По благословению
Высокопреосвященнейшего Тихона
Митрополита Новосибирского и Бердского



 


Опубликовано 28.09.2015 в рубрике  Книжная полка » Публикации по истории Отечества
 

Некоторые черты социальной трансформации в X-XI вв. в восточнославянском обществе в летописной социальной терминологии

Представляем вниманию читателей статью Михаила Александровича Несина о вопросе социальных изменений в структуре общества восточных славян во времена принятия христианства. 
 

 

Некоторые черты социальной трансформации в X-XI вв. в восточнославянском обществе в летописной социальной терминологииВ исторической науке неоднократно высказывалась мысль о том, что в X-XI вв. восточнославянском обществе произошли значительные социальные перемены. Одни ученые связывают это с переходом от родового строя к территориальному1, другие – с новым этапом древнерусской феодализации, началом наступления феодальной раздробленности2.

Мы тоже думаем, что есть основание говорить о заметных социальных сдвигах у восточных славян. Как показывают археологические исследования, в этот период в разных областях кардинально изменяется тип городской инфраструктуры3, что явно свидетельствует о сильных изменениях общественного уклада. Однако весьма важно и плодотворно было бы, на наш взгляд, обратиться к письменным источникам, в первую очередь, к русскому летописанию. Несмотря на то, что информация в них по интересующему нас периоду относительно лапидарна, тем не менее, они отразили важные изменения в социальной терминологии, которые свидетельствуют о сильных трансформациях внутри древнерусского общества.

В данной небольшой статье мы хотели бы рассмотреть два важных сюжета, уже привлекавшихся в историографии в качестве важнейших критериев общественной эволюции. Речь идет о смене «племенных» терминов городскими, и категории старцев градских, которые резко выпадают из поля зрения летописцев после конца X в. Известно, что в X-XI вв. городские термины: «новгородцы» «кияне», «людье киевское» и т.д. вытесняют старые, т.н. «племенные»: «словене», «поляне», древляне и т.д. Впервые «людие киевстии» упоминаются еще под 945 г. На них ссылается княгиня Ольга в ответе древлянским послам: мол, рада бы де выйти за вашего князя, но не допустят «людие кыевстии»4. Если до этого, включая недавний договор Игоря с Греками 944 г.5, летопись именовала их «племенным» название поляне, то теперь они начинают сплошь упоминаться в городском значении: «людье кыевстии», «кыяне» и т.д. Иная, однако, судьба у словен. Под 970 г. они впервые упоминаются уже в городском виде как «людие новгородстии» в связи с обращением к князю Святославу6. Дальше летопись часто именует их «новгородцами», но вплоть до 1036 г. включительно порой называет их старым «племенным» именем «словене»7. Интересна в этом плане статья 1036 г., где в одном и том же рассказе они называются то «словенами», то «новгородцами»8. Кроме того, во второй половине X – первой трети XI в. упоминаются «племенные» понятия» «древляне»9(последний раз — под 1015 г)10 и «северяне» (последний раз под 1024 г)11.

Историки уже отметили это обстоятельство. В.В. Мавродин связывает это с развитием феодализации, усилением роли городов, к слову сказать, в старые, т.н. «племенные» названия словен и полян он не вкладывает племенного значения, считая их уже фактически территориальными образованиями12. И.Я. Фроянов и А.Ю. Дворниченко, наоборот, считают полян, словен и т.д. племенными союзами, а появление городских названий – признаком новых территориальных связей, возобладавших, по их мнению, на рубеже X-XI вв. Важно отметить, что и общество XI в. названные ученные считают общинным, однако, общинным без первобытности, и города в нем, по их мнению, не правят, а лишь лидируют, так как ключевую роль по прежнему играет вся область13.

Эту концепцию во многом поддержал и М.И. Жих, хотя, процесс распада родовых связей он предлагает рассматривать более постепенно, начиная его, вслед за А.А. Горским, еще со времен славянского расселения, а рубежом X-XI вв. датирует лишь его окончание14. При этом, смену в Киеве и Новгороде «племенных» структур на городские исследователь связывает с результатами знаменитой погостной реформы княгини Ольги, датируемой в ПВЛ 947 г., которая, по его мнению, сильно повлияла на древнерусскую социальную трансформацию15. Однако важно особо оговорить, что из источников мы знаем лишь об установлении погостной системы в подвластных Киевскому Поднепровью областях древлян и ильменских словен новгородских. Именно там Ольга устанавливает уроки, ловища, перевесища и села16. Об учреждении этой системы в центральной Киевской земле мы не знаем ничего. При этом люди «киевстии» упоминаются в ПВЛ до погостной реформы Ольги, так что, по крайней мере, в пределах Киевщины реформа Ольги никак на подобную социальную трансформацию не повлияла, хотя сам факт, что княгиня владела селами, уже показывает, что к этому времени едва ли следует вести речь о развитом родовом строе у восточных славян. В Приильменье у словен в результате погостной реформы возникает новый город – Новгород, основанный как опорный пункт киевской власти17. В этой связи и название его граждан – «людие новгородстии» – безусловно опосредованно связано с деятельностью Ольги. Но связан ли с ней сам процесс перехода от «племенных» отношений к городским? Как видно из сказанного, словене по уровню развития шли вровень с полянами.

Да и являлись ли к тому временем такие понятия, как поляне, или те же словене и древляне, племенными по своей сущности? Вообще, понятия племени (да и других понятий, обозначающих уровень социального развития) древнерусские источники не знают, что не помешало восточнославянским «племенам» стать широко распространенным историографическим штампом и кочевать даже по тем трудам, где их племенная сущность реально не признается18. Как убедительно, на наш взгляд19, показал А.А. Горский, возникшие в VIII-IX вв., данные общности уже фактически являлись территориальными образованиями20. Их появление было вызвано качественной победой территориальных связей над уходящими родовыми. Другое дело, что, как в свое время отметил М.И. Жих, это не противоречит возможности постепенного процесса разложения племенного уклада и правоте историков, датирующих его завершение на рубеже X-XI вв.21 Ведь процесс общественного развития протекает не вдруг и новые явления могут появляться и сосуществовать со старыми задолго до полного ухода последних.

Примечательно, что несмотря на то, что процесс деструкции родовых связей начался еще со времен расселения славян, летописные общности словен, полян и т.д., пришедшие им на смену в VIII-IX вв., существенно отличались по своему социокультурному типу. Как мы отмечали, даже если «племя» возникало не при распаде одной большой общности, как поляне, а из локального одноименного образования, как хорваты, в указанный период оно переживало соответствующие социальные сдвиги, вплоть до смены материальной культуры22. Если приднестровские хорваты VI-VIII вв. представлены культурой пеньковского типа, то в VIII-IX типа – собственно ховатской23.

Одновременно с появлением в VIII-IX вв. этих новых общностей полян, древлян и т.д. у восточных славян появляются полифункциональные24 городские центры25. Причем, уже во времена первых Рюриковичей они играли правящую роль в древнерусском обществе. Показательны в этом плане отмеченные уже нами летописные известия о господствующей роли городов у словен и древлян в IX – 40-х гг. X в. (в первом случае ссора словен и их соседей оказалась восстанием «град на град», во втором совет древлян с князем оказывается внутри Искоростеня, а покорение древлян сопряжено с усмирением градских «старейшин»), а также тот факт, что взятие юго-западных городов Руси в 981 г. при Владимире автоматически считалось синонимом покорения края26. Интересны и отмеченные М.И. Жихом сведения арабского источника середины X в. о социальной иерархии волынских поселений27. Добавим также, что любопытны в этом плане и известия о взятии еще Олегом вещем кривичского Смоленска и полянского Киева. В последнем рассказе «поляне» прямо соответствуют именно киевским гражданам, а не всем полянам вообще28. Интересно также сообщение Константина Багрянородного середины X в. о том, что полянский Витичев был «пактиотом» (данником) киевских росов, которые приходили в него каждый июнь29. Даже города внутри восточнославянских общностей имели между собой четкую иерархию, регулярно платя дань столице. Значит, и при первых Рюриковичах такие понятия, как поляне, словене, древляне и т.д. не имели уже общеплеменного значения.

Происходившее в X-XI вв. их постепенное изживание и замещение городскими социальными терминами не означало падения племенного строя. Тем более что в уже отмечаемых нами выше случаях летописи под 862 г. прямо привязывают тех же словен к градам, как и полян под 882 именно к Киеву, а словене последний раз прямо упомянуты под 1036 г., как синоним новгородцев. Важно иметь в виду и то обстоятельство, что если в Киеве поляне последний раз упомянуты в 944 г., а люди киевские первый раз упоминаются после тех событий, то за пределами Киевской области «племенные» названия сохраняются дольше, как например, в Новгороде, где словене упоминались по 1036 г. включительно, уже после появления понятий «люди новгородские», «новгородцы».

Это и понятно. Для стольного Киева не было большой разницы, как называть иные подчиненные ему восточнославянские общности. Иногда могли пускаться в ход и архаичные этнополитические обозначения. Иногда племенные названия упоминаются даже в XII в. Так, последний раз летопись упоминает кривичей в 1127 г., дреговичей – в 1149 г., радимичей – в 1169 г., северян – в 1183г., вятичей – в 1197 г.30 Однако, тогда такие названия упоминаются уже эпизодически, а в X – первой половине XI в. достаточно интенсивно. Несомненно, это связано с определенным процессом общественной трансформации, переходом общества к новой фазе развития, с фактическим изживанием старых социальных понятий и заменой на новые. Интересна в этой связи судьба понятия «старцы градские» или «старейшины градские/людские», которое достаточно часто упоминалось в летописях до конца X в., а потом резко исчезают из древнерусских источников. В историографии спор об их сущности идет уже не одно столетие31. Ныне их считают или старой племенной знатью32, или неким сугубо книжным понятием33. Недавно мы рассмотрели этот вопрос и пришли к выводу о том, что это должностные лица, городские вечевые выборные, противопоставляемые княжьим боярам, но не представлявшие собой всю городскую знать34. Примечательно в этом отношение предание о белгородском киселе, помещенное в ПВЛ под 997 г. Там пришедшему на вече старцу и прочим старейшинам противостоит все городское вечевое «людье» в целом:

«Володимероу же шедшю к Новугороду по връховнии вой на Печенегы, бе бо рать велика зело в се время, оуведавше Печенези, яко князя нетоу, приидоша и сташа около Белагорода и не дадяху вылести изъ града. И бъ гладъ великъ во граде. И не бе лзе Володимеру помощи, не бе бо вой оу него, Печенегь же множество. И оудолжися осада въ граде, и бе гладъ великъ. И сътвориша вече в городе, рекше: "Се оуже хощемъ помрети отъ глада, а отъ князя помочи нету. Да лоуче ны помрети, вдадимся Печенегомъ, кто живъ боудеть или мертвъ, уже бо помираемъ отъ глада". И тако сътвориша. Бе же единъ старець не быль на вечии томъ и вопроси, что ради вечие было. И людие поведаша емоу, яко оутре хотять предатися Печенегомъ. Се же слышавъ, посла старейшины градскиа и рече имъ: "Слышахъ, яко хощете ся предати Печенегомъ". Они же реша: "Не стерпять людие глада". И рече имъ: "Послоушайте мене и не предайтеся за три дни, и азъ что вы велю, то сътворите". Они же ради, обещася сътворити». Они же шедше ради снискавша»35.

Итак, люди нарочно «заутра» сошлись на вече без своих привычных координаторов – старейшин, чтобы принять меры без их вмешательства. Но один старец все таки разыскал их, пришел на их сход и спросив, о чем была речь, вызвал прочих старейшин и в их присутствии отменил вечевое решение36. Ныне с нами вступил по этому поводу в полемику М.И. Жих, предложивший иной вариант прочтения этого сообщения. Согласно ему, старец пришел уже после веча, поэтому и спросил, зачем вече «было». А потом созвал старейшин и уже с ними обсудил свой план, который потом привели к исполнению37. Однако, на наш взгляд, это лишь усложняет интерпретацию данного известия, текст которого нам кажется достаточно ясным. Тот первый старец, что разыскал людей, явился к ним поздно, когда все пришли к соглашению (потому и спросил, что было на вече), но пришел-то он к тому же людью, т.е. на то же собрание. Туда он и призвал прочих старейшин и с ними в согласии продвинул свой замысел. При этом, оные старейшины говорят, что не стерпят «людие глада»38, именно «людие» в целом, то есть включая знать. Значит, старцы/старейшины не олицетворяли всю знать в целом, а были вечевыми координаторами, которые в условиях традиционного общества обладали на правах председателей определенным влиянием. Вот люди поначалу и сошлись, чтоб без них спокойно сделать свое дело, но как только один старец нашел их и призвал в поддержку прочих старейшин, он смог отменить вечевое решение и продвинуть свой хитроумный план.

Любопытно и известие о мести Ольги древлянам, когда она призывает к себе послов от древлянской знати, избивает их, а потом, во время похода, уже избивает старейшин по градам. Если понятия лучших, нарочитых мужей тут явно синонимы и прямо взаимозаменяемы, то старейшины поставлены обособлено, подчеркнута их связь с градами, правящими центрами древлянской земли39. Если лучшие/нарочитые мужи были связаны со знатью вообще и представляли в полянском Киеве Древлянскую землю, то градские старейшины были убиты целенаправленно, как вечевые координаторы в городах, чтоб через то ослабить вечевую мощь древлян вообще. С этим была сопряжена акция переноса столицы из Искоростеня в новый, подвластный Киеву центр – Овруч, где в X в. уже сидел наместником один из князей Рюриковичей.

Примечательно, что говоря об отправке древлянских послов из лучших мужей, летописец подчеркивает, что это те мужи «иже дерьжаху Деревьску землю40. Значит, была и та знать, что не «держала», не была специально связана с управлением, а таких едва ли называли старцами градскими, ведь те всегда упоминаются именно в связи с управленческой деятельностью. Это ставит под сомнение саму идею о наличии на Руси недружинной знати, поголовно объединенной в верховные городские советы старейшин. При этом выбирали этих старцев-координаторов, видимо из местной знати. Любопытно и то, что в 996 г., когда Владимир созвал пир, туда пришли бояре, десятские, сотские, нарочитые41, но не старцы/старейшины, хотя князь то и дело с ними советовался вместе со своими боярами. Если теперь сотские, десятские, бояре (старшие дружинники), гриди (младшие дружинники), а также нарочитые люди (видимо из местной вечевой знати) были приглашены, то как же забыли старцев? Тем более, что однажды их уже с княжьми «боярами» звали на пир, по случаю освящения Десятинной церкви42. Видимо, старцы были в числе нарочитых, недружинных знатных, нарочитых людей, хотя и не составляли их всех поголовно. Любопытно, помещенное рядом еще одно известие, где князь созывает на пир уже «боляры своя, и посадники, старейшины по всемъ градом»43. Здесь, наоборот, отсутствуют нарочитые люди, но присутствуют старейшины. Видимо, на этот раз призвали не нарочитых людей вообще, а только ту часть, которая занимала посты старцев.

При этом понятие старейшин сохраняется в этом значении до XV в. Как мы отмечали, в 1448 г. новгородские волощане ругали как город, так и его «старейшин»44. Но после X в. кроме этого случая понятия старейшин, старцев, резко сходит с летописных страниц. Это было явно не просто так. Сохраняя свое значение в веках, они при этом внезапно стало реже применяться на практике. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что если князь Владимир советовался с градскими старцами и своими боярами – дружинниками перед принятием важных решений, то уже в второй половине XI – XII в. в Киеве, Галиче и по всей Руси вообще, связующим элементом между вечем и князем является дружина, с ней князь предварительно обсуждает выносимые на вече вопросы, отсутствия совещания князя со старшими дружинниками автоматически приводило к разрыву князя с вечем, нарушению вечевой законности и вызывало гнев вечников, как в Киеве XI в., так и в Галиче в XII45. При этом, вече сохраняло видную роль в управлении землей, без него не обходились важные вопросы распоряжения черными землями, неугодного князя вечники то и дело гнали из города, но былая связь между вечевыми выборными старейшинами и княжеско-дружинными советами в первой половине XI в. исчезла. Это, как и произошедшее в тоже время резкое сокращение архаичных названий типа «словене», «поляне» и т.д., безусловно, связано с определенными сдвигами в общественном развитии древнерусского общества того времени.

Но только что это были за перемены? Едва ли стоит говорить о замене родового строя на территориальное «общинное без первобытности» общество, само появление известных восточнославянских общностей вроде словен, древлян, полян и т.д. с их первыми городами было вызвано преобладанием территориальных связей над родовыми. Эти города уже при первых Рюриковичах привычно играли правящую роль, что с подлинным родовым строем несовместимо. Кроме того, при рассмотрения социальной организации древнерусского веча нам удалось выявить господство знати на вече уже в XII в46. «Общинным без первобытности», как его именуют И.Я. Фроянов и его последователи, такое общество назвать сложно.

При этом еще в начале XI в. новгородские горожане делятся на знать, привычно занимавшую лидирующую роль в городских акциях, и худородных плотников само сравнения с которыми звучит, как оскорбление всего города47. Однако, в историографии неоднократно высказывалась верная мысль о том, что между родовым и раннеклассовым обществом должен был быть доклассовый переходный период48. Вопрос в том, когда он наступил на Руси. Если начало его стоит связывать с рубежом VIII-IX вв., с возобладанием у восточных славян территориальных связей, то в конце X – первой половине XI в. происходит качественный переход от предклассовому к раннеклассовому периоду. В свое время к подобной периодизации древнерусской истории склонялись такие исследователи, как С.В. Бахрушин, С.В. Юшков и В.В. Мавродин49. Это отразилось и на резком изменении в городской инфраструктуре древнерусского общества и в изменении социальной терминологии в древнерусских летописях. Естественно, при этом могли уходить и какие то пережитки племенного строя, которые (в сильно трансформированном виде) прослеживаются даже в вечевом укладе XII-XIII вв.50

 

1 См. например: Рыбаков Б.А. Древняя Русь. Сказания, былины, летописи. М., 1963; Фроянов И.Я. 1) Киевская Русь. Очерки социально-экономической истории. Л., 1974; 2) Киевская Русь. Очерки социально-политической истории. Л., 1980; Фроянов И.Я., Дворниченко А.Ю. Города-государства Древней Руси. Л., 1988; Котляр Н.Ф. Древнерусская государственность. СПб., 1998; Петров А.В. От язычества к Святой Руси: Новгородские усобицы (к изучению древнерусского вечевого уклада). СПб., 2003; Пузанов В.В. Древнерусская государственность: генезис, этнокультурная среда, идеологические конструкты. Ижевск., 2007; Котышев Д.М. Особенности политического развития Южной Руси в X-XII веках // Вестник ЧелГУ. 2008. № 18 (96). История. Вып. 21.

2 Тихомиров М.Н. Древнерусские города. М., 1956; Дубов И.В. Северо-Восточная Русь. Археологические очерки. Л., 1982; Древняя Русь. Город, замок, село / под ред. Б.А. Колчина. М., 1985; Алексеев Л.В. Западные земли домонгольской Руси: очерки истории, археологии, культуры. Кн. 1. М., 2006.

3 Котышев Д.М. Эволюция территориальной структуры среднеднепровского правобережья в конце X – начале XII века // Вестник ЧелГУ. 2009. № 38 (176). История. Вып. 27. В хорватском Поднестровье в XI в. кардинально меняются типы городских поселений (Корчинський О. Про один тип городищ IX – початку XI ст. у Верхньому Поднiстров’ï // Населення Прутсько-Днiстровського межирiччя та сумiжних территорiй. Тези Мiжнарод. iст.-арх. семiнару. Чернiвцi, 1994).

4 ПСРЛ. Т. I. М., 2000. Стб. 56.

5 ПСРЛ. Т. I Стб. 50.

6 ПСРЛ. Т. I. Стб. 74.

7 ПСРЛ. Т. I. Стб. 74-75, 150-151.

8 ПСРЛ. Т. I. Стб.150-151.

9 ПСРЛ. Т. I. Стб. 69, 70, 74, 121.

10 ПСРЛ. Т. I. Стб. 121.

11 ПСРЛ. Т. I. Стб. 148-149.

12 Мавродин В.В. Образование древнерусского государства и формирование древнерусской народности. М., 1971. С. 65-66.

13 Фроянов И.Я., Дворниченко А.Ю. Города-государства...

14 Жих М.И. К проблеме генезиса социальной топографии древнего Новгорода // Новгородика – 2008. Вечевая республика в истории России. Великий Новгород, 2009.

15 Жих М.И. «Реформа Ольги» и создание сети киевских опорных пунктов – «погостов» на Руси // Прошлое Новгорода и Новгородской земли. 2011 г. В печати. Выражаем глубокую благодарность автору за возможность ознакомиться с егог находящейся в печати статьёй.

16 ПСРЛ. Т. I. Стб. 60.

17 Янин В.Л. 1) Княгиня Ольга и проблема становления Новгорода // Янин В.Л. Средневековый Новгород: Очерки археологии и истории. М., 2004; 2) О начале Новгорода // У истоков русской государственности: Историко-археологический сборник: материалы международной научной конференции 4-7 октября 2005 г. Великий Новгород / Отв. ред. Е.Н. Носов, А.Е. Мусин. СПб., 2007. С. 210-211; Жих М.И. «Реформа Ольги»...; Несин М.А. История происхождения Новгорода как проявление общих и частных закономерностей процесса градообразования // Х Плехановские чтения «Россия: средоточие народов и перекресток цивилизаций». 30 мая – 1 июня 2012 г., г. Санкт-Петербург. СПб., 2012. В той статье мы высказываем гипотезу, что само название Новгорода было исконно связано с этой его новой ролью в Приильменье.

18 Подробнее об этом см: Несин М.А. К истории происхождения Галича // Международный исторический журнал «Русин» [Кишинёв]. 2010. № 3 (21). С. 58.

19 Там же. С. 58-60 и др.; См. так же: Несин М.А. История происхождения Новгорода...

20 Горский А.А. Русь: От славянского расселения до Московского царства. М., 2004. С. 9-19.

21 Жих М.И. К Проблеме...

22 Несин М.А. К истории... С. 58.

23 Седов В.В. Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование. М., 1999.

24 Карлов В.В. К вопросу о понятии раннефеодального города и его типов в отечественной историографии // Русский город (К проблеме градообразования). Вып. 3 / Под ред. В.Л. Янина. М., 1980. С. 83; Куза А.В. 1) Социальная типология древнерусских городов // Русский город (исследования и материалы). Вып. 6 / Под ред. В.Л. Янина. М., 1983. С. 14; 2) Города в социально-экономической системе древнерусского феодального государства X-XIII вв. // Краткие сообщения Института археологии. М., 1984. С. 3; Рапов О.М. Еще раз о понятии «русский раннефеодальный город» // Генезис и развитие феодализма в России. Л., 1983 / Под ред. В.А. Ежова, И.Я. Фроянова. С. 30; Толочко П.П. 1) Древний Киев. К., 1983. С. 30; 2) Происхождение древнейших восточнославянских городов // Земли южной Руси IX-XIV вв. К., 1985; Фроянов И.Я. Дворниченко А.Ю. Города-государства... С. 25-26.

25Мавродин В.В., Фроянов И.Я. Фридрих Энгельс об основных этапах разложения родового строя и вопрос о возникновении городов на Руси // Вестник Ленинградского государственного университета. 1970. № 20; Фроянов И.Я., Михайлова И.Б. Город или протогород? (об одной надуманной исторической категории) // Раннесредневековые древности Северной Руси и её соседей. СПб., 1999. Там же историография вопроса.

26 Несин М.А. Галицкое вече при Ярославле Осмомысле // Международный Журнал «Русин». 2010. № 1 (19). С. 90. Примеч. 47. См. также ПСРЛ. Т. III. М. 2000.С. 106; ПСРЛ. Т. I. Стб. 58-59,69.

27 Жих М.И. О предыстории Волынской земли (VI – начало X века) // Международный исторический журнал «Русин» [Кишинёв]. 2008. № 3-4 (13-14). С. 34-37.

28Устюжский летописный свод. М.; Л., 1950. С. 21.; ПСРЛ. Т. I. Стб. 23.

29Константин Багрянородный. Об управлении империей. М., 1989. С. 51.

30 См.: Земцов Б.Н. История Государства и права: учебно-методический комплекс. М., 2009. С. 21.

31 Историографию вопроса см: Фроянов И.Я. Киевская Русь. Главные черты социально-экономического строя. СПб., 1999. С. 90-102.

32Мавродин В.В. Образование древнерусского государства... С. 103; Фроянов И.Я. Киевская Русь. Главные черты... С. 90-102; ЛукинП.В. 1) Вече, «племенные»собрания и «люди градские» в начальном русском летописании // Средневековая Русь. Вып. 4. М., 2004. С. 95; 2)Нарочитые мужи и старцы. О терминологии славянской «племенной знати» // Россия и Удмуртия: История и современность. Ижевск, 2008; 3) «Старцы» или «старшие»? О терминологии славянской «племенной знати» // Славяноведение. 2010. № 2. Ныне старцев градских отнес к племенной знати М.И. Жих. См. его статью в данном издании: Жих М.И. Славянская знать догосударственной эпохи по данным начального летописания. Мы весьма признательны автору за то, что он предоставил нам возможность ознакомиться с его работой.

33Завадская С.В. 1) О «старцах градских» и «старцах людских» в Древней Руси // Восточная Европа в древности и средневековье. М., 1978; 2) К вопросу о «старейшинах» в древнерусских источниках X-XIII вв. // Древнейшие государства на территории СССР. 1987. М., 1989; Горский А.А. 1) О «племенной» знати и «племенах» у славян // Florilegium: к 60-летию Б.Н. Флори. М., 2000; 2) Русь… С. 9-19; 3) Славянское расселение и эволюция общественного строя славян // Великое переселение народов: этнополитические и социальные аспекты. М., 2011. С. 129-180. Недавно частично идею С.В. Завадской поддержал П.В. Лукин, хотя, в целом он все-таки их признал реальной социальной силой, старой знатью, это помогло ему наиболее выгодно проиллюстрировать тезис о посещении белгородского веча в 997 г. простыми людьми (туда ходили не только знатные старцы, но и простые «люди»). См: Лукин П.В. Вече... С. 91, 95.

34 Несин М.А. К истории... С.58-67.

35 ПСРЛ. Т. I. Стб. 127-128.

36 Несин М.А. К истории... С. 67-68.

37 Жих М.И. Славянская знать...

38 ПСРЛ. Т. I. Стб. 127.

39 ПСРЛ. Т. I. Стб. 56-57, 59.

40 ПСРЛ. Т. I. Стб. 56-57.

41 ПСРЛ. Т. I. Стб. 126.

42 ПСРЛ. Т. I. Стб. 124.

43 ПСРЛ. Т. I. Стб. 125.

44 ПСРЛ. Т. IV. Ч.1. М., 2000. С. 446.

45 Несин М.А. Галицкое вече в событиях 1187-1188 гг. // Международный исторический журнал «Русин» [Кишинёв]. 2009. № 3 (17). О событиях в Киеве XI в. близкого мнения придерживается также А.В. Майоров: Майоров А.В. Галицко-Волынская Русь: Очерки социально-политических отношений в домонгольский период. Князь, бояре и городская община СПб., 2001. С. 276.

46 Несин М.А.1) Галицкое вече в событиях...; 2) О социальной организации Новгородского веча // Прошлое Новгорода и Новгородской земли. 2011. В печати.

47 ПСРЛ. Т. I. Стб. 140; ПСРЛ. Т. III. С. 175. См. также: Несин М.А. История происхождения Новгорода...

Поскольку та статья написана в тезисной форме, мы не имели возможности в должной мере затронуть в ней историографический аспект. Недавно А.В. Петров высказал альтернативную точку зрения: по его мнению, новгородская «нарочитая» знать вовсе не возглавляла городское движение, а корыстно боролась за сохранение зависимости от Киева, потому и перебила варяжскую дружину, а когда князь Ярослав убил ее, то не нанес вред новгородцам, а наоборот, действовал в прогрессивных интересах вечевого народовластия территориальной общины, свергнув родовую старую знать. (Петров А.В. От язычества… С. 97-99). Однако, во-первых, против варягов восстали не только нарочитые мужи, а «новгородци» вообще. Как верно подчеркнул И.Я. Фроянов, всех возмутило бесчинство распоясавшихся наемников, насиловавших замужних новгородских женщин (Фроянов И.Я. Древняя Русь: Опыт исследования истории социальной и политической борьбы. М.; СПб., 1995. С. 101–102. Ср. ПСРЛ. Т. I. Стб. 140). Лишь когда Ярослав узнал, что в Киеве сел Святополк, готовый пойти на него войной, он призвал новгородцев и стал слезно перед ними каяться, обещая богатую военную добычу (ПСРЛ. Т. I. Стб. 140; ПСРЛ. Т. III. С. 174). Новгородцы рассудили, что Ярослав все же лучше, чем Святополк Окаянный, подло убивавший братьев, чтобы одному княжить на всей Руси. Любопытно, что сам А.В. Петров верно подчеркивает связь летописного рассказа об этих событиях с кенотипическими представлениями (Петров А.В. От язычества… С. 97-99). Если признать, что князь не избавил город от пут устаревшего родового строя, а обидел новгородцев, избив часть их знати (некоторое её количество спаслось, сбежав: ПСРЛ. Т. I. Стб. 140), но потом сумел заручиться их поддержкой после льстивых слезных посулов, то последнее, безусловно, важное, наблюдение А.В. Петрова, получает реальное подкрепление в фактах. Ныне П.В. Лукин счел, что киевская насмешка над плотниками относилась только к простолюдинам (Лукин П.В. Вече, «племенные» собрания и «люди градские»… С. 97), но, во-первых, киевский воевода дразнил все новгородское ополчение, явившееся со своим «хромцом»-князем, во-вторых, само построение фразы «а вы плотници суще» (курсив наш – М.Н.) означало, что обращались не только к самим плотникам, а ко всем горожанам, включая знатных, уничижительно сравнивая их с ними. Как убедительно показал Ю.А. Лимонов, древнерусских горожан, включая элиту, порой оскорбительно обзывали меньшими людьми, смердами, а то и холопами-каменщиками и это нужно понимать именно как уничижительное оскорбление, а не буквальную социальную характеристику (Лимонов Ю.А. Владимиро-Суздальская Русь. Очерки социально-политической истории. Л., 1987. С. 346-348).

48Историографию см: Фроянов И.Я. Мятежный Новгород: Очерки истории государственности, социальной и политической борьбы конца IX – начала XIII столетия. СПб., 1992. С. 5-20.

49 Бахрушин С.В. «Держава Рюриковичей» // Вестник древней истории. 1938. № 2; Юшков С.В. Очерки по истории феодализма в Киевской Руси. М., 1946; МавродинВ.В. Основные моменты развитиярусского государства до XVIII в. // Вестн. Ленингр. ун-та. 1947. № 3. Подробнее об этом См: Фроянов И.Я. Мятежный Новгород... С. 10-11.

50 Например, сохранявшиеся в некоторых городах домонгольской Руси до XIII в. традиция приглашать в город представителей волостей для решения дел государственной важности. О характере этих представительств см: Несин М.А. Галицкое вече в событиях...

 
 
Помочь порталу

  Оцените актуальность  
   Всего голосов: 0    
  Версия для печати        Просмотров: 846

Ключевые слова: Древняя Русь

html-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

 
  Не нашли на странице? Поищите по сайту.
  

 

Самое новое:     все >>>


Объявления:   все >>>

24 сентября
24 сентября 2017 г. начинается учебный год в университете Православной культуры...
18.08 2017
Искитимская епархия просит оказать содействие в сборе экспонатов и сведений для создания...
07.08 2017
Семинария объявляет о втором этапе приема документов...
до 20 сентября
Конкурс детского творчества «100-летие Патриаршей интронизации святителя Московского...
Срочно!
Марии срочно нужна помощь! Поможем девочке спасти жизнь!...

Нравится Друзья


Популярное:

Подписаться на рассылку новостей






    Архив новостей:

Октябрь 2017 (94)
Сентябрь 2017 (182)
Август 2017 (151)
Июль 2017 (139)
Июнь 2017 (113)
Май 2017 (171)

«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU  Каталог Православное Христианство.Ру
 Участник сообщества епархиальных ресурсов. Все православные сайты Новосибирской Епархии  службы мониторинга серверов

Яндекс.Метрика