Опубликовано 19.01.2015 в рубрике  Интернет-журнал
 

Архимандрит Андрей (Конанос). Рай, который не является раем

Мы публикуем беседу архимандрита Андрея (Конаноса) о свободе и зависимостях, которая является продолжением беседы «Что дашь мне христианин?».

 

Посмотри, как свободен Христос, как Он нас любит, безумно нас любит, как какой-нибудь безумно влюбленный человек, который  любит свою любимую, - пишет Св. Иоанн Лествичник в «Лествице», –  он хочет ее очень сильно обнять – так  и нас любит Христос любит. Любит нас, уважает нас так сильно, что оставляет нам ясность ума, оставляя нам свободу прийти к нему, но  если захотим, можем  уйти, отречься от Него. Дьявол никогда не может это  сделать. Не делают это и наркотики – они тебя не уважают, не признают твою свободу. Ты не  можешь сказать:

- Я начну, начну употреблять их, если они мне не понравятся, то я откажусь от них.

Ты, может быть, захочешь отказаться от них на некоторое время, но они этого не захотят. Ты не сможешь от них сбежать. Ты запутаешься в этой паутине. И сколько бы ты не пытался освободиться от ее, будешь все больше запутываться в ней, пока не останешься неподвижным, жертвой, наркотический голод будет приносить страдания.

Я пережил несколько таких трагедий, я знаю несколько человек, которые на протяжении многих лет поставили штамп в моей жизни. Есть столько много вещей, которые мы не видим и о которых не знаем, - плач наркоманов, матерей, отцов, их семейные драмы – мы остальные люди о них не знаем. Только летом, когда открыто какое-то окно и слышим крики, только когда встретишь кого-то в то время, когда он употребил наркотики и видишь это в его взгляде – в  этом больном, мутном, усталом взгляде, который смотрит на тебя  и чувствует что, не знает, чего хочет и ищет. Только  тогда мы сможем что-то заподозрить. И как много других вещей  происходит, о которых мы не имеем ни малейшего представления. В то время пока мы с Вами разговариваем, как много людей страдают, мучаются, бегают найти свою дозу наркотиков, попались в сети и запутались, одни продают, другие покупают – порочный круг. Хочешь найти виноватых и находишь их. Ты хочешь кого-то обвинить, а за ним скрывается целая спираль, один поддерживает другого, и не знаешь на кого указать. Но я знаю,  кому выскажу порицание: я выскажу свое неодобрение тому, кому это могу  сделать. Самому близкому мне человеку. Я сделаю себе замечание, с себя буду искать свои обязанности,  обязанности государства, обязанности учреждений, обязанности других людей, каждый сам для себя. Если бы я был таким, каким хочет Бог, чтобы я был, то, по крайней мере, те, кто приблизились ко мне, к тебе, к нам, христианам, то они не продолжали бы проваливаться, то не продолжали бы идти по этому пути.

Вспоминаю, как однажды я был  на площади «Омония» в Афинах по своим делам. В противоположной стороне появился мужчина, который спешил принять очередную дозу наркотиков. Я увидел его лицо, его глаза и был потрясен, потому что я увидел своего знакомого, которого не видел в течение многих лет. Я подошел к нему и хотел ему сказать:

- Как дела? Помнишь ли ты меня, Георгий? Чем сейчас ты занимаешься? Вспомнил ли ты меня?

Но я нечего не смог сказать,  потому что его мысли находились где-то в другом месте. Я видел, что он куда-то торопиться, а затем я увидел, что ниже по улице он остановился  возле какого-то человека. Они  чем-то обменялись, он у него что-то взял и снова пошел торопливым шагом. Я был потрясен, потому что одно дело слышать о наркотиках и наркоманов где-нибудь, когда-нибудь, далеко от тебя, а совсем другое дело, чтобы эта бомба  взорвалась в доме твоего друга, твоего знакомого.  А  самое страшное то, она  взорвалась в твоем доме, и видеть, как осколки от этой бомбы наполняют комнаты. Видеть как твой собственный ребенок, твой близкий человек, твой муж, твоя жена, страдает нечто подобным.

В другой раз в Афинах мы ждали автобус. Я  был в одной компании, тогда мы были еще студентами. К нам подошел какой-то юноша. Он мне сказал:

- Я хочу кушать!

Я понял, что что-то не так. Я ему сказал:

- Если ты голоден, то у нас есть время, пойдем, покушаем! За углом есть большой ресторанчик, пойдем что-то купим, что ты хочешь покушать, цыпленка? Что   ты хочешь есть?

Он мне ответил:

- Нет, пожалуйста, дайте мне денег, лучше дай мне деньги! Я не хочу Вас задерживать!

- Послушай,  ты нас не задерживаешь, давай купим тебе что-то  поесть!

- Знаешь, друг, дай мне лучше деньги,  Давай, мужик, дай мне денег лучше, мне все равно, что я буду есть, а Вы опаздываете на автобус!

- Я не спешу,  идем, купим тебе что-нибудь покушать!

- Ладно, пойдем. Пошли!

Мы пошли в ресторан. Дошли до середины пути. И он сказал мне:

- Слушай, не лучше ли  будет, если ты мне дашь деньги?

- Я не спешу, идем в ресторан.

Когда мы уже подходили к ресторану, он повернулся и сказал мне:

-  Дашь ли ты мне деньги?

-  Разве ты не голоден?

Он  мне что-то сказал и этими словами меня разоружил:

- Почему ты меня мучаешь? Ты же знаешь, чтобы ты мне дал деньги – он сказал  мне.

- Я этого и ждал. Я хотел, чтобы ты мне это сказал, знаю, что ты хочешь денег. Я не хотел тебя смущать, не хотел тебя  заставить почувствовать себя униженным. Я хотел, чтобы мы поговорили. Здесь все мы молодые, возвращаемся из студенческого собрания, кружка, мы изучали Священное Писание. Сейчас мы возвращаемся домой. И поскольку и ты молодой, я хочу тебя спросить: Зачем ты впутываешься в это дело?

- Знаешь, друг, сейчас  я не могу  тебе об этом рассказывать... Моя мать… мои родители развелась, я ночую на улице с, голодаю, испытываю жажду, но самым сильным моим голодом являются наркотики.

- Как тебя зовут?

- Панайот .

- Панайот, сделаю что-то в своей жизнью, не  можешь ли сам себе помочь?

- Может быть, и смогу. Могу поехать к  моему  дяди в Эвбею, который имеет пасеку, буду ему помогать, только бы вырваться из этой наркотической ямы, только как-то бы изменилась моя жизнь и   найти   смысл  в моей жизни.

- Это очень важно. Сделать что-нибудь,   сделай то, что называется «трудотерапией», чтобы найти смысл в жизни, чтобы заняться чем-то конструктивным. Сделай что-нибудь, ты  молодой! Пока умрешь, пройдет много лет, исправь свою жизнь, создай семью, получи профессию, не растрачивай свою молодость, так ты себя погубишь!

- Я не знаю, друг, если бы я мог  от этого избавиться, если я мог выбраться  из этого канала, в котором валяюсь...

В конце он мне сказал:

-  Сейчас  дашь ли мне денег, чтобы я себе что-нибудь купил? Хотя бы кока-колу, которую если я быстро ее выпью, то она спровоцирует в известной степени  не большую эйфорию. Она  естественно  не может сравниться с наркотиком.  Но, если не имеешь денег...

- Я  тебе дать денег для  того, чтобы ты себе купил наркотики. И я не могу тебе дать столько много денег. Но мы пойти купить тебе,  что-нибудь поесть.

- В любом случае спасибо тебе, что поговорил со мной!

- Я  тебя благодарю, что ты мне доверился!

Я не был сам, со мной были и другие молодые люди. Все друзья из моей компании говорили о Панайоте, которого я встретил снова почти спустя  месяц в Афинах. Он был в ужасном состоянии, сидел перед витриной какого-то магазина,  сидел, подобрав под себя ноги, в состоянии наркотического опьянения и его  глаза были полностью помутненные, он был словно пьяный, как будто спал и уже  не разговаривал со мной. Я   смотрел на него, но  он меня не понимал, я с ним разговаривал, но он меня не понимал о чем я с ним разговарию. Я ему сказал:

- Панайот, помнишь  ли ты меня?

- А… друг, я не  знаю, кто ты…

Он ничего не смог сказать.

- Помнишь ты…? Что случилось с тем, о чем мы говорили, ездил ли ты к своему дяде на пасеку?

- Я сейчас не могу разговаривать! – Сказал  он и  был готов уснуть.

Я вспомнил слова моей знакомой, которая сказала мне по поводу своего сына, который страдает от той же болезни. Она рассказала мне, как однажды вошла  в его комнату и увидела его, держащего за шнурки свои туфли и раскачивал их  в воздухе, все его тело было оцепеневшее,  он не мог  двигаться, ничего не понимал. Она разговаривала с ним, но он не приходил в себя, он не мог прийти в себя и  так сидел, сидя на постели,  хотел завязать свои шнурки, но не мог этого сделать, потому что наркотик действовал, и он находился в этом состоянии – сейчас он был в другом мире. Его мать хочет поговорить с ним, а он ее не понимает. Она  плачет, а сын ее  не понимает, ребенок находился в одном мире, и она в другом. Она жила в своем собственном недоумении, она бы сошла с ума, а ее сын живет в своем помешательстве, ради всех нас – христиан и нашего христианского общества. Ради всех нас – родителей, учителей, преподавателей, священников.  Ради   всех нас, которые должны быть светом в миру, светильником, освещающий всю землю, светом, который  находится на верху, на вершине.

Но мы не являемся светлым городом, которого все видят, мы не такие, огромная наша ответственность, что мы не таковы, что мы не дали  смысл этим детям, смысл в жизни, смысл  для жизни. Мы  не научили их, как они должны расти, как жить, как переносить боль, мы не научили их, что существует Христос, мы не научили их, что значит крест, испытание. Эти дети видели, как ты ссоришься, ругаешься, разводишься, ударяешь кулаком по столу, устраиваешь скандалы, предъявляешь претензии и настаиваешь на своем,  всегда хочешь, чтобы было, по-твоему, хочешь все сразу. Эти дети все имели, и это стало причиной, которая привела их до того чтобы они хотели все больше и больше и испытывали спокойствие в жизни, потому что ты не научил их радоваться малому. Не  научил их, что жизнь таит в себе и невзгоды и проблемы и чтобы они научились  с радостью переживать  боль, чтобы научились видеть воскресение в Кресте Христовом. Разбаловали этих детей больным и  рискованным комфортом, и когда попадут в суровый водоворот жизни, то они неудачно приземлялся. Когда их закрутит жизнь, когда подует  первый холодный ветер в их жизни, первая ловушка, первое помутнение ума…  А также предложение друзей застает их не защищенными, без всякого сопротивления, без какой-либо поддержки, без благодати Христовой, не имея критериев о православной жизни и  о правильном выборе - куда я пойду, что возьму, что не возьму, когда сказать: «Нет» и когда  сказать: «Да». Эти дети, которые не научились поститься, не могут сказать: «Нет!» мясу, сказать: «Нет!» молоку, брынзе, поститься, лишиться чего-то ради Христа, радоваться этому лишению и почувствовать радость своей жертвенностии борьбе. Как ты научил этих детей ничего не лишаться и  все кушать, так сейчас они проглатывают и смерть, мы оставили этих детей в таком беспомощном состоянии, и несем  огромную ответственность, что дошли до этого обманчивого мира – рая, который не является раем,  а преображенным адом, как сказано в Новом Завете. Дьявол явился как светлый ангел, именно этому они стали свидетелями. Эти дети - наши дети и мы несем огромную ответственность, ответственность молитвы и покаяния.

Все программы о преодолении наркотической зависимости благословлены и хорошие, я не достоин, чтобы их осуждать и обсуждать. Но только одно могу сказать: если человек не научился укрепляться от благодати Христовой, он отказывается от наркотиков на некоторое время и вероятно всего  снова начнет их употреблять. Это как диета – если кто-то  не научится правильно питаться,  что он делает? Худеет на 5-6 килограмма на некоторое время,  подавляет волю, а затем, если, правильное питание не становится образом жизни, он поправляется не только на 5-6 килограмма, который сбросил, а еще, и еще больше  полнеет. Так происходит и тут. Некоторое время не употребляем наркотики в наркологических центрах, но когда не дашь смысл и цель в жизни этим людям, если не дашь им Христа, если не научишь их, для чего они живут, откуда они пришли и куда они идут и как приобрести сильную волю  через силу Христову... Где эта сила? Ищем силу, я не имею силы, не могу  их не употреблять, хочу, но не могу, кто даст мне силу  бросить курить, пить, не употреблять наркотики, отказаться от любой зависимости? Кто? Пчелы его дяди, о которых юноша говорил, что поедет в Эвбею? Ты  скажешь мне, что я сказал ему пойти. Да, я сказал ему то, что я говорю каждому  пойти в  какой-то наркологический центр, потому что это необходимо, но этого не достаточно. Без Христа, без Божьей благодати, Господь говорит, что слово Господне всегда подтверждается: «БезМеня не можете делать ничего!»Думаешь, что изменишься и преодолеешь наркотическую зависимость, но попадаешь в какую-нибудь другую ловушку. Завязываешь с наркотиками наркотики, начинаешь пить, попадаешь в другие ловушки или начинаешь заниматься с другими беззакониями  или  начинаешь развратничать – одна страсть  сменяется другой страстью. Это не лечение, это суррогат, это ложное ощущение  о лечении, этим некоторое время  обманываешь себя. Поэтому  так много дети проходят в эти наркологические  центры, которые на некоторое время, но  затем, когда они попадают в жизненный водоворот, не знают, как выдержать, как создать семью и детей. И я не знаю, ладно, если есть и такие люди, я о них молюсь.

Я не радуюсь их провалу, просто вижу их провал от слов, которые слышу от их родственников:

- Он перестал употреблять наркотиков и снова к ним вернулся. Перестал употреблять наркотики, успокоились на два года и снова начал колоться.

Почему? Что происходит, что все начинается с начала? Потому что у них нет  Христа, это кажется немного теоретическим, сильно церковным, словно бабушки говорят и повторят: «Христос та, Христос», но это, правда и реальность это доказывает. Если ты не почерпнешь от Христовой силы, то ничего не можешь сделать. Честный Крест, сила воскресшего Господа, благодать Его Таинств, это дает нам силу. Почему мы ставим голову под епитрахиль священника и получаем прощение грехов? Потому что вместе с прощением грехов, берем и благодать, силу и выносливость в жизни и выдерживаем. Как иначе выдержим?

- Я поставил перед собой цель бросить курить и имея сильную волю пытаюсь просить курить. Ты меня не знаешь!

Что такое сила воли? Где ты ее нашел? Давай, брось курить. Бросишь курить на некоторое время и увидишь, что не сможешь этого сделать. Или бросаешь курить, и затем начинается другое - нервы претензии упрямство. Страсть не уходит так легко, ты закрываешь ее, душишь ее, давишь на нее, но она появится в другом месте. Не получается, это взрывная сила. Только Господь берет на Себя грехи мира. Он берет, выкидывает, глубоко очищает каждую вещь, которая  мучить твою душу. Вот в чем заключается тайна – найти  Христа.

Давайте найдем Господа, потому что каждому из нас грозит опасность быть замешанным  с наркотиками – богатые  и бедные, люди из всех слоев  общества. Особенно  богатые, которые все имеют и  не имеют на что надеяться, ничего не ждут, то, что  им даешь, не доставляет им радости, потому что, они всему насытились, все им надоело, пресытились их души. Даешь какому-то бедному человеку цветок, розу, ромашку, и он тебе говорит:

- Спасибо!

Богатый этому не умиляется. Простодушная  бабушка увидит закат солнца, прочувственно перекрестится и скажет:

- Господи,  какой прекрасный закат, какая красота!  

Богатый человек, который имеет все и наслаждается, наслаждается, живет в расточительстве, сребролюбии, сластолюбии, алчности, сверхпотреблении нашей эпохи, ничему не наслаждается. Поэтому видишь богатых людей, которые все имеют, но поскольку не имеют Христа, чувствуют пустоту и прикрывают ее каким-то редким переживанием, чем-то неизвестным, которое не испытывали да сих пор. Что это? Все они испытали – удовольствия, женщины, изысканные блюда, ночную жизнь, автомобили, отдых в экзотических местах.  Чего им не хватает? Не хватает им того опьяняющего  переживания, того  экстазиза, это нечто другое, которое они не испытали, что имеет Церковь и может тебе его дать. Не я, а Христос. Я тебя разочарую, но Церковь это  имеет и так как они его не находят в Церкви, они ищут  в другом месте. И  к сожалению находят его у этих злых людях, которые, вероятнее всего, также являются жертвами других людей  в этом порочном кругу.

Давайте помолимся Богу, чтобы дал этим детям Свою благодать, Свою силу, чтобы произошло чудо, чтобы что-то произошло, и они вышли из этого состояния, в котором они находятся, чтобы сделали прорыв в своем сердце, чтобы они пережили что-то потрясающее. Неужели святой не может их изменить? Когда такие  люди приходили к старцу Паисию, они переставали употреблять  наркотики, не хотели их употреблять, получали облегчение, стремление к наркотикам исчезало из их  души, как черная туча. Почему? Из-за благодати  старца Паисия и его молитв Христос вошел в них, и они чувствовали, что наркотики больше не могут задержаться в них, и там нет уже  места для наркотиков.

В одном и том же человеке не может уместиться наркотики и Христос, не Христос как теория, а как присутствие, как опыт,  как переживание, как прикосновение, как преображение – это страшное и потрясающее. Не хватает таких людей, такие люди, которые должны находиться в этих центрах, святые люди, которые могут изменить наших детей. Все мы стараемся с большими усилиями, чтобы изменить их, мать плачет о своей ее дочери, отец о своем сыне, чтобы они изменились. Как их изменить и где им жить? В твоем доме, который  превратился в дом с разбитой семьей? Как ты хочешь, чтобы твой ребенок изменился, что ты ему можешь предложить взамен? И знаешь ли, что ребенок тебе отвечает:

- И куда  ты мне предлагаешь жить? В какой мир ты меня предлагаешь вернуться? В мир, который создаешь?

Естественно ты ему скажешь:

- Дитя мое, мир для всех, один и тот же. Все мы мучаемся, страдаем, не это является решением проблемы. Но у ребенка чувствительная душа. Он не может понять то, о чем ты говоришь. И это не лишает тебя ответственности, и естественно и не его ответственности в той мере, которая его изобличает,  что он ошибается.

Вспоминаю, как раньше я ходил в библиотеку, там работал библиотекарь, и его сын часто приходил к нему, просил у него денег  и мы это слышали. Он приходил два или три раза, кричал, его отец говорил и мы услышали:

- Эх, дитя мое, не дал ли только что я тебе 5000 драхм? Что ты сделал с этими деньгами? Больше я тебе не дам денег.

Он знал, что его ребенок употребляет наркотики, но давал ему деньги. Что  он может  сделать. Отец давал ему деньги,  потому что сын устраивал скандалы, забирал их силой. Отец сказал:

- У меня нет денег, чтобы сегодня  вернуться с работы домой – работа отца находилась далеко от дома – я пришел пешком прешел на работу!

А сын сказал ему:

- Отдай мне их сейчас, немедленно!

Он взял последние пять тысяч драхм у своего отца и исчез. Его отец плакал, мы стали свидетелями всего этого в библиотеки и подошли к ниму, чтобы поговорить с ним. Он нам  сказал:

- Мне очень жаль, что я перед Вами так унижаюсь. Знаете ли Вы, поняли ли Вы, что я испытываю дома, мой сын впутался в это дело. Вы никогда не впутывайтесь в это. Будьте очень осторожными! Я продал мебель, вещи в доме, почти нечего не ем, чтобы мой сын мог купить себе наркотики...

Вскоре, после этого  мы увидели, что этот библиотекарь носит на руке черную траурную ленту. Был в трауре. Мы подошли  к нему поговорить и поняли, что он в глубокой печали  из-за своего сына. Мы видели это в его глазах  и не о чем его не спрашивали. Просто мы взглядом  спросили его. Отец покачал головой и  ответил нам:

- Да. Вы правильно поняли. Павел. Нашли Павла в гостиничном номере, он умер от передозировки. Привезли его домой, я плачу и рыдаю, но с другой стороны знаю, что это облегчило его и нас самих, ничего другого мы могли сделать, мы исчерпались, и финансово, и душевно, это была бесконечная трагедия...

Я вспоминаю летом, когда жарко и открыты окна домов, я проходил через какой-то квартал и услышал разговор между отцом и сыном, сын кричал на отца:

- Дай мне быстро деньги!

- Я не могу тебе больше давать  деньги! Делай, что хочешь! Вставай и уходи! Я больше не выдерживаю!

- Значит ты хочешь, чтобы я стал дилером? Ты хочешь меня вынудить это сделать?

И что отец может сделать? Чтобы его сын не стал  наркоторговцем, он  дал ​​ему деньги. Этот ребенок стал развалиной. Когда он был маленьким, его мать умерла, и с тех пор я его помню. После похорон он меня нашел и не имел сил мне сказать: «Мама умерла». А сказал мне это по-английски, а он точнее сказал:

- Mother– конец!

И с тех пор, не знаю почему, он не нашел поддержки, помощи, не нашел Христа, не дали ему Христа и с тех пор он впутался то, что стало для него чем-то вроде «Mother». Он имел ввиду свою мать.

Старец Паисий говорит:

- Если мать не даст своему ребенку молока из своей груди и  молока из своего сердца, из своей любви, то ребенок вместо ее груди ищет другие бутылки, чтобы расслабиться, успокоиться, уснуть, чтобы сбежать от усталости в этой жизни и пойти куда-то на  другое место.

И этими бутылками являются спиртные напитки, наркотики, все остальное, что тебя опьяняет. Что ищет ребенок за всем этим? Он ищет материнскую  грудь, материнское объятие и материнскую ласку, которую он не нашел. И эта грудь, это объятие, объятия Церкви, которые глубоко в себе он ищет. Глубоко  в себе ищет Христа, но не может Его найти.

Я вспоминаю о первых похоронах, что я видел в своей жизни. Я открыл окно, чтобы посмотреть, что происходит на улице, и увидел много людей, которые собрались перед нашим домом. Там собралось много людей, и они сказали мне, что это похороны. Умер юноша. Юноша? Кто? Но там живет Аристид, мой друг, да, Аристид . Умер. Такой маленький? От чего? От наркотиков.

Впервые это слово разнеслось  в ушах и это мне звучало незнакомо. Умер от наркотиков. Я не знал, что это такое. Говорят, его  сбила машина, упал с обрыва, об этом я слышал, но чтобы умер от наркотиков, что это такое? Чем-то тебя ударяют? Что-то падает тебе на голову? Что это такое? Мне сказали, что это то, что ты ешь, вводишь в себя и умираешь. Я был ребенком. Ребенком был и Аристид... И с тех пор, с 1982 года вспоминаю его на Проскомидии и сколько есть других людей, которых я знаю, которых Вы знаете, и мы не можем произнести все эти имена, но можем молиться о всех этих людей и увидеть нашу ответственность, чтобы научить себя и своих детей обнимать Крест Христовый, обнять жизнь Церкви.

Я вспоминаю, что когда я ходил в воскресную школу и заканчивался учебный год, то все учителя нам повторяли: «Дети, которые ходят в воскресную школу, не употребляют наркотики».  Теперь я это вижу, подчеркиваю, что они были правы, те, кто это говорил. Действительно, только если человек находится рядом с Церковью, то он не завязнет где-то в другом месте, не убежит искать суррогаты в другом месте.

Кто-то мне сказал:

- Я не принимаю наркотики, друг, но я не хожу в церковь.

Прекрасно, я надеюсь, что ты чувствуешь себя хорошо, и что  не употребляешь наркотики, но знай, что ты употребляешь что-то другое  вместо наркотиков. Для тебя наркотиком может быть то, что ты  чрезмерно смотришь телевизор, больше необходимого занимаешься спортом, фанатизмом, все то, что прилипло к твоему мозгу и не можешь от него оторваться – мода, одежда, прическа, вечерние скитания и  ночная жизнь, все это зависимости. Все то, что опьянеет душу и ей вредит, что  затуманивает  ноэтическую часть души и человек не видит ясно истину  и Бога,  это является наркотиком.

По крайней мере, люди, которые употребляют наркотики, так сильно унижаются, так сильно смиряются, соглашаются, что они находятся не на правильном пути, они это понимают и надеются, что когда они достигнут  дна, не куда им будет пойти, останется им только сказать:

- Господи, помилуй! Я пропащий, отброс общества, бесполезный, Господи, помилуй меня.

В то время как мы все другие люди, которые опьянены  благоприличными наркотиками, которые не выдают нашу проблему и наш ум болеет, не знает Христа, все мы  утешаемся, что мы очень хорошие.  Это является лицемерием нашей эпохи. Если мы не такими лицемерами, может быть, то меньше детей употребляли  наркотикам и больше детей находились бы в тишине, тепле, в объятии Христа, который делает тебя  бодрым, с ясным умом, очень динамичным, но в то же время помогаем им противостоять боль в жизни через Его сладкое опьянение, которое дает Своим чадам через Св. Причастие, молитву, исповедь, любовь и жертву.

Мой брат, я надеюсь, что все мы  будем опьянены любовью Христа, чтобы противостоять всем другим опьянениям, которые нам предлагает мир и чтобы таким образом поддержать своей рукой, своей  молитвой, своими  слезами всех  измученных и ходящих среди нас людей. Пусть Бог увидит их боль, агонию, драму и выведет их на спасательную пристань. Пусть Он это сделает в определенный момент, пусть даже  и в последний час их земной жизни, перед уходом из этой жизни...

Поддержите наш сайт


Сердечно благодарим всех тех, кто откликается и помогает. Просим жертвователей указывать свои имена для молитвенного поминовения — в платеже или письме в редакцию.
 
 
Помочь порталу

  Оцените актуальность  
   Всего голосов: 14    
  Версия для печати        Просмотров: 2440

Ключевые слова: Архимандрит Андрей (Конанос), зависимости, наркомания, Виталий Чеботар

html-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

 
  Не нашли на странице? Поищите по сайту.
  

 
Самое новое


26 мая
26 мая состоится общегородской крестный ход...
2019
В 2019 году в г. Новосибирске пройдет II этап конкурса «За нравственный подвиг учителя»...
19 мая
Впервые в России, в Новосибирске откроется интерактивная памятная стела с эффектом...
Помоги музею
Искитимская епархия просит оказать содействие в сборе экспонатов и сведений для создания...
Памятник
Новосибирской митрополией объявлен сбор средств для сооружения памятника всем...


 


  Нравится Друзья

Популярное:

Подписаться на рассылку новостей






    Архив новостей:

Май 2019 (55)
Апрель 2019 (67)
Март 2019 (71)
Февраль 2019 (103)
Январь 2019 (80)
Декабрь 2018 (61)

«    Май 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Яндекс.Метрика

Каталог Православное Христианство.Ру
 Участник сообщества епархиальных ресурсов. Все православные сайты Новосибирской Епархии