Опубликовано 16.09.2010 в рубрике  История ППЦ
 

Церковь и греческое образование после падения Константинополя. Часть 2


Блестяще развивались и школы Янины, и, как уже не раз отмечалось исследователями, именно «городу Янине обязана Греция возрождением образования, причем не только потому, что здесь создавались и отлично содержались школы, но и потому, что высока была эрудиция здешних учителей и особенно значительно усердие, с каким добрые жители города заботились об учащихся»[1].
 
     
 

Архиепископ Евгений Вулгарис

 
 
Архиепископ Евгений Вулгарис
 
     

В школе Маноса Гьюмаса, основанной в 1674 году, первым преподавателем был Виссарион Макрис († 1699)[2]; его приблизительно в 1695 году сменил ученый священник Георгий Сугдурис (преподавал до 1715 года), «который распространял греческий язык в прежде варварской Европейской Турции»[3]. Прекрасными преподавателями этой школы были также Анастасий Папавасилиу, Мефодий Антракитис и Баланос Василопулос, а ее выпускники принесли научные знания во все другие школы и даже в сам Константинополь.

Новый период для греческого просвещения начался с деятельностью Евгения Вулгариса, около 1742 года преподававший в другой школе Янины, которая называлась Маруцисской – по фамилии ее крупных жертвователей Симона и Ламброса Маруцисов. Евгений Вулгарис преподавал в Янине новые философские системы с присущими ему необычайной эрудицией и красноречием[4]. Из Янины в 1746 году он перебрался в город Козани[5], где проработал недолгое время; потом он снова в течение четырех лет – до 1753 года – возглавлял Маруцисскую школу в Янине, после чего опять уехал из-за ссоры с директором другой школы Баланосом Василопулосом.

Великое имя Евгения Вулгариса связано и с Афонской академией. Начало этой знаменитой академии было положено игуменом афонского Ватопедского монастыря Неофитом, который, основав при монастыре школу, пригласил преподавать в нее ученейшего монаха Неофита Кавсокаливита, обучавшегося в Патмосской академии, а также в Янинской школе в то время, когда в ней преподавал Евгений Вулгарис. Неофит Кавсокаливит приступил к преподавательской деятельности в Афониаде в декабре 1749 года, когда ее учащимися были лишь несколько монахов и послушников из обителей святой горы Афон. Этой первой Афонской школе покровительствовал патриарх Константинопольский Кирилл V (1748–1751, 1752–1757), и после перестройки она была преобразована в академию, а ректором и преподавателем ее был назначен Евгений Вулгарис (в 1753 году), который, несмотря на то, что обнаружил в ней всего лишь 20 учащихся, взял в преподаватели, кроме Неофита Кавсокаливита, еще одного – Панайотиса Паламаса, из своих учеников в Янине. Известие о том, что Вулгарису назначено жалование в 1 тысячу грошей, было встречено с изумлением: так значительна была эта сумма для того времени. Через короткое время Афонская академия уже насчитывала 200 учащихся[6], приезжавших отовсюду к знаменитому учителю Евгению Вулгарису, который преподавал богословие, риторику, логику, метафизику и новую философию, при этом он еще и составлял замечательные учебники, вызывавшие всеобщее изумление. Евгений Вулгарис проявил недюжинные энергию и старания, трудясь для развития школы. Именно он первым на Востоке, благодаря своей одаренности, редкой эрудиции и способностям, поставил образование во всех областях науки и философии на научную основу. К сожалению, он трудился в Афонской академии всего лишь пять лет и был вынужден оставить ее из-за противодействий со стороны[7]. Позднее он служил на благо Русской Церкви, как и другой выдающийся ученый клирик – Никифор Феотокис († 1800). Афонская школа дала плеяду образованных мужей, большинство из которых по возвращении на родину стали учителями в школах Греции, тем самым распространяя полученные знания; при этом они вдохновляли молодежь отправляться учиться в Европу – признанный центр науки.

После Вулгариса в 1759 году в Афониаду был приглашен преподавать Николай Зерзулис, благодаря которому, равно как и другим учителям: монаху Кириллу и священнику Иоанну Пезаросу, школа в течение долгих лет продолжала успешно работать. Впоследствии Иоанн Пезарос († 1806) учительствовал в Фессалийском Тырново; его плодотворную деятельность с восхищением описывал его ученик Константин Кумас. Афонской академии покровительствовал и патриарх Феодосий ΙΙ (1769–1773), но в 1799 году, при патриархе Неофите VII (1789–1794, 1798–1801), школа прекратила свою деятельность. Хотя и потом время от времени некоторые учителя возобновляли преподавание в школе, средства на содержание учителей и учащихся которой доставляли 20 монастырей святой горы Афон. Окончательно школа закрыла свои двери, кажется, в 1808 году, когда сосланный на Афон патриарх Григорий V вознамерился перенести ее в находящуюся за пределами Кареи келью Серай, а монастыри выразили несогласие с этим[8].

XVIII век отмечен ростом интеллектуальных потребностей греков. Каждый мало-мальски зажиточный город спешил открыть школу и пригласить способнейших преподавателей, а каждый талантливый юноша после обучения на родине, преодолевая многие препятствия, отправлялся в какой-нибудь европейский университет, чтобы потом «передать на родине знания, здесь еще неизвестные». Этим объясняется многочисленность школ в XVIII веке. В начале его, как сообщает Анастасий Михаил из Наусы, действовало 40 школ – как непосредственно в самой Греции, так и в городах Македонии, Эпира, Фессалии, Фракии, Пелопоннеса, Крита, Ионических островов, Малой Азии и островов Эгейского моря[9]; а Александр Элладиос в 1714 году утверждал, что везде в Греции процветают гимназии[10]. Также и Георгий Константину из Янины писал, что везде в Греции в больших городах и на островах были школы, «и везде, где живут говорящие на нашем наречии, проповедуется благочестие Восточной Церкви; одни школы сохраняются, а другие строятся; и учителя и важные лица украшают собрания архиереев и клириков и с амвона на простом наречии постоянно произносят предназначенные для всех речи, составленные из наиболее ярких и изящных выражений, и всякому приходящему с щедростью, не требуя даров, дерзновенно преподавая, передают науки»[11].

Во второй половине XVIII века, кроме многочисленных «общих школ», немало было и публичных «греческих школ»: две в Константинополе, три в Янине, две в Фессалониках, две в Бухаресте, пользовавшиеся щедрой поддержкой греческих господарей, и по одной школе в Яссах, Адриануполе, Филиппополе, на Афоне, в Верии, Касторье, Сиатисте, Мосхополе, где также была и типография, в Фессалийском Тырново, в Триккалах, в Триполи, в Патрах, в Амфиссе, в Арте, в Смирне, на Хиосе, Патмосе, Митилине, Самосе, Родосе, Крите, Кипре, в Иерусалиме и в Александрии. Известно, что преподобный Косма Этолийский († 1779), благодаря которому остановилась исламизация Эпира, путешествуя с проповедью христианской веры в 1760–1769 годах, открыл 200 общих, или народных, школ и 30 «греческих». Тогда была введена система школ-пансионов, которые были организованы на принципах общежития. В них учащимся бесплатно предоставлялось как обучение, так и питание. Люди состоятельные отписывали на содержание учителей и учеников, а также на пополнение библиотек различное имущество.

Главной при открытии, в содержании и работе школ всегда была Церковь, покровительствовавшая образованию. Константинопольские патриархи, исполняя также и обязанности этнархов, много трудились на благо просвещения. Патриарх Серафим ΙΙ (1757–1761) на общественные пожертвования содержал Патриаршую академию; патриарх Неофит VII издал в 1793 году патриаршую грамоту, согласно которой предоставлял академии финансовую помощь, собрав для нее свыше 64 000 грошей и назначив попечительский совет из шести человек для наблюдения за ее деятельностью. В школе должно было обучаться 12 человек, беднейшие из которых должны были получать от нее все необходимое. За год до того патриарх Неофит назначил преподавателем в Патмосскую школу в помощь Даниилу Керамевсу некоего Мисаила. В 1790 году тот же патриарх утвердил преобразование монастыря Хрисопиги в Димицанской епархии в школу. Точно так же в 1799 году он утвердил преобразование в школу монастыря святого Георгия на острове Наксос, принадлежавшего некоему Николаю Мавроматтису и подарившего его для этой цели общине Наксоса[12]. 2 июня 1799 года патриарх издал указ об открытии при финансовой поддержке Силимврийской Церкви и господаря Влахии Александра Мурузиса двух школ в Силимврии, одна из которых должна была стать «общественной», а другая – церковной[13]. Также в октябре 1799 года патриарх Неофит утвердил открытие школы на острове Санторин, уладив вопросы, связанные с ее работой. Он укорял афонских монахов за то, что они совсем закрыли существовавшую у них школу[14]. 20 октября 1800 года в ответ 20 настоятелей афонских монастырей заявили, что собираются приложить все усилия для возобновления ее работы, и испрашивали для этой цели финансовую помощь[15].

Значительную заботу о греческом образовании проявил патриарх Каллиник V (1801–1806, 1808–1809), а помогал ему в этом великий драгоман Высокой Порты Димитрий Марузис. Из-за частых эпидемий Патриаршая академия, располагавшаяся в Фанаре, при Патриархии, функционировала плохо. В 1804 году в Ксирокрини (Курочесме) на Босфоре было приобретено подходящее здание, куда и была переведена прекрасно организованная школа. Ректором был назначен Дорофей (Проиос; † 1821), впоследствии митрополит Адрианупольский, а обучалось в школе 100 человек[16]. Немало заботился патриарх и о школе греческих наук в Ставродромионе, и о школах «священных церковных наук», открытых при константинопольских церквях, от которых должны были по большей части и получать содержание. Соответствующую грамоту патриарх издал 9 октября 1805 года, дав детальные указания касательно работы школ. Подобную же грамоту в том же году он издал и о школах в Халкидоне, принял под покровительство Церкви школу купца Капланиса в Янине. Каллиник повторил патриаршие распоряжения о школе Мануила Гумаса[17]. Эту школу содержал монастырь пророка Илии и его подворье в Бухаресте. Благодаря этим заботам патриархов «от Константинополя и до запада греческой земли, до самых окраин Ионических островов не было ни одного важного города, лишенного школы».

Церковь, ставшая во главе значительного интеллектуального движения и покровительствовавшая ему, увеличивала скрыто развивавшуюся силу. Образованные иерархи и клирики открывали школы, покровительствовали им и преподавали в них. И даже некоторые из тех, кто уже был в преклонном возрасте, проходили обучение, чтобы стать способными для обучения других.

К счастью, греческое образование в этот период турецкого господства пользовалось относительной свободой. Даже пресловутый Али-паша Янинский не предпринимал гонений на греческое образование и казался веротерпимым, для того чтобы убедить греков терпеливо переносить его тиранию. С его разрешения функционировали Янинская гимназия и прочие школы. Он питал особое расположение к Александру Псалидасу, который убеждал его принять христианство и провозгласить себя королем греков.

(Окончание следует.)



[1] Κούμα Κ.IB'. С. 557. Ίστορίαι τών άνθρωπίνων πράξεων.

[2] См.: Σαβράμη Ε.-Ι. Βησσαρίων Μακρής // Ήπειρωτικά χρονικα. Έν Ίωαννίνοις, 1930.

[3] Κούμα Κ.С. 559. См. также: Χρυσοστόμου (Παπαδοπούλου), άρχιεπισκοπου Άθηνών. Ίστορικά σημειώματα // Θεολογία. 4. Άθήναι, 1926. С. 8. Ίστορίαι τών άνθρωπίνων πράξεων.

[4] См.: Bretos-Papadopoulos A. Biographie de l’Arcevêque Eugenios Boulgaris. Athènes, 1860.

[5] Позднее Маруцисская школа была реформирована и стала называться Капланийской, или Патриаршей. Это было связано с деятельностью ее преподавателя Афанасия Псалидаса и со щедрыми пожертвованиями Зоиса Капланиса.

[6] 200 воспитанников академии проживали в 170 комнатах, как сообщает Й.-Ф. Фальмерайер (FaIlmerayer J.-Ph. Fragmente aus dem Orient. Stuttgart, 1845. В. 2. S. 134).

[7] Βουλγάρεως Εύγενίου.. С. 54. Έπιστολή άπολογητική πρός τόν πρώην πατριαρχην Κωνσταντινουπόλεως Κύριλλον // Αίνιάνος Γεωργίου. Συλλογή άνεκδότων συγγραμμάτων τού άοιδίμου Εύγενίου τού Βουλγάρεως. Άθήναι, 1838. Α

[8] Необходимо заметить, что в 1775 году Козьма Лавриотский открыл в Лавре типографию, но после его смерти она прекратила свое существование.

[9] Άναστασίου ΜιχαήλAmsterdam, 1706. С. 32.. Περιηγητικόν Πιττάκιονι ήτοι Περιήγησις τής Εύρώπης.

[10] Helladii A., 1714. С. 43. Status praesens Ecclesiae graecae. Altorfi

[11] Σάθα Κ.Ἀθῆναι, 1872. С. 126. Παράρτημα Νεοελληνικής Φιλολογίας.

[12] Соколов И.И. Константинопольская Церковь в XIX веке. СПб., 1904. Т. 1. С . 410.

[13] Там же. Приложение. С. 41.

[14] Там же. С. 41–42.

[15] Там же. С. 414.

[16] Μυστακίδου Β.5. 1885. С. 413–416, 449–452. Περί Κουρούτσεσμέ τινα // Έκκλησιαστική Άλήθεια.

[17] Соколов И.И. Константинопольская Церковь в XIX веке. С. 422; Приложение. С. 45–46.

Хризостом I (Пападопулос), Архиепископ Афинский и всей Эллады

 

Поддержите наш сайт


Сердечно благодарим всех тех, кто откликается и помогает. Просим жертвователей указывать свои имена для молитвенного поминовения — в платеже или письме в редакцию.
 
 

  Оцените актуальность  
   Всего голосов: 0    
  Версия для печати        Просмотров: 4332


html-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

 
  Не нашли на странице? Поищите по сайту.
  

 
Самое новое


08.08 2023
Православная гимназия при Никольском кафедральном соборе Искитимской епархии продолжает...
13.07 2023
Детский церковный хор Вознесенского собора объявляет набор детей...
Помоги музею
Искитимская епархия просит оказать содействие в сборе экспонатов и сведений для создания...
важно
Нужна помощь в новом детском паллиативном отделении в Кольцово!...
Памятник
Новосибирской митрополией объявлен сбор средств для сооружения памятника всем...


 


  Нравится Друзья

Популярное:

Подписаться на рассылку новостей






    Архив новостей:

Май 2024 (17)
Апрель 2024 (52)
Март 2024 (26)
Февраль 2024 (65)
Январь 2024 (38)
Декабрь 2023 (44)

«    Май 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031