Опубликовано 18.02.2016 в рубрике  Новостная лента » Обзор СМИ
 

«Быть священником – это не работа, это образ жизни»

 

Чем приходская жизнь в сельской местности отличается от жизни в мегаполисе?

Так ли плохо, когда приход совсем небольшой? И сложно ли быть настоятелем-писателем? Мыслями об этом в интервью для портала «Приходы» делится протоиерей Александр Брагар (его творческий псевдоним – Александр Дьяченко), настоятель храма Тихвинской иконы Божией Матери села Иваново Александровской епархии и известный писатель, автор четырех книг, вышедших в издательстве «Никея».

 

 
Отец Александр, на приходе как-то реализуется ваш писательский опыт? Выходит ли у вас приходской листок или газета? В последнее время в церковных кругах часто ставится вопрос о нужности печатного приходского СМИ – а у вас какое мнение?

– В первую очередь тут нельзя всех под одну гребенку. «Надо» – и у всех приходские листки. «Не надо» – и ни у кого их нет. У каждого прихода свои нужды. Есть храмы в больших городах, где много событий и много человек, надо всем рассказать, что делается в приходе. А нам никакая газета не нужна. Священник встал на амвоне и все объявления сделал. Кому помочь, кто заболел – все это можно сказать после службы. А уж если надо какую-то информацию напечатать, ее можно повесить на информационной доске в храме – вот и все.

То есть вы в курсе, когда кто-то заболел, у кого-то что-то произошло?..

– Конечно. У нас же маленький приход, мы все друг друга знаем. Мы как одна семья.

У нас сейчас в городских приходах часто настоятели сетуют, что прихожане неактивные. Посмотришь, вроде огромный приход, а какие-то элементарные вещи попросить некого: постояли на литургии – и все разошлись. А в ваших рассказах, действительно, слышится совсем другое: кто-то помог с удовольствием, со всеми вы в дружеских отношениях, что-то такое все время сквозит очень душевное. Действительно ли это так?

– Начнем с того, что мы ведь восстанавливали храм все вместе. И костяк прихода – люди, которые этим делом занимались. Они все еще живы, но некоторые уже уходят. И на их место практически никто не встает – это тоже проблема, на самом деле. Здесь очень важно, что мы все-таки живем в небольшом населенном пункте и можем дотянуться до любого нашего прихожанина: у кого-то проблемы, кто-то заболел... У нас существует своя, как мы ее называем, касса взаимопомощи. Это не церковные деньги, а люди сами по себе копеечку вкладывают, чтобы потом при необходимости помочь другому. Положим, человеку операцию делают, лекарства надо купить, – вот все это отсюда и идет.

Я считаю, нужно формировать на приходе то, что называется семьей. Чтобы люди себя чувствовали нужными, чтобы не просто как посторонние пришли, помолились и ушли, общинная жизнь должна быть обязательно. Как говорил праведный Алексий Мечев, должна быть покаяльная семья. У нас-то это просто: хочешь – не хочешь, все к одному батюшке идут, я в курсе их семейных событий, проблем. И нам не нужно долго что-то разъяснять – если этот человек заболел, значит, мы все побежали-полетели к нему.

Человек на приходе должен понимать, что он свой, что его не бросят, ему всегда окажут какую-то посильную помощь. Вот как отец Андрей Ткачев на недавних Рождественских чтениях рассказывал, что у них в Киеве, где он раньше служил, была на приходе тетрадь, где один человек, например, писал, что он преподаватель английского языка и может оказывать помощь отстающим детям, другой – что он может до службы подвозить людей в храм, третий – еще что-то. Лист был разделен напополам, и в другой части люди писали, наоборот, свои нужды. И вот такая взаимопомощь, взаимовыручка очень сплотила приход. Так что многое тут зависит от священника: хочет он иметь у себя в храме общину или нет.

Конечно, создавать общину – это твое время, это уже не работа – это образ жизни. А не так что ты пришел, помолился, собрался и ушел, по требам поехал. Да, священника может вызвать кто-то на требы, и он должен ехать. Но это люди, которые его совершенно не знают, он первый раз их видит. И если он будет заниматься общением только с такими людьми, то этого для создания общины мало. Если в своем храме люди себя чувствуют чужими, если их не волнуют проблемы прихода, то тут что-то не так. В большинстве храмов, например, даже полы моют за денежку, людей нанимают, у нас вот, например, такого нет, у нас уборка проходит обязательно силами прихода. Каждый четверг все пришли, мы помолились, акафист читаем своему храмовому образу и начинаем убирать. Убрали, всё привели в порядок, потом все вместе идем трапезничать – такое у нас получается общение на полдня.

Потом, я провожу евангельские чтения, которые включают в себя любые другие вопросы, – пожалуйста, приходите в определенное время в определенное место в поселке, будем читать Евангелие, будем обсуждать ваши вопросы. Это чисто мой опыт. Или вот у нас воскресная школа, кто-то там соглашается, например, брать денежку за работу, а кто-то не соглашается, для него это такое делание. И это чувство семьи – чудо. То же говорит и Святейший Патриарх: нужны на приходах общины – не какие-то формальные объединения, а то, что можно назвать, действительно, семьей.

Ведь чем сектанты берут? Тем, что когда к ним приходит новичок, его тепло встречают и окружают заботой. Так потихонечку человека и затаскивают. А мы людей очень часто как встречаем? «Что ты тут встал, не так посмотрел, отойди, ты кто такой, ты здесь не стоял»... Задача священника и его помощников – чтобы человек пришел и оказался в хорошей обстановке, чтобы не напугался, чтобы его не обидели и не прогнали.

Так что община священника – это его творчество. Священник должен быть личностью, потому что только вокруг личности будут объединятся люди. Священник, люди, престол – вот три составляющих приходской семьи, и она выстраивается вокруг молитвы, вокруг Литургической Чаши.

Каков состав вашего прихода? Молодежь есть?

– У нас все-таки не совсем деревня, в нашем населенном пункте исторически много производств, поэтому народ образованный, и в основном, конечно, не «деревенские бабушки», а, скорее, дачники. Но в большинстве своем это люди от тридцати. У нас хорошая воскресная школа – пять разновозрастных групп, интересные педагоги. Но все наши дети потом, вырастая, исчезают из храма. А возвращаются уже гораздо позже, со своими детьми.

Вас это не пугает как пастыря?

– Я считаю это нормальным. Вот вы когда пришли в Церковь?

Около 30 лет.

– Ну вот, и это был ваш выбор, ваш приход, и пришли вы, скорее всего, из покаяния. Я же так и говорю – «покаяльная семья». А храм в детстве – это что-то тоже хорошее, светлое, интересное, тут друзья, родители, занятия, но это все так и остается в детстве. В зрелом возрасте нужен уже другой, более глубокий приход в Церковь. Хотя то, что в детстве было заложено, конечно, играет огромную роль.

Интересно, если у вас довольно большая воскресная школа, как вы относитесь к нововведениям в этой области? Имею в виду стандартные программы, стандартные учебники, которые сейчас разрабатывают. Есть два мнения: первое – что это хорошо, так проще, а второе – что это уравниловка и будет «задушена» индивидуальность.

– Вы знаете, я тоже считаю, что это хорошо. И мы ездили у нас по благочинию и объясняли, зачем это вводят и почему. Вы вспомните наше недавнее прошлое, ведь под названием «кружок при храме» чего только ни организовывали. Кто организовал – тот и хозяин, тот и «толкает» свои идеи, в частности, националистические. Запросто это было, особенно в маленьких городах! Кто там его проверит? И вот это по-настоящему страшно. Поэтому, я считаю, эти программы и учебники в какой-то степени нас защищают.

А что касается «уравниловки»… Каждый человек – личность, и каждый преподаватель воскресной школы – личность, поэтому он стандартную схему может, конечно, наполнить проявлениями своей индивидуальности.

Как люди вокруг относятся к вам лично и к Церкви? Я имею в виду не прихожан, а обычных людей, нецерковных.

– По-разному. От одних слышишь что-то хорошее, от других – отвратительные слова, третьи называют нас сектой, хотя если православный храм называть сектой, то я даже не знаю, что уже будет не секта. Кто-то еще что-то придумывает, какую-то глупость говорит. Раньше я очень переживал и всё время думал, что скажут про нас, что подумают, если я вот так сделаю или вот эдак. А потом столкнулся с ситуацией, в которой очень хорошо понял стишочек про дедушку, внука и мнение общественности. Помните? «Где это видано, где это слышано – старый ишак молодого везет». То есть как ни сядь – все плохо. И я понял, что людям никогда не угодить.

О нас плохо говорят те, кто в храм никогда не приходит и не придет, и им нужно оправдать себя. Я понял, что мы просто должны делать свое дело. Если делаешь правильное дело, то не обращай ни на какие кривотолки внимания, не пытайся угодить всем, делай свое дело, Господь видит.

А у вас были какие-то попытки интегрироваться в общественную среду, например, сотрудничать со школой?

– У нас школа одна, до определенного времени было трудно как-то контактировать, а сейчас – пожалуйста, без вопросов, заходите.

И с какой целью вы туда заходите?

– Знаете, не преподавать – мы там преподавать не должны. Мы должны там общаться, для этого и приходим к детям. Это происходит в рамках беседы – иногда по приглашению школы, иногда я сам проявляю инициативу. Например, недавно меня директор в соседнем городе просила, чтобы я поговорил с ребятами на тему ваххабитов, экстремистских сект, какой-то такой информативно-предупреждающий разговор. В другой раз – про отношения между юношами и девушками. Много и иных тем было. Начинаешь рассказывать, и завязывается разговор, жаль только, что это очень ограничено временем, предел – один урок.

У детей есть интерес, у старшеклассников, например?

– А это как ты преподнесешь. Если будешь преподносить монотонно и скучно, то они просто проспят все время, а если ты постараешься им это интересно, доходчиво рассказать, то другое дело. Причем не так, что вот я такой всезнайка, такой ментор, а немножечко на равных, но в то же время держать дистанцию, без панибратства. И они очень благодатно отзываются на такие вещи, они как бы пускают тебя в свою среду общения, если ты отнесешься к ним уважительно.

А как уважительно? Ну, хотя бы обращаясь не на «ты», а на «вы». Это мелочи, но они на самом деле важны. Очень часто, конечно, присутствуют учителя, и ребята их немножко стесняются, это сковывает школьников, но иногда учителя не присутствуют – тогда у нас вообще свобода общения. Были поначалу случаи, что и провокации допускали.

К этому тоже надо быть готовым, не так что «ах, вот вы такие-сякие», развернуться и уйти. Ни в коем случае пасовать нельзя – ты должен что-то придумать и как-то выйти победителем из этой маленькой трудности. У меня как было? Я начинаю беседу, а один мальчик взял и достал свой крест из-под рубашки, а у него крест из золота и размерами чуть меньше моего. Сидит такой, довольный, с крестом – тоже как священник будто, и все хохочут. Как из этой ситуации выйти? Тогда у меня получилось найти слова, чтобы прекратить попытки делать крест объектом ерничества. А в результате мы с этим юношей, сколько лет я его потом ни встречал, обязательно разговаривали – так он проникся. Момент провокации сразу все расставляет на свои места, показывает, кто есть кто.

Быть священником – это, повторюсь, творческий подход всегда и во всем. Сейчас жизнь очень большие требования предъявляет к священнику.

Отец Александр, в своих книжках вы записываете рассказы о прихожанах, о своих близких людях, а как они к этому относятся, как реагируют? Вот недавно прочитала рассказ в вашем ЖЖ, такую цепляющую историю о человеке, как он нашел банку с надписью «Бог есть любовь», будто для него приготовленную...

– Он сам виноват, что мне это рассказал. Они же все знают, что я записываю. Рассказал – получил (смеется).

То есть уже все привыкли, что «утром в газете – вечером в куплете» или наоборот?

–Понимаете, я же никогда не пытаюсь человека показать с унизительной стороны, я не стараюсь обидеть кого-то и что-то за него сочинить. Если ситуации описываю, то пишу всегда с расположением к нему, и все равно это становится неким художественным повествованием на основе реальных событий.

А как реагируют ваши родные? Я вижу опять же в вашем ЖЖ и рассказы про внучку, а как-то в интервью вы говорили о планах на следующую книгу именно со стороны отношений «дедушка-внучка».

– Они тоже привыкли. Единственное, что мне не разрешают, – это размещать фотографии. Все остальное терпят – ну а что делать. Смеются: «О, дедушка опять что-то написал».

У вас в храме, наверное, в церковной лавке целое ваше «собрание сочинений»?

– Нет, я как-то спокойно отношусь к популяризации своего творчества. В храме сейчас только вот последняя книжка «Схолии» есть, а больше моего нет ничего.

Беседовала Анна ЕРШОВА

Презентация книги протоиерея Александра Дьяченко «Схолии. Простые и сложные истории о людях» состоится в С.-Петербурге:

16 февраля в 19:00 – центр «Спасский» (Московский пр., д. 5);

17 февраля в 19:00 – магазин «Буквоед на Владимирском» (Владимирский пр., 23).

***

Протоиерей Александр Дьяченко (Александр Брагар) родился в Москве в семье военнослужащего. Детство и юность прошли в Белоруссии, где он окончил Гродненский сельскохозяйственный институт. Дважды был в армии – служил и рядовым, и офицером. Почти десять лет работал составителем поездов на железной дороге. Священником стал в сорок лет после окончания ПСТГУ. Сегодня отец Александр активно занимается миссионерской и просветительской деятельностью. Ведет блог в «Живом журнале», где выкладывает свои рассказы, написанные в стиле жизненных зарисовок. Из этих рассказов составлены сборники – «Плачущий ангел», «Преодоление», «В круге света» и вот теперь – новая книга «Схолии».

«Схолии» — необычная повесть, где самостоятельные истории, рассказы священника о себе, своих прихожанах, друзьях и близких являются своего рода осмыслением, развернутым комментарием к другой линии повествования – реальному дневнику верующей женщины с очень непростой судьбой. Эта книга – для тех, кто ценит искреннюю авторскую интонацию, кто ждет от прозы подлинных человеческих историй, тепла, утешения и, главное, любви к людям.

Фото сайта Александровской епархии
и издательства «Никея»

 prichod.ru

Поддержите наш сайт


Сердечно благодарим всех тех, кто откликается и помогает. Просим жертвователей указывать свои имена для молитвенного поминовения — в платеже или письме в редакцию.
 
 
Помочь порталу

  Оцените актуальность  
   Всего голосов: 0    
  Версия для печати        Просмотров: 1438


html-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

 
  Не нашли на странице? Поищите по сайту.
  

 
Самое новое


19 июня
19 июня состоится крестный ход "За духовное возрождение России"...
Помоги музею
Искитимская епархия просит оказать содействие в сборе экспонатов и сведений для создания...
важно
Нужна помощь в новом детском паллиативном отделении в Кольцово!...
Памятник
Новосибирской митрополией объявлен сбор средств для сооружения памятника всем...


 


  Нравится Друзья

Популярное:

Подписаться на рассылку новостей






    Архив новостей:

Июнь 2022 (45)
Май 2022 (34)
Апрель 2022 (71)
Март 2022 (61)
Февраль 2022 (59)
Январь 2022 (40)

«    Июнь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930