Опубликовано 24.08.2016 в рубрике  Материалы НЕВ
 

В.А. Жуковский. Поэт. Наставник. Христианин


Праведник христианин награждён уже в здешней
жизни. Его награда в христианстве.
В.А. Жуковский

 
По благословению Митрополита Новосибирского и Бердского Тихона клирик храма в честь Всех святых, в земле Русской просиявших, в Академгородке, доцент кафедры истории культуры Новосибирского государственного университета к.филол.н. протоиерей Димитрий Долгушин принял участие в 47-й ежегодной конференции Ассоциации славянских, восточноевропейских и евразийских исследований в Филадельфии с докладом «Рисуя "Уголок Эдема": семейный альбом и биографические стратегии В.А. Жуковского в 1840-е гг.»

В.А. Жуковский. Поэт. Наставник. ХристианинОтец Димитрий, расскажите, пожалуйста, об этой Ассоциации. Думаю, что о ней немногие у нас слышали. 

— Это весьма представительное научное объединение специалистов, которые занимаются славистикой, то есть изучением языка, культуры, литературы, фольклора славянских народов. На ежегодные конференции Ассоциации собираются свыше 600 человек из разных стран. Конференция, в работе которой я принял участие, уже 47-я. Особенностью этих научных собраний является то, что здесь нет пленарных заседаний, и проводятся только многочисленные открытые дискуссии (секции) и круглые столы по достаточно узким темам. Меня, к примеру, интересовала русская литература первой половины XIX века.

Но почему ваш выбор пал именно на Жуковского?

— Еще обучаясь в университете, я стал заниматься славянофилами, к которым, в частности, относится русский религиозный философ Иван Васильевич Киреевский. Его духовным отцом был преподобный Макарий Оптинский. Собирая материалы для кандидатской диссертации о деятельности Ивана Васильевича, я не мог не заинтересоваться его отношениями с Василием Андреевичем Жуковским — знаменитым поэтом-романтиком, который доводился славянофилу близким родственником. Какое-то время Василий Андреевич принимал активное участие в воспитании Киреевского, и это должно было наложить свой отпечаток на мировоззрение будущего крупного философа. Дальнейшие исследования привели к тому, что, в конце концов, моя диссертация стала называться «В.А. Жуковский и И.В. Киреевский: к проблеме религиозных исканий русского романтизма».

Сегодня мы знаем о Жуковском, что он русский поэт, служил при царском дворе, написал балладу «Светлана» и еще много чего, его учеником был Пушкин, которому он подарил свой портрет с надписью: «Победителю ученику от побежденного учителя»… Что еще?

— До революции фигуру Василия Андреевича воспринимали более многомерно. В нем видели не только образцового романтика, но и поэта-христианина, известного литературного критика и замечательного переводчика, познакомиться или посоветоваться с которым мечтали многие поэты и литераторы, а также наставника наследника престола великого князя Александра Николаевича, будущего императора Александра II. В советское же время по вполне понятным причинам имя Жуковского было оттеснено на периферию, и многое из его биографии замалчивалось.

Следует сказать, что Жуковский был еще известным благотворителем. При царском дворе он получал приличное жалование, половину из которого раздавал нуждающимся. И даже когда, женившись, вышел в отставку и жил с семьей за границей, нередко финансово поддерживал нуждающихся соотечественников, оказавшихся вдали от России без средств к существованию. Притом, что особенно богатым человеком его нельзя было назвать.

Ко всему прочему, Жуковский неоднократно ходатайствовал перед императором о тех, кто нуждался в поддержке, в том числе о писателях и поэтах. В частности, он помог выхлопотать денежное пособие для Гоголя, защищал Пушкина, когда тот попадал в неприятные истории. Благодаря Жуковскому и художнику Карлу Брюллову удалось собрать значительные средства, чтобы выкупить из крепостного состояния Шевченко. Это известная история: Брюллов написал портрет Жуковского, который разыграли в лотерею, причем в лотерее активно участвовала царская фамилия.

Жена Жуковского тоже была православной христианкой?

— Его супруга, Елизавета Рейтерн, была по рождению лютеранкой. Но своих детей Александру и Павла Жуковский воспитывал в православной вере, часто причащал их в русской православной церкви в Висбадене, куда они ездили на поезде из Франкфуртана-Майне. Елизавета очень переживала, что не может причащаться вместе с семьей, однако и перейти в православие не решалась. Василий Андреевич считал, что в этом деле нельзя навязывать свою волю, и трепетно ждал, когда же супруга сделает выбор в пользу православной веры. Он просил своего духовника (которому, несмотря на почти сорокалетнюю разницу в возрасте — Жуковскому было за 60, а священнику едва за двадцать, — очень доверял), известного за рубежом протоиерея Иоанна Базарова, быть готовым, если Елизавета захочет, подготовить ее к этому. Однако при жизни Жуковского его супруга так и не перешла в православие: отец Иоанн присоединил Елизавету Рейтерн к Православной Церкви уже после его смерти.

Из-за слабого здоровья супруги Жуковский вынужден быть жить с ней в Германии. Здесь в 1844–1845 годах он занялся переводом Нового Завета с церковнославянского на русский язык. И это несмотря на то, что издать сей труд тогда не представлялось никакой возможности. Ни на Западе, ни тем более в России.

Неужели Жуковский перевел Новый Завет?!

— Ничего удивительного. Он хорошо знал Библию, серьёзно изучал труды многих богословов (сохранились множество богословских книг с его пометками), сам писал статьи религиозно-философского содержания, переложил на стихи многие библейские тексты, в частности Апокалипсис. Мечтал создать книгу стихотворных повестей христианской тематики для юношества, и некоторые такие повести им были уже написаны. Думал выпустить детскую живописную священную историю с картами-схемами Святой Земли для лучшего запоминания — он вообще был сторонником наглядности в обучении.

Отец Димитрий, зачем ему нужно было переводить Новый Завет с церковнославянского на русский? Тем более если работу, как вы говорите, всё равно нельзя было издать?

— Жуковского не удовлетворял русский перевод Нового Завета, осуществленный в царствование Александра I Российским библейским обществом, из-за его нарочитой дистанцированности от церковнославянского языка, когда, к примеру, вполне понятные русскому человеку церковнославянские слова не совсем удачно заменялись на русские.

Новый Завет в переводе Жуковского, в отличие от Синодального перевода, напротив, близок к церковнославянскому тексту. В нем есть некоторые неточности (любой перевод небезупречен), но они не кардинальные. Зато у людей при его прочтении не возникает диссонанса между тем, что они читают, и тем, что они слышат на богослужении. Поэтому этот текст так любил обер-прокурор Святейшего Синода Константин Петрович Победоносцев, считавший Синодальный перевод Библии излишне русифицированным. Он даже издал труд Жуковского в 1895 году, правда не в России, а в Германии и очень небольшим тиражом. Так что Новый Завет в переводе Жуковского сразу стал библиографической редкостью.

Хотел ли сам Жуковский издать свою работу? В 1850 году он начинал редактировать рукопись, возможно, чтобы подготовить ее к изданию. Но все-таки изначально он переводил Новый Завет для своих детей, потому что хотел, чтобы они читали Священное Писание именно на русском языке. В 1846 году в рукописи перевода Нового Завета Жуковский оставил дарственную надпись: «Дарю эту рукопись на новый год и в день рождения сыну моему Павлу, которому ныне исполнился один год. Да будет над ним благодать Господа Бога и нашего Спасителя Иисуса Христа. Аминь».

Сегодня где-нибудь можно увидеть печатное издание Нового Завета в переводе Жуковского?

— В 2008 году с коллегами из Томского университета — Фаиной Зиновьевной Кануновой и Ириной Александровной Айзиковой — я принял участие в переиздании немецкого издания Нового Завета 1895 года в переводе Жуковского в санкт-петербургском издательстве «Дмитрий Буланин».

В.А. Жуковский. Поэт. Наставник. ХристианинА где же сейчас находится рукописный вариант?

— В Нью-Йорке. В этом городе живёт праправнучка Василия Андреевича Жуковского Елизавета Владимировна Патрикиадес-Байрон. Ей уже более 90 лет, и она является хранительницей большого семейного архива Белёвских-Жуковских — потомков Жуковского.

В 2007 году Нью-Йоркская публичная библиотека (во многом благодаря сотруднику библиотеки, известному слависту и археографу Эдварду Касинцу, который позже очень помог мне в работе с этими рукописями) приобрела у нее часть архива. В нее вошли рукопись перевода Нового Завета, принадлежащая Жуковскому, некоторые его рисунки, и документы, связанные с… великой княгиней Елизаветой Федоровной.

Не может быть!

— Да, в архиве есть ее фотографии, телеграммы, записки и письма на английском, немецком, французском, русском языках, поздравительные послания друзьям с элегантными рисунками (Елизавета Федоровна имела хороший художественный вкус, великолепно рисовала). Эти документы позволяют понять, какой Елизавета Федоровна была в повседневной жизни.

Но как все эти письма Елизаветы Федоровны могли оказаться в архиве Белёвских-Жуковских?

— Дело в том, что дедушка Елизаветы Владимировны Патрикиадес-Байрон, внук Василия Андреевича Жуковского, граф Алексей Алексеевич Белёвский-Жуковский и его супруга Мария Петровна (урожденная Трубецкая) дружили с великой княгиней Елизаветой Фёдоровной и ее супругом московским генерал-губернатором великим князем Сергеем Александровичем. После революции Алексей Алексеевич остался в России, а его жена с детьми уехала за границу, забрав с собой семейных архив, в котором были письма, в том числе и Елизаветы Федоровны.

Удивительная история! И в завершение нашего разговора, отец Димитрий, расскажите, пожалуйста, об одной вашей интересной встрече в Филадельфии на книжной выставке.

— На книжной выставке, организованной в рамках конференции Ассоциации славянских, восточноевропейских и евразийских исследований, я не без удивления увидел стенд с книгами об истории миссионерства в Америке и Сибири на английском языке. Среди них была и книга Михаила Чевалкова — первого алтайского писателя и священника, столпа алтайской литературы. Я знал одного из его потомков — Бориса, они с женой Риммой были прихожанами нашего храма. Рядом со стендом стояли православные священники — представители православных издательств в Америке. Я рассказал им о том, что был знаком с потомком Чевалкова. «Так вы из Новосибирска? — спросили они. — А отца Бориса Пивоварова, случайно, не знаете?» Я ответил, что как раз служу у него на приходе. Мы разговорились, и из нашего разговора выяснилось, что они знают издания по истории миссионерства в Сибири, подготовленные в Новосибирской Митрополии.

Вот уж, действительно, мир те сен...

Беседовал Дмитрий КОКОУЛИН

Поддержите наш сайт


Сердечно благодарим всех тех, кто откликается и помогает. Просим жертвователей указывать свои имена для молитвенного поминовения — в платеже или письме в редакцию.
 
 

  Оцените актуальность  
   Всего голосов: 4    
  Версия для печати        Просмотров: 4119


html-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

 
  Не нашли на странице? Поищите по сайту.
  

 
Самое новое


08.08 2023
Православная гимназия при Никольском кафедральном соборе Искитимской епархии продолжает...
13.07 2023
Детский церковный хор Вознесенского собора объявляет набор детей...
Помоги музею
Искитимская епархия просит оказать содействие в сборе экспонатов и сведений для создания...
важно
Нужна помощь в новом детском паллиативном отделении в Кольцово!...
Памятник
Новосибирской митрополией объявлен сбор средств для сооружения памятника всем...


 


  Нравится Друзья

Популярное:

Подписаться на рассылку новостей






    Архив новостей:

Май 2024 (23)
Апрель 2024 (52)
Март 2024 (26)
Февраль 2024 (65)
Январь 2024 (38)
Декабрь 2023 (44)

«    Май 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031