Опубликовано 04.06.2015 в рубрике  Новостная лента » Обзор СМИ
 

Сергей Трофимов: В Церковь я ушел искать ответы на извечные вопросы бытия

Сергей Трофимов: В Церковь я ушел искать ответы на извечные вопросы бытияПевца, поэта, композитора Сергея Трофимова с детства называли просто – Трофим. Так что проблем с поиском звучного сценического имени не было. Жесткий музыкальный формат певец не приемлет, он сторонник своего природного творческого стиля. Как Окуджава: каждый пишет, как он слышит, не стараясь угодить. Песни у него могут быть такими разными, что его можно признать как рок-бардом, так и поп-музыкантом и приверженцем шансона. На сегодняшний день Трофимов – автор около десяти сольных альбомов с «говорящими» названиями в разных жанрах: шансон, романс, рок-бард. Смутные времена перестройки ознаменовались «Аристократией помойки». Материала было так много, что хватило на четыре выпуска. Потом пришли иные времена, душа настроилась по камертону «горячих точек», и после первой поездки в Чечню были написаны песни для альбома «Война и мир». Дальше – все не менее определенно: «Я рождаюсь вновь», «Я скучаю по тебе». Крайний альбом назывался тоже очень жизненно и честно – «Ветер в голове». Песни к нему писались на стыке временных восприятий. С сейчас у многих тот ветер мистически перешел в разряд урагана, который помаленечку сносит бутафорские наслоения нынешнего «культурного слоя». Сегодня у Сергея Трофимова на подходе «обойма» песен для нового альбома. Он получился одновременно очень личным и – для всех, потому что призван настроить сердца на тональность любви, заставить задуматься о личной сопричастности каждого к будущему России. Встретиться с певцом на страницах «Звездочки» просили многие наши читатели. Сегодня Сергей ТРОФИМОВ – наш гость.  
- Для армейского слушателя творчество певца Трофима в первую очередь ассоциируется с любимой многими песней «Аты-баты». В ней – весь Сергей Трофимов, все жестко и конкретно. И по справедливости. «Россия нас не жалует ни славой, ни рублем, но мы – ее последние солдаты. И значит, надо выстоять, покуда не помрем, аты-баты, аты-баты». По-моему, эти строчки, как говорится, – в самое яблочко, слова ваши вскрыли все червоточины нынешней ситуации в войсках.

- Никогда ничего не пишу и не писал на заказ или специально. Не могу сказать, что я такой уж знаток армейской жизни, но впечатлений, которых получил во время своих поездок в Чечню, хватит еще на много песен. Я ездил туда к ребятам из Калининградского СОБРа «Тайфун», приходилось бывать и в войсках, в том числе с концертами. Людей в погонах не просто уважаю, а горжусь, что у меня много друзей среди военного братства. Проблем в армии хватает, так что никакого открытия, например, в моих строчках «ни дома, ни пристанища, какая ж тут семья» нет. И спасибо, что кирпичики такого понятия, как «Россия», цементируют на голом порой патриотизме наши настоящие защитники Отечества.

- В армии реформы все же идут. Медленно, но служба переводится в том числе и на контрактную основу. Значит, больше профессионалов встанет в строй. Кстати, а вы, Сергей, в армии служили в каких войсках?

Сергей Трофимов: В Церковь я ушел искать ответы на извечные вопросы бытия- Если бы была возможность, просился в морпехи. Но мне не повезло. В 13 лет неудачно приземлился с дерева, сломал обе руки, кости собирали буквально по кусочкам. Так что призыву не подлежал. А по поводу перевода армии на контрактную основу скажу так. Чтобы в войска шли профессионалы, людям надо достойно платить. Думаю, от двадцати тысяч и выше в зависимости от должности и звания. Надо, чтобы они были спокойны за свои семьи в случае, если случится беда. Чтобы инвалидность, не дай Бог, полученная во время прохождения службы, не легла тяжким бременем на их близких, не выбросила ребят за борт жизни. 

- Давайте, Сергей, вернемся к вашему творчеству. Знаю, что вы уже в 5 лет были солистом в своем детском саду, играли на аккордеоне…

- Однажды к нам в группу пришли незнакомые дяди, всех просили что-нибудь спеть. Я им спел что-то из репертуара «Биттлз» и про безымянную высоту. В результате прослушивания меня взяли в школу при институте им. Гнесиных, с 1973 по 1983 год я состоял солистом Московской государственной хоровой капеллы мальчиков при «Гнесинке». А в принципе меня можно назвать певцом московского двора на Самотеке. Помню, как в три года пел с дворовым «авторитетом» дядей Витей, который аккомпанировал нам на старенькой «семиструнке». Так что мое участие в проектах радио «Шансон» с его народными, дворовыми корнями – родом из детства.

- Законченного музыкального образования вы так и не получили. Хотя учились на кафедре народного хора в Институте культуры, на кафедре теории и композиции Московской консерватории. Виною лень или желание полной творческой свободы?

- Может, и так. В консерваторское время у нас была своя группа «Кант», мы играли акустический арт-рок. Потом были и выступления в ресторанах, и работа на гастролях вместе с «Миражом» и «Ласковым маем» – одно отделение было мое. Это был конец 80-х, я выступал как рок-бард.

- А потом «ушли от мира». Служили певчим, регентом, подъячим в церкви, на основе русского классического распева писали музыку для Пасхальной всенощной в Москве. Это что, тоже свидетельство своеобразного творческого поиска?

- Вспомните начало 90-х. Переворот в стране и умах… В роду у меня был священник, служил он в Тульской губернии. И именно в церковь я ушел искать ответы на извечные вопросы бытия: что, куда, зачем? Искал своего Бога. Не истоки вечности, а хотел понять, где же мое место на жизненных скрижалях.

За два года я открыл для себя самобытный пласт русской культуры. По какому принципу складывались былины, определялся размер стиха, о чем они на самом деле, правильно ли их перевели? Я вообще уверен, что знаменитое «Слово о полку Игореве» еще ищет своего шифровальщика. Старославянский язык необычайно интересен и полон загадок. Неспроста служба в православной церкви идет на старославянском языке, а не адаптирована к современному русскому. К православию я шел длинным путем: в юности серьезно увлекался лингвистикой и восточной философией, потом прочитал книгу православного священника Серафима Роуза из Америки, которая серьезно повлияла на мое мировоззрение. 

- Это тема отдельного разговора. Открою нашим читателям совершенно неизвестную страницу творческих исканий певца. Своего часа ждет труд не менее чем в семьсот страниц, связанный с изысканиями Сергея по поводу загадок русского слова и его истоков. Но вернемся к сцене: с какого момента можно реально говорить о рождении вашей популярности?

- Из церкви я снова пришел в светский мир. В 1993 году помог выпустить альбом певицы Светланы Владимирской. Я был ее первым композитором. А в 1994 году написал альбом «Грешной души печаль» для солиста группы «Рондо» Александра Иванова. Песни эти до сих пор пользуются популярностью. (Сергей Трофимов писал альбомы еще и для Аллы Горбачевой, Светланы Алмазовой, Каролины, отдельные песни для Лаймы Вайкуле, Вахтанга Кикабидзе, Лады Дэнс, Никола Носкова, Александра Маршала и многих других. – Авт.). И тогда же моя гастрольная деятельность пошла под известным ныне псевдонимом. Само имя Трофим весьма универсально и разнопланово. Оно ассоциируется с массой образов: от надежного тароватого мужичка до хулигана-расстриги, эдакого скомороха.

- Это скоморошество в чем-то и перекрыло путь к вашему быстрому успеху. Альбом «Аристократия помойки-1» оказался острее даже безбашенной в то перестроечное время пресловутой «свободы слова». Хотя строчку «Россия открывает путь к успеху крутому и отвязанному чмо» можно считать состоявшейся. Песня «Судьба», с героем которой вас часто ассоциируют, родилась тогда же? Там есть такие слова: «Судьба моя – змеюка подколодная, ужалит в тот момент, когда не ждешь…»

Сергей Трофимов: В Церковь я ушел искать ответы на извечные вопросы бытия- Дальше вы должны обязательно спросить, согласен ли я, когда меня называют автором блатных песен! Ерунда, конечно. Я часто пишу песни, которые основаны на реальном материале. «Судьба» тоже имеет такую основу. Человек мне рассказал, как он оказался в тюрьме. В ней все, как в жизни. В чем-то я проживаю через песни жизни своих героев. Шансонное исполнение – это ведь не «блатняк», не воспевание псевдоромантики жизни за решеткой. В таких песнях нет «воздуха», необходимой дозы самоиронии, правды. Я же пишу, как живу. Фальшь мне слушатели не простят. И (смеется) мой кенарь Гелиос. Он – птица певчая, начинает звучать песня – аж заливается. Но если ему в ней что-то не нравится, замолкает напрочь. Так что все строго. Мне повезло, со мной работают талантливые люди, это значительно облегчает процесс записи песни. Это ведь тяжелый труд, к которому я подхожу основательно. Я вообще (снова смеется) – мужчина основательный. И постоянный. Большинство музыкантов, с кем я выступаю на концерте, со мной уже по 10-15 лет. Это Вадим Назаров – клавишник, Гена Гордеев – барабаны, Игорь Козлов – бас-гитара, Юра Андропов – звук, Володя Федоренко – соло-гитарист.

- Сергей, слушатель голосует за ваше творчество своим рублем, покупая билет на концерт. А бывает, что высказываются какие-то пожелания, предлагаются темы? Как обстоят дела с «обратной связью»?

- Здорово, что в наш компьютерный век мне пишут письма не только по е-mаil. Вот недавно ребята из Чечни написали, что стали слушать не только мои «военные» песни, а все чаще «Я скучаю по тебе». Это – о любви. Нам всем сейчас ее не хватает. Духовная пустота все больше заполняется злом. Когда меня спрашивают, можно ли что-то изменить в мире к лучшему и как, я отвечаю: можно. Начать с самокультуры и, например, уступить место в общественном транспорте женщине. Это ведь начало уважения к Родине, как ни пафосно звучит. Я – оптимист. Ведь не раз у России бывали тяжелые времена, но всякий раз страна наша иррациональным образом поднималась, расцветала вновь. 

- Для написания песен, как ваши, которые получают душевный отклик слушателей, требуется особое напряжение сердца. В чем находите отдохновение от созидательных забот?

- Грешен: люблю попариться в баньке с веничком. Но строго без алкоголя. Иначе тело может и очиститься, а вот тяжести в нем только прибавится. Свободы духа с алкоголем не достичь. А баня настоящая, правильно протопленная – это бессуетное парение мысли. 

- Ваш «непопсовый» подход к творчеству не предполагает больших доходов. Домашние не ворчат, не требуют виллу на Карибах? В наш век ведь все покупается, все продается… Может, пришла пора ловить момент, приспособиться, ведь талантливые люди требуются для разных проектов?

- Именно, что для разных. И мое имя можно использовать в каких-то «благоухающих» делах. Да денег не хватит купить Сергея Трофимова! (Хохочет). Мои проекты – это мои песни и дети. У меня дочке скоро 17, сын подрастает, двух годиков еще нет. Фамилия Трофимов уже продолжается. 

- Трофимов-младший в армию пойдет?

- Если, надеюсь, здоровье позволит – с нашей нецивилизованной экологией, то служить Отечеству будет. Я считаю, что сохранить российскую армию – это значит сберечь наше великое государство! И под этими словами могу подписаться безо всякой иронии.

Поддержите наш сайт


Сердечно благодарим всех тех, кто откликается и помогает. Просим жертвователей указывать свои имена для молитвенного поминовения — в платеже или письме в редакцию.
 
 
Помочь порталу

  Оцените актуальность  
   Всего голосов: 1    
  Версия для печати        Просмотров: 6042


html-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

 
  Не нашли на странице? Поищите по сайту.
  

 
Самое новое


22 февраля
22 февраля состоится открытие выставки «История русской святости»...
Помоги музею
Искитимская епархия просит оказать содействие в сборе экспонатов и сведений для создания...
важно
Нужна помощь в новом детском паллиативном отделении в Кольцово!...
Памятник
Новосибирской митрополией объявлен сбор средств для сооружения памятника всем...


 


  Нравится Друзья

Популярное:

Подписаться на рассылку новостей






    Архив новостей:

Январь 2023 (53)
Декабрь 2022 (83)
Ноябрь 2022 (80)
Октябрь 2022 (74)
Сентябрь 2022 (75)
Август 2022 (43)

«    Январь 2023    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031