Публикации журнала "Живоносный Источник"

Опубликовано 04.06.2024 в рубрике  Православное краеведение, Публикации ЖИ
 

ЗНОБИЩЕВА Е.А., РЕШЕТОВ В.М. История Михаило-Архангельской церкви села Легостаевского. Часть 1


УДК 908+271.2

Знобищева Е.А., г. Москва

Решетов В.М., г. Новосибирск


 
История Михаило-Архангельской церкви села Легостаевского

Часть 1.

Аннотация

На основе архивных и печатных источников авторы статьи прослеживают почти двухсотлетнюю историю Михаило-Архангельской церкви села Легостаевского, завершившуюся в советскую эпоху. Историческое исследование состоит из двух частей. На первом этапе, отраженном в данной статье, анализируются материальные аспекты церковной жизни и институционально-организационные рамки, в которых она протекает, а именно: реконструируется история церковных строений, динамика размера и границ прихода, штатного расписания причта, встроенности в региональные церковные структуры, местную крестьянскую общину.

Ключевые слова: церковное краеведение, село Легостаево, Михаило-Архангельская церковь, штаты, церковное управление, приходская община.

Церковное строительство на легостаевской земле

После передачи приобских земель в ведомство Колывано-Воскресенского горного округа и последующего тотального учета людских и прочих ресурсов, остро встал вопрос о недостаточности православных храмов. Для управления церковной жизнью в новом горном ведомстве было образовано Барнаульское заказное духовное правление. Оно же и инициировало массовое строительство церквей на своей территории. В начале 1750-х гг. Барнаульский заказ состоял «только из церквей Петро-Павловской и Захарьевской в самом Барнаульском заводе и шести «уездных»: в Бийской крепости, Колыванском заводе, Белоярском остроге, Малышевой слободе, Бердском остроге и селе Ирменском» [35, с.56]. В 1756 г. количество церквей составило уже 12 [23], в 1759 г. – 13 [1], в 1774 г. – 17 единиц [9, Лл.281-294].

В районе средней Берди выбор места для новой церкви пал на Легостаевскую деревню, имеющую хорошую транспортную доступность за счет расположения на почтовом тракте («Большой Столбовой Кузнецкой и Томской дороге»). В описи церковных приходов, произведенной геодезистом П. Старцевым, выложена резолюция: «Место удобное к строению церкви деревня Легостаева от которой и лес от 8 до 10 верст. Крестьяне желают построить вновь Архистратига Михайла, к которой приходския деревни расстоянием от того места будут» [17, Л.132].

Деревянная церковь Михаила Архангельского в деревне Легостаевской была построена на средства будущих прихожан достаточно быстро, и уже в следующем 1752 г. числилась под номером 6 в «Реестре новопостроенным церквам» [18, Л.110]. Но внутреннее комплектование осуществлялось уже не столь быстрыми темпами. В итоге церковь почти восемь лет простояла неосвященной, функционируя в ограниченном режиме. Освящена она была, согласно консисторским документам, 28 января 1760 г. [2, Л. 4об].

Краткая последующая история церковных стен и принадлежащих ей строений (до начала XX века):

· 26 декабря 1765 г., через тринадцать лет после постройки, церковь сгорела [5, Л. 2].

· В 1766 г. вновь отстроена деревянная церковь. В 1771 г. она была освящена [12].

· В конце 90-х г. перенесена на более высокое место из-за того, что берег Берди, на котором стояло храмовое здание, «стало сильно омывать водой» [42, с.3] . Но на новом месте простояла недолго, опять сгорела (в октябре 1797 г. она еще существовала [21, л.123], пожар, следовательно, случился в 1798 г.).

· 1799 г. была заложена новая каменная двупрестольная церковь: главный престол во имя Св. Михаила Архангела и придельный во имя Св. Пророка Илии [8]. Строительство каменного храма завершилось в 1804 г. Вместе с каменной церковью в одной связке была простроена каменная же колокольня [29, Л.39], крыша храма была покрыта железом [32, Л.33].

· Текущее благоустройство и ремонт: в 1825 г. состоялся первый ремонт церкви [14]; в 1828 г. за счет крестьян (собрано 319 р. 29 коп.) закупили колокол «с хорошим голосом» [16]; в 1855-65 гг. сооружена решетчатая из лиственного дерева ограда [32, Л.33]; в 1908-1911 гг. произведен капитальный ремонт церкви по проекту А.Д. Крячкова [45].

· В числе строений, принадлежащих церкви в 1855 г. упомянута деревянная сторожка [29, Л.39], в 1870 г. – она же, как «караулка для сторожей в церковной ограде», также «прикладный от Евдокии Поповой дом, отдаваемый иногда в кортом (т.е. съем ) от 1 до 2 рублей в месяц» [32, Л.33].

· В 1887 г. при церкви открыта церковно-приходская школа, размещенная при сторожке в отдельной комнате [39, с.277].

· В конце XIX века появляются принадлежащие церкви часовни: на церковном кладбище и в деревне Девкиной [33, Л.51об], в 1910 г. – молитвенный дом в Мостах [40, Л.728].

Границы и размер легостаевского прихода в динамике за полтора столетия

О приходе и о деревнях, которые окормляла церковь. Границы прихода не были стабильны, число населенных пунктов в них постоянно менялось. Можно выделить два этапа в существовании прихода:

1) экстенсивный: расширение за счет увеличения территории и появления новых деревень на периферии. Вылился в строительство нового каменного храма с двумя приделами и перехода на двусоставную церковь с двумя священниками;

2) интенсивный: резкое уменьшение границ как следствие строительства новых церквей и организации новых приходов в прилегающих территориях, постепенное увеличение численности прихожан внутри старых границ за счет миграции населения из центральных областей России.

В свой первый период существования легостаевский приход в людском отношении был небольшим, но состоящим из разбросанных на большом расстоянии малодворных поселений. В момент своего образования он насчитывал 157 дворов. В описи 1751 г. в составе будущего прихода числилась 21 деревня ведомства Бердского острога: Легостаева (14 дворов, далее только цифры ), Барабинская (7), Кадникова – впоследствии Суседова (5), Кинтерепская (4), Никонова (9), Краскова (7), Пайвина (2), Изыратская (7), Маслянина (7), Мамонова (5), Усть-Чемская (5), Девкина (8), Ировская (2), Шахматова – впоследствии Харина (4), Дятлева (22), Шипунова (8), Койнова (7), Шипкова (7), Арсенова – впоследствии Таскаева (5), Шадрина (4), Медведицка (9), Белова (2). Список завершала деревня Томского ведомства – Чемская [17, Лл.132-133об]. В более поздних документах деревня Чемская будет проходить как деревня Безголовая.

Приход развивался вместе с развитием территории. В 1758 г. в этот список добавятся вновь образованные деревни: Берсенева, Елунина (она ж и Горлова) [24, Л.310, Л.317]. К 1763-1764 гг. исчезнет Барабинская, прихожане деревни Ировской будут числиться в деревне Шахматовой (Хариной), а сама Ировская больше не будет упоминаться в документах. Одновременно появятся такие же малодворные деревни, как Гусельникова, Верхняя Детлева, Аргунская (Ургунская), Мостовая, Дубровская, Чупина [25, Лл. 329-354]. К концу XVIII века продолжает осваиваться южное направление от Берди, увеличивается количество трактовых деревень, более активно заселяется правый берег Берди: появляются Ганюшкино зимовье, Пятково, Бочкарева, Житино, Усть-Савинская, Пенькова, Вновь Иковская (в последующем Новососедово), Новая Серебренникова, Евсина [26, Лл. 893-941об].

Небольшой процент мелких населенных пунктов исчезает, либо переименовывается, но в целом список приходских селений к началу XIX века стабилизируется, варьируясь в узком диапазоне 30-33 единицы. В Таблице 1. отражен один из максимальных составов прихода на тот период по количеству населенных пунктов [27]. Для наглядности приведено не только прежнее (волостное), но и современное административно-территориальное деление.

Таблица 1. Населенные пункты Легостаевского прихода на 1813 г.

Н.П. прихода

Н.П. по современному административно-территориальному делению

Легостаевской волости:

д. Усть- Чемская

село Усть-Чём Искитимский район Новосибирская область

д. Елбашинская

село Елбаши Искитимский район Новосибирская область

д. Девкина

деревня Девкино Искитимский район Новосибирская область

д. Харина

деревня Харино Искитимский район Новосибирская область

д. Горлова

деревня Горлово Искитимский район Новосибирская область

д. Ургунская

деревня Ургун Искитимский район Новосибирская область

д. Шадрина

деревня Шадрино Искитимский район Новосибирская область

д. Евсина

деревня Евсино Искитимский район Новосибирская область

д. Шибкова

деревня Шибково Искитимский район Новосибирская область

д. Таскаева

деревня Таскаево Искитимский район Новосибирская область

д. Койнова

Исчезла

д. Шипунова

Исчезла

д. Дятлева

Исчезла

д. Гусельникова

село Гусельниково Искитимский район Новосибирская область

д. Белова

село Белово Искитимский район Новосибирская область

д. Медведская

село Медведское Черепановский район Новосибирская область

д. Чупина

деревня Чупино Маслянинский район Новосибирская область

д. Кинтерепская

деревня Кинтереп Маслянинский район Новосибирская область

д. Суседова

деревня Старососедово Искитимский район Новосибирская область

д. Ново-Суседова

деревня Новососедово Искитимский район Новосибирская область

д. Мостовая

село Мосты Искитимский район Новосибирская область

Боровлянской волости:

д. Никонова

деревня Никоново Маслянинский район Новосибирская область

д. Каменка

село Барсуково Маслянинский район Новосибирская область

д. Пенькова

село Пеньково Маслянинский район Новосибирская область

д. Буранова

село Бураново Черепановский район Новосибирская область

д. Краскова

Исчезла

д. Пайвина

село Пайвино Маслянинский район Новосибирская область

д. Маслянина

село Маслянино Маслянинский район Новосибирская область

д. Мамонова

село Мамоново Маслянинский район Новосибирская область

д. Верх-Дятлева

Исчезла

д. Серебренникова

деревня Серебренниково Маслянинский район Новосибирская область

д. Суенгинская

село Суенга Маслянинский район Новосибирская область

д. Елбанская

село Елбань Маслянинский район Новосибирская область

Во второй половине XIX века проводятся административные реформы, связанные с появлением новых слобод и организацией новых приходов.

В 1853 г. в 34 верстах от села Легостаевского в селе Медведском усилиями прихожан была построена Николаевская церковь, в приход которой отошли деревни Боровлянской волости: Верх-Инская, Ново-Пяткова, Огнева Заимка, а также деревни Легостаевской волости: Белова, Ургунская, Таскаева, Шипкова, Шадрина, Евсина, Дорогина Заимка, Гусельникова, Новоинская, Крутишка [30, Лл. 46-51об].

В 1859 г. было утверждена к постройке Николаевская церковь в селе Маслянино. В указанный год строительство церкви не было окончено, однако согласно клировой ведомости состав прихода церкви на тот момент был определен и включал в себя деревни Боровлянской волости: Никонова, Барсукова, Пенькова, Боркова, Краскова, Пайвина, Мамонова, Верх-Дятлева, Серебренникова, Елбанская, Гуниха, Мостовая, Ново-Лушникова, Петенева, а также прихожан села Суенга, которые не относились к приходу единоверческой церкви этого села. От Легостаевской волости в приход церкви села Маслянино вошли деревни Чупина и Изырак [31, Лл. 27-32]. В том же 1859 г. указами Томской Духовной консистории были разрешены к построению следующие церкви: Николаевская села Койновского и Зосимо-Саватьевская села Никоново, в приход которых вошли деревни: Барсукова, Краскова, Кинтерепская, Верх-Иковская, Шипунова, Елбашинская, Чернореченская, Вылкова [31, Лл. 33-53об].

Вследствие постройки новых церквей легостаевский приход теряет деревни верхней Берди и южные степные деревни, но углубляется на территорию северного берега Берди, ранее принадлежавшую Томскому ведомству. При этом он становится компактным, приходские поселения на этот раз располагаются не на расстоянии 30-90 верст, как ранее, а максимум на расстоянии в 20-22 версты. В качестве примера – список деревень легостаевского прихода на 1914 г. с указанием расстояния до волостного села: Легостаевское село; деревни: Девкина – 8 верст, Усть-Чемская – 4 версты, Харина – 18 верст, Старо-Соседова – 15 верст, Ново-Соседова – 15 верст, Мосты – 15 верст, Елбаши – 20 верст; поселки: Васильевский – 20 верст, Архиповский – 12 верст, Ивановский – 10 верст, Дмитриевский – 12 верст, Стаковский – 20 верст, Светлый – 22 версты. [41, с.500].

Штатное расписание

От численности прихода напрямую зависело штатное расписание церкви. По введенному в 1722 г. синодальному определению о церковных штатах численность приходского духовенства определялось по количеству дворов в приходе. Если приход был свыше 200 дворов, церковь имела право на второго священника и причетников, кратных к числу священников [46]. Динамика численности легостаевского прихода отражена в Таблице 2.

Таблица 2. Численные характеристики прихода М-Архангельской церкви с. Легостаевского

Год

Дворов

Муж. Пол

Жен. пол

Всего душ

Число н.п.

Верст до даль-него н.п.

Состав штатов церкви

1753

157

≈500

≈500

≈1000

21

32

1-составная

1764

287

1063

1025

2088

21

1774

282

1116

1009

2125

28

1788

370

1614

1576

3190

33

1803

380

2219

2185

4310

-

2-составная

1814

450

2389

2450

4839

33

1855

692

2768

3059

5827

30

94

1870

291 ½

1166

1158

2324

10

1-составная

1885

353 ¾

1415

1461

3876

10

26

1902

-

-

-

4650

11

20

1914

-

-

-

7862

14

22

Источники: Опись церковных приходов 1751 г., Ведомости и перечневые списки 1765, 1774 гг., Исповедные росписи 1788 г., Клировые ведомости 1803,1814,1855, 1870, 1885 гг., Справочные книги по Томской епархии за 1902/03 и 1914 гг.

Как видно из Таблицы 2, уже во второй половине XVIII века легостаевский приход преодолел установленную планку в 200 дворов, соответственно встал вопрос о переводе церкви в статус двухсоставной. Впервые второй священник (И. А. Арзамасов) появляется в Легостаевском в марте 1766 г. и священнодействует до 1771 г., пока духовное начальство, уступив требованиям крестьянской общины, не переводит его в другой приход [7].

В 1778 г. верхнюю границу числа дворов, приходящихся на одного священника, увеличили до 300 единиц [46]. Несмотря на то, что число легостаевских дворов вплотную приблизилось к этой рубежной черте, штат так и оставался односоставным. Только после кончины настоятеля П. Мухина в 1794 г. легостаевский причт переходит окончательно на двухклировый формат.

В ревизии священно и церковнослужителей 1795 г. Михаило-Архангельская церковь записана уже как «двоеприходская», переписан двойной штат: священники Р.И. Беляев и И.С. Васильев [19, Лл.120-123]. Строительство в 1804 г. нового кирпичного храма с двумя приделами (холодным и теплым) благоволило к размещению удвоившегося клира. Вторыми священниками на протяжении полувекового с лишним периода были С.А. Набережных, Т.И. Мухин, И.В. Ковригин, А. И. Капустин, В.Сахаров, Н.В. Митропольский, Ф.В. Ненарокомов.

Клировые ведомости Михаило Архангельской церкви Колыванского уезда Легостаевской и Бердской волости за 1855 г. демонстрируют распределение паствы священников:

· По части первого священника прихожане села Легостаевского и деревень: Девкина, Усть-Чемская, Чупина, Кинтерепская, Старососедова, Новососедова, Мосты, Чемская, Елбанская, Укропская, Харина, Горлова, Шипунова, Дятлова.

· По части второго священника прихожане деревень: Никонова, Барсукова, Верх-Иковская. Пенькова, Краскова, Пайвина, Маслянская. Мамонова, Серебренникова, Суенгинская, Елбанская, Гуниха, Ново-Лушникова, Мостовая, Петенева [29, Лл.45об-47].

На каждого священника в среднем приходилось по 300 дворов и чуть более 2000 душ.

В тех же клировых ведомостях 1855 г. написано «причта положено издавна священников два, диаконов один, дьячков два, пономарей два» [29, Л.39]. Но то, что «положено издавна», будет не положено буквально через три года, когда в соседние приходы отойдет почти половина деревень и церковь вернется в односоставный статус. Указом Томской духовной консистории 1858 г. предписано «иметь при ней один штат причта из священника, диакона, дьячка и пономаря» [32, Л.33].

В 1885 г. численность причта Легостаевской церкви снова сократится: «причта положено по высочайше утвержденному для Томской епархии штату: один священник и два псаломщика. Налицо причта три человека» [33, Л.51]. В таком минимизированном составе церковь просуществует вплоть до своего закрытия. При этом (см. Таблицу 2) на протяжении всего периода существования церкви нагрузка на легостаевских священников и причетников всегда была выше нормы, особенно с учетом территориального разброса приходских деревень и наплыва переселенцев из центральной и южной России.

Церковное управление приходом

Легостаевская церковь, как и прочие сельские церкви Приобья, была встроена в систему регионального церковного управления. С 1620 по 1834 г. на всей территории Сибирского края церковной жизнью управляла Сибирская (Тобольская) епархия с центром в городе Тобольске. Образованная внутри епархии в 1750 году подструктура – Барнаульское заказное духовное правление – руководила церквями на территории Колывано-Воскресенского горного округа. Легостаевская церковь длительный период была детищем Барнаульского заказа, управлялась из Барнаульского завода, где располагались «заказчики». Единственный временной промежуток, когда она пропадает из всех сводных сборных Барнаульских документов – 1768 г., когда ее перевели под управление Кузнецкого заказа, но, ввиду неудачности эксперимента, к концу года возвратили обратно в Барнаульский заказ [7, Л.2, Л.14].

Расстояние до Тобольска из села Легостаевского – около тысячи верст. Удаленность епархиального начальства не могла не сказываться на функционировании сельской приходской церкви. Практически каждому члену клира приходилось хотя бы раз в своей жизни навещать Тобольск. Именно там причетники проходили посвящение в «стихарь» – своеобразный экзамен, дающий право ношения церковного одеяния. Назначение на священнические должности также предварялось таинством рукоположения в самой епархии, т.е. в Тобольске. Например, П. Мухин в течение двух следующих друг за другом лет принимал рукоположение в Тобольске: в 1766 г. был посвящен в диаконы в Тобольском соборе им. Антония и Феодосия Печерских чудотворцев, и в 1767 г. в священники в Тобольском Софийском соборе Преосвященным митрополитом Павлом [6]. Поездки в Тобольск происходили и по прочим текущим делам: в 1764 г. в исповедной ведомости церкви с. Легостаевского у священника Б.М. Арефьева стоит пометка «в отлучке в Тобольску» [25, Л.328], при этом отлучка была длительной, с предыдущего года, потому что метрическая книга за 1763 г. подписывалась временным заместителем – тальменским священником П. Загибаловым [22, л.21об]. Точно также священник Легостаевской церкви И.А. Алексеев только номинально числился в селе Легостаевском на стыке 1766-1767 гг., по факту находился в Барнаульском заводе: …«о коем в заказу объявлено что он за отлучкою в Тобольск Барнаульской Захарьевской церкви священника Андрияна Пеунова определен на его место от заказу на время» [6, Л.4]. И это только часть эпизодов об отъездах священников в Тобольск в XVIII веке, и, как следствие, оголении причтов на несколько месяцев и двойной нагрузке на оставшийся штат.

В 1829 г. Барнаульское духовное правление передает Колыванскому духовному правлению церкви, относящиеся к Чингизской, Бердской и Легостаевской слободам, а также расположенные в Томском ведомстве в селах Кривощеково, Крохалевское, Гутово [1] . Все они войдут в состав вновь образованного Берского благочиния Колыванского заказа. В 1834 г. на территории Томской губернии образуется Томская епархия. С середины XIX века окончательно выстраивается новая управленческая структура: Приходская церковь – Благочинный округ (Благочиние) – Томская епархия. Учреждение Томской епархии в 1834 г. резко сократило транспортное управленческое плечо: расстояние от села Легостаевского до нового епархиального центра – Томска составляло чуть более 200 верст.

Первоначально благочиния в рамках новой Томской епархии именовались по фамилии священника или протоиерея, избранного благочинным. Так, в 1855-1859 г. 11 церквей бывшего Берского благочиния Колыванского округа состояли в ведении Благочинного священника Симеона Соловьева [31, Л.1], с 25.9.1864 г. по 17.7.1868 г. – в ведение благочинного Иоанна Ивановича Беляева [32, Л.8об]. В 1869 г. в Томской епархии была проведена реформа, связанная с заменой именных обозначений благочиний на цифровые. На территории Томской епархии были образованы 34 номерных благочинических округа [34, C.3-7]. Бывшее Берское благочиние (чуть изменившееся, но с сохранившимся костяком приходов Бердской и Легостаевской слобод) обретет 16-й номер. В 1909 г., после очередного дробления и увеличения количеств благочиний, Легостаевский приход попадет в новый округ под 44-м номером. В Таблице 3 – перечень благочинных, руководивших 16-м и 44-м благочинными округами.

Таблица 3. Благочинные 16-го и 44-го благочиния в 1869-1917 гг.

Даты

ФИО благочинного

Место служения

16 благочиние

18.08.1868– 31.12.1869

Гавриил Алексеевич Омский

Священник с. Ирменского

15.11.1877– 29.07.1882

Флегонт Петрович Тихомиров

Священник с. Койновского

29.07.1882 – 1885

Иоанн Иванович Беляев

Священник с. Бердского

1885 –2.11. 1889 (†)

Петр Федотович Белоруссов

Священник с. Тулинского

17.11.1889 – 12.06.1890 (†)

Гавриил Павлович Троицкий

Священник с. Дорогино-Заимского

19.06.1890 – 9.10.1892(†)

Петр Васильевич Митропольский

Священник с. Ирменского

13.10.1892 -1908

Александр Павлович Юрьев

Священник с. Верх-Ирменского

44 благочиние

1909-1917

Евгений Иванович Смирнов

Священник с. Маслянино

Источники: Томские епархиальные ведомости (1880-1917), Клировые ведомости 1855, 1870, 1885, сайт «Духовенство русской православной церкви» (URL: https://pravoslavnoe-duhovenstvo.ru )

Легостаевские священники ни разу не занимали места благочинных, однако часть из них имела иные, не менее почетные благочинеческие обязанности. Священник А.А. Киселев в течение 28 лет (с 1839 до смерти в 1867 г.) исполнял в 16-м благочинии должность окружного духовника [29, Л.40об]. Священник И.А. Попов с 1883 по 1884 г. являлся помощником благочинного, ушел с должности из-за перевода на Змеиногорский рудник [43, Л.10]. Священник А.Я. Дмитриев в 1909 г. состоял членом благочинеческого совета 44-го благочиния [40, Л.728].

Несмотря на удаленность церковного начальства, контроль за священниками и причетниками осуществлялся постоянный. В первой половине XIX века ежегодно оценивалось их поведение в клировых ведомостях, со второй половины XIX века фиксировались все имеющиеся награды и наказания. Система воспитательных мер была ступенчатой: выговоры, штрафы (за неправильное выполнение должностных обязанностей, в первую очередь при бракосочетании), временное отлучение от исполнения должности и т.п. Подвижнический и безупречный труд служителей поощрялся самыми разнообразными наградами: набедренниками, скуфьей, камилавкой, наперстными крестами. Среди награжденных в разные годы – легостаевские священники А.А. Киселев, П.А. Киселев, И.А. Попов, А.Я. Дмитриев и другие. В число богослужебно-иерархических наград входило и повышение в сане. Часть священников, начинавших свою церковную карьеру в причте церкви села Легостаевского, впоследствии выросла до протоиереев и служила в г. Барнауле и г. Каинске: Ф.П. Ненарокомов, И.А. Попов, Н.В. Митропольский.

Приход и прихожане

Помимо подчинения вышестоящему церковному начальству, причт был в той или иной степени подотчетен крестьянскому миру. Государство самоустранилось от финансирования, и все содержание церкви – от возведения стен до ружного довольствия было возложено на плечи прихожан. На первом этапе сибирские управители, не имея своих ресурсов, признавали право выбора пастыря приходской общиной, прописанное еще на Стоглавом соборе 1551 г. Практиковались «приговоры» со стороны общин с их одобрением или неодобрением кандидатур на церковную должность, в которых оговаривалось как размеры руги, так и прочие экономические моменты (например, обеспечение сенокосными угодьями). Все первые причты Легостаевской церкви были выбраны или согласованы с прихожанами. Рассматривалась не только кандидатуры, но и ставки. Поскольку на диаконском месте пытались сэкономить, первый диакон появился в штате только в 1765 г., через десять лет после начала функционирования церкви [4]. Крестьяне имели право также отозвать с должности священника, который им не понравился, и легостаевцы успели единожды воспользоваться этим правом в случае с покинувшим причт священником О.А. Арзамасовым.

По мере укрепления позиций церкви и дальнейшего развития ее структуры, полномочия общин сокращались. Особым указом от 24 июня 1797 г. Синод изменил ставленические пункты Духовного регламента и отменил народные выборы приходского духовенства. Решающее место в назначении служителя заняли уже не приговоры крестьян, а аттестаты духовных заведений [36, Глава 2]. Но содержание церкви и причта тщанием прихожан никто не отменял, поэтому опосредовано община продолжала влиять на церковную жизнь.

Представителем прихода в причте со стороны крестьян с петровских времен являлся выборный церковный староста. Старосты отвечали за хранение церковной кассы и церковных свечей, занимались сбором пожертвований, контролировали соблюдение порядка, ремонт храмовых зданий и т.д. Должность была выборной, сроком на три года, выбор прихожан утверждался епархиальным архиереем. В Таблице 4 прилагаем список церковных старост села Легостаевского, выявленный нами из доступных документов:

Таблица 4. Церковные старосты села Легостаевского.

Год

ФИО

Прочая информация: место, № указа Томской духовной консистории, срок

1766

Дмитрей Андреевич Барышев

крестьянин с. Легостаевского

1820

Гусельников

-

1824

Павел Юшков

крестьянин с. Легостаевского

1870

Иван Афонасьевич Коновалов

крестьянин д. Новососедовой (с 1869 г.)

1885

Конон Игнатьевич Еремин

неграмотный, Указом за №3525.

1887

Гавриил Захаров

-

1889

Иван Путинцев

-

1907

Мирон Ефграфов Загоскин

крестьянин с. Легостаевского, указом за №70421

1911

Иван Григорьевич Захаров

крестьянин д. Елбашей, на трехлетие 1911-1913гг.

Источники: Дела ГАвТ Ф.156 «Тобольской духовной консистории» (Оп.2. Д. 1388; Оп.8. Д.1564; Оп.11 Д.144), Клировые ведомости 1870 и 1885 г., Томские епархиальные ведомости 1887-1911 гг..

Что касается выплат довольствия клиру, то они оставались неизменными вплоть до второй половины XIX века. В крестьянском приговоре 1766 г. священнику Петру Мухину со стороны крестьян было обещано «хлебной руги давать с каждого венца по пуду и сенными покосами довольствовать» [6, Л.4]. В клировых ведомостях 1855 г. прописано, что «на содержание священноцерковнослужителей денежного жалованья не получается, и довольствуются от прихожан дачею руги которой каждый священник по своей части получает с венца ржаным хлебом по одному пуду и причетники по полпуду с венца; диакон по 30 фунтов с каждого венца во всех приходах» [29, Л.39].

Первые серьезные подвижки в вопросе довольствия клира произошли в 1867 г, когда руга перестала собираться лично служителями с «каждого венца», т.е. двора, а стала выдаваться причту из хлебного запасного магазина, в свою очередь заполняемого крестьянами. Согласно распоряжению для причтов Западной Сибири 1867 г . 9 ноября №109 «священник получает из запасов хлебного магазина 350 пудов, каждый псаломщик по 125 пудов хлеба» [33, Л. 51]. В 1898 - 1902 гг. содержание от прихожан легостаевского причта составило 675 пудов на весь штат из трех человек [38, Л.267, 39, Л.277].

Отказ от крестьянской хлебной руги для духовенства в легостаевском приходе происходит к концу первого десятилетия XX века. В справочнике Томской епархии 1910 г. впервые появляется информация о денежном довольствии: «содержание причта происходит на основе процентов с причтового капитала в размере 5 руб. 70 коп. и доходов от треб [40, Л.728). Причтовый капитал («церковные суммы») формировался из разных источников – от сдачи в аренду домов и земли до пожертвований «на помин души» от прихожан. Обращенный в ценные банковские бумаги или банковский вклад, он давал процент, позволяющий формировать базовый оклад священников и причетников. Легостаевская церковь достаточно поздно перешла на эту форму оплаты своих служащих (часть томских церквей практиковала ее еще с конца XIX века), и причиной было медленное накопление пресловутого причтового капитала.

Помимо ружного довольствия крестьянская община делилась с церковью своими угодьями. В документах XVIII века упоминаются только сенокосные наделы. Первое найденное нами свидетельство выделения пахотной земли клиру Легостаевской церкви приходится на 1841 год. В Алтайском архиве хранится чертеж соответствующего землеотведения [20].

Архангельской церкви предоставлялось «хлебопахотной» земли 183 десятины 450 квадратных сажень, сенокосной – 36 десятины 300 квадратных сажень. Всего же удобной и неудобной было выделено 319 десятин 450 квадратных сажень. На неудобной – болотистые места, пашня, заросшая березовым лесом, кустарник, растущий по сенокосу. По этому плану основной пашенный надел располагался по дороге из села Легостаевского к деревне Усть-Чемской вдоль Берди, также часть пашни вклинивалась в сенокосные угодья на южном направлении, на развилке дорог, ведущих в деревни Новососедову и Кинтерепскую. «При отводе земли присутствовали Легостаевской Архангельской церкви священники Андрей Киселев и Игнатий Ковригин, диакон Иоанн Покровский. Понятыми были села Легостаевского: Григорий Лямкин, Фома Архипов; деревень Мостовой: Афонасей Повилицин, Петр Казанцев; Усть-Чемской: Иван Адов, Василий Притчин; Суседовой: Гаврило Арапов, Федот Архипов; Девкиной: Терентий Миловоротов, Тимофей Берсенев; Гусельниковой: Герасим и Артамон Гусельниковы». Судя по представительному списку крестьян, выделение было произведено с согласия всего крестьянского мира.

Примерно этот же надел будет фигурировать и в последующих документах – клировых ведомостях и справочниках Томской епархии вплоть до 1902 г. Неудобная земля не упоминается, только удобная: пахотной и сенокосной 198 десятин.

Если сенокосная земля активно использовалась причтом, то сложнее дело обстояло с пашенными угодьями. Только в 1855 г. в клировых ведомостях упомянуто, что небольшую часть пашни возделывает священник Андрей Киселев [29, Л.39]. Клирики в силу загруженности ограничивались огородом и мелким приусадебным хозяйством, иногда держали пчел («например, в 1870 г. в клировых ведомостях о заштатном дьячке И. Воинском написано, что он «имеет селе Легостаевском избушку и маленькое при ней со пчелами хозяйство, коим и продовольствуется» [32, Л.38об]. Помимо того, что пашенной землей из причта никто не пользовался, она не сдавалась в аренду вплоть до 1885 г.: «пользуются прихожане без всякой выгоды для притча или церкви» [33, Л.51]. Был ли факт сдачи в аренду в конце 19-начале XX века – нам неизвестно. Возможно, и был, поскольку количество населения за счет переселенцев выросло, увеличился и спрос на землю, при этом перед церковью стояла задача формирования причтового капитала. К 1910 г. размеры церковного земельного надела уменьшились почти в два раза, составив 99 десятин, скорее всего – соразмерно уменьшению причта, который сократился до трех штатных единиц [40, Л.728].

Стоит упомянуть и об усадебной земле. Практически во всех справках по приходу написано, что таковой земли нет. Но из записи в клировых ведомостях 1855 г. мы поняли, что под отсутствующей усадебной землей подразумевалась только специально выделенная прилегающая к церкви земля: «земли при сей церкви не имеется». Расселялись священно и церковно служители стихийно, в разных местах села, поскольку до конца XIX века никто не обеспечивал их жильем: ««Домов, устроенных от прихожан для квартирования, причту нет, а живут они все в своих домах и квартирного содержания ни от кого не получают» [32, Л.33]. Кто-то арендовал жилье и строился, но чаще всего дома покупались, поскольку село было трактовое, население мобильное, жилой фонд в обороте присутствовал. При этом земля под домами причта считалась казенной и по закону служители церкви имели право на прилегающий к дому приусадебный участок: «Домы у священноцерковнослужителей собственные деревянные на казенной земле» [29, Л. 39]. Иллюстрирует это право сохранившееся в Тобольской консистории дело священника Игнатия Ковригина. По назначению и по приезду в село Легостаевское он находит в недалеком расстоянии от церкви «пустопорожний дом, состоящей в двух покоях» умершего колывано-воскресенского мещанина, покупает этот дом у наследника-брата и постепенно обустраивается. Но ему мешают два амбара, построенные с северной стороны в восьми саженях от дома крестьянином Савельем Шахматовым «безо всякого разрешения земской полиции». Ковригин пишет ходатайство церковному начальству с просьбой посодействовать соблюсти закон о церковной усадьбе и заставить перенести Шахматова амбары в другое место. В Тобольской консистории дело заслушали, признали права Ковригина и отправили соответствующее распоряжение в канцелярию Колывано-Воскресенского горного начальства [13].

В 1890-х гг. при церкви впервые было построено три дома «для квартирования причта» [38, с.267]. При достаточно высокой ротации священнических и причетнических кадров, сложившейся к концу XIX века, необходимость в казенном жилье была очевидна, и подобные дома постепенно отстраивались по всей Томской епархии. Где-то финансирование строительства брало на себя государство (переселенческие участки), где-то крупные меценаты, где-то все те же прихожане. Поскольку старожильческое село не подходило под категорию переселенческого, и крупных меценатов в нем на тот период не было зафиксировано, наиболее вероятен вариант строительства за счет легостаевских прихожан.

- - -

Мы попытались реконструировать материальные и социальные рамки, оформляющие жизнь легостаевской церкви. Характер бытия сельского прихода обуславливали сверхштатная нагрузка, зачастую не соответствующая ставленическому регламенту; разбросанность деревень и плохие дороги; затрудненность в коммуникации с церковным начальством, расположенным на расстоянии в сотни, а то и тысячи верст; жесткие предписания и контроль со стороны церковного начальства; зависимость от мирской общины, на содержании которой находилась церковь вплоть до конца XIX века. Эти и другие моменты, не вошедшие в данный обзор, делали весьма нелегким служение в сельской церкви. А о том, как справлялись, и кем являлись служители, речь пойдет в следующей части нашего исследования, посвященном непосредственно священникам и причетникам – ключевому звену церковного мира.

Источники и литература:

 

Неопубликованные источники:

1. Реестр церквей Барнаульского заказа, в которые требуется священник. Выписка из духовных росписей о церквях, священно и церковнослужителях и количестве дворов. 1759 г. // ГБУТО «Государственный архив в г. Тобольске» (Далее – ГАвТ) Ф. 156. Оп. 1. Д. 2714.

2. Дело о не высылке вдового священника Василия Мухина в Тобольск за должностью из с. Легостаевского Барнаульского заказа 1761-1763 гг. // ГАвТ Ф. 156. Оп. 2. Д. 131.

3. Дело по доношению Барнаульского духовного правления о производстве дьякона Петропавловской церкви с. Чингизского Осипа Арзамасова в священники с. Легостаевского Барнаульского заказа. 1765 г. //ГАвТ Ф.156. Оп. 2. Д. 1326.

4. Дело о посвящении Томского заказа УстьСосновского села пономаря Петра Бубнова Барнаульского заказа в Легостаевское село в диаконы. 1765 г. // ГАвТ Ф.156. Оп.2. д.1280.

5. Дело об обложении вместо сгоревшей Барнаульского заказа в Легостаевском селе церкви 1766 года. // ГАвТ Ф. 156. Оп. 2. Д. 1388.

6. Доношение о производстве в священники Архангельской церкви Легостаевского села пономаря Петра Мухина. 1766-1767 гг. // ГАвТ Ф. 156. Оп. 2. Д. 1458.

7. Дело по доношению Кузнецкого духовного правления о священнике Осипе Арзамасове Архангельской церкви села Легостаевского, обижавшем крестьян. 1768-1771 гг. // ГАвТ Ф. 156. Оп. 2. Д. 1816.

8. Дело о заложении церквей в с. Малышевском и с. Легостаевском Барнаульского заказа 1799 г. // ГАвТ Ф. 156. Оп. 16. Д. 83.

9. Именные и перечневые ведомости духовных правлений Тобольской епархии о церквях и священноцерковнослужителях и их детях на 1773-1774 годы // ГАвТ Ф. 156. Оп. 3. Д. 335.

10. Ревизские сказки Барнаульского духовного правления Тобольской епархии 1811 г. (копия) // ГАвТ Ф. 154. Оп. 20. Д. 182.

11. Ревизские сказки и о церковнослужителях и их семействах Томского духовного правления Тобольской епархии. 7 ревизия 1816 г. (копия) // ГАвТ Ф. 154. Оп. 20. Д. 204.

12. Дело об освящении Барнаульского заказа в Легостаевском селе Архангельской церкви 1771 года // ГАвТ Ф. 156. Оп. 2. Д. 2739.

13. Дело 1823 года ноября 27 числа о сносе анбаров крестьянину Шахматову от дому священника Ковригина напрочь // ГАвТ Ф. 156. Оп. 9. Д.1564.

14. Дело о ремонте Архангельской церкви с. Легостаевского Барнаульского ведомства 1825 г. // ГАвТ Ф. 156. Оп. 10. Д.1602.

15. Дело об оскорблении дьячком Архангельской церкви села Легостаевского Барнаульского ведомства Е. Нечаевым священника И. Ковригина. 1828 г. // ГАвТ Ф.156. Оп. 11. Д.144.

16. Дело по рапорту Барнаульского духовного правления о покупке прихожанами Архангельской церкви с. Легостаевского церковного колокола 1828 г. // ГАвТ Ф. 156. Оп.11. Д. 122. г.

17. Описи приписных крестьян Колывано-Воскресенского округа по церковным приходам 1751 г. // Государственный архив Алтайского края (Далее – ГААК) Ф. 1. Оп. 1. Д. 45.

18. Кабинетские указы из Тобольской духовной консистории Барнаульскому духовному правлению по всем вопросам, по духовным делам // ГААК Ф. 26. Оп. 1. Д. 182.

19. В Барнаульское духовное правление рапорта и ведомости о проведении четвертой [пятой] народной переписи 1795 г. // ГААК Ф. 26. Оп. 1. Д. 1202.

20. Геометрический специальный план отведенным землям священно-церковнослужителям селе Легостаевском, Легостаевской волости, Барнаульского уезда 1841 г. // ГААК Ф. 50. Оп. 2. Д. 1185.

21. Документы Легостаевской земской избы за 1797 г. // Государственный архив Новосибирской области (Далее – ГАНО) Ф. Д-102. Оп. 1. Д. 7.

22. Метрическая книга М-Архангельской церкви с. Легостаевского. 1763 г. // Государственный архив Томской области (Далее – ГАТО) Ф.170. Оп. 9. Д. 2.

23. Исповедные росписи церквей Барнаульского заказа. 1756 г. // ГАТО Ф. 263. Оп.1. Д. 2.

24. Исповедные росписи церквей Барнаульского заказа. 1758 г. // ГАТО Ф. 263. Оп.1. Д.4.

25. Исповедные росписи церквей Барнаульского заказа. 1764 г. // ГАТО Ф. 263. Оп.1. Д. 9.

26. Исповедные росписи церквей Барнаульского заказа. 1788 г. // ГАТО Ф. 263. Оп.1. Д. 31.

27. Исповедные росписи церквей Барнаульского заказа. 1813 г. // ГАТО Ф. 263. Оп.1. Д. 80.

28. Ведомости о церквях, священноцерковнослужителях и их детях Чингисского благочиния: Петропавловской с. Чипшеского, Христорождественской Малышевской слободы, Вознесенской Нижне-Сузунского (Сузунского) завода, Екатерининской с. Ирменского, Введенской с. Крохалевского, Николаевской с. Кривощековского, Сретенской Берской (Бердской) слободы, Михаило-Архангельской с. Легостаевского, Петропавловской с. Гутовского за 1802, 1803, 1804, 1807, 1808, 1809, 1810, 1811, 1812, 1813, 1814, 1815, 1816, 1817, 1819, 1820, 1821, 1822 годы; Иоанно-Предтеченской с. Пачинского за 1803 год // ГАТО Ф. 264. Оп. 1. Д. 16.

29. Клировые ведомости церквей об одиннадцати церквах, состоящих в ведении Благочиннаго священника Симеона Соловьева, в Колыванском округе, за 1855 год // ГАТО Оп. 1. Д. 1918.

30. Клировые ведомости церквей за 1857 год // ГАТО Ф.170. Оп. 1. Д. 1950.

31. Клировые ведомости церквей за 1859 год // ГАТО Ф.170. Оп. 1. Д. 1992.

32. Клировые ведомости церквей благочиния №16 за 1870 год //ГАТО Ф. 170. Оп. 1. Д. 2316.

33. Клировые ведомости церквей благочиния №16 за 1885 год // ГАТО Ф. 170. Оп. 1. Д. 2646.

Литература:

34. Адаменко А.М. Благочиние как церковный округ // Проблемы истории управления Сибирью конца XVI – начала XX вв. / сб. статей. Кемерово, 2004.

35. Беликов Д.Н. Томские старинные духовные начальники (заказчики) : (исторический очерк для 300-летнего юбилея г. Томска). Томск: Паровая типография Н. И. Орловой, 1906.

36. Дулов А.В., Санников А.П. Православная церковь в Восточной Сибири в XVII – начале ХХ веков. Иркутск, 2006. URL: http://mion.isu.ru/filearchive/mion_publcations/church /

37. Справочная книга. Состав священно-церковнослужителей Томской епархии с указанием существенных сведений для каждого члена причта. Томск: Тип. «Сибирского Вестника», 1886.

38. Справочная книга по Томской епархии за 1898-99 год. Томск: Тип. Епархиального братства, 1900.

39. Справочная книга по Томской епархии за 1902/3 год. Томск: Тип. Епархиального братства, 1903.

40. Справочная книга по Томской епархии за 1909/10 год. Томск: Тип. Приюта и Дома Трудолюбия, 1911.

41. Справочная книга по Томской епархии за 1914 год. Томск: Товарищество «Печатня С. П. Яковлева», 1914.

42. Жизнь и деяния отца Петра Мухина, бывшаго священником в 1739 – 1794 г. в селе Легостаевском Барнаульского уезда Томской области // Томские епархиальные ведомости №12 1905 г. Неофициальная часть. С. 1-5.

43. Томские епархиальные ведомости. 1884, №12.

44. Томские епархиальные ведомости. 1880-1919.

45. Ростовцева И.Л.. Церковь села Легостаева Новосибирской области. Хроника событий// Журнал «Баландинские чтения», 2015.

46. Штаты приходского духовенства //Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. URL: https://dic.academic.ru/dic.nsf/brokgauz_efron/116904/Штаты

[1] Информация с сайта Томского архива: интернет-представительство ГАТО,

URL: https://archtomsk.tomica.ru/object/9332

"Живоносный Источник" №1 (28) за 2024 г.

Поддержите наш сайт


Сердечно благодарим всех тех, кто откликается и помогает. Просим жертвователей указывать свои имена для молитвенного поминовения — в платеже или письме в редакцию.
 Фоторепортаж
ЗНОБИЩЕВА Е.А., РЕШЕТОВ В.М. История Михаило-Архангельской церкви села Легостаевского. Часть 1 ЗНОБИЩЕВА Е.А., РЕШЕТОВ В.М. История Михаило-Архангельской церкви села Легостаевского. Часть 1
 
 

  Оцените актуальность  
   Всего голосов: 0    
  Версия для печати        Просмотров: 248

Ключевые слова: Живоносный Источник №1 (28) 2024

html-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

 
  Не нашли на странице? Поищите по сайту.
  

 
Самое новое


08.08 2023
Православная гимназия при Никольском кафедральном соборе Искитимской епархии продолжает...
13.07 2023
Детский церковный хор Вознесенского собора объявляет набор детей...
Помоги музею
Искитимская епархия просит оказать содействие в сборе экспонатов и сведений для создания...
важно
Нужна помощь в новом детском паллиативном отделении в Кольцово!...
Памятник
Новосибирской митрополией объявлен сбор средств для сооружения памятника всем...


 


  Нравится Друзья

Популярное:

Подписаться на рассылку новостей






    Архив новостей:

Июль 2024 (4)
Июнь 2024 (25)
Май 2024 (32)
Апрель 2024 (52)
Март 2024 (26)
Февраль 2024 (65)

«    Июль 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031