Опубликовано 14.09.2012 в рубрике  Новостная лента, История Церкви
 

Вопрос о митрополичьих округах на Поместном соборе 1917-1918 гг. в контексте современных церковных преобразований

В настоящее время в Русской Православной Церкви идут активные преобразования, в ходе которых все большее значение приобретает новое для канонической структуры РПЦ МП явление - митрополичьи округа. По сути, с началом процесса появления митрополичьих округов стали реализоваться идеи, выдвигавшиеся русскими иерархами еще в 17 веке. Вопрос о появлении митрополичьих округов поднимался также на Всероссийском Поместном соборе 1917-1918 гг. Анализу решений Собора по данной проблеме и посвящена представленная статья. Публикуется в авторской редакции.  
Сегодня мы являемся свидетелями масштабных внутрицерковных преобразований, осуществляемых в целях оживления и укрепления соборного начала на всех уровнях бытия Русской Церкви. Среди них – создание в канонической структуре Московского Патриархата митрополичьих округов.

В выступлениях священноначалия неоднократно подчеркивалась преемственная связь этих решений с духом и постановлениями Поместного собора 1917-1918 годов. В настоящее время разрабатываются положения о каноническом управлении митрополичьими округами; тема митрополичьих округов как формы церковного устройства разрабатывается комиссией Межсоборного присутствия по вопросам церковного управления и механизмов осуществления соборности в Церкви. В этой связи представляется крайне важным изучение оснований и принципов, лежащих в основе определения Поместного собора 1917-1918 годов «О церковных округах».

Необходимость создания митрополичьих округов была осознана в Русской Церкви еще до Собора. Представляя Поместному Всероссийскому собору доклад «О церковных округах», митрополит Тифлисский Кирилл (Смирнов, впоследствии священномученик), говорил, что в основу предположений его доклада «положена необходимость найти для архипастырей и пасомых оплот в их взаимном единении. Это общение и единение и осуществляется в мысли об объединении отдельных епархий нашей Патриархии по округам»[1].

Как известно, понятие соборности было лейтмотивом, главной вдохновляющей идеей Священного собора Православной Российской Церкви 1917-1918 годов. Именно с соборностью связывали участники Собора будущее Русской Церкви. С соборностью неразрывно связана была и идея церковных округов.

«Я убежден, что соборности епископов не будет без Поместных соборов и митрополичьих округов, - говорил на заседаниях Собора горячий сторонник введения округов архиепископ Тверской Серафим (Чичагов, впоследствии священномученик). - Никакого возрождения церковной жизни не произойдет в епархиях, обособленных одна от другой. Высшая власть не в силах управлять одна, сосредоточивая все дела у себя в центре и с умножением епархий в особенности. Надо предоставить решение большинства дел на местах»[2].

Профессор Казанской духовной академии П.Д. Лапин, защищая на Соборе необходимость введения округов, утверждал: «Наш Собор поставил себе задачей оживить церковную жизнь и везде в церковной жизни провести соборное начало. Но это оживление не может быть осуществлено без соединения отдельных епархий в области, без объединения их около какого-либо центра Разные вопросы и особые церковные нужды могут возникать у целых более или менее значительных частей нашей Церкви. И для обсуждения этих вопросов и нужд необходимо в отдельных районах созвание Соборов. Нужно, чтобы кто-либо из епископов был облечен правом созывать такие Соборы и обязан был заботиться о проведении их постановлений в жизнь»[3].

Кроме соборной дискуссии по докладу «О церковных округах», разработанному Отделом о высшем церковном управлении, вопрос округов затрагивался при обсуждении определений Собора «О высшем церковном управлении», «О соборах, созываемых через три года», «Об устройстве церковного суда», «О порядке прославления русских святых к местному почитанию», при обсуждении вопросов об устроении Православных церквей в Закавказье и автономии Украинской Церкви.

Дважды поднимался вопрос об округах и на закрытых экстренных заседаниях 18/31 августа и 21 августа/3 сентября 1918 года, посвященных обсуждению вступившей в силу инструкции Наркомюста об отделении Церкви от государства, изданной 11/24 августа 1918 года. В условиях начавшегося открытого наступления на Церковь, когда сама дальнейшая работа Собора могла оказаться невозможной, единоверческий епископ Охтенский Симон (Шлеев, впоследствии священномученик) предлагал все очередные законопроекты отложить в сторону, чтобы успеть решить вопрос о митрополичьих округах: «Нас ждет разрозненность в церковной жизни и невозможность сноситься с центром. Каждая группа вынуждена будет жить и действовать сама по себе. Поэтому мы должны узаконить эту разрозненность отдельных церковных единиц. Нас всех ожидает мученичество. В первую голову мученичеству могут подвергнуться епископы. Мы должны позаботиться об увеличении числа епископов и, в первую очередь, поставить епископов по всем уездным городам. Нужно более раздробленности, нужно ехать на места и организовывать живые силы, без которых мы ничего не можем сделать»[4].

Обсуждение доклада об округах, несмотря на включение его в повестку заседаний, неоднократно откладывалось. 5/18 сентября, в конце третьей, ставшей заключительной, сессии Собора митрополит Тифлисский Кирилл (Смирнов) представил на соборное обсуждение доклад Отдела о высшем церковном управлении «О церковных округах».

В работе Собора четко обозначились два различных подхода к вновь образуемым округам. Согласно первому подходу, епархии объединялись в церковные округа лишь для лучшей координации их миссионерско-патырской деятельности. Согласно второму подходу, церковные округа уже мыслились как относительно самостоятельные административные церковные единицы, по сути – малые автономные церкви, объединенные в патриархат.

Изначально в докладе «О церковных округах», разработанном в Отделе о высшем церковном управлении, получил отражение первый подход. Однако в представленных Собору докладах о церковном суде и о составе соборов церковные округа рассматривались не только в качестве миссионерско-пастырских, но и административно-судебных центров. Предлагалось, в частности, чтобы на Собор трехлетней очереди являлись представители не от епархий, а от митрополичьих округов[5]. При этом, согласно предложенному проекту, митрополиты, как и епископы округа, должны были избираться в своих епархиях[6].

Участники Собора были единодушны в признании того, что введение митрополичьих округов имеет основание как в церковных канонах, так и в истории Церкви. Устройство внутреннего управления Поместных Церквей по правилам Первого Вселенского и последующих поместных соборов представлялось следующим образом. Высшим органом власти в церковных округах (или областях) являются местные соборы, в которых должны участвовать все епископы округа или области. На этих соборах разрешаются все вопросы церковной жизни округа или области: на них совершается избрание епископов, производится суд над епископами в первой инстанции и высшей – над клириками и мирянами, производится расследование и пресечение всех злоупотреблений по управлению имуществом епархий и проч. Центрами, объединяющими областной или окружной епископат, и исполнительными органами окружных или областных соборов являются первенствующие епископы. Этими епископами обычно являются епископы главных городов областей, митрополий, почему они и получили название митрополитов. Они имеют особые права, сравнительно с прочими епископами. Так, они созывают соборы, председательствуют на них, без их участия не может быть соборов, они замещают освободившиеся епископские кафедры, дают отпуска епископам, принимают жалобы на епископов, являются представителями областей, в избрании их, кроме своих епископов, принимают еще участие епископы соседних областей.

Со Второго Вселенского собора начинают образовываться более обширные Поместные Церкви – диоцезы, или патриархаты. Но митрополичьи округа не прекращают своего существования, а входят, уже как составные части, в образовавшиеся более обширные Поместные Церкви. Последующее каноническое законодательство не упраздняет митрополичьих округов, предписывая ежегодно созывать областные соборы и расширяя права митрополитов[7].

Участники собора разошлись в оценке принципиального значения существования митрополичьих округов в канонической структуре Поместных Церквей. Все выступавшие признавали, что ввиду различных обстоятельств, в том числе политических, на греческом Востоке институт митрополичьих округов постепенно упразднился. Власть митрополитов как промежуточного звена между патриархом и епископами со временем сошла на нет. На момент проведения Собора на всем православном Востоке митрополичьих округов как составных частей Поместных Церквей уже не было. Никогда не было их и в Русской Церкви.

В этой связи некоторые участники Собора считали, что митрополичьи округа явились случайным явлением в истории Церкви, вызванным обстоятельствами времени и места. «Наука показывает, что одни каноны догматического характера как основные имеют постоянное значение и не подлежат изменению, а другие применялись только к местным условиям и в течение известного времени, - говорил митрополит Новгородский Арсений (Стадницкий). - Что бы не говорили об округах, - это случайная форма церковного устройства»[8].

Митрополит Арсений (Стандницкий), епископ Чистопольский Анатолий (Грисюк), хотя и не высказывали на Соборе принципиальных возражений против введения округов, однако предпочли занять осторожную позицию, предлагая отложить принятие этого важного и сложного законопроекта до очередного собора. Епископ Анатолий выражал опасение, что под видом канонического института митрополитов поспешно будет введен новый, «неизвестный канонам порядок»[9].

Вспоминали участники Собора и о неудавшихся попытках введения митрополичьих округов в истории Русской Церкви на Соборах 1667 и 1681-1682 годов, когда русские архиереи, опасаясь потерять материальные средства и отчасти из-за самолюбия[10], «не пожелали иметь над собою, кроме власти Патриарха, еще власть митрополитов»[11]. Как и тогда, высказывались опасения, что с введением округов возникнут «между архиереями распри и высоты, и в том несогласии и нестроении Святой Церкви преобидения, а от народа молвы и укоризны»[12]. Угасание округов на Востоке и неприятие их в Русской Церкви давало некоторым членам Собора повод полагать, что сам по себе институт митрополичьих округов оказался нежизнеспособным и потому возрождать его не следует.

Высказывались опасения, что с появлением округов около митрополитов образуется ореол власти, отдаляющий их от епископов, что будет возбуждать в последних чувство обиды, возникнет угроза сепаратизма. Самый крайний и убежденный противник введения митрополичьих округов А.Г. Куляшев предлагал целиком отвергнуть предложенную в докладе концепцию со всех точек зрения – принципиальной, канонической и практической: «С введением митрополичьих округов начнутся среди епископов недобрые отношения. Здесь появится и зависть, и вражда, и злоба. Вместо мира церковного наступит смута церковная, а, может быть, и раскол. Во многих пунктах права и обязанности Патриарха и митрополита сходны между собою. Пользуясь своим положением, митрополит легко может, опираясь на свои права, начать с Патриархом церковную прю»[13].

Епископ Анатолий (Грисюк) справедливо утверждал, что «митрополитанское деление является отражением практики только Восточной Церкви, главным образом Константинопольской, Малоазийских и "восточных". Но и по правилам Карфагенского собора и других Поместных Церквей самое деление на митрополичьи округа не является догматически необходимым и канонически безусловно обязательным. Обязательно только объединение епископов и соборы»[14]. В качестве примера владыка указывал на Александрийский Патриархат, где Патриарх в действительности являлся митрополитом для всех епископов всей данной области древнехристианского Египта, а также на устройство Североафриканской Церкви, не знавшей округов с неподвижными центрами. На латинском Западе развитие церковной жизни шло путем централизации вокруг одного, а не многих центров. Следовательно, главное в устройстве Поместной Церкви – собор епископов, объединенных первенствующим епископом. По справедливому утверждению епископа Анатолия, «Поместные соборы не связаны неразрывной связью с округами»[15] и потому могут существовать без округов.

Большинство членов Собора было согласно с тем, что безусловной канонической необходимости в существовании митрополичьих округов в структуре Поместной Церкви нет, однако их введение в Русской Церкви признавалось целесообразным и крайне своевременным. В качестве аргументов приводились обширность Российской территории, объединяющей области с большим количеством православного населения с различными нуждами и условиями жизни, а также запланированное Собором увеличение числа епископов, связь которых между собой и с Патриархом с ростом числа епархий будет затруднена. Оживление соборности в этих условиях представлялось невозможным.

Если в Церквах православного Востока митрополичьи округа со временем замерли по причине малочисленности этих Церквей, то эффективное церковное управление «четвертой частью всей земли» без деления на самостоятельные округа представлялось большинству соборян крайне тяжелым.

Сторонник округов В.А. Потулов, ссылаясь на собственный опыт 10-летней работы в Государственной Думе, говорил: «Когда, находясь в центре, вы обсуждаете какое-либо мероприятие с точки зрения вам известной, вам постоянно возражают, что на местах нужно смотреть на это иначе, иначе в Кубанской области, иначе в Астраханской, иначе в Сибири. В результате один закон нельзя писать на всю Россию. Сибиряки указывали по приходским вопросам совершенно противоположные взгляды, чем были у меня. Приходится допустить деление России на церковные округа, чтобы областное законодательство было практично, приспособлено к местным требованиям. Мы отсюда даем только общие принципы, а строительство идет на местах»[16].

Наиболее активный и последовательный сторонник округов епископ Симон (Шлеев) говорил: «Если теперь не будут учреждены митрополичьи округа, Патриаршество не будет иметь настоящего Основания. Патриарх, обремененный многими заботами и делами, не может иметь непосредственного отношения ко всем епископам. Он должен быть лишь высшим, объединяющим центром церковной жизни, для чего и выбирался. А это возможно лишь при учреждении митрополичиьих округов. При их отсутствии Патриарх будет завален бумажными делами, от которых так страдала и деятельность Святейшего Синода. Мы должны разгрузить Патриарха от этой осложняющей письменности, чтобы он имел возможность влиять на епископов не непосредственно, а через посредство митрополичьих округов. Укрепление Патриаршества, умножение епархий требуют учреждения округов. Тогда центр церковной власти приблизится к народу и миллионы православных получат хорошее церковное управление, сильное для отражения гонений на Церковь, и скорый, справедливый суд»[17].

Епископ Симон также указывал, что Всероссийский собор часто собирать будет затруднительно, в том числе и по материальным соображениям, поэтому данный Собор без создания округов не сможет служить реальным центром единения церковного: «К малым соборам мы должны стремиться, собирая их на местах…»[18].

Некоторые наиболее убежденные сторонники административно-судебного значения округов говорили не только о практической целесообразности, но и о канонической необходимости введения митрополичьих округов применительно к условиям Русской Церкви.

«Необходимо децентрализовать ведение дела, чтобы Святейший Патриарх и Высшее церковное управление могли успешно работать над общими и важными вопросами церковной жизни, а не разбираться в мелочах, которые могут скорее и удобнее быть разрешены на месте, - говорил член Собора, писатель, публицист А.В. Васильев. - Или упраздните сан митрополита, или не сводите его к одному белому клобуку, а дайте ему действительную власть, принадлежащую ему по канонам. Необходимо дать возможность епископам выполнять 6 правило VII Вселенского Собора, которое грозит им наказанием за пренебрежение к тому, чтобы в каждой области единожды в год были соборы»[19].

В.А. Потулов на Соборе заявлял: «Я утверждаю, что каноны резко проводят идею округов. Они говорят: каждая область да управляется собором епископов. Эти каноны различают малые и великие области. Россия не малая область, а великая, следовательно, в ней должны быть малые области, управляемые соборами епископов. Это ясно канонически»[20].

Участники Поместного собора 1917-1918 годов в возрождении соборности видели спасение от той мертвящей бюрократической системы, которая сложилась в Русской Церкви в синодальный период. О бюрократизме как главном враге церковной жизни говорилось на Соборе очень много. Рассуждая о проблемах церковного управления и церковного суда, участники Собора подчеркивали важность живого, непосредственного общения между всеми членами Церкви на всех уровнях – между епископом и паствой, митрополитом и епископами округа, митрополитами и Патриархом. При росте числа епископов их непосредственное общение с Патриархом было бы затруднено, что неизбежно переводило бы управление в формальное бюрократическое русло. Суд – скорый, правый и милостивый, по мнению многих выступавших, будет возможен, «когда он лишен будет бюрократизма, когда увидит самого подсудимого, свидетелей, а для этого помимо низшей инстанции нужно создать среднюю при митрополичьих округах»[21].

«Если не будет округов, то высшая церковная власть не только не объединится с правящими архиереями, но неизбежно должна будет встретить с их стороны некоторое противодействие своим распоряжениям и не будет никогда знать истинное положение и состояние епархий, в особенности значительно удаленных от центра, - говорил на Соборе священномученик Серафим (Чичагов). - Вспомните, какие имели в Синоде сведения и данные о епархиях? Всеподданейшие отчеты печатались за три года назад и никем не читались, и высшая церковная власть не подозревала, какие вопросы назревают в епархиях вообще»[22].

Между тем, противники митрополичьих округов, напротив, опасались того, что введение этих промежуточных административных центров создаст ненужное «средостение между Патриархом и епископами» и только усилит бюрократическое начало.

Активно выступая за объединение епархий в округа лишь в миссионерско-пастырских целях, профессор Н.Д. Кузнецов говорил: «Зачем создавать лишние административные инстанции, ненужную власть. Говорят: Патриарху много дела, нужно часть передать на места, но вы создаете еще собственные органы власти в округах, вы не уничтожаете бюрократизма, а увеличиваете сначала делопроизводство в митрополичьих округах, а потом в Высшем церковном управлении»[23].

В итоге соборного обсуждения предложение Н.Д. Кузнецова принять миссионерско-пастырскую концепцию округов было отклонено. На предпоследнем, 169-м заседании 6/19 сентября 1918 года, Собор постановил принять предложение епископа Охтенского Симона: «Считая отсутствие церковных округов одним из старых недочетов Русской Церкви, не раз сознаваемых и самим Соборами, а с другой стороны, принимая во внимание количество епархий, возглавленных Патриаршеством, и современное состояние государства, Священный собор в целях осуществления полного канонического устройства Русской Церкви, учреждает церковные округа, а самое количество округов и распределение епархий по округам поручает Высшему церковному совету»[24].

После обработки Редакционным отделом и утверждения Епископским совещанием принятый текст вошел в число Определений Собора в следующей окончательной редакции:

«Имея в виду, что потребность образования округов в Русской Церкви признана Соборами 1666 и 1681-82 г.г. и последующим церковным сознанием и принимая во внимание нынешнее количество епархий Российской Церкви, Священный собор, руководствуясь священными канонами, определяет: учредить в Российской Церкви церковные округа, а установление числа округов и распределение по ним епархий поручить Высшему церковному управлению»[25].

Принятое Собором определение можно свести к нескольким принципиальным моментам:

1. Собор высказался за административно-судебную, а не только миссионерско-пастырскую концепцию округов. Учреждение митрополичьих округов должно было способствовать развитию самостоятельности отдельных церковных единиц. Реформа носила не только административный характер, но и была попыткой распространить принцип соборного управления на отдельные территории.

2. Собор привел в качестве довода практическую целесообразность создания округов для текущего момента развития Русской Церкви («потребность образования округов в Русской Церкви признана Соборами 1666 и 1681-82 г.г.», «принимая во внимание нынешнее количество епархий Российской Церкви»).

3. Собор указал на историческое преемство идеи округов с каноническими решениями Соборов XVII века и «последующим церковным сознанием».

4. Формулировкой «руководствуясь священными канонами» Собор признал создание округов вполне согласным с канонами Церкви, но при этом, принимая во внимание два изложенных выше пункта, не признал деление на митрополичьи округа догматически необходимым и канонически безусловно обязательным.

Тяжелые условия наступившей эпохи не позволили осуществить принятое Собором решение. Такая возможность открылась в Русской Церкви в наши дни. Для формирования современной системы митрополичьих округов представляется важным сделать на основании рассмотренной полемики ряд выводов.

Первое.

Разрабатывая современную концепцию митрополичьих округов необходимо учитывать в том числе и те опасности, о которых говорили участники дискуссии на Поместном соборе 1917-1918 годов.

Согласно принятому на Соборе определению, митрополичьи округа мыслились как полноценные, самостоятельные церковные образования, строящиеся на соборных связях как внутри себя, так и во внешних своих отношениях.

Как справедливо отмечали некоторые члены Собора, исторически развитие церковной централизации происходило по восходящей – от епархий к митрополиям, от митрополий к патриархатам. Л.К. Артамоновна Соборе отмечал, что в Греческой Церкви митрополичьи округа складывались снизу: приходы, группируясь, образовывали епархии, последние, разрастаясь и умножаясь, группировались в митрополии, митрополии объединялись в экзархатах, а последние – в Патриархате. В России – наоборот: «С самого принятия русским народом христианства церковная жизнь разрасталась в Русской Церкви сверху вниз, причем более крупные церковные единицы дробились на менее крупные»[26].

В пределах Римской империи в IV столетии существовало не менее 200 провинций, и, следовательно, примерно столько же митрополичьих округов, по сути дела, автокефальных Поместных Церквей, которые с течением времени стали объединяться в патриархаты[27]. По смыслу 34-го Апостольского и 9-го Антиохийского правил епископ и митрополит на своем уровне обладали полнотой самостоятельности, вынося на суд вышестоящей инстанции (соответственно митрополита или патриарха с их синодами) лишь те вопросы, которые выходили за рамки внутренней жизни их церковных округов[28].

При несоблюдении данного соборного принципа создаваемые сегодня митрополии вместо дополнительных центров соборности на промежуточном между Патриархом и епархиальными архиереями уровне могут стать очередной бюрократической инстанцией в нисходящей церковно-административной «вертикали», лишь отдалив епархиальных епископов от высшего управления Церковью. При разработке системы управления митрополичьих округов данное обстоятельство необходимо учитывать.

Второе.

Для превращения митрополий в полноценные соборные центры необходимо поддерживать тенденцию на увеличение количества входящих в округа епархий. При обсуждении подходов к принципу формирования округов на Поместном соборе 1917-1918 годов вопрос о количестве епархий, входящих в округ, признавался существенным. Если для объединения епархий в миссионерско-пастырских целях митрополичьи округа могли быть небольшими по составу, то для округов как самостоятельных церковно-административных единиц требовалось, чтобы состав их местных окружных соборов был внушительным по числу епископов. В последнем случае количество объединяемых в один округ епархий должно было быть более значительным. «Соборность потеряет свое значение, если в округе будет 2-3 епархии, - говорил на Соборе архиепископ Серафим (Чичагов). - В митрополичьем округе должно быть 10-15 епархий»[29]. Епископ Симон (Шлеев) полагал, что учреждение новых епархий, необходимость которого была осознана Собором, может встретить сопротивление у отдельных архиереев, в то время как при образовании округов появление новых епархий будет в интересах целой группы епископов, входящих в округ[30].

Третье.

Образование митрополичьих округов, безусловно, является перспективным направлением современных церковных преобразований, однако его не следует считать самоцелью и, тем более, панацеей в решении стоящих сегодня перед Русской Церковью задач. На проходившей в Храме Христа Спасителя конференции, посвященной 90-летию восстановления Патриаршества в Русской Церкви, автору довелось слышать выступления, в которых присутствовала мысль о неканоничности или, по крайней мере, канонической ущербности устройства Поместной Церкви, не имеющей в своей структуре митрополичьих округов. Рассмотренная в настоящей работе дискуссия свидетельствует о том, что Поместный Собор 1917-1918 годов, принимая решение об округах, не стоял на подобных крайних позициях.

Разрабатывая положения об округах, как об этом говорил на Соборе епископ Анатолий (Грисюк), важно не ввести новый, «неизвестный канонам порядок». Согласно 34-му Апостольскому правилу и 9-му правилу Антиохийского собора, в основе церковного строя должно лежать гармоничное сочетание соборного и иерархического начал в жизни Церкви; единство и общение местных церквей должно обеспечиваться балансом между властью собора епископов и властью примаса. Как при отсутствии округов, так и при формировании канонической системы «епископ-митрополит-патриарх» необходимо соблюдение данного принципа. Обеспечить гармоничное сочетание внутренней самостоятельности митрополичьих округов с их органической включенностью в систему высшего управления всей Русской Церкви – непростая задача.

«Соборы епископов и есть та единственная соборность, которая предуказана Христом. Без них невозможны ни существование Церкви, ни управление ею»[31], - говорил на Всероссийском Поместном соборе священномученик митрополит Серафим. Вместе с тем, формально правильная каноническая соборная система еще не гарантирует осуществления подлинной соборности.

В заключение настоящего обзора хотелось бы затронуть еще одну проблему - источниковедческого характера. Как известно, Деяния Собора (как изданные в 1918 году, так и переизданные в последние годы Новоспасским монастырем) содержат пропуски, разночтения и ошибки. Часть материалов Собора еще не издана и находится в различных архивах. В частности, материалы заседания, на котором проходила заключительная часть дискуссии по вопросу об округах и было принято соответствующее определение, на сегодняшний день опубликованы лишь в виде краткого протокола, а не полной стенографической записи всех выступлений. Содержание этих выступлений автору пришлось частично восстанавливать по косвенному источнику – также не содержащему полных текстов обзору Деяний Собора, вышедшему в 2000-2002 годах под общей редакцией проф. Гюнтера Шульца. В этой связи следует горячо приветствовать начатую в 2012 году по благословению Святейшего Патриарха Кирилла большую работу по научному изданию материалов Поместного собора 1917-1918 годов, изучение которых является чрезвычайно актуальной задачей в свете преобразований, проводимых сегодня в Русской Церкви[32].


[1] Деяния Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. Т. 11. М., 2000. С. 194.

[2] Деяния… С. 200-201.

[3] Деяния… С. 198.

[4] Священный Собор Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. Обзор Деяний. Третья сессия / Сост. А. Кравецкий, Г. Шульц. М., 2000. [Далее в ссылках – «Обзор Деяний»]. С. 244-245.

[5] См.: Деяния… С. 195.

[6] См.: Деяния… С. 204.

[7] Наиболее полный историко-канонический обзор темы митрополичьих округов в ходе соборной дискуссии был дан профессором Казанской Духовной Академии П.Д. Лапиным (См.: Деяния… С. 197-198).

[8] Обзор Деяний. С. 360.

[9] Деяния… С. 204.

[10] См.: Деяния… С. 207.

[11] См.: Деяния… С. 197.

[12] Деяния… С. 202.

[13] Деяния… С. 211-212.

[14] Деяния… С. 202.

[15] Деяния… С. 202.

[16] Деяния… С. 208-209.

[17] Деяния… С. 205-206.

[18] Обзор. С. 359.

[19] Обзор Деяний. С. 359.

[20] Деяния… С. 208.

[21] Деяния… С. 205.

[22] Деяния… С. 200.

[23] Обзор Деяний. С. 353.

[24] Деяния… С. 216.

[25] Собрание Определений и Постановлений Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. Вып. 4. М., 1918. [Репринт: М., 1994]. С. 14.

[26] См.: Деяния… С. 207.

[27] Ср.: Цыпин В., прот. Курс церковного права: Учеб. пособие. Клин: Христианская жизнь, 2002. С. 291.

[28] См.: Суворов В., свящ. К вопросу о значении 34-го Апостольского правила и 9-го правила Антиохийского Собора (http://www.bogoslov.ru/text/2607957.html).

[29] Деяния… С. 200.

[30] См.: Деяния… С. 205.

[31] Деяния… С. 199.

[32] См.: Епископ Воскресенский Савва. Общецерковное дело. Публикация документов Поместного Собора 1917-1918 годов – жизненно важная задача // Журнал Московской Патриархии. 2012. № 6. С. 44-47.

Поддержите наш сайт


Сердечно благодарим всех тех, кто откликается и помогает. Просим жертвователей указывать свои имена для молитвенного поминовения — в платеже или письме в редакцию.
 
 
Помочь порталу

  Оцените актуальность  
   Всего голосов: 1    
  Версия для печати        Просмотров: 3845


html-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

 
  Не нашли на странице? Поищите по сайту.
  

 
Самое новое


Помоги музею
Искитимская епархия просит оказать содействие в сборе экспонатов и сведений для создания...
16 декабря
Лекция "Русская меднолитая икона. История, культурология, иконография"...
Памятник
Новосибирской митрополией объявлен сбор средств для сооружения памятника всем...
важно
Нужна помощь в новом детском паллиативном отделении в Кольцово!...


 


  Нравится Друзья

Популярное:

Подписаться на рассылку новостей






    Архив новостей:

Декабрь 2021 (7)
Ноябрь 2021 (58)
Октябрь 2021 (49)
Сентябрь 2021 (60)
Август 2021 (27)
Июль 2021 (18)

«    Декабрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Яндекс.Метрика

Каталог Православное Христианство.Ру
 Участник сообщества епархиальных ресурсов. Все православные сайты Новосибирской Епархии Мониторинг доступности сайта Host-tracker.com