Опубликовано 05.05.2015 в рубрике  Православная семья, Православное воспитание
 

Традиции крестьянского воспитания. О воспитании трудом с малолетства

 
Традиции крестьянского воспитания. О воспитании трудом с малолетстваНедавно у меня случился небольшой диалог на другом ресурсе, поводом к которому послужило обсуждение традиций русского крестьянского воспитания применительно к одной частной теме – детскому воровству. Меня этот вопрос заинтересовал. Частная сторона обсуждаемой темы меня лично коснулась очень мало (но не скажу, что не коснулась вовсе).

Но важным показалось другое: понадобилось обобщить то, что я знаю о традициях русского крестьянского воспитания, и при этом – что называется, знаю из первых рук. Я намеренно не привожу многочисленные «культурные наносы» - которые мудры, прекрасны и занимательны – например, проза Ивана Шмелева или исследования Александра Панченко. Я буду говорить лишь о том, что помню из рассказов мамы, ее сестер, бабушки моей - Екатерины Дмитриевны К., и ее односельчан из деревни Ф. Костромской области. Пусть мой рассказ станет хотя и не самым полным, но достаточно достоверным мини-исследованием.

Еще одна ремарка. В литературе много говорится о неком списке ценностей, которые традиционное русское крестьянское воспитание ставило основополагающими. Гораздо более скупо и расплывчато говорится о методах, которые применялись для их внедрения. А это очень важно, это – практика, отсутствие или искажение которой обесценивает любую теорию.
Итак, начну.

Все знают, что основой воспитания детей в русской деревне был труд. Труд этот воспринимался ребенком не как тяжкая обуза, а как демонстрация своего все возрастающего статуса, приближения к взрослости. Наградой за этот труд всегда было признание значимости сделанных дел, похвала, демонстрация результатов семье, друзьям, соседям. Ребенок выступал не в роли слуги взрослых, а как младший товарищ в общем деле. Не похвалить его за сделанную работу, проигнорировать – было немыслимо: видимо, долгий опыт поколений внушил людям то, что это эффективное подкрепление воспитания трудолюбия.

Обучение новым трудовым навыкам происходило терпеливо, и занимался им тот, у кого было на это время, бабушка, старшие дети. В хозяйстве в семье моей тети я видела исправные, тщательно сделанные и обновляемые по мере износа детские инструменты: в наборе детских граблей, например, были самые разные – как для семилетнего, так и для тринадцатилетнего ребенка. Среди детских инструментов не было опасных – детских кос не существовало. А лопата с детской рукоятью – пожалуйста. Поручение ребенку непосильного или опасного дела считалось блажью.
Во время обучения тому или иному делу на первом месте, конечно, стоял пример. Но и времени на слова не жалели.

Когда навык осваивался, занятие почти автоматически становилось обязанностью. Но дети этого не боялись, поскольку в семейном коллективе все умели всё, и всегда было кому подстраховать, заменить.

Еще один момент. Ребенку показывалось место его помощи в системе общих дел, происходило ознакомление со смежными. Например, за сбором и чисткой грибов (вначале – под руководством взрослых – чтобы не пропустить ядовитый) следовала наука их приготовления. Я помню, как лет в 8 или 9 солила собранные рыжики в крошечной банке – не только для того, чтобы потом ими хвалиться, но и чтобы запомнить процесс.

Чем сложнее и значимее в хозяйстве был освоенный ребенком навык, тем больше появлялось формальных, ритуализированных признаков уважения.
- Девчонки, подайте Юре полотенце, он косил! Налейте Юре молочка. Садись, Юрочка, девчонки, подайте Юре ватрушек. Подросток Юра и сам прекрасно может до всего дотянуться – но нет, ему демонстрируется уважение, его заботливо обслуживают. Рядом сидит, улыбаясь, его дядя – перед ним уже так не пляшут, он взрослый, он привык, а Юру надо приучать, поощрять.

-А какое крыльцо сегодня чистое! Снимай сапоги, Юра! (это я крыльцо вымыла – уборка в доме дело для детей постарше, а сени, крыльцо – для малышни).

Что еще? Принос воды (водопровода у нас не было) тоже был делом общим. Даже самый малый ребенок мог нести с реки литровое ведерко – пригодится. Полосканье белья, чистка медной посуды (тазов, самоваров). Мытье посуды в доме. Мелкая уборка – пыль, половики – взрослые этим не занимались. Но при этом главным инструментом формирования привычек были похвала и признание. Сколько вспоминаю – по поводу трудовых обязанностей на детей никто не кричал, это случалось по другим поводам – шалости, драки, проделки.

Огород. Как не велики были обязанности детей по огороду, там все-таки присутствовала сельскохозяйственная стратегия. Поэтому малыши туда обычно ходили по конкретному поручению, а взрослые давали указания – когда и что полить, прополоть. Старшие дети могли делать это уже без напоминания – они сами знали, что там нужно делать. Обычно, огород – вотчина бабушек, которые уже не пойдут ни пасти, ни косить, ни возить сено. Зато их опыт огромен – его можно передавать детям. (Традиции крестьянского огорода очень отличаются от современных дачных. Если им следовать – никакого «садизма» в садоводстве нет, все это пластанье над грядками – пустое баловство, не сказывающееся на урожае).

Забота о животных имела возрастные градации. Мелкие и не слишком опасные животные доверялись малым, большие и сильные – только физически крепким и разумным подросткам. Пчелы – тоже с осторожностью, и под руководством взрослых. Дети занимались, в основном, курами и овцами. (Кормление, загон, сбор куриных яиц, уход за цыплятами – вполне детские дела).

Но постепенно шло и обучение обращению с большой скотиной. Доить корову меня посадили лет в 10, попробовать. Тетя стояла рядом, подсказывала, советовала.

На лошадь я села в 11. Ни седла, ни уздечки – меня отпустили кататься, привыкать к животному, с пониманием того, что опыта общения никто не заменит. После нескольких часов катания (километров 8 в общей сложности), лошадь меня сбросила. Меня утешили, но особенно не жалели. Процессу набивания шишек не препятствовали, просто имели в виду – какие шишки можно позволить набить, а какие нет.

«Девочковая» работа: знакомство с процессом прядения. Прясть я попробовала поздно – лет в 9. Это был непорядок. Мою нитку бабушка «запряла» в свой моток – я это видела и знала: будут носки, к которым я причастна.

Мелкое строительство, ремонт – к этому привлекали мальчишек. Поправить забор, выточить рукоять для инструмента – под наблюдением взрослых. Но первое орудие, которое мальчишка вырезал сам – удилище. Рыбалка – это досуг, удовольствие. Кроме ловли удочкой наших юных родичей учили ловле рыбы в морды, установке «крюков» (больших удилищ на щук). Малыши ловили мелкую рыбешку – живца для щук. Ребята постарше ловили раков.

Вообще, когда смеются над китайцами, мол, едят все, что ползет, кроме танка, что плывет, кроме лодки и все, что летает, кроме самолета, - я хочу возразить – а мы разве нет? Детей в деревне поощряли на сбор всего съедобного. Мама собирала «песты» - верхние проростки хвощей, их жарили в постном масле и ели – вкус как у грибов. Щавель, крапива, сныть, множество видов ягод, огромный список грибов – все, что можно есть, надо уметь найти и вкусно приготовить. «Школа выживания» работала постоянно, и самое главное – она не была оторвана от повседневности. Даже если «нормальной» еды было вдоволь, пару раз за весну можно было полакомиться «пестами», а щавелевые щи варили, даже если была и капуста. Постоянный сбор грибов и ягод летом – детская и стариковская забава и работа. Нам показывали, как сушить грибы и ягоды, как варить варенье, солить грибы.

Но были вещи, которые детям не поручались – как ни упрашивай. Даже присутствие при забое животных и птицы разрешалось не с малолетства. Этот запрет тоже выверен поколениями. Если слишком рано допустить ребенка до таких процессов – он или испугается (лечи потом его, невропатологов в деревне нет!), либо в нем разовьется жестокость, которая позже может вылиться в страшные вещи. Поэтому все, что было связано с убийством живого – только старшим подросткам, и то – поначалу лишь в роли наблюдателей, чтоб привыкли.

(Кстати, в Вятском крае эти ограничения тоже действовали. Я слышала, что один знакомый охотник, привлекший к снятию шкурок с убитых пушных зверей сына-первоклассника, подвергся осуждению своих товарищей – они его дружно и обоснованно критиковали, советовали ему для помощи в этом деле найти и нанять взрослого или справляться самому).

Итогом трудового крестьянского воспитания было формирование личности, готовой к жизни в любых условиях, реально владеющей несколькими специальностями на неформальном уровне, а главное – не только готовой к труду, но не мыслящей без него жизни. При этом происходила и социализация ребенка, развитие его умения сотрудничать с другими. Веками отработанные воспитательные методы в этом направлении позволяли обходиться без насилия и – в большинстве случаев – даже без принуждения.

Поддержите наш сайт


Сердечно благодарим всех тех, кто откликается и помогает. Просим жертвователей указывать свои имена для молитвенного поминовения — в платеже или письме в редакцию.
 
 
Помочь порталу

  Оцените актуальность  
   Всего голосов: 1    
  Версия для печати        Просмотров: 3319

Ключевые слова: воспитание детей

html-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

 
  Не нашли на странице? Поищите по сайту.
  

 
Самое новое


26 мая
26 мая состоится общегородской крестный ход...
21– 23 ноября
21– 23 ноября 2019 г. состоится XVIII Уральская родоведческая научно-практическая...
2019
В 2019 году в г. Новосибирске пройдет II этап конкурса «За нравственный подвиг учителя»...
Помоги музею
Искитимская епархия просит оказать содействие в сборе экспонатов и сведений для создания...
Памятник
Новосибирской митрополией объявлен сбор средств для сооружения памятника всем...


 


  Нравится Друзья

Популярное:

Подписаться на рассылку новостей






    Архив новостей:

Май 2019 (63)
Апрель 2019 (67)
Март 2019 (71)
Февраль 2019 (103)
Январь 2019 (80)
Декабрь 2018 (61)

«    Май 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Яндекс.Метрика

Каталог Православное Христианство.Ру
 Участник сообщества епархиальных ресурсов. Все православные сайты Новосибирской Епархии