исцелениями больных, из пещеры в соборный храм Успения Пресвятой Богородицы и положил в новом гробе в стене.

      17 декабря 1872 года мощи преподобного Корнилия были переложены в медно-посеребренную раку, а в 1892 году – в новую раку. Полагают, что служба преподобномученику была составлена ко дню открытия мощей в 1690 году.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-kornilij-pskovo-pecherskij

      Прп. Арсения Новгородского (1570)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      28 июня (переходящая) – Собор Новгородских святых

      19 июля (переходящая) – Собор Тверских святых

      25 июля

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО

      АРСЕНИЯ НОВГОРОДСКОГО

      Преподобный Арсений Новгородский, в миру Амвросий, родился в г. Ржеве в семье благочестивых христиан. Отец его, Григорий, занимался выделкой кож и научил своему ремеслу сына. Амвросий для поддержания родителей прилежно занимался этим ремеслом, не забывал он и нищих, которых наделял милостыней. Воспитанный во всяком благочестии, он ежедневно посещал храмы Божии для молитвы. По смерти отца Амвросий был понуждаем матерью вступить в супружество с девицей Марией, но и полгода не прожил с супругой.

      Как некогда Авраам оставил дом родительский, чтобы идти странником на зов Божий, так и сей блаженный юноша оставил все свое – и дом, и присных – и втайне от них бежал в Великий Новгород. В Новгороде он исполнял кожевенные работы, тайно совершая спасительный подвиг поста и молитвы. Через пять лет святой Амвросий написал письмо жене и матери, в котором утешал их евангельским обещанием вечной блаженной жизни тем, кто оставит ради Господа мать, жену, детей, имущество (Мф.19,29).

      В 1562 году с помощью Феодора Димитриевича Сыркова, благочестивого строителя храмов и монастырей, святой Амвросий основал обитель и храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы, что на Ярославском дворище (торговая сторона Новгорода, на правом берегу реки Волхов), по соседству с храмом в честь святых жен-мироносиц. В этой же обители он принял монашеский постриг с именем Арсений.

      В образе Ангельском еще более усугубил преподобный Арсений свой подвиг, ибо всего себя предал любви Божией, и жительство его, по слову апостольскому, было сокровенно со Христом в Боге (Кол.3,3). Жизнь он вел самую строгую, довольствовался малым; на теле носил вериги, которые были прикрыты такой бедной и ветхой одеждой, что никакой бедняк не позарился бы на нее. Угодник Божий наряду со строгим постом и утруждением плоти занимался внутренним деланием: его ум был постоянно занят молитвой, сопровождавшейся благодатным даром слез. В последние годы земной жизни преподобный Арсений жил в затворе в своем монастыре. Из его очей постоянно текли слезы покаяния, и плакал он также о своей земной отчизне, провидя грозные беды, готовые обрушиться на гордых новгородцев за их беззакония.

      В 1570 году царь Иоанн Грозный предал жестокой казни тысячи новгородцев. Узнав о преподобном Арсении, царь пришел к нему с щедрыми подарками. Но святой не принял даров, упрекнув царя за жестокость, строго говоря: «Многие неповинные души послал ты в Царство Небесное». Когда, собираясь в Псков, Иоанн Грозный вновь пришел к преподобному Арсению и просил благословения на дорогу, подвижник сказал: «Завтра, государь, готов и я в путь». Обрадовался его готовности царь, но это было только таинственное предсказание о собственной кончине. Наутро, приобщившись Святых Христовых Таин, преподобный Арсений предал на молитве чистую свою душу Богу 12 июля 1570 (1571) года.

      Погребли святого Арсения в том же затворе, где он совершал спасительный подвиг. После обретения нетленных мощей преподобного над ними была построена часовня, а затем деревянная церковь в честь Рождества Христова. Сохранилась запись 1634 года: «На торговой стороне, в монастыре Арсеньеве мощи преподобного Арсения лежат под спудом; от мощей его приходящим с верою исцеления бывают. Тропарь и кондак ему составлен...» Не ранее 1701 года было написано житие святого Арсения и составлена ему служба. 21 января 1787 года нетленные мощи подвижника были перенесены в Кириллов монастырь близ Новгорода и положены на южной стороне соборной церкви во имя святителей Афанасия и Кирилла Александрийских (память 18/31 января). Там же был построен и освящен в сентябре 1793 года придел во имя преподобного Арсения, а в 1812 году устроена новая позолоченная гробница. Память преподобного Арсения праздновалась в обители в первое воскресенье после 18 января, то есть после храмового праздника монастыря. В честь преподобного Арсения был освящен также придел в храме в честь Владимирской иконы Божией Матери в г. Ржеве.

      В древнем житии преподобный Арсений назван юродивым Христа ради.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-arsenij-novgorodskij

      Святителя Сербского Макария (1574)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      12 сентября – Собор Сербских святителей

      ЖИТИЕ

      С именем святителя Макария Соколовича связан один из важнейших этапов в истории Сербской Православной Церкви, начало которому положило восстановление единства и самостоятельности сербской Печской патриархии. После столетия постепенного распада церковного организма, вызванного в первую очередь угасанием последних очагов самостоятельной сербской государственности, последовал этап возрождения церковного единства Сербской Церкви и роста ее канонической территории.

      Вот как оценивает период, предшествовавший патриаршеству святителя Макария, историк Д. Слиепчевич: «Временной отрезок от смерти патриарха Арсения II (считается, что он умер в 1463 г.) и до восстановления Печской патриархии в 1557 году, представляет собой самый темный период в истории Сербской Православной Церкви. После падения в 1459 году Деспотовины стремительно теряли самостоятельность и другие сербские земли: Босния попала в турецкие руки в 1463-м, Герцеговина – в 1482-м, а Зета, окруженная со всех сторон, продержалась до 1499 года. Конец XV века, исполненного борьбы за сохранение хотя бы некоторой самостоятельности, принес всем сербским землям турецкое рабство».

      Одновременно с падением Сербской Деспотовины под натиском турок начался период ослабления сербского церковного единства, сопровождавшийся постепенной эрозией административного организма Печской патриархии и фактической утратой ею самостоятельности. Продолжительное время не проводились архиерейские соборы, епархии, расположенные на юге страны, отошли в подчинение к Охридской архиепископии.

      Не последнюю роль в восстановлении Печской патриархии в середине XVI века сыграло желание турок наладить хорошие отношения с порабощенными сербами в условиях, когда границы Османской империи в европейской ее части продолжали расширяться.

      История донесла до нас немного сведений о жизни святителя Макария до его избрания на патриарший престол. Известно, что он был родственником турецкого визиря Мехмед-паши Соколу (или Соколовича), а возможно и его родным братом. Сам Мехмед-паша был по рождению сербом и принадлежал к числу выдающихся деятелей Османской империи. Он начал свою карьеру в корпусе янычар, формировавшихся из обращенных в ислам юношей, отнятых у родителей-христиан. Считается, что Мехмед-паша был родом из окрестностей Вишеграда в восточной Боснии и именно ему приписывают инициативу стоительства знаменитого Вишеградского моста через реку Дрину. Профессор Милеуснич сообщает, что перед тем как он был уведен турками и обращен в магометанство, будущий везирь был чтецом в монастыре Милешево.

      Родство с великим везирем по мнению ряда историков сыграло решающую роль в избрании Макария на патриарший престол. Сведения о жизненном пути Макария разнятся. По одним сведениям, он принял монашеский постриг в Милешево и стал впоследсвии игуменом этой обители, по другим, до своего избрания он был архимандритом монастыря Хиландара на Афоне. Впрочем, первое не исключает автоматически второго.

      По свидетельству современников, патриарх Макарий был мудрым, праведным и кротким человеком и устроял Церковь в духе традиций православной соборности. При нем восстановленная и окрепшая Печская патриархия объединила под своей юрисдикцией все сербские земли, находившиеся под властью турок. Под духовным руководством Макария было объединено сербское население старой Рашки, Боснии, Подравлья, Подунавья, Потисья и других земель, населенных к тому моменту сербами. С расширением турецкой державы расширялись и границы Сербской Церкви. Святитель Макарий основал на землях к северу от рек Дуная и Саввы (территории Баната, Бачки, Срема и Славонии) восемь новых епархий, в то время как до 1557 года здесь была только одна.

      Территориальный рост Печской патриархии отразился и на титуле патриарха Макария. Сам святитель называл себя «первым патриархом по обновлении чесного престола всей Сербской земли, Западного Приморья и северных краев». В грачаницкой записи от 1570 года Макарий именуется «архиепископом Печским и патриархом всех сербов и северных краев». В его патриаршем титуле встречаются четыре территории: Сербия, Болгария, Западное Приморье и Верхнее Подунавье, что ясно указывает, на сколь обширную территорию простиралась власть Печской патриархии во второй половине XVI века. Известный сербский канонист и церковный историк епископ Никодим Милаш сообщает, что патриарх Макарий имел в своем управлении 40 епархий.

      Святитель активно восстанавливал древние храмы и монастыри и строил новые. К его заслугам принадлежит обновление и частичная роспись Печского монастыря. Предметом особых забот патриарха было воспитание и обучение нового поколения священнослужителей. Святитель снабжал монастыри и церкви необходимой богослужебной утварью и поощрял их всестороннюю духовную деятельность, заботился о церковном имуществе, особенно о монастырских имениях. Патриарх Макарий вошел в историю как большой любитель книг, которые собирал и распространял среди духовенства.

      Благодаря своей мудрой политике и помощи великого везиря Печский патриарх получил от турецкого султана права, аналогичные тем, какими обладали Константинопольские патриархи, приобретя таким образом полномочия этнарха – не только церковного, но и политического главы сербского народа. Святитель Макарий получил право управления церковным имуществом, сбора налогов, наследствования имущества христиан, не оставивших после себя наследников, утверждения уставов ремесленных объединений, разбирательства брачных споров и других судебных вопросов. Таким образом патриарх Макарий занимался делами, которые некогда подлежали ведению государственных властей. При этом он нес тяжелое бремя отвественности перед высшими турецкими властями, которым должен был вылачивать большой налог.

      В 1570 или 1571 году патриарх Макарий, вероятнее всего, из-за болезни и физической немощи, оставил патриарший престол. Нельзя исключить и предположение, высказанное профессором Радославом Груичем, который считал, что святитель решил использовать благоприятные политические обстоятельства и укрепить тяжело приобретенную самостоятельность Печской патриархии, лично избрав себе наследника, с тем чтобы после его смерти церковная власть вновь не была отнята Охридским архиепископом или Константинопольским патриархом.

      Своим преемником на патриаршем престоле Макарий сделал митрополита Герцеговинского Антония. В одном из храмов монастыря Банья сохранилась фреска, на которой изображен святитель Макарий, передающий престол своему наследнику.

      Будучи в немалых летах, утомленный многими заботами и трудами выдающийся иерарх Сербской Церкви преставился ко Господу в начале сентября 1574 года. «Вдохнув жизнь в запущенную Печскую патриархию, – пишет епископ Шумадийский Савва Вукович, – патриарх Макарий превратил ее в отличную в религиозном и национальном отношении организацию, которая объединила весь сербский народ. Таким образом патриарх Макарий воплотил в жизнь духовное единство сербского народа».

      Сербская Православная Церковь празднует память святителя Макария 30 августа/12 сентября.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-makarij-serbskij

      Блж. Николая Саллоса, Христа ради юродивого, Псковского(1576)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      12 марта (переходящая) – 13 марта (28 февраля) в невисокосный год / 12 марта (28 февраля) в високосный год

      28 июня (переходящая) – Собор Псковских святых

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ БЛАЖЕННОГО НИКОЛАЯ САЛЛОСА

      Блаженный Николай Псковский более трех десятилетий нес подвиг юродства. Еще задолго до смерти он стяжал благодатные дары Святого Духа и был удостоен дара чудотворения и пророчества. Современники-псковичи звали его Микула (Микола, Никола) Саллос, что в переводе с греческого означает «блаженный, юродивый», и еще при жизни почитали как святого, называя также Микула Свят.

      В феврале 1570 года, после опустошительного похода с опричным войском на Новгород, царь Иоанн Грозный двинулся на Псков, подозревая измену и готовя ему участь Новгорода. Как свидетельствует Псковская летопись, «прииде царь... с великою яростию, яко лев рыкая, хотяй растерзати неповинныя люди и кровь многую пролити».

      Весь город молился об отвращении царского гнева. Услышав колокольный звон к утрени по всему Пскову, царь, как гласит надпись на чудотворной Любятовской (в Любятове стояло царское войско) иконе Умиления Божией Матери (память 19 марта), «умилившись сердцем, сказал своим воинам: «Иступите мечи о камень, да престанут убийства"».

      Все жители Пскова вышли на улицы, и каждая семья стояла на коленях у ворот своего дома, вынеся хлеб и соль для встречи царя. На одной из улиц навстречу царю выбежал блаженный Николай верхом на палке, будто скача на коне, и закричал царю: «Иванушко, Иванушко, покушай хлеба-соли, а не христианской крови».

      Царь приказал поймать юродивого, но тот стал невидим. Запретив убийства, Иван Грозный, однако, имел намерение разграбить город. Царь слушал молебен в Троицком соборе, поклонился мощам святого благоверного князя Всеволода-Гавриила (память 11 февраля) и пожелал получить благословение у блаженного Николая.

      Когда царь пришел в келлию блаженного, тот сказал: «Не замай, минухне, нас (не трогай, прохожий, нас) и пойди от нас, не на чем тебе будет бежати». Юродивый предложил царю на угощение кусок сырого мяса. «Я христианин и не ем мяса в пост», – сказал ему Иоанн. – «Ты пьешь кровь человеческую», – отвечал ему блаженный, поучая царя «многими ужасными словесы», чтобы тот прекратил убийства и не грабил святые Божии церкви. Но Иоанн не послушался и приказал снять колокол с Троицкого собора, и тогда, по пророчеству святого, пал лучший конь царя.

      Молитва и слово блаженного пробудили совесть царя. Испуганный сбывшимся пророчеством и обличенный в злодеяниях, Грозный, приказав остановить грабеж, бежал из города. Опричники, свидетели этого, писали: «Могущественный тиран... ушел побитый и пристыженный, словно прогнанный врагом. Так неимущий нищий устрашил и прогнал царя со множеством тысяч воинов».

      Блаженный Николай скончался 28 февраля 1576 года и был погребен в Троицком соборе спасенного им города. Такой чести удостаивались лишь псковские князья и, впоследствии, архипастыри.

      Местное почитание блаженного началось спустя всего 5 лет после его кончины. В 1581 г., при осаде Пскова войсками польского короля Стефана Батория, кузнецу Дорофею было явление Божией Матери с сонмом псковских святых, молившихся за город, среди которых был и блаженный Николай (сведения о Псково-Покровской иконе Божией Матери помещены 1 октября).

      В кафедральном Троицком соборе Пскова и ныне почивают мощи блаженного Николая Псковского, который «плотски в юродстве быв, ... горняго Иерусалима гражданин явися..., царску державу и смысла свирепство на милость обратив».

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-nikolaj-sallos-pskovskij

      Свт. Варсонофия, еп. Тверского (1576)

      ДНИ ПАМЯТИ

      17 октября – Обре́тение мощей

      17 октября – Собор Казанских святых

      24 апреля

      19 июля (переходящая) – Собор Тверских святых

      ЖИТИЕ

      Святитель Варсонофий, епископ Тверской, чудотворец Казанский, родился около 1495 года в городе Серпухове в семье священника Василия. При Крещении младенец получил имя Иоанн. Отличаясь трудолюбием и понятливостью, отрок легко овладел грамотой, освоил чтение Псалтири и церковное пение настолько, что мог не только сам читать и петь, но и помогать другим.

      В 1512 году крымские татары под предводительством Ахмат Гирея и Бурнат Гирея ходили в поход на Рязань, но «не успев ничтоже во взятии града Рязани», прошли быстрым и неожиданным опустошительным рейдом по берегам Оки. В числе многих и Иоанн семнадцатилетним отроком был уведен в плен. Много пришлось терпеть в плену юноше, но в суровых испытаниях вера Христова, еще в родительском доме глубоко укоренившаяся в сердце, принесла плод сторицей. Уповая на Господа, будущий святитель молился и пел приходившие на память псалмы, жил, как живет послушник в монастыре, неприметно навыкая послушанию, незлобию и терпению. Спал Иоанн совсем мало, к еде почти не притрагивался, отличался усердием и кротостью, трудился без прекословия и потому расположил к себе даже ожесточенные сердца иноверцев, которые, невольно признав его достоинства, стали обращаться с ним мягче и снисходительнее, нежели с другими.

      Постепенно благодаря незаурядным способностям он овладел разговорным татарским языком до такой степени, что по прошествии двух лет мог не только хорошо говорить, но и писать по-татарски. Плен продолжался три года. С большим трудом собрав необходимую сумму, священник Василий выкупил своего сына Иоанна из татарской неволи. Блаженный Иоанн возвратился домой, однако сердце его уже охладело навсегда к непостоянным земным радостям и утехам. Согласно неколебимому решению, созревшему в душе юноши еще в плену, он поехал в Москву, где в Спасском Андрониковом монастыре принял иноческое пострижение, дав Богу обеты девства, послушания и нестяжания. Новопостриженного инока нарекли Варсонофием.

      Строгой и богоугодной жизнью инок Варсонофий преуспевал в подвигах добродетели и молитвы. В Андрониковом монастыре бывал наездами святитель Акакий, епископ Тверской (1522–1567), родной младший брат преподобного Иосифа Волоцкого и постриженик Иосифо-Волоколамского монастыря, архипастырь добрый и благочестивый, удостоенный от Бога дара прозорливости. Он неоднократно предсказывал преподобному Варсонофию, бывшему еще в сане иеродиакона, что именно он станет некогда преемником святителя Акакия на Тверской кафедре. О добродетельной и благочестивой жизни преподобного Варсонофия стало известно митрополиту Московскому Макарию, который возвел святого Варсонофия в сан игумена Николо-Пешношской Мефодиевой пустыни, основанной в 1461 году учеником преподобного Сергия Радонежского преподобным Мефодием (память 14 июня) в 15 верстах от Дмитрова. В старину пустынь эта именовалась «Никола на Песнуше».

      В 1553 году в паломничестве (в благодарность за чудесное избавление от смерти) на пути в Кириллов Белозерский монастырь Пешношскую обитель посетил царь Иоанн Грозный с семейством. Он обратил внимание на опытного наставника иноческой жизни, побывавшего в плену и сведущего в татарском языке и нравах. Поэтому когда в 1555 году в Казани открывали новую епархию, вместе со святителем Гурием, первым архиепископом Казанским, был направлен в Казань и святой Варсонофий из Пешношской обители в сане архимандрита для основания там монастыря.

      26 мая 1555 года первосвятители Казани торжественно отправились в путь. Из Москвы по рекам Москве, Оке и Волге путь до Казани длился два месяца. В воскресенье 27 июля 1555 года святитель Гурий с игуменом Пешношским Варсонофнем и игуменом Успенского Старицкого монастыря Германом прибыли в Казань. С крестами и хоругвями были встречены они в Казанском Благовещенском соборе местным духовенством и населением. Вместе со святым Варсонофием в Казань прибыли иноки, постриженики Пешноши: Тихон, Феодорит, Иов, Андроник, Сильвестр, а также инок Андроникова монастыря Симеон. Уже в следующем, 1556 году преподобный Варсонофий исполнил возложенное на него поручение и устроил Преображенский монастырь в Казанском кремле. Им был освящен первый каменный теплый храм в монастыре во имя святителя Николая Ратного, а впоследствии – и главный храм в честь Преображения Господня.

      Тайно от всех он продолжал носить вериги для изнурения плоти. Монастырь в скором времени сделался средоточием духовной жизни бывшей татарской столицы. Через несколько лет число иноков в нем доходило до ста человек. Святой Варсонофий обращал татар в православную веру, чему немало способствовало превосходное знание им татарского языка. Благодаря исцелениям различных недугов имя его стало известно далеко за пределами Казани. И немало больных, приходивших к нему за врачеванием, склонялись к принятию христианской веры. По смерти епископа Тверского Акакия (1567) святитель Филипп, митрополит Московский, вызвал святого Варсонофия в Москву и возвел его в сан епископа Тверского.

      Истинным светильником был святитель Варсонофий для своей паствы, не словами одними, но всем существом своим указуя спасительный путь Христов. Несмотря на высокий святительский сан, он продолжал быть смиренным подвижником, каким был в Пешношской обители и в Казани. Ночи проводил он в молитве, дни в трудах и заботах, отдыхая, шил клобуки и дарил инокам и епископам, непрестанной молитвой усердно врачевал телесные и душевные болезни обращавшихся к нему. В то время начались для России тяжкие испытания – царь Иоанн Грозный, мудро и благочестиво правивший Россией, стал ужасом и бичом для своих подданных, насаждая так называемую «опричнину». Тверь не принадлежала опричнине и потому не пользовалась благосклонностью царя. С ужасом и негодованием видел святитель Варсонофий, как его друг Герман, архиепископ Казанский (память 6 ноября), некогда пользовавшийся уважением царя, был вызван из Казани в Москву для возведения в сан митрополита, однако после того, как напомнил царю тихими и кроткими словами, что тот даст ответ на суде Божием за свои жестокости, был изгнан и умер в заточении. Много страшных событий прошло пред очами святителя Варсонофия за четыре года его архиерейского служения. Глубоко сокрушался о своей пастве святитель Варсонофий. Ощущая старческую немощь, он в 1571 году удалился на покой в основанную им в Казани обитель. Пять лет провел он в Преображенском монастыре на покое, в молитве и уединении, где принял великую схиму. Когда он не мог по немощи сам ходить в церковь, любящие ученики помогали ему посещать храм Божий, зная его любовь к Богослужению.

      Скончался святитель Варсонофий 11 апреля 1576 года и был погребен в Преображенском монастыре архиепископом Казанским Тихоном. В 1595 году по благословению святейшего патриарха Иова (1588–1607) построен в этом монастыре новый храм в честь Преображения Господня. При строительстве храма были обретены мощи святителей Казанских Гурия и Варсонофия.

      Жизнеописание святителей Гурия и Варсонофия составлено было священномучеником патриархом Ермогеном.

      4/17 октября – Обре́тение мощей

      Обретение мощей святителя Гурия, архиепископа Казанского († 1563), и Варсонофия, епископа Тверского († 1576), произошло в Казани в 1595 году. При строительстве новой каменной церкви в честь Преображения Господня в Спасо-Преображенском монастыре, основанном святителем Варсонофием, у алтарной стены прежнего деревянного храма были выкопаны гробы с телами святителей. Необычность вида нетленных гробов исполнила святителя Ермогена (память 17 февраля) благоговейным дерзновением открыть гробы при большом стечении народа. Сам святитель Ермоген так описывает это событие: «Видехом диво, его же не надеяхомся. Рака бо святаго бе полна благоуханна мира, как чистой воды, мощи же святаго Гурия вверху мира яко губа ношахуся. Нетлением бо одари Бог честное и многотрудное его тело, яко и ныне зрится всеми. Токмо мало верхния губы тление коснуся, прочие же его уды целы быша, ничем же невредимы. Осязахом же и погребальные ризы его и бяху крепки зело. Потом же открыхом раку преподобнаго Варсонофия и видехом: многим нетлением почтени от Бога мощи святаго Варсонофия. К ногам преподобнаго тление коснуся, но обаче не токмо кости не разрушены, но крепки бяху зело и никакоже слабости в составе имуще, яко же и Гурию святителю. И погребальныя ризы такожде, яко и Гурию преподобному, новых крепчае». Многие больные исцелились, помазавшись святым миром, истекавшим от мощей святителя Гурия.

      В Иконописном подлиннике под 4 октября сказано: «Гурий подобием сед, брада, аки Василия Кесарийского, в шапке, в омофоре, в руках Евангелие, риза святительская. Варсонофий подобием надсед, брада, аки Гуриева, на конец раздвоилась, в шапке, риза святительская, омофор и Евангелие».

      В соответствии с докладом архиепископа Чебоксарского и Чувашского Вениамина (Новицкого; † 14 октября 1976) святейший патриарх Московский и всея Руси Пимен благословил творить в первое воскресенье после 4 октября соборную память всем Казанским святителям.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-varsonofij-tverskoj-episkop

      34 преподобномучеников Валаамских: Тита, Тихона, Геласия, Сергия, Варлаама, Саввы, Конона, Сильвестра, Киприана, Пимена, Иоанна, Самона, Ионы, Давида, Корнилия, Нифонта, Афанасия, Серапиона, Варлаама, Афанасия, Антония, Луки, Леонтия, Фомы, Дионисия, Филиппа, Игнатия, Василия, Пахомия, Василия, Феофила, Иоанна, Феодора, Иоанна (1578)

      34 ВАЛААМСКИХ ПРЕПОДОБНОМУЧЕНИКА

      С благословения игумена Дамаскина в день мученичества 34 иноков, 20 февраля, в Валаамской обители ежегодно совершалась Божественная литургия "о вечном покое их", с которой пелась и соборная панихида.

      В течение своей многовековой истории Валаамская обитель, находившаяся близ границы владений Великого Новгорода со Швецией, неоднократно разорялась шведами. Последних влекло сюда и стремление к наживе, и желание насадить на окрестных землях латинскую веру.

      ***

      При короле Густаве Ваза (1523-1560) в Швеции была проведена Реформация. Во времена правления его сына Иоанна III военный отряд из новообращенных лютеран, которые, по словам святителя Игнатия (Брянчанинова) "дышали еще фанатическим пристрастием к своей лишь родившейся вере", преследуя православных корел, по льду перешел с материка на остров и напал на монастырь. 20 февраля 1578 года "18 человек достоблаженных старцев и 16 послушников были мученически истреблены за твердость в православной вере". Их имена с пометой "побиты от немец на Валааме старцев и слуг" были внесены в Синодик, оказавшийся впоследствии в Васильевском монастыре: священноинок Тит, схимонах Тихон, инок Геласий, инок Сергий, инок Варлаам, инок Савва, инок Конон, инок Сильвестр, инок Киприан, инок Пимен, инок Иоанн, инок Самон, инок Иона, инок Давид, инок Корнилий, инок Нифонт, инок Афанасий, инок Серапион, инок Варлаам, послушники Афанасий, Антоний, Лука, Леонтий, Фома, Дионисий, Филипп, Игнатий, Василий, Пахомий, Василий, Феофил, Иоанн, Феодор, Иоанн.

      По преданию, в XIX веке один из валаамских иноков близ пустыни игумена Назария сподобился видения неведомых черноризцев: «они шествовали в два ряда из залитой солнечным светом зелёной рощи и пели древним знаменным распевом погребальные молитвословия. Шли они сложив руки на груди, образом же были пресветлы и очи имели кротости несказанной. Только когда шествие приблизилось к монаху, он увидел, что все черноризцы обрызганы кровью и покрыты ранами. Там, где прошли они, трава оказалась не помятой. Они исчезли так же, как и явились, в зелёной чаще, причём тихие отголоски погребального напева долго носились в воздухе».

      С благословения игумена Дамаскина в день мученичества 34 иноков, 20 февраля, в Валаамской обители ежегодно совершалась Божественная литургия "о вечном покое их", с которой пелась и соборная панихида.

      На юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви, состоявшемся 13 – 16 августа 2000 года, были причислены к лику святых для общецерковного почитания.

      Источник: Официальный сайт Валаамского монастыря. Режим доступа: https://valaam.ru/starets/5554/

      Перенесение мощей блгв. кн. Михаила Черниговского и болярина Феодора (1578)

      14 февраля 1572 года, по желанию царя Иоанна Васильевича Грозного, с благословения митрополита Антония, мощи святых мучеников были перенесены в Москву, в храм, посвященный их имени, оттуда в 1770 году они были перенесены в Сретенский собор, а 21 ноября 1774 года - в Архангельский собор Московского Кремля.

      Житие и служба святых Михаила и Феодора Черниговских были составлены в середине XVI столетия известным церковным писателем, иноком Зиновием Отенским.

      Блж. Иоанна Власатого, Ростовского (1580)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      16 сентября

      25 ноября

      5 июня – Собор Ростово-Ярославских святых

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ БЛАЖЕННОГО

      ИОАННА ВЛАСАТОГО,

      РОСТОВСКОГО ЧУДОТВОРЦА

      По краткому рукописному его житию не видно, кто он и откуда пришел в Ростов. Преосвященный Филарет предполагает, что Иоанн был знатного рода и человек образованный (знал латинский язык). Но по обстоятельствам времени царя Иоанна IV Грозного весьма вероятно, что он скрылся из Москвы от ужасов, чтобы в тиши и неизвестности служить Господу. В Ростове блаженный Иоанн принял на себя подвиг юродства, терпя нужды и скорби. Он не имел постоянного пристанища и лишь изредка отдыхал в доме своего духовника, священника Всесвятской церкви, или у одной престарелой вдовицы. Он имел «власы на главе велики», почему и назывался Власатым. Живя в смирении, терпении и непрестанной молитве, он духовно окормлял многих людей, в том числе и преподобного Иринарха, затворника Ростовского (память 13/26 января). Скончался блаженный Иоанн после долгих подвигов, перенеся много скорбей, в глубокой старости 3 сентября 1580 (1582) года и, согласно завещанию, был погребен за алтарем церкви св. Власия.

      Погребение блаженного Иоанна ознаменовано было, по преданию, страшной бурей, молнией и громом, что произвело на всех удручающие впечатление. Благочестивые люди со времени погребения блаженного приходили на его могилу и брали землю; многие по вере получали исцеления и потому прозвали св. Иоанна Милостивым, отождествляя его со св. Иоанном Милостивым, Александрийским патриархом, память которого 12/25 ноября. В числе исцелившихся был Ростовский митрополит Кирилл, лишившийся в старости руки и ноги, а потому оставивший управление епархией. После усердной молитвы над гробницей блаженного Иоанна престарелый святитель, принесенный в церковь на руках, получил внезапное облегчение от своего недуга, так что уже мог сам идти в архиерейский дом, и впоследствии не только совершал богослужения, но и снова управлял епархией во время плена знаменитого своего преемника Филарета Никитича Романова (патриарха Всероссийского).

      Над могилой блаженного Иоанна вместо прежней деревянной Власиевской церкви была построена каменная церковь в честь Толгской иконы Божией Матери с приделом св. мч. Власия.

      Память блаженного Иоанна Власатого, Христа ради юродивого, Ростовского чудотворца, празднуется в день его кончины – 3/16 сентября и вторично – 12/25 ноября в память св. патриарха Александрийского Иоанна Милостивого, имя которого он носил.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-ioann-vlasatyj-milostivyj-rostovskij

      Прп. Никандра пустынножителя, Псковского чудотворца (1581)

      ДНИ ПАМЯТИ

      7 октября

      28 июня (переходящая) – Соборы Новгородских и Псковских святых

      ЖИТИЕ

      Преподобный Никандр Псковский (в Крещении Никон) родился 24 июля 1507 года в семье крестьян Филиппа и Анастасии в селе Виделебье на Псковщине.

      С детства он мечтал продолжить подвиги своего односельчанина – преподобного Евфросина Спасоелеазаровского, начальника Псковских пустынножителей (память 15 мая). Первым в семье Никона принял монашество его старший брат Арсений. После смерти отца семнадцатилетний Никон сумел убедить и мать раздать имение и удалиться в монастырь, где она жила до самой кончины. Обойдя обители Псковской земли, поклонившись мощам преподобного Евфросина и его ученика преподобного Саввы Крыпецкого (память 28 августа), он окончательно утвердился в стремлении к отшельнической жизни.

      Чтобы иметь возможность читать Слово Божие, Никон нанялся в работники к псковскому жителю Филиппу, который за усердие отдал его на обучение к опытному учителю. Видя ревность юноши, Господь Сам указал ему место подвига. Горячо молясь в одной из псковских церквей, он услышал глас из алтаря, повелевавший ему идти в пустынь, которую Господь укажет через Своего раба Феодора. Крестьянин Феодор отвел его на речку Демьянку, между Псковом и Порховом. (Впоследствии Филипп и Феодор, которые помогли преподобному достичь своей заветной цели, по его молитвам также вступили на путь иночества и стали пострижениками Крыпецкого монастыря с именами Филарет и Феодосий).

      Проведя несколько лет в безмолвии и суровых подвигах, иссушивших его плоть, Никон пришел в монастырь, основанный преподобным Саввой Крыпецким. Игумен, видя его телесную немощь, не сразу согласился принять его, опасаясь, что трудности монашеской жизни будут ему не по силам. Тогда Никон, припав к раке преподобного Саввы, стал, как живого, умолять его взять в свою обитель. Игумен смягчился и постриг Никона с именем Никандр.

      Много искушений и бед пережил на тесном пути подвижничества преподобный Никандр. О «страстех пустынных» ему предсказал еще в Пскове блаженный Николай (память 28 февраля). Молитвами всех псковских угодников и преподобного Александра Свирского (память 30 августа и 17 апреля), который дважды являлся преподобному, наставляя и укрепляя его, он, с помощью благодати Божией, преодолел все многообразные козни лукавого. Силой молитв преподобный победил слабости плоти, человеческое недоброжелательство и диавольские страхования. Однажды его чуть не убили разбойники, отняв его единственное и самое ценное для отшельника имущество – книги и иконы. По молитвам святого двое из них, устрашившись внезапной смертью своего товарища, раскаялись в своих злодеяниях и получили прощение старца.

      В Крыпецком монастыре преподобный Никандр жил недолго и с благословения вернулся в свою пустынь. Впоследствии он еще раз приходил на жительство в Крыпецкую обитель, где исполнял послушания уставщика и келаря, и снова ушел в пустынь и жил там в посте и молитве, постигая Слово Божие. Ежегодно Великим постом преподобный Никандр ходил в Дамиановский монастырь, где исповедовался и причащался Святых Христовых Таин. За восемь лет до кончины он принял там великую схиму. К преподобному стало приходить много народа «пользы ради», ибо, по слову преподобного Иоанна Лествичника, «монашеское житие – свет для всех человеков». Верующие обращались к преподобному Никандру за молитвенной помощью, ибо Господь наделил его многими благодатными дарованиями. Пустынник с любовью и вниманием относился ко всем нуждам своих посетителей и даже устроил им для ночлега убогую «гостиницу у дуба», которую сам протапливал. Преподобный не позволял себе выставлять напоказ свои дарования. Приходя тайно к его келлии, люди всегда слышали, что он молится с горьким рыданием. Он же, заметив близость людей, тотчас умолкал, пряча от них полученный дар слез.

      Преподобный Никандр до конца жизни оставался пустынником (его так и величают – преподобный Никандр пустынножитель), но завещал не оставлять место его трудов после своей кончины, обещая свое покровительство насельникам будущего монастыря. Диакону Порховского женского монастыря Петру преподобный заповедал на его могиле поставить церковь и перенести туда икону Благовещения Пресвятой Богородицы из погоста Тишанки. Он предвидел свою смерть, предсказав, что умрет, когда на отечество нападут враги, предрекая им при этом скорое поражение. 24 сентября 1581 года, во время нашествия войск польского короля Стефана Батория, один крестьянин нашел его скончавшимся: он лежал на рогожке с крестообразно сложенными на груди руками. Из Пскова пришли духовенство и народ, почитатели преподобного, среди которых был и диакон Петр, и совершили обряд христианского погребения.

      В 1584 году на благодатном месте подвига преподобного Никандра, освященном его почти полувековой молитвой, была создана обитель, которую стали называть Никандровой пустынью. Строителем монастыря был инок Исаия, исцелившийся по молитве святому. В 1686 году при Патриархе Иоакиме состоялось прославление преподобного Никандра и было установлено празднование его памяти 24 сентября, в день кончины, и в храмовой праздник обители – Благовещение Пресвятой Богородицы. При перестройке собора монастыря были обретены мощи преподобного Никандра, скрытые в стене, и 29 июня празднуется как день обретения его честных мощей. И сейчас крепка молитвенная связь верующих с преподобным Никандром, которого глубоко чтят на псковской земле.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-nikandr-pskovskij

      Прп. Трифона Печенгского, Кольского (1583)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      28 декабря – Преставление. Собор Кольских святых

      3 июня – Собор Карельских святых

      28 июня (переходящая) – Собор Новгородских святых

      19 июля (переходящая) – Собор Тверских святых

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО

      ТРИФОНА ПЕЧЕНГСКОГО, КОЛЬСКОГО

      В миру его звали Митрофан, родился в 1495 г. в Новгородской губернии. С ранних лет преподобный Трифон был «изряден постник, кроток, милостив». Услышав однажды голос, повелевавший ему идти «в землю пустынную, жаждущую, где никто еще не ходил», Трифон отправляется с проповедью Христа к язычникам-лопарям, о жизни которых знал из рассказов рыбопромышленников.

      Придя на Кольский полуостров, на реку Печенгу, к лопарям, преподобный изучил их язык и обычаи и стал проповедовать им веру Христову. Немало лет ревностно трудился преподобный, терпя лишения, гонения и побои, но даже под страхом смерти не отступил от апостольского служения.

      Постепенно мудрым и кротким словом его многие язычники обратились ко Христу. В 1532 г. святой построил храм и основал при нем монастырь во имя Святой Троицы. Много трудностей перенес преподобный при устройстве обители в дикой стране.

      Однажды преподобный, замесив тесто, вышел из своей келлии. В это время туда зашел большой медведь и, опрокинув квашню, стал есть приготовленное тесто. Именем Божиим запретив зверю двигаться и наказав его, святой отпустил зверя. С тех пор ни медведи, ни волки не нападали на монастырское стадо оленей. Такую силу Господь дает своим угодникам, что даже и дикие звери повинуются им, как некогда повиновались праотцу нашему Адаму.

      В другой раз преподобный купил для монастырских нужд в г. Коле ручные жернова. Путь предстоял долгий и утомительный: до Печенгского монастыря было около 150 верст. Всю дорогу святой сам нес жернова, а на просьбу учеников передать им свою ношу, ответил: «Лучше мне повесить себе на шею мельничный камень, чем смущать братию своею праздностью».

      Показывая пример смирения, преподобный уклонился от игуменства, поставив настоятелем своего ученика.

      В годы неурожая святой с несколькими братиями ходил в Новгородские земли, прося подаяния и отправляя собранное в монастырь. Достигнув старости, преподобный мирно почил о Господе 15 декабря 1583 г. в возрасте 88 лет. Но и после своего отшествия ко Господу он не покидает всех молящихся ему. Часто дивный заступник и на суше, и на море оказывает скорую помощь призывающим его.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-trifon-pechengskij

      Блж. Симона, Христа ради юродивого, Юрьевецкого (1584)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      17 ноября

      5 февраля – Собор Костромских святых

      23 мая

      20 июня – Собор святых Ивановской митрополии

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ БЛАЖЕННОГО СИМОНА,

      ЮРЬЕВЕЦКОГО ЧУДОТВОРЦА

      Блаженный Симон Юрьевецкий родился в селе Братском Костромской области в благочестивой семье крестьян Родиона и Марии Шитовых. Во Святом Крещении он был назван Симоном в честь святого апостола Симона Зилота (память 10/23 мая). С юношеских лет Симон принял на себя особый подвиг юродства Христа ради и ушел из родительского дома в дремучие леса, около села Елнати.

      Однажды елнатские поселяне увидели в лесу человека, изможденного, в одной рубахе, босого, который назвал им только свое имя – Симон, о нем сообщили местному священнику Иосифу, и тот взял блаженного в свой дом.

      Святой Симон начал ходить по домам елнатских жителей и помогал им в исполнении самых трудных работ, но плату не брал. Несмотря на постоянные труды, он часть дня и ночи усердно молился, изнурял свое тело постом и любил посещать храм Божий. Зимой и летом он ходил только в льняной рубашке и босым, так что кожа его почернела, и спал на голом полу. Неразумные люди нередко жестоко били его. Блаженный кротко переносил все оскорбления и насмешки и не платил злом за зло, но молился за обидчиков, а себя постоянно укорял и называл «глупцом» и «несытой гортанью». 15 лет жил в Елнати блаженный Симон, а потом перешел в город Юрьевец-Поволжский. Любимым местом пребывания его там были церковные паперти, где он возносил горячие молитвы Богу. Особенно часто святой приходил в Богоявленский монастырь, где на паперти усердно молился перед иконой Пресвятой Богородицы.

      Подвиг полного самоотречения, который очистил душу его, был угоден Богу, и он еще при жизни получил дар прозрения: многое предвидел и предсказывал будущее во славу Божию для врачевания недугов и нравственного исправления ближних.

      Незадолго до своей кончины блаженный зашел в дом воеводы Феодора Петелина. Тот, не зная подвигов святого, раздраженный поведением Симона, в порыве гнева приказал слугам избить святого и бросить в подвал. Блаженный тяжело заболел. Чувствуя скорый отход из жизни земной в жизнь вечную, блаженный Симон призвал священника, исповедался, приобщился Святых Таин и предал Господу душу свою 4 ноября 1584 года (по другим источникам – в 1586 году).

      Воевода раскаялся в своем согрешении. Весь город собрался на погребение святого. Тело его было погребено на территории Богоявленского монастыря. В 1619 году над могилой блаженного была построена церковь во имя Пресвятой Богородицы Одигитрии. В 1635 году игумен Богоявленского монастыря Дионисий доносил патриарху Иоасафу об исцелениях у мощей блаженного Симона. Патриарх благословил написать икону блаженного и совершать ему службу по общей Минее. В 1666 году блаженному Симону, Юрьевецкому чудотворцу, составлена особая служба. Дни его памяти – 4/17 ноября и 10/23 мая.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-simon-jureveckij

      Блж. Иоанна, Христа ради юродивого, Московского (1589)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      5 июня – Собор Ростово-Ярославских святых

      28 июня (переходящая) – Собор Вологодских святых

      16 июля

      6 сентября (переходящая) – Собор Московских святых

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ БЛАЖЕННОГО

      ИОАННА МОСКОВСКОГО

      Блаженный Иоанн родился в конце XV – в первой половине ХVI века. Он известен подвигами благочестия в эпоху, предшествовавшую времени смутному и опасному для Русской земли. Блаженный был уроженцем Вологодской земли. В молодости он трудился на солеваренных заводах, за что его впоследствии называли «Водоносцем». Отсюда он ушел в Ростов, где начал редкий подвиг юродства. На голове он стал носить железный колпак, из-за чего его прозвали «Большим колпаком». Также он носил на пальцах тесные железные кольца, а на теле – тяжелые вериги из крестов. Питался святой подвижник хлебом и водой один раз в день. Часто бывало так, что блаженный Иоанн выходил на улицу, на народ, полагал на землю колпак и, стоя на нем, подолгу смотрел на солнце и молился. Прохожие смеялись над ним и оскорбляли его, но святой с кротостью и терпением переносил насмешки.

      В Ростове он был знаком с преподобным Иринархом, затворником Ростовским († 1616; память 13/26 января). Посетив его однажды в Ростове (ок. 1580 г.), святой Иоанн пророчески предсказал ему нашествие поляков: «Даст тебе Бог поучать людей от востока до запада, наполнять землю учениками, отводить людей от пьянства. За беззаконное же пьянство и разврат Господь Бог нашлет на Русскую землю иноплеменных... Но их Святая Троица Своею силою прогонит».

      Последние годы своей жизни блаженный Иоанн провел в Москве. Ходил он с распущенными волосами, почти обнаженный, даже и в жестокие морозы. Его поведение было вызовом мирскому самодовольству, поступки и порой загадочные слова намекали на скрытую повседневную жизнь. Блаженный Иоанн часто обращался с откровенным или обличительным словом к сильным мира сего, его знали даже и цари, терпя от него то, что не вынесли бы от другого. Так, царю Борису Годунову часто он говорил слова: «Умная голова, разбирай Божьи дела. Бог долго ждет, да больно бьет».

      Св. Иоанн сам предсказал свою кончину, испросив у протоиерея Димитрия, настоятеля храма Покрова Пресвятой Богородицы на Рву, впоследствии названного собором Василия Блаженного, место своего упокоения.

      В народной памяти остались события, предшествовавшие кончине святого. По пути из храма блаженный исцелил человека, не владевшего ногой: как бы нечаянно святой наступил на нее, и нога стала здорова. Затем он пошел в баню и там, впервые сняв вериги, трижды облился водой, готовясь к погребению. Святой заповедал совершить погребение не ранее третьего дня. Затем он лег на лавку, просил у всех прощения и завещал отнести свое тело к гробу блаженного Василия в Покровский храм. С этими словами блаженный Иоанн мирно преставился к Богу 3 июля 1589 (1590) года.

      О подвигах его знали многие современники. По указу царя Феодора Иоанновича было совершено торжественное погребение блаженного Иоанна. Однако само погребение совершалось не в указанный блаженным день, а раньше. Господь попустил в наказание за неисполнение завета Своего угодника во время богослужения случиться сильной грозе с молниями, так что в Покровском храме опалились некоторые иконы и даже пострадали несколько клириков и мирян. Во время погребения и позднее многие болящие получали исцеление по молитвам блаженного Иоанна. Блаженный Иоанн являлся и больным, находившимся далеко от Москвы, и они выздоравливали.

      Вскоре после блаженной кончины святого Иоанна, Московского чудотворца, были составлены житие и служба. Мощи святого были обретены нетленными 12 июня 1672 года и погребены под спудом в приделе Рождества Пресвятой Богородицы в Покровском соборе. А 17 января 1916 года этот придел был переименован во имя блаженного Иоанна, Христа ради юродивого, Московского чудотворца. Память святого совершается в день его блаженной кончины – 3/16 июля и в день обретения его нетленных мощей – 12/25 июня.

      Источник:

      Прп. Ионы Яшезерского (1589-1592)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      5 октября

      3 июня – Собор Карельских святых

      28 июня (переходящая) – Собор Новгородских святых

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО

      ИОНЫ ЯШЕЗЕРСКОГО

      Преподобный Иона был родом из селения Шокши, находящегося в 16 верстах к северу от основанной им Яшезерской пустыни. Местность, в которой стоит Яшезерская обитель, представляет собой каменистую пустыню. Начало основания обители было положено прп. Ионой в конце царствования Иоанна Васильевича Грозного (1533–1584). Тогда устроена была в монастыре деревянная церковь в честь Благовещения Пресвятой Богородицы с приделом во имя свт. Николая Чудотворца. Около того же времени к прп. Ионе собралось восемь человек братии, чтобы разделить его пустынные труды и подвиги.

      Много трудился прп. Иона над устроением обители. Своими руками выкопал он канаву из Яшезера в соседнее озеро Сенное для большего удобства рыбной ловли. По нуждам обители и ради ее пользы преподобный ездил верхом на лошади по глухим тропинкам окрестностей. Хранятся и доныне в монастыре две дорожные верховые кожаные сумы прп. Ионы. Сам подвижник вытачивал из дерева некоторые сосуды, употребляемые при богослужении. Напоминанием о таких трудах его служит выточенный им из карельской березы ковш для употребления под теплоту, также хранящийся в обители.

      Слава, которую стяжал прп. Иона святостью жизни и неусыпным попечением об устроении обители, привлекла знатных покровителей и вкладчиков. В Яшезерскую пустынь при жизни преподобного жаловали различные предметы, чаще всего богослужебные книги: великая государыня инокиня Марфа Иоанновна, царь Василий Иоаннович Шуйский (1606–1610), кроме книг наделивший обитель пашенными, сенокосными, лесными и рыболовными угодьями.

      Прп. Иона заслужил трудами и подвигами своими любовь и уважение от Соловецких игуменов Иакова (1581–1597) и прп. Иринарха (1613–1626; память 17/30 июля), а также от митрополита Новгородского Исидора (1603–1619), много также жертвовавших в бедную пустынную обитель. В 1628 г. в Яшезерском монастыре было уже два храма: прибавилась теплая с трапезной церковь в честь Преображения Господня.

      Время кончины прп. Ионы точно не известно. Вероятно, она последовала в конце XVI или в начале XVII столетия. Мощи святого почивают под спудом в часовне под монастырской колокольней.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-iona-jashchezerskij

      Прп. Игнатия Ломского, Ярославского (1591)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      10 января

      5 июня – Собор Ростово-Ярославских святых

      ЖИТИЕ

      Обстоятельства его жизни в миру неизвестны. Свой подвижнический путь он начал в Спасо-Прилуцком монастыре, в Вологде, иноческий постриг принял в Кирилло-Белозерском монастыре. Затем преподобный Игнатий удалился в окрестности города Ломска и там основал пустынь, которую через некоторое время вверил ученикам, а сам удалился в лесной скит и подвизался в безмолвии. Пропитание он добывал себе (также иноку Иоакиму, жившему за три версты от него) плетением лаптей, которые оставлял на дороге. Прохожие обменивали лапти на хлеб. В этих же местах преподобным Игнатием был построен храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы, при котором была основана Вадоисская Богородичная пустынь. В XVIII веке эта пустынь была упразднена, осталась только церковь Спаса на Лому, в которой покоились мощи преподобного Игнатия, прославившиеся чудотворением. Скончался святой подвижник в 1591 году.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-ignatij-lomskij

      Блгв. царевича Димитрия, Угличского и Московского (1591)

      ДНИ ПАМЯТИ

      28 мая

      5 июня – Собор Ростово-Ярославских святых

      16 июня – Перенесение мощей

      6 сентября (переходящая) – Собор Московских святых

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ БЛАГОВЕРНОГО

      ЦАРЕВИЧА ДИМИТРИЯ,

      УГЛИЧСКОГО И МОСКОВСКОГО

      Святой благоверный царевич Димитрий, сын царя Иоанна IV Грозного от его седьмого брака с Марией Федоровной (из рода Нагих), родился 19 октября 1582 года (а по другим источникам, 1583 или 1585 гг.) в Москве. Царь Иоанн назначил в удел царевичу с его матерью Углич. После смерти Иоанна Грозного на престол вступил старший брат царевича Димитрия Феодор Иоаннович. Однако фактическим правителем Русского государства был его шурин, властолюбивый боярин Борис Годунов. Добрый Феодор Иоаннович остался почти при одном имени царя, а все делалось, как хотел Борис; иностранные дворы присылали Годунову дары наравне с царем. Между тем Борису известно было, что в государстве, начиная с царя Феодора, признают Димитрия наследником престола, и имя его поминалось в церквях. Сам Борис в разных делах Феодорова времени признавал Димитрия наследником престола.

      Искони ненавидящий добро в роде человеческом диавол, видя сирых братьев, царя Феодора и царевича Димитрия, ни о чем земном не радеющих, ибо ни славы мира сего, ни богатств не желали, и, не в силах будучи ни в чем их искусить, вложил в сердце Бориса твердый помысл восхитить самодержавство, чтобы быть властелином на Руси, когда истребится корень царский, не ведая того, что Бог власть кому хочет, тому дает. И, тревожимый опасениями за свою будущность и обольщаемый мечтами о власти, Борис Годунов, привыкший распоряжаться всем с помощью самодержавного царя, стал действовать против царевича, как против личного врага своего, желая избавиться от законного наследника русского трона.

      Для осуществления своего преступного замысла Борис Годунов решил удалить царевича от московского царского двора. Вместе с матерью – вдовствующей царицей Марией Феодоровной и ее родственниками царевич Димитрий был отправлен в свой удельный город Углич.

      Стараясь избежать опасного кровопролития, Борис Годунов пытался сначала оклеветать юного наследника престола, распустив через своих приверженцев лживые слухи о мнимой незаконнорожденности царевича и запретив поминать его имя во время богослужений. Поскольку эти действия не принесли желаемого, коварный Борис прибег к распространению новых вымыслов: будто бы Димитрий I с юных лет уже являет в себе наследственную суровость государя, отца своего. Но все это казалось Борису недостаточным; он не мог рассчитывать на царский престол, пока жив Димитрий, а потому решился погубить царевича. Попытка отравить юного царевича с помощью Василисы Волоховой, кормилицы Димитрия Иоанновича, не увенчалось успехом: смертоносное зелье не вредило отроку.

      Но когда злодеи убедились, что нельзя совершить злодеяние в тайне, они решились на явное. Через своего сообщника Андрея Клешнина Борис отыскал знакомого человека, дьяка Михаила Битяговского, взявшегося собственноручно умертвить царевича. И посланный в Углич со своим сыном Даниилом и племянником Никитой Качаловым, будто бы для управления земскими делами и хозяйством вдовствующей царицы, Битяговский поручил Волоховой вывести в назначенное время царевича во двор. В субботний день 15 мая 1591 года утром боярыня мамка Волохова позвала Димитрия гулять во двор; кормилица Ирина, как бы предчувствуя, удерживала царевича во дворце, но мамка силой вывела его из горницы в сени, к нижнему крыльцу, где уже были Осип Волохов, Данило Битяговский и Никита Качалов. Волохов, взяв Димитрия за руку, сказал: «Сие у тебя новое ожерелье, государь?» Он же, кроткий агнец, подняв голову, тихим голосом отвечал: «Сие есть старое ожерелье». И Волохов кольнул его ножом по шее, но не захватил гортани. Кормилица, видя пагубу своего государя, пала на него и начала кричать, и убийца, бросив нож, побежал, но союзники его Данило Битяговский и Никита Качалов били кормилицу едва не до смерти и, отняв из рук ее праведного отрока, дорезали и сбросили его вниз с лестницы. В это время вышла на крыльцо царица и, увидев гибель сына своего, громко стала вопиять над ним. При виде этого страшного злодеяния пономарь соборного храма, запершись на колокольне, ударил в набат, созывая народ. Сбежавшиеся со всех концов города люди отомстили за невинную кровь восьмилетнего отрока Димитрия, самочинно расправившись с жестокими заговорщиками. Донесено было в Москву об убиении царевича, и сам царь хотел отправиться в Углич для исследования преступления, но Годунов под разными предлогами удержал Феодора Иоанновича в Москве. И через своих людей князя В.И. Шуйского (впоследствии царь), окольничего Клешнина и дьяка Вылузгина, посланных в Углич для судебного разбирательства, Борис Годунов сумел убедить царя в том, что его младший брат якобы страдал падучей болезнью и умер нечаянно, упав на нож.

      Царица-мать, обвиненная в недостатке надзора за царевичем, была сослана в отдаленный скудный монастырь святого Николая на Восхе, по ту сторону Белого озера, и пострижена в иночество с именем Марфы. Братья ее были сосланы по разным местам в заточение; жители Углича за самовольную расправу с убийцами одни были казнены, другие сосланы на поселение в Пелым, а многим урезывали языки.

      Казалось, все заглушено или все умерло; но глас Божий – глас народа: возникла молва народная о усопшем царевиче, и глухой ропот, тщетно подавляемый, все возрастал. Несмотря на приговор боярский и указ царев, никто не верил угличскому розыску князя Шуйского, хотя и укрепленному рукоприкладством стольких свидетелей мирских и духовных. Нельзя думать, чтобы верил и сам князь Шуйский, когда при других обстоятельствах, уж пятнадцать лет спустя, увенчанный сам наследственным венцом Димитрия, писал в окружных грамотах своих народу, что «за грехи всего христианства православного великого государя царевича Димитрия Иоанновича не стало, убит же он, как непорочный агнец, в Угличе». Он перед всей Россиею свидетельствовал, что «царевич Димитрий Иоаннович, по зависти Бориса Годунова, яко овча незлобливо, заклася». И патриарх Иов в грамоте 1606 года писал: «Прият заклание неповинно от рук изменников своих»; и патриарх Ермоген в сказании об убиении царевича, и многие российские и иностранные современники – все единодушно говорили, что царевич убит по тайному приказанию Годунова. Ложь, прикрывающая убийц, стала явной, когда в 1606 году открыли гроб царевича, и тогда нашли, что «в левой руке царевич держал полотенце, шитое золотом, а в другой – орехи», в таком виде его и постигла смерть. Царевич Димитрий был погребен в Угличе в дворцовом храме в честь Преображения Господня.

      Но Господь, зрящий не на лица, а на помыслы, прежде даже нежели они созреют в деяния, произнес устами пророка Исаии: Мне отмщение, Аз воздам (Рим.12,19). И устами иного пророка: «Что грех отцев взыщет на сынех до третьего и четвертого рода, милость же Его на тысячи родов» (Исх.20,5-6). Он посетил дивными судьбами Своими всех, причастных к смерти Димитриевой. Одним именем мнимо воскресшего отрока поражен сам Борис на престоле и все его семейство. И князь Василий Шуйский, ближайший судья в смерти царевича, низложивший первого Лжедмитрия, сам низложен с престола во время смут второго; и опять тень царевича оказывается сильнее обладающего царя: сам он невольно пострижен, как бы за невольное пострижение матери царевича и, как братья ее Нагие, терпит он с братьями своими долголетние узы и кончается в плену со всем своим родом, некогда столь могущим. Таковы были дела Божии в людех Своих.

      Уже в царствование Бориса Годунова у гробницы благоверного царевича Димитрия стали совершаться исцеления больных. 3 июня 1606 года, в царствование Василия Шуйского, при патриархе Ермогене, святые мощи страстотерпца были обретены нетленными и перенесены в собор во имя Архистратига Михаила в Москве митрополитом Ростовским и Ярославским Филаретом, отцом будущего царя Михаила Феодоровича Романова.

      Побуждением к этому было желание, по выражению царя Василия Шуйского, «уста лжущия заградить и очи неверующия ослепить глаголющим, яко живый избеже (царевич) от убийственных дланей», ввиду появления самозванца, объявившего себя истинным царевичем Димитрием. Торжественно были перенесены святые мощи и положены в Архангельском соборе Московского Кремля, «в приделе Иоанна Предтечи, идеже отец и братия его». После многочисленных чудесных исцелений от святых мощей в том же 1606 году «составиша празднество царевичу Димитрию трижды в год – рождение (19 октября/1 ноября), убиение (15/28 мая), перенесение мощей к Москве (3/16 июня)». Русская Церковь благоговейно чтит память св. царевича Димитрия. Город Углич, почитающий святого царевича Димитрия своим особым небесном покровителем, к этим дням присоединяет еще 16 мая. В этот день г. Углич совершает так называемую «празднество плащанице св. царевича». Плащаница (пелена) с изображением св. царевича Димитрия была вышита его материю на прославленные его мощи и одр, на котором они были несены из Углича в Москву. Эта плащаница, а также образ святого царевича, «на доске писанный», были присланы из Москвы в Углич (вероятно, патриархом Ермогеном). Впоследствии «умысли чин духовный и граждане, да установят празднество плащаницы сей месяца мая в 16 день, носите вокруг дворца его и младенцы подносите, яко же и царевич имел семь лет с половиною, исправляя сие и до разорения Углича от Литвы». Праздник этот отличается глубоко умилительной торжественностью. В этот день после литургии вокруг «царевичева дворца» с торжественным крестным ходом обносились при пении тропаря царевичу плащаница и одр, на котором святые мощи царевича были несены из Углича в Москву. Под плащаницу и одр угличские граждане все – без различия званий и состояний – почитали непременно своей обязанностью подвести или поднести своих детей, начиная с грудных и до 8-летнего возраста. Глубокая вера, что злодейская рука убила только тело святого царевича, а святая душа предстоит престолу славы Царя Небесного, превращая день заклания – этот некогда ужаснейший день – в светло-радостный праздник – в «царевичев день»! День убиения святого царевича есть день его небесной радости, и свою небесную радость он сообщает детям, пришедшим на его праздник.

      Святитель Димитрий Ростовский составил житие и описание чудесных исцелений по молитвам святого царевича Димитрия, из которого видно, что особенно часто исцелялись больные глазами.

      В Угличе на месте убиения святого царевича Димитрия был построен храм его имени, который в народе получил название «церковь царевича Димитрия на крови». В этом храме хранилось рукописное житие благоверного царевича, написанное святителем Димитрием, митрополитом Ростовским.

      Во время Отечественной войны 1812 года святые мощи благоверного царевича Димитрия были спасены от поругания священником московского Вознесенского женского монастыря Иоанном Вениаминовым, который вынес их под своей одеждой из Архангельского собора и спрятал в алтаре, на хорах второго яруса соборного храма в Вознесенском монастыре. После изгнания французов святые мощи были торжественно перенесены на прежнее место – в Архангельский собор.

      В «Иконописном подлиннике» под 15 мая сказано: «Подобием млад отрок в венце царском и багрянице, руки молебные; убиен бысть на Угличе повелением Бориса Годунова».

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-dimitrij-uglichskij-i-moskovskij

      Обретение мощей свтт. Гурия, архиеп. Казанского, и Варсонофия, еп. Тверского (1595)

      ОБРЕ́ТЕНИЕ МОЩЕЙ СВТТ. ГУРИЯ,

      АРХИЕП. КАЗАНСКОГО, И

      ВАРСОНОФИЯ, ЕП. ТВЕРСКОГО

      Обретение мощей святителя Гурия, архиепископа Казанского (+ 1563), и Варсонофия, епископа Тверского (+ 1576), произошло в Казани, в 1595 году. При строительстве новой каменной церкви в честь Преображения Господня в Спасо-Преображенском монастыре, основанном святителем Варсонофием, у алтарной стены прежнего деревянного храма были выкопаны гробы с телами святителей. Необычность вида нетленных гробов исполнила святителя Ермогена (память 17 февраля) благоговейным дерзновением открыть гробы при большом стечении народа. Сам святитель Ермоген так описывает это событие: "Видехом диво, его же не надеяхомся. Рака бо святаго бе полна благоуханна мира, как чистой воды, мощи же святаго Гурия вверху мира, яко губа ношахуся. Нетлением бо одари Бог честное и многотрудное его тело, яко и ныне зрится всеми. Токмо мало верхния губы тление коснуся, прочие же его уды целы быша, ничем же невредимы. Осязахом же и погребальные ризы его и бяху крепки зело. Потом же открыхом раку преподобнаго Варсонофия и видехом: многим нетлением почтени от Бога мощи святаго Варсонофия. К ногам преподобнаго тление коснуся, но обаче не токмо кости не разрушены, но крепки бяху зело и никакоже слабости в составе имуще, яко же и Гурию святителю. И погребальныя ризы такожде, яко и Гурию преподобному, новых крепчае". Многие больные исцелились, помазавшись святым миром, истекавшим от мощей святителя Гурия.

      В Иконописном Подлиннике под 4 октября сказано: "Гурий подобием сед, брада, аки Василия Кесарийского, в шапке, в омофоре, в руках Евангелие, риза святительская. Варсонофий подобием надсед, брада, аки Гуриева, на конец раздвоилась, в шапке, риза святительская, омофор и Евангелие".

      В соответствии с докладом архиепископа Чебоксарского и Чувашского Вениамина (Новицкого; + 14 октября 1976) Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен благословил творить в первое воскресенье после 4 октября соборную память всем Казанским святителям.

      Прп. Ферапонта Монзенского (1597)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      25 декабря

      5 февраля – Собор Костромских святых

      9 июня

      ЖИТИЕ

      О происхождении и ранних годах его жизни сведений не сохранилось. Начал он свои подвиги в Москве (вероятно, что юродствовал, подражая блаженному Василию Московскому), затем перешел в Костромской Воздвиженский монастырь, где, приняв монашеский постриг, прожил 13 лет. Еще при жизни святой прославился чудотворениями.

      Однажды преподобный Ферапонт явился во сне двум инокам Павло-Обнорского монастыря, Пафнутию и Андриану, и повелел основать обитель на берегу реки Монзы (близ Солигалича). Избегая славы человеческой, преподобный удалился из Воздвиженского монастыря и некоторое время жил отшельником. Когда монастырь на реке Монзе был построен старцем Андрианом, преподобный прославил его двумя чудесами: явившись во сне рыбаку из Солигалича и кузнецу из Буя, у которых болели сыновья, он предсказал, что дети их исцелятся в новоустроенном Благовещенском монастыре на реке Монзе. И, действительно, привезенные в монастырь, оба юноши исцелились.

      Через некоторое время преподобный Ферапонт сам пришел в Благовещенскую обитель и просил игумена, старца Андриана, стать его духовным отцом. Во время исповеди Андриан был потрясен душевной чистотой преподобного, силой его веры. Два года пребывания преподобного Ферапонта в Монзенском монастыре были временем великого смирения, кротости и аскетических подвигов. Благовещенский монастырь был всегда дорог преподобному: он чудесно содействовал его устроению и перенесению на новое место, защищал от недоброжелателей, чудесно изыскивал средства для его содержания.

      Предузнав день своей кончины, святой простился с братией и мирно почил 12 декабря 1597 г. Перед смертью он очень просил, чтобы ему, уже умершему, дали Богоявленской святой воды. Исполняя волю почившего, ему дали святой воды, и он проглотил ее. В летописи монастыря описаны многочисленные исцеления, происходившие у гроба преподобного. Однажды святой спас суда от гибели при прохождении через пороги на реке Костроме, прямо против Благовещенского монастыря, причем некоторые видели благолепного старца, садившегося на корму каждого струга и правившего в опасном месте. Также, явившись во сне игумену монастыря, преподобный предсказал голод 1601 года и повелел запасти больше хлеба.

      Через 20 лет после кончины преподобного были обретены его нетленные мощи, причем даже ризы были целыми.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-ferapont-monzenskij

      Мч. Василия Мангазейского (1600)

       

      ДНИ ПАМЯТИ:

      5 апреля – Преставление

      23 мая – Перенесение мощей святого из Мангазеи в Туруханск

      5 июня – Собор Ростово-Ярославских святых

      6 июня – Явление из земных недр мощей святого

      11 июня – Собор святых Красноярской митрополии

      23 июня – Собор Сибирских святых

      ЖИТИЕ

      Святой праведный мученик Василий Мангазейский чудотворец – первый святой, прославленный на Сибирской земле. Блаженный Василий родился около 1583 года в Ярославле, в семье благочестивого, но небогатого горожанина, именем Феодора. В юном возрасте он был взят неким богатым ярославским купцом на место управляющего продажей своих товаров в заполярную Мангазею – один из первых русских городов Сибири. В то время (конец XVI в.) в связи с использованием арктического мореплавания Мангазея переживала расцвет как центр торговли и колонизации на Русском Севере (впоследствии город запустел и в конце XVII в. прекратил свое существование).

      Святой Василий исправно исполнял свои обязанности управляющего, и честность его была очевидна всем. От природы кроткий и смиренный, с детских лет исполненный страха Божьего, он пользовался добрым расположением окружающих. Сердце его было исполнено веры в Бога, а любовь к молитве заставляла оставлять житейские заботы и ходить во святую церковь. Поэтому все свободное от работы время святой Василий проводил в храме за богослужением, часто и подолгу молился дома.

      Едва исполнилось благочестивому юноше девятнадцать лет, как Всевышний, «призирая на его добродетели, захотел воззвать его к вечному блаженству, коему достичь из сей временной жизни нельзя иначе, как узким и прискорбным путем внешнего испытания». Как свидетельствует церковное предание, однажды, когда блаженный Василий молился в храме на Пасхальной заутрене, хозяин обнаружил, что воры разграбили его лавку. Несмотря на зовы хозяина, святой Василий оставался в храме до конца богослужения. Недоверчивый и сребролюбивый хозяин заподозрил и обвинил святого Василия в соучастии в преступлении и подверг его ругательствам и побоям. Невинный юноша не утратил своей кротости и на все смиренно отвечал мучителю: «Истинно ничто же от имения твоего взях». Тогда хозяин отвел святого Василия к городскому воеводе, перед которым очернил его как преступника. Воевода подверг святого Василия новым пыткам, но он снес их терпеливо и безмолвно. Раздраженный молчанием святого Василия, купец пришел в ярость и по наущению лукавого ударил мученика связкой амбарных ключей. От этого удара святой Василий скончался (около 1600–1602 гг.)[1].

      Тело безвинного мученика было положено в гроб и без должного христианского погребения предано земле, «где надлежит от воды мокрость». Но Всемогущий Господь по прошествии 47 лет благоволил явить его из недр земли и прославить многими чудесами.

      Как повествует житие святого Василия, в 1649 году мангазейский стрелец Степан Ширяев заметил, что на погорелом месте близ храма в земле обнаружилась верхняя часть неизвестного гроба (погорелое место образовалось после большого пожара 1642 г.). На гроб этот «для мирского ходу» была положена судовая доска, но ее, к изумлению очевидцев, переломило гробом, вышедшем из земли. Тогда над гробом поставили часовню. Вскоре после этого некоторые больные, с верою притекавшие к помощи неведомого угодника Божия, получили исцеление. Отдельные случаи исцелений были засвидетельствованы письменно. Так, например, 25 января 1652 года мангазейский стрелец Тимофей Сечеников пришел к местному воеводе Корсакову и рассказал ему, что видел во сне угодника Божия, который открылся ему как новоявленный чудотворец Мангазейский, тот, над гробом которого ставят новую часовню. Тимофей, давший обет пожертвовать на часовню, если у него исцелится больная рука, был тотчас исцелен.

      Дошедшие до нас списки жития святого Василия Мангазейского (XVII–XIX вв.) сообщают об обильных чудотворениях, совершенных по молитвам к нему: святой Василий помогал заблудившимся путникам и охотникам, исцелял расслабления, слепоту и другие недуги, сохранял малодушных от самоубийства. В феврале 1653 года через видение мангазейскому охотнику Григорию Каратаеву открылось имя новоявленного чудотворца. В том же году воевода Корсаков послал архиепископу Тобольскому Симеону (1651–1664) списки чудес святого Василия. Архиепископ Симеон препроводил эти списки в Москву князю А.П. Трубецкому, ведавшему Сибирским приказом. Списки были переданы царю, но сопроводительное письмо архиепископа сдано в архив, и дело о канонизации святого Василия не получило хода.

      В августе 1659 года по благословению архиепископа Симеона в Мангазею приехал диакон Богоявленского храма в Тобольске Иван Семенов. В присутствии мангазейского воеводы С.В. Ларионова и двух местных священников Димитрия и Луки было произведено вскрытие гробницы и освидетельствование мощей святого Василия.

      В 1670 году строитель Троицкого Туруханского монастыря иеромонах Тихон после бывшего ему видения совершил с крестным ходом перенесение мощей святого Василия из Мангазеи в свою обитель. Мангазею через два года после этого покинули последние жители, а в Туруханске почитание святого Василия еще более усилилось.

      Летом 1719 года в Туруханск прибыл митрополит Сибирский и Тобольский Филофей (Лещинский; 1702–1711; вторично 1715–1721). По его распоряжению мощи святого Василия были перенесены из старого и тесного храма во имя Пресвятой Троицы в новый просторный храм в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. В западной стороне храма, против раки с мощами святого Василия, был поставлен его образ, написанный послушником Тобольского митрополита Павла (1678–1692) иконописцем Лукой, спасенным святым Василием от потопления в 1679 г. Митрополит Филофей произвел освидетельствование мощей святого Василия и написал в похвалу его канон. За годы правления митрополита Филофея было составлено несколько списков жития святого Василия и три службы ему.

      При следующем митрополите Сибирском и Тобольском Антонии (Стаховском; 1721–1740) мощи святого Василия были сокрыты под спудом, в земле, в пределах монастырской ограды, над этим местом устроили часовню. В 1788 году гроб святого вновь показался из земли наружу. Игумен Троицкого монастыря Михаил перенес его во вновь построенный каменный храм в честь Благовещения Пресвятой Богородицы и устроил особое надгробие. Все это время местное почитание святого Василия практически не прекращалось: верующий народ по-прежнему прибегал к его молитвенному предстательству и по вере своей получал облегчение в болезнях и исцеления. Почитание святого Василия Мангазейского немало способствовало обращению из язычества в Православие различных местных народностей Севера: тунгусы, эвенки и юраки молились святому как покровителю охотников-промысловиков.

      В конце 1802 – начале 1803 гг. Туруханский край охватила эпидемия. Жители Туруханска усмотрели причину бедствия в том, что иконы святого Василия вынесены из Троицкого монастыря, мощи его находятся под спудом, а службы в его честь прекращены. Архиепископ Тобольский Амвросий (1806–1822) предписал игумену Туруханского Троицкого монастыря внести в соборный храм образ святого Василия и не чинить препятствий к его почитанию.

      В 1907 году по благословению Святейшего Синода было отпечатано цветное литографическое изображение святого Василия Мангазейского. На иконах святого Василия изображают «лицом млада, мала возрастом, образом священнолепна, очи имуща светли, взирающе прелюбезне, власы же главы его русы». На некоторых иконах изображается Троицкий Туруханский монастырь, а над ним на горе молящийся святой Василий в одной рубашке и без обуви. Иногда на иконах изображались и страдания его при купце и воеводе. Известны изображения святого Василия Мангазейского во Владимирском соборе города Киева, в Новгороде, в Москве.

      Среди жителей Туруханска сохранилось предание, что некогда святой Василий явился во сне одному благочестивому эвенку и повелел ему взять из монастырского храма святые мощи и сокрыть их в тайге, что и было исполнено.

      Примечание

      [1] Мученичество Василия относят к первым годам существования города Мангазеи (1600–1602 годы); местные предания также датируют смерть Василия днём Св. Пасхи – Бахрушин С. В. Легенда о Василии Мангазейском.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-vasilij-mangazejskij

      Прп. Пахомия Кенского (1600 век)

      О жизни прп. Пахомия известно немного. Ученик и сомолитвенник прп. Александра Ошевенского, вышел из его обители вскоре после смерти святого. Строгий постник, молитвенник, он уединился на месте, где впоследствии находился Кенозерский приход Каргопольского уезда. Много лет провел в уединении. Со временем к Пахомию за советом и благословением стали приходить местные жители, некоторые просили старца принять их под свое руководство, постепенно около кельи преподобного возникла целая обитель иноков. Здесь был поставлен храм в честь Преображения Господня. В своей обители прп. Пахомий (к концу жизни он уже был игуменом), устроил больницу для немощных старцев. Братия сами вместе с настоятелем трудились на земле: сеяли хлеб и убирали его, ловили рыбу, расчищали лесные участки под поля. Прп. Пахомий почил в глубокой старости в основанном им монастыре. Вскоре после смерти святого от его гроба стали совершаться чудеса. В 1800 году Преображенский храм и все, что в нем находилось, погибло в пожаре. Остались нетронутыми огнем лишь три доски над могилой святого.

      Источник: Православие в Карелии. Сайт Петрозаводской и Карельской епархии. Режим доступа: http://eparhia.karelia.ru/0601.htm

      Прав. Ангелины, деспотиссы Сербской (1600 век)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      23 декабря

      14 июля

      12 августа

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ БЛАЖЕННОЙ

      АНГЕЛИНЫ СЕРБСКОЙ (БРАНКОВИЧ)

      По некоторым сведениям, Ангелина принадлежала к роду Черноевичей – была дочерью Андрея по прозванию Арванит Храбрый и племянницей воеводы Ивана-бея, правителя Черногории в 1465–1496 годах. Когда ее брата уже, по-видимому, уже не было в живых, Иван выдал ее замуж за сербского деспота Стефана Слепого Бранковича[1]. Как большинство браков правящих особ, вероятно и этот был заключен по политическим причинам, что делает еще более примечательной святость, просиявшую во всей семье.

      Жизнь сербского деспота Стефана Бранковича и его семьи была полна превратностей и бед. Стефан и Ангелина жили в любви и согласии и имели двоих сыновей, Георгия и Иоанна, и двух дочерей, Мару и Милицу. Около десяти лет, скрываясь от турецкой расправы, семья провела в итальянской области Фурлании. Здесь святой Стефан вместе со своей сестрой Катариной купил замок Белград, где и преставился.

      Овдовев в 1476 году, Ангелина жила и воспитывала своих детей в трудных условиях. Венгерский король Матвей Корвин выделил им для управления земли в Среме, принадлежавшие некогда деду Стефана Вуку Бранковичу, и в 1486 году они поселились в селе Купиново, куда перенесли и мощи деспота Стефана. Здесь была основана церковь святого апостола Луки, где первоначально и хранились эти мощи, являвшие многочисленные чудеса. Правителем Срема стал вначале старший сын Ангелины Георгий, сошедший с трона в 1497 году, принявший постриг с именем Максима и достигший святости в сане святителя († 1516), а затем ее младший сын – святой деспот Иоанн († 1502).

      Святая Ангелина постриглась в монахини около 1509 года, а может быть, и ранее, по прибытии в Срем. В 1512–1516 годах, после возвращения из Валахии, она основала женский монастырь около выстроенной ею церкви Сретения.

      Еще в 1509 году она отправила своего духовника Евгения к русскому великому князю Василию III с трогательной просьбой о помощи: «Наша держава ныне упадает, а твоя держава возвышается. Возьми же на себя нашу заботу и попечение о святых храмах и обителях, которые твои и мои благочестивые предки создали». В своем прошении она говорила о желании выстроить церковь, где намеревалась упокоить мощи своего супруга Стефана и сына Иоанна. Место для церкви к тому времени было уже куплено за 100 дукатов. Русский князь отозвался на ее просьбу, кроме церкви, были построены также келлии для монахинь, и появился Крушедольский монастырь, в котором св. Ангелина стала настоятельницей и где провела свои последние дни в молитвах над мощами супруга и сыновей.

      Скончалась в 1520 году.

      В службе преподобной Ангелине говорится о ее поистине мужской стойкости, безграничном милосердии, терпении и мудрости, супружеской преданности и материнской жертвенности. Годами приходилось ей жить на чужбине, без близких, на ее долю выпала тяжкая участь пережить не только мужа, но и всех детей и несколько раз бережно переносить их святые останки.

      Мощи и почитание

      Мать Ангелина со временем стала одной из наиболее почитаемых сербских святых. Ее мощи, вместе с останками ее святого семейства, похоронены в Крушедольском монастыре и сохранялись там вплоть до 1716 года, когда монастырь был спален турками при отступлении от Варадина. Среди уцелевших доныне мощей сохранилась кисть руки матери Ангелины. Слава монастыря Крушедол празднуется в день памяти преподобной матери Ангелины.

      Частица ее мощей также сохранялась в монастыре села Хопово, где после в перой половине XX века нашли приют насельницы русского Леснинского Свято-Богородицкого монастыря. По выезде из Югославии во Францию монахини увезли эту частицу с собой.

      На иконе прп. Ангелина изображается в монашеской ризе, держащей в одной руке книгу, а в другой – четки или крест. Ее лик представлен на всех иконах святой семьи Бранковичей, а также в числе двенадцати наиболее почитаемых сербских национальных святых. Его можно увидеть в соборной церкви архангела Михаила в Белграде, в Печской патриархии в Косове, в сербском монастыре Хиландар на Афоне и в других храмах.

      В Воеводине, в селе Купиново, рядом с церковью святого Луки вплоть до 1930 года стояла церковь, посвященная преподобной Ангелине.

      Примечания

      [1] Сведения о происхождении святой Ангелины содержатся в истории Черногории, написанной черногорскими владыками из династии Петровичей-Негошей, Василием и святителем Петром I.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-angelina-serbskaja-brankovich

      Прп. Антония Черноезерского (1600 век)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      30 января

      28 июня (переходящая) – Собор Новгородских святых

      ЖИТИЕ

      Преподобный Антоний Черноезерский основал Богородицкий монастырь на Черном озере в Новгородских владениях, неподалеку от города Череповца. Монастырь был расположен на острове у Щирского погоста. Два раза монастырь претерпел полное разорение: в 1581 году – от литовцев и в 1682 году – от шведов. В 1764 году обитель была упразднена.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-antonij-chernozerskij

      Прп. Варлаама Керетского (1600 век)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      19 ноября

      28 декабря – Собор Кольских святых

      3 июня – Собор Карельских святых

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО

      ВАРЛААМА КЕРЕТСКОГО

      Преподобный Варлаам жил во дни царя Иоанна Васильевича Грозного (1533–1584). Родился и воспитывался он близ Белого моря, в Керетской волости. Наученный грамоте, Варлаам поставлен был священником к церкви святителя Николая Чудотворца в городе Коле и ревностно служил Господу, поучая людей, как истинный пастырь, закону Господню.

      Но враг рода человеческого уловил праведного в свои сети: внушил священнику чувство ревности к жене, затем, обольстив его, побудил убить ни в чем неповинную женщину, что тот и исполнил (по преданию, жена Варлаама оказалась неповинной, так как сам диавол обморочил святого: принял на себя вид мужчины и вышел из горницы жены священника). Совершив такой страшный грех, Варлаам убедился скоро в невинности своей супруги, понял всю степень своего падения, начал каяться, строго постился и горько плакал. Признав себя недостойным продолжать священническое служение, он совсем оставил должность. Этого мало. Чтобы искупить великую вину свою, раскаявшийся убийца подвергает себя чрезвычайно тяжкому наказанию. Труп жены своей он положил в карбас (большая лодка, гребная и парусная, на 4–10 весел; употребляется для перевозки людей и тяжестей по рекам и морям) и в этом карбасе плавал по морю, плавал непрерывно с места на место до тех пор, пока мертвое тело убитой не истлело вовсе. Начав от Колы и держась обыкновенно берега, Варлаам направлялся по Северному Ледовитому океану на восток, к Белому морю; огибал он Святой Мыс, или Нос, около которого море опасно для плавания; далее заходил в Белое море и достигал родной Керети при Кандалакской губе. Люди с удивлением видели человека, который один в своем карбасе плавал по морю, не останавливаясь, без отдыха. Варлаам не ждал себе, как обыкновенные мореплаватели, попутного ветра, чтобы плыть на парусах; напротив, плавал против ветра, против волн океана, работая постоянно веслом, не выпуская весла из рук своих и воспевая псалмы Давида. Непрерывно трудясь днем, преподобный ночи проводил без сна, со слезами моля Господа об отпущении греха. Так искупал убийца-священник вину свою.

      Потрудившись довольное время, преподобный Варлаам восхотел принять от Бога извещение о том, прощен ли грех его. Древняя повесть о преподобном рассказывает, что около Святого Мыса плавание было опасно потому, что здесь водились особые морские черви, которые протачивали суда. Эти черви – моллюски, называемые «корабельные сверлила», протачивали суда даже из самого крепкого леса и заставляли судовщиков проходить Святой Мыс не морем, а волоком, то есть переносить суда берегом. Черви эти не причинили никакого вреда преподобному, но он хотел сделать безвредным плавание около Мыса для всех. Святой помолился Богу и был скоро услышан: черви бесследно пропали, и с тех пор путь около Святого Мыса стал безопасен для плавания.

      Приняв чудо за извещение о том, что Господь уже простил великий грех его, преподобный Варлаам вскоре оставляет мир, принимает иноческое пострижение и поселяется в лесной пустыни близ озера Керети. Предание рассказывает, что отшельника в его уединении беспокоили женщины, которые летом приходили в лес собирать ягоды и при этом распевали мирские песни. Беспокойство заставило подвижника оставить Кереть и удалиться к Чупской губе. Там преподобный и скончался.

      Неизвестно, когда и кем многострадальное и трудолюбное тело преподобного Варлаама принесено было в село Кереть и погребено здесь при церкви святого Георгия, за алтарем с восточной стороны.

      С первых десятилетий XVII века среди населения северного Поморья началось почитание Керетского подвижника святым. В 1664 году со слов трех свидетелей – Петра Васильевича Буторина, Иакова Носкова (или Поснова) и Евфимия Больнищева – записаны были явления и чудеса преподобного, которые с достаточной ясностью указывают на то великое благоговение, с каким относились жители Поморья к памяти угодника Божия.

      Петр Васильевич Буторин, еще будучи десятилетним мальчиком, выехал с отцом на рыбную ловлю в Белое море, к Сон-острову. И видел Петр во сне, будто плывут они близ Шарапова мыса. Поднялась буря. Мальчик с ужасом заметил, что карбас их полон воды, а спереди шла на них волна, готовая потопить их. Но затем Петр видит старца с седой бородой, защищающего их судно от напора волны. И вдруг карбас очутился в защищенном от волн месте, за коргою (корга – каменная подводная гряда, или риф). Когда минула опасность, старец сказал мальчику: «Вы потонули бы, если бы не я, Варлаам из Керети». И велел ему поведать о том людям. Петр проснулся и рассказал сон свой отцу, но тот не обратил внимания на слова мальчика.

      Утром рыболовы увидели ладью, признали, что ладья керетская, но не решились подойти к ней, так как поднялась большая зыбь – начиналась буря. По приказанию отца Петрова поплыли в Керетскую волость за хлебом, и сон мальчика сбылся теперь наяву: волна залила лодку; рыбаками овладели ужас и отчаяние, потому что они видели волну еще более яростную, которая приближалась и грозила покрыть и похоронить их. Но внезапно какой-то невидимой силой карбас был отброшен к берегу, за коргу. Тогда они вычерпали воду из карбаса и благополучно доплыли до волости.

      Через пять дней преподобный вторично явился Петру во сне; теперь укорял его и грозился бить, если он не расскажет людям о своих видениях и о чуде святого.

      При царе Михаиле Феодоровиче, после Литовской войны, в Кольский остров, то есть в город Колу, прислан был воеводой Гурий Иванович Волынцев. Захворал он черной немочью и был удручен, потому что ниоткуда не ждал себе помощи. Тогда явился Гурию святой Варлаам в иноческом виде и сказал: «Не скорби, человече, избавит тебя Бог от болезни твоей». На вопрос воеводы, кто явившийся и откуда, старец отвечал: «Я Варлаам из Керети». Гурий никогда не слыхал о преподобном Варлааме. Поэтому стал разузнавать о нем и от одного керетского уроженца узнал подробно о житии и подвигах преподобного. Осведомившись о том, что могила святого в небрежении, исцеленный воевода дал средства на устройство гробницы и креста на ней. Болезнь Волынцева более не повторялась.

      Два купца из Каргополя – Иаков Носков (или Поснов) и Евфимий Больнищев – плыли весною от Онежского устья в Колу торговать. Когда они прошли Соловецкий остров, их ладью стал затирать наносный лед. Долго и безуспешно боролись со льдом мореходы и уже отчаялись в своем спасении. Стоявший на корме ладьи Евфимий задремал от утомления. Вдруг увидал он в лодке своей старца, который его спрашивал: «Далек ли, братие, путь ваш?» Евфимий отвечал: «Идем торговать в Поморье, но нас затерло льдом и мы погибаем». «Не скорби, брате, – утешал его старец, – поедете вы в Кереть, и Бог даст вам путь чист». Сам пошел на нос ладьи и начал распихивать льдины. Проснувшись, Евфимий рассказал спутникам о своем сновидении. Действительно, вскоре увидали они сквозь льдины как бы дорогу. Начало проясняться, и попутный ветер вынес их невредимыми из льдов в море. Приплыв в Кереть, мореходы рассказали о явлении святого Варлаама и о чудесном избавлении своем от смерти. Благодарный за спасение Евфимий поставил часовню над гробом преподобного.

      Никифор с Северной Двины вместе с товарищами своими плыл домой с Мурманского берега. Страшная буря застигла их против Святого Мыса. Мачту ладьи их сломало, парус и весла унесло в море. Захлестывая беспомощную ладью, волны носили ее несколько дней по морю. Положение мореплавателей стало безнадежным, когда ладью понесло от берега в открытое море. Тогда Никифору явился во сне муж и сказал: «Зачем вы впали в отчаяние и уже не думаете о себе? Парус ваш под ладьею и три весла, и мачта тут же, но вы не ставите ее. Приступите к делу и будьте осторожны». Никифор рассказал товарищам о видении. Тотчас стали искать парус и скоро нашли его под лодкой вместе с мачтой и рулем. Измученные работой, мореходы заснули; снова явился им старец и снова ободрял их. «Кто ты, промышляющий и пекущийся о нас?» – спросил его Никифор. «Я Варлаам из Керети», – ответил старец. На третий день при попутном ветре мореплаватели благополучно достигли устья Двины. На второй год после этого происшествия пришел Никифор в Кереть и стал расспрашивать, кто такой здесь Варлаам (он считал чудотворца еще живым). Никифору сказали, что ему явился и оказал помощь почивший угодник Божий, и показали гробницу святого. Тогда Никифор принес на гроб чудотворца много свеч и, молясь, благодарил его за чудесное спасение свое.

      К двадцатым годам XVIII века местное почитание преподобного Варлаама установилось. Тогда были свидетельствованы и мощи его. Однако подвижник не был причислен Церковью к лику святых, общецерковно чтимых. До сих пор преподобный Варлаам чтится местно и признается жителями Поморского края покровителем мореходов. В молитве угоднику Божию говорится: «Молимся, избави и сохрани нас от всяких напастей, и на мори от зельнаго обуревания и от истопления морскаго невредны сохрани».

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-varlaam-keretskij

      Прп. Даниила Шужгорского (1600 век)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      4 октября

      28 июня (переходящая) – Собор Новгородских святых

      ЖИТИЕ

      Преподобный Даниил Шужгорский родился в Московской земле в XVI веке. Он подвизался на севере Руси, где принял постриг в Комельском монастыре, основанном преподобным Корнилием Комельским в 1498 году. Преподобный Даниил покинул монастырь и продолжил уединенную подвижническую жизнь в безлюдной и лесистой местности в Белозерском крае, на горе, именовавшейся Шужгорой. Здесь святой подвижник основал свой монастырь в честь Преображения Господня. Преподобный Даниил был погребен в храме в честь Преображения Господня основанного им монастыря. В 1764 г. монастырь был обращен в приход.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-daniil-shuzhgorskij

      Прп. Никандра Городноезерского (1600 век)

      ДНИ ПАМЯТИ

      17 ноября

      28 июня (переходящая) – Собор Новгородских святых

      ЖИТИЕ

      Преподобный Никандр Городноезерский в начале XVII века основал пустынь на берегу озера Городного (в 47 верстах от города Боровичи, в 4-х верстах от погоста Шероховичей). Ранее на этом месте был Воскресенский монастырь. Когда он был основан, неизвестно, но в 1581 году в монастырской описи говорилось, что в 10 келлиях жило лишь 3 старца. Преподобный Никандр был погребен в возобновленной им обители. В храме упраздненной в 1764 году обители был придел во имя преподобного Никандра Городноезерского.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-nikandr-gorodnoezerskij

      Прпп. Тихона, Василия и Никона Соколовских (1600 век)

      Память в первую неделю после 29 июня (дня первоверховных апостолов Петра и Павла).

      Братья по плоти, жили и подвизались в XVI веке.

      Сведения о Василии Соколовском сохранились в списках «Описания о российских святых» (кон. XVII-XVIII в.): «Преподобныя отцы Никон, Василий, Тихон, иже быша во пу́стыни Соколовской жители, яже близ монастыря Воскресенскаго на реце Истре, братия по плоти».

      По описаниям нач. XIX в., с. Соколово, которое крестьяне называли Тихон-Никон, находилось на расстоянии ок. 20 км от Новоиерусалимского истринского в честь Воскресения Господня муж. монастыря.

      Соколовские святые являются единственными дренерусскими святыми чья жизнь протекала на территории современного Солнечногорского района. Выдающийся исследователь, архимандрит Леонид (Кавелин) обнаружил рукопись со списком Дмитровских святых, среди которых упоминались преподобные Тихон, Никон и Василий Соколовские- родные братья, подвизавшиеся в глухом лесу к востоку от Соколово. Вероятно, они жили в XV веке. В XIX веке местные жители помнили лишь о двух братьях Тихоне и Никоне. Две небольшие часовни, ныне не существующие, отмечали места где стояли кельи этих пустынников. В четверти версты от Христорождественского храма стояла часовня на месте преподобного Тихона, а в отдалении часовня на месте келии преподобного Никона.

      Одним из последних настоятелей церкви был отец Василий Илларионович Виноградов. Именно его попечением поддерживалась в течении 12 лет лыткинская школа грамоты. В 1906 в приходе соколовской церкви был открыт приют- школа для сирот крестьянского и мещанского сословий, входивший в состав Ведомства Императрицы Марии. После революции приют прекратил свое существование из- за отсутствия финансирования.

      В нач. XIX в. в Соколовой роще еще стояли 2 дуба, близ которых в свое время, как утверждали местные жители, подвизались святые.

      Соколовская церковь в честь Рождества Христова и часовни были закрыты в 30-х гг. ХХ века, на древней иконе в церкви села Соколове (Московская губерния, Звенигородский уезд) они изображены в схимническом одеянии; погребены они в Соколовой роще.

      Время местной канонизации неизвестно. Память Василия, Тихона и Никона Соколовских была внесена под 23 марта (тезоименитство прп. Никона) в Кайдаловские святцы (кон. XVII в.).

      По сообщению архиеп. Сергия (Спасского), в XIX в. память святых праздновалась 16 июня - в тезоименитство прп. Тихона.

      Преподобные отцы Соколовские, молите Бога о нас!

      Источник: Страница прихода Храма Покрова Божией Матери д. Новая Русской Православной Церкви Московской епархии. Режим доступа: http://pokrova.cerkov.ru/2015/07/20/svyatye-prepodobnye-vasilij-tixon-i-nikon-sokolovskie/

      Прп. Афанасия Наволоцкого (1600-1700 век)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      31 января

      3 июня – Собор Карельских святых

      28 июня (переходящая) – Собор Вологодских святых

      ЖИТИЕ

      О рождении и воспитании Афанасия Наволоцкого ничего не известно, преподобный пришел из окрестностей Каргополя на реку Вагу и поселился в 3 верстах от Верхоледской слободки, находившейся близ города Шенкурска. Вскоре он тяжело заболел и скончался. Через 40 дней святой явился одновременно 4 больным, жившим в разных местах, исцелил их и повелел им предать его тело земле на том месте, где оно лежало. Исцеленные не только погребли святые мощи, но и поставили над ними часовню, что положило начало почитанию преподобного. Издалека приходили люди и, «персть от святых мощей у гроба его взимающе и тою яко миром помазующе вся болезни», исцелялись.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-afanasij-navolockij

      Прп. Макария Римлянина, Новгородского (1600-1700 век)

      ДНИ ПАМЯТИ:

      1 февраля

      28 июня (переходящая) – Соборы Новгородских и Санкт-Петербургских святых

      ПОЛНОЕ ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО

      МАКАРИЯ РИМЛЯНИНА, НОВГОРОДСКОГО

      Преподобный Макарий Римлянин, Новгородский, родился в конце XV столетия в Риме в семье богатых и знатных граждан. Родители воспитали его в строгих законах религии и дали ему блестящее образование. Изучение Священного Писания и творений святых отцов было постоянным занятием будущего подвижника.

      Духовный разлад западноевропейского общества и церковные нестроения побудили его идти на восток. Раздав неимущим богатство, преподобный Макарий покинул Рим.

      Труден был путь подвижника. Наконец он достиг Великого Новгорода. Благолепие церквей и многочисленных монастырей новгородских поразили преподобного Макария. Паломничая по обителям новгородским, он пришел в Свирский монастырь преподобного Александра († 1533; память 30 августа/12 сентября и 17/30 апреля), где игуменствовал сам основатель обители.

      Приняв здесь монашество с именем Макарий, преподобный решил навсегда затвориться в келлии. По благословению преподобного Александра Свирского инок Макарий избрал себе островок заболоченного берега реки Лензы, где срубил келлию.

      Изнуряя плоть и смиряя дух, в строгих подвигах бдения, поста и беспрестанных молитв, питаясь ягодами и травами, он подвизался немалое время в полном уединении. Господь восхотел явить подвижника миру и через него привести многих к душевному спасению. Однажды Промыслом Божиим к келлии преподобного пришли охотники, заблудившиеся среди болотных топей. Преподобный Макарий принял путников в своей келлии и поделился своей скромной пищей. Покидая его, охотники дивились смирению и уму одинокого подвижника. Молва о его святой жизни стала распространяться в округе, привлекая людей, жаждавших духовных наставлений и иноческой жизни. Преподобный не отказывал в духовной помощи страждущим, но мирская слава тяготила его. Преподобный Макарий переселился еще далее, в глубь болота, но Господь дивным образом открыл людям его новое убежище. Своими подвигами он привлек к месту особую благодать Божию, являвшуюся окрестным жителям то в виде столпа огненного, то в виде благоуханного дыма, распространявшегося по окрестностям. Усердно помолившись Господу, преподобный Макарий благословил ревнителей жизни иноческой ставить здесь келлии. Так было положено начало новой обители.

      Вскоре была построена небольшая деревянная церковь в честь Успения Пресвятой Богородицы (ок. 1540 г.). Первым игуменом стал сам преподобный Макарий, возведенный в священный сан святителем Новгородским, митрополитом Макарием. Управляя обителью в течение нескольких лет, преподобный Макарий стяжал у Господа дар прозорливости и чудотворения. Предчувствуя кончину, преподобный передал настоятельство одному из учеников, сам же удалился на место своего первоподвижничества. Здесь преподобный Макарий мирно почил о Господе 15 августа во второй половине XVI века. Иноки погребли своего игумена у стены созданной им Успенской церкви.

      В 1761 году при перестройке храма над могилой преподобного Макария Римлянина устроен придел в его честь.

      Разоренный шведами в 1615 году, монастырь преподобного Макария Римлянина был восстановлен в XIX веке.

      Источник: https://azbyka.ru/days/sv-makarij-rimljanin

        Образование и Православие
       

      Всего голосов: 0       Версия для печати    Просмотров: 91

      Рекомендуем к прочтению:

      - ЖИТИЯ СВЯТЫХ, ПОДВИЗАВШИХСЯ В VIII ВЕКЕ

      - ЖИТИЯ СВЯТЫХ, ПОДВИЗАВШИХСЯ В VII ВЕКЕ

      - Мамы святых: какие они?

      - Тайны Святой Горы: где на самом деле жил преподобный Антоний Печерский

      - Православный святой из племени Мухаммеда



      Рассылка новостей сайта на E-mail

      html-cсылка на публикацию
      Прямая ссылка на публикацию

      Добавление комментария

      Имя:*
      E-Mail:
      Комментарий:
      Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера


    Жития Святых:

    Дни памяти святых в алфавитном порядке  

    Праздники – память апостолов, святых

     

     

     

    Областной центр информационных технологий управления образования администрации Новосибирской области при участии отдела образования Новосибирской Епархии


    ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Каталог Православное Христианство.Ру Участник сообщества епархиальных ресурсов. Все православные сайты Новосибирской Епархии