Публикации журнала "Живоносный Источник"

Опубликовано 08.10.2011 в рубрике  Православное краеведение, Публикации ЖИ
 

К вопросу о религиозных убеждениях вождя белого движения генерала Л.Г. Корнилова

Александр ЛОСУНОВ г. Омск, преподаватель НОУ СПО «Сибирский казачий юридический колледж». Вера в Бога является сакральным элементом человеческого бытия, но она во многом предопределяет поведенческ...  

Александр ЛОСУНОВ г. Омск, преподаватель НОУ СПО «Сибирский казачий юридический колледж».


Вера в Бога является сакральным элементом человеческого бытия, но она во многом предопределяет поведенческую линию человека, выражающуюся в первую очередь в его поступках. С источниковедческой точки зрения изучение уровня религиозности и воцерковлённости той или иной исторической личности во многом проблематично. Ведь человек верующий не делает громких заявлений о своих религиозных убеждениях на публике и в прессе. Как правило, по утрам и вечерам он совершает молитвенное правило, а в праздничные и воскресные дни посещает церковь, где исповедуется в своих грехах и причащается на литургии. Какие же документы могут зафиксировать для потомков эту, духовную, сторону его земной жизни? Во-первых, это метрические книги, во-вторых, исповедальные ведомости, в-третьих, семейный помянник, дневники и личная переписка, в-четвёртых, воспоминания родственников, друзей и сослуживцев, в-пятых, случайные сообщения в прессе и редкие фотографии. Вот, пожалуй, и все источники. Если же учесть, что в отношении генерала Л.Г. Корнилова до нас дошли из вышеперечисленного комплекса материалов только некоторые, очень и очень немногочисленные документы, то становится вполне понятным, почему столь многочисленные исследователи его биографии обходят эту сторону жизни, либо полным молчанием, либо упоминанием о ней только вскользь. В связи с этим нам только и остаётся попытаться собрать воедино те немногочисленные сведения, которые оказались разбросанными по различным российским архивам и затерялись в многочисленной исследовательской и мемуарной литературе.

Сибирский казак по происхождению и выпускник Сибирского кадетского корпуса, генерал от инфантерии (пехоты) Лавр Георгиевич Корнилов оставил ярчайший след в отечественной истории, дав своё имя не только продолжателям начатой им борьбы за спасение России во время Гражданской войны («корниловцы»), но и целому социально- и военно-политическому явлению революционной России («корниловщина»).


К вопросу о религиозных убеждениях вождя белого движения генерала Л.Г. Корнилова


Генерал от инфантерии Лавр Георгиевич Корнилов


О генерале Лавре Георгиевиче Корнилове сегодня написано много. Его личности посвящены романы, монографии, статьи. Советские авторы в основном делали акцент на его политической деятельности, подробно расписывая при этом пресловутый августовский мятеж и борьбу с советской властью, разумеется, с точки зрения историков-марксистов. Современные исследователи подходят к фигуре генерала более объективно. Они пытаются детально изложить биографию «несостоявшегося диктатора», всесторонне осветить его служебную деятельность и по-новому взглянуть на идеологические и политические перипетии этого человека. Но, несмотря на это, в его жизнеописании остается много «белых пятен». И сегодня стоит рассказать об одном из них. Речь пойдёт о его вере в Бога.

18(30) августа 1870 г. в г. Усть-Каменогорске, в многодетной семье отставного хорунжего Сибирского казачьего войска праздновали появление на свет нового ребенка и четвёртого по счёту сына, которого счастливые родители нарекли по святцам Лавром. Родился младенец, что называется, «в сорочке». Как гласит народная мудрость, ребенка, родившегося в сорочке, ожидает счастье. Может быть, поэтому на Лавра с детства смотрели как на особенного ребенка, возлагая на него большие надежды. И не ошиблись. С первых шагов, с ученья и до конца дней своих он был гордостью семьи. Его мать, казачка Кокпехтинской станицы Парасковья Ильинична (по другим сведениям - Любовь Ивановна, либо-Мария Ивановна), урожденная Хлыновская, была дочерью казака. Хлыновские переселились в Кокпекты в 1840 гг. с Бийской линии. В их роду были калмыки. Вот поэтому-то именно с материнской стороны Лавру достался монгольский тип лица. Парасковья была женщина без образования, но с недюжинным умом, благодаря которому оказывала благотворное влияние на своих детей. Большое влияние на маленького Лавра, да собственно и на всех детей в семье после матери имел брат Автоном. Благодаря ему, среди младших братьев и сестер не было драк, отсутствовало ябедничество, не произносилось ругательств и не давалось кличек. Постоянным спутником старшего брата было Евангелие.1 С ним он любил уединяться на природе и там часами то читал, то сидел неподвижно, обдумывая прочитанное. Достигнув тридцатилетнего возраста, Автоном тихо скончался.

В 1872 г. семья перебирается в Каркаралы, которые и становятся «второй Родиной» для мальчика. Маленький Лавруша прошел тяжелую школу жизни: бегал на посылках, нянчил ребят, ездил с лошадьми в ночное, работал на косьбе. Жизнь среди природы закаляла его энергию, вырабатывала ловкость и уверенность в себе, укрепляла его мужество. В возрасте десяти лет Корнилов поступил в Каркаралинскую приходскую школу (позднее Высшее начальное училище).

С детских лет Лавр Георгиевич был воспитан в православной вере. Любовь к Богу ему привил отец, а укрепил и утвердил законоучитель Каркаралинской приходской школы священник Синев. Лавр и Автоном были у него самыми любимыми учениками. Братья досрочно осваивали программу Закона Божьего, а затем помогали в обучении младших учеников. По рекомендации Синева Корнилов-старший выписал Библию, и братья усердно принялись читать ее под руководством священника.2

В 1881 г. семья вновь переезжает, теперь уже в пограничный городок Зайсан. Жизнь в безбрежном пространстве степей крепила дух и волю мальчика, вселяя жажду далеких, рискованных путешествий. Именно там у Лавра возникла мысль продолжать свое образование. С непреклонной волей, характеризовавшей его и впоследствии, он стал готовиться к поступлению в кадетский корпус. Готовился он самостоятельно, занимаясь ночами после тяжелой дневной работы.

В 1883 г. мать повезла сына в Омск для определения его в 1-й Сибирский имени Императора Александра I кадетский корпус, который когда-то окончил его отец. На вступительных экзаменах он с «треском» провалился по французскому языку, но ввиду исключительных способностей был принят во второй класс корпуса. Благодаря прекрасному преподавательскому составу, интересной программе и своему трудолюбию юноша сразу показал выдающиеся способности, все время являлся первым учеником и по окончании корпуса попал на мраморную доску. Среди изучаемых предметов, пожалуй, самым любимым для него была история. Именно в ней, скорее всего, он искал проявления свободы и силы. Еще до поступления в корпус Корнилов скрупулезно изучил по разным книгам историю Русско-турецкой войны 1877—1878 гг. Отличаясь исключительными природными способностями к наукам, он никогда не был «зубрилой». Все науки давались ему легко. Часто, по вечерам, особенно в шестом классе, кадет Корнилов у классной доски, окруженный большой группой одноклассников, решал заданные на завтра теоремы и задачи по всем разделам математики и являлся бескорыстным репетитором своих малоуспевающих классных товарищей. Сидя у себя за партой, он часто помогал обращавшимся к нему за помощью кадетам перевести текст с французского или немецкого языков. Будучи в течение всей учебы старшим в своем отделении, он пользовался всеобщим уважением и любовью своих одноклассников. Отличаясь ровным характером, Лавр никогда ни с кем не имел ссор.


К вопросу о религиозных убеждениях вождя белого движения генерала Л.Г. Корнилова


Солдаты и офицеры Корниловского полка. Художник Олег Пархаев


Уклад жизни учащихся корпуса был строго регламентирован, но Лавр достаточно быстро привык к новому распорядку. День начинался в 6 утра с подъема, умывания и одевания. Через час по сигналу все собирались на общую молитву. Затем дежурный воспитатель проводил осмотр внешнего вида кадетов. После чего все направлялись в столовую на утренний чай, состоявший, собственно, из самого чая с булкой либо плюшкой. Возвратясь в группы своего возраста, воспитанники расходились по классам для повторения уроков. В 8 ч. 20 м. начинались классные занятия, продолжавшиеся до 15 часов, с перерывом

в течение одного часа для завтрака. По окончании уроков кадеты приводили в порядок костюмы и классные комнаты, а в 15 ч. 30 м. отправлялись на общий обед. Насытившись, отдыхали вплоть до 18 часов. В это время под наблюдением дежурного воспитателя играли на плацу либо отправлялись строем на прогулку по городу. Далее начинались вечерние занятия. Сидя в классных комнатах, кадеты под руководством своих наставников готовили уроки на следующий день. В младшем возрасте занятия продолжались до 20 часов, а в старшем – до 22 часов. Отзанимавшись, проводили небольшую общую гимнастику и шли на вечерний чай, который пили в прикуску с французской булкой или плюшкой. Отбою предшествовала совместная вечерняя молитва. Наблюдение за порядком и расписанием дня входило в обязанности дежурного воспитателя. Он находился при кадетах безотлучно в течение суток. Причем общие распоряжения дежурного воспитателя старшего возраста были обязательны для исполнения всеми другими возрастами.

Праздники и предпраздничные дни отличались от обычных посещением церковных богослужений, отпуском к родным и знакомым в город и обильным столом. Так, например, в Рождество, после Филиппова поста, меню обеда состояло из пяти, а не из трех блюд, как обычно. В него входили: суп с вермишелью и говядиной, жареные гуси, на чиненные гречневой кашей, бисквиты, паштетные пироги с дичью, мармелад и пряники. Что же касается новогоднего стола, то он был обычным и никакими изяществами кулинарии особо не выделялся. Серьезное внимание в корпусе обращалось на развитие в воспитанниках чувства преданности и любви к православной вере, родине и государю. Все события в жизни царской фамилии отмечались особенно торжественно: молебны о здравии императорской семьи и всего августейшего дома, парады в присутствии питомцев и служащих заведения, речи директора, посылка всеподданнейших телеграмм и т.п. Уклад и порядки кадетской жизни в то время во многом определяли два обстоятельства: личность директора и требования тогдашней военной педагогики.

Наступление 1888 года для кадета Корнилова было омрачено семейной трагедией. Незадолго до наступления Нового года он потерял своего младшего брата Якова, который также обучался в Сибирском кадетском корпусе, простудился и умер. 27 декабря 1887 г. запомнился Лавру смутно. Просто не верилось, что Яков, маленький Яков, брат, лежит в гробу, в церкви корпуса и священник отпевает его. Помещение церкви забито одноклассниками брата и его товарищами, здесь же воспитатели и преподаватели с самим директором во главе. Все присутствующие в парадной форме.3 Таков порядок. Затем траурная процессия, направляемая подполковником Курловым (он отвечал за похороны), движется к выходу. Шесть рядовых устанавливают небольшой гроб на траурную колесницу (катафалк) и присутствующие медленно следуют за ней на кадетский участок Казачьего кладбища. Там и состоялось погребение. Тяжкое горе кадету Корнилову помогли пережить вера в Бога да сестра Анна, учившаяся в то время в Омске.

Европейская война 1914-1917 гг. явилась для Корнилова как бы невольным триумфом его героизму. Он отчаянно сражается с немцами. Попадает в плен и рискуя жизнью не без помощи Всевышнего бежит из него. По возвращении в Россию Лавр Георгиевич был лично вызван к Государю Императору, где ему торжественно был вручен Орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия 3-й степени, пожалованный высочайшим приказом от 28 апреля 1915 г. за сражение на реке Дукле. Награда нашла своего героя лишь через год И вот он снова на Юго-Западном фронте, где командует 25-ым армейским корпусом. Слава о героизме Л.Г. Корнилова дошла до Сибири.

И вот, 26 ноября 1916 г., на имя Войскового Наказного атамана Н.А.Сухомлинова от представителей военного, духовного и гражданского ведомств станицы Каркаралинской поступило необычное ходатайство. В родившейся во многом спонтанно, в день праздника Георгиевских кавалеров телеграмме, станичники просили содействия Наказного атамана в вопросах избрания Л.Г.Корнилова Почетным казаком вышеупомянутой станицы и наименования Каркаралинского начального училища его именем.4

Кроме того, омскому епископу, Священно-мученику Сильвестру (Ольшевскому) каркаралинцы 29 ноября 1916 г. послали 100 руб. для благословения генерала Корнилова нательным крестом и образом.5 Данная просьба казаков Святителем была выполнена. А вскоре, в ответ на это, Епископ Омский и Павлодарский Сильвестр получил от Генерала письмо, датированное 24 февраля 1917 г. Его текст гласил следующее: «Преосвященнейший Владыка! Письмом от 2-го минувшего декабря, недавно мною полученным, Ваше Преосвященство изволили сообщить мне текст телеграммы, полученной Вами от моих земляков, казаков Каркаралинской станицы, и уведомить меня о высылке мне в благословение от Вас образа Божией Матери и Святого Иоанна Тобольского и нательного креста в благословение от родной мне Каркаралинской станицы. Глубоко тронутый вниманием Вашего Преосвященства и доброю памятью обо мне моих земляков, я с сердечной признательностью и чувством глубокого благоговения приму высылаемые мне молитвенные знаки, с твёрдою верою, что являемая в них сила Господня, сохранившая меня среди великих опасностей из тяжёлого плена, сохранит меня целым и невредимым в предстоящих боях и даст мне новый запас сил для служения Царю и Родине. Препровождаю в дополнение к сему переводом по почте 200 руб., я покорнейше прошу Ваше Преосвященство не отказать выслать в благословление от Вас образ по Вашему выбору Каркаралинскому высшему начальному училищу, бывшей приходской школе, где я начал ученье, а остальные деньги обратить на дела благотворения по Вашему усмотрению. Поручая себя молитвам Вашим, прошу Ваше Преосвященство принять уверение в моём глубоком почтении и таковой же преданности. Ваш покорный слуга Л. Корнилов».6

Данное письмо Священно мученик Сильвестр более двух лет бережно хранил у себя, а в 1919 г. передал его для публикации в казачий журнал «Иртыш» для публикации со следующей резолюцией: «В редакцию «Иртыш» для использования в качестве биографического материала относительно великого патриота. А. Сильвестр».7 К этим лаконичным, но ёмким по смыслу словам Святителя нам добавить более нечего! Ибо двумя словами и так всё сказано!


1 Корнилова Л.Г. Мои воспоминания о брате Л.Г. Корнилове. // Иртыш. Голос Сибирского казачьего войска. (Омск). 1919. № 24-25. 6 июля. С.22.


2 Корнилова Л.Г. Указ. соч. // Иртыш. Голос Сибирского казачьего войска. (Омск). 1919. № 26. 27. С.14.


3 ГУОО ИсАОО. Ф. 19. Оп. 1. Д. 254. Л. 178.


4 ГУОО ИсАОО. Ф.67. Оп.2. Д.3088. Л.1-2.


5 Там же. Л. 2,8 Об.


6 Письмо Л.Г. Корнилова командира 25-го армейского корпуса от 24 февраля 1917 г. за № 13100. // Иртыш. Голос Сибирского казачьего войска. (Омск). 1919. № 40. 23 окт. С.22.


7 Там же.

Поддержите наш сайт


Сердечно благодарим всех тех, кто откликается и помогает. Просим жертвователей указывать свои имена для молитвенного поминовения — в платеже или письме в редакцию.
 
 
Помочь порталу

  Оцените актуальность  
   Всего голосов: 1    
  Версия для печати        Просмотров: 6008

Ключевые слова: Живоносный Источник №1 (4) 2011

html-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

 
  Не нашли на странице? Поищите по сайту.
  

 
Самое новое


22 февраля
22 февраля состоится открытие выставки «История русской святости»...
Помоги музею
Искитимская епархия просит оказать содействие в сборе экспонатов и сведений для создания...
важно
Нужна помощь в новом детском паллиативном отделении в Кольцово!...
Памятник
Новосибирской митрополией объявлен сбор средств для сооружения памятника всем...


 


  Нравится Друзья

Популярное:

Подписаться на рассылку новостей






    Архив новостей:

Февраль 2023 (6)
Январь 2023 (65)
Декабрь 2022 (83)
Ноябрь 2022 (80)
Октябрь 2022 (74)
Сентябрь 2022 (75)

«    Февраль 2023    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728