По благословению
Высокопреосвященнейшего Тихона
Митрополита Новосибирского и Бердского



 


Опубликовано 07.12.2016 в рубрике  Встречи
 

«Молодежь России 2000-2025: развитие человеческого капитала»

Доклад Федерального агенства по делам молодежи.
 

Часть 1

ОГЛАВЛЕНИЕ

№№

Наименование раздела

Стр.

1

Введение

3

2

I.1. Анализ опыта реализации государственной молодежной политики в Российской Федерации. Этапы развития государственной молодежной политики, проблемы, тенденции

5

3

I.2. Анализ опыта молодежной политики в наиболее конкурентоспособных зарубежных странах, а также странах, входящих в БРИК

46

4

I.3. Анализ последствий сохранения сложившихся трендов в развитии российской молодежи в перспективе 10‑20 лет

80

5

I.4. Проблемы нормативно-правового регулирования сферы молодежной политики

114

6

I.5. Основные направления государственной молодежной политики (цели, задачи и приоритеты государственной молодежной политики) на средне- и долгосрочную перспективу (до 2025 г.)

131

 

 

 

 

Введение

В настоящее время вопросы молодежной политики приобретают особую актуальность. Если в предыдущее десятилетие численность молодежи росла, то вплоть до 2025 г. ее численность будет снижаться в силу демографических причин, причем это снижение по отношению к 2012 г. будет драматическим – более чем на четверть. Особенно сильное снижение численности молодежи будет в самых продуктивных и с экономической, и с социальной точек зрения возрастах – 23‑28 лет – от 35 до 50%.

Это означает, что на карту в ближайшем будущем будут поставлены и экономический рост, без которого невозможно повышение благосостояния населения, и само воспроизводство населения в России. Поэтому необходимо обеспечить решение целого комплекса взаимосвязанных задач с тем, чтобы избежать указанных негативных сценариев или, по крайней мере, значительно смягчить их последствия. От модели государственной молодежной политики, которая объективно опиралась на количественные показатели (рост охвата молодежи, ее вовлеченности в различные молодежные практики), требуется переходить к повышению качества по всем направлениям деятельности молодежи и ее развития. На первый план выходит рост человеческого капитала молодежи, что потребует

·существенного роста образованности молодежи;

·наращивания молодежью социальных и экономических компетенций, общего уровня компетентности;

·повышения культуры и дисциплины труда, производительности труда;

·роста гражданской ответственности, ответственности за выполняемую работу.

Повышение человеческого капитала предъявляет серьезные требования к здоровью молодого поколения, невозможно без его сохранения, без формирования культуры здорового образа жизни, резкого снижения травматизма, сокращения смертности в ДТП, отказа от курения, потребления наркотиков и психотропных средств.

В то же время наращивание человеческого капитала, рост конкурентоспособности молодежи на рынке труда требуют изменения институциональной составляющей молодежной политики, создания принципиально новых инфраструктур в молодежной среде, повышения эффективности использования поступающих в данную сферу ресурсов как государственных, так и частных, формирования условий для самоорганизации и самореализации молодежи.

В связи с этим необходим анализ проведения государственной молодежной политики в России с 1991 г. по 2013 г, и полученных результатов, сопоставление российского опыта выстраивания государственной молодежной политики с опытом развитых стран и стран, входящих, наряду с Россией, в БРИКС – Бразилии, Индии, Китая и Южной Африки.

Кроме того, создание новой модели государственной молодежной политики предполагает определение основных вызовов, стоящих перед молодежью – тех проблем, которые должны быть решены в средне- и долгосрочной перспективе. А следовательно необходимо четко задать те цели, задачи, приоритеты и инструменты молодежной политики, которые отвечают новым условиям развития российской молодежи.

 

I.1. Анализ опыта реализации государственной молодежной политики в Российской Федерации. Этапы развития государственной молодежной политики, проблемы, тенденции

 

Идея о необходимости разработки государственной молодежной политики (ГМП) впервые была высказана одним из самых ярких исследователей проблем молодежи И.М. Ильинским еще в 1986 году. С этой даты обычно и ведется ее отсчет. Основными достижениями в области ГМП советского периода стала разработка и принятие Верховным Советом СССР 16 апреля 1991 года Закона СССР «Об общих началах государственной молодежной политики в СССР», создание в июле 1991 года Государственного комитета РСФСР по молодежной политике, который возглавил А.В. Шаронов. Дальнейшие события, связанные с государственной молодежной политикой, датируются уже с российским периодом, который далее и будет анализироваться.

 

I.1.1. Опыт реализации государственной молодежной политики в 1992‑1999 годах

На этапе своего становления российское общество в поисках новой идентичности попыталось коренным образом пересмотреть свое отношение к советской педагогике и особенно системе воспитания, практически исключив ее из общественной практики. Молодежь во многом оказалась предоставленной самой себе и впитывала нормы и правила переходного периода, изобиловавшего негативными примерами, полубандитскими способами выживания и ведения бизнеса, практиками временщиков и разрушителей. Старое социально-экономическое и общественно-политическое устройство рушилось, новое только нарождалось. Все это предъявляло к молодому человеку повышенные требования, но не было подкреплено ни институционально, ни организационно, ни кадрово, ни финансово. Молодежная политика России в этих условиях начинала искать свое место и свое содержание.

Внутриполитическая обстановка 1992‑1993 годов характеризовавшаяся острым противостоянием Президента Российской Федерации и Верховного Совета диктовала и ситуацию в сфере молодежной политики. Молодежь рассматривалась и была активным политическим субъектом. Поэтому каждая из противоборствующих сил пыталась привлечь ее на свою сторону. В условиях жесткого противостояния закладывались организационные и концептуальные основы ГМП. Уже в январе 1992 года был создан «Национальный Совет молодежных и детских объединений России», который был призван объединить усилия ведущих молодежных объединений по представлению интересов молодежи и продвижению молодежной политики. Нужно отметить, что в этот период нарождающиеся государственные структуры по молодежной политике и молодежные общественные объединения действовали, как две составляющие единого целого и пытались активно ставить вопросы молодежной политики перед погруженной в политические баталии властью. Здесь во многом повторялся опыт взаимоотношений ВЛКСМ и КПСС, причем как со стороны власти, так и со стороны объединивших усилия молодежных организаций (их лидеры, а часто и оргструктуры, в основном также опирались на опыт и раздробленную инфраструктуру комсомола) и органов управления молодежной политикой.

В сентябре 1992 года был принят Указ Президента Российской Федерации от 16.09.1992 г. № 1075 «О первоочередных мерах в области государственной молодежной политики» и создан Комитет по делам молодежи при Правительстве Российской Федерации. В июне 1993 Постановлением Верховного Совета Российской Федерации (от 03.06.1993 года № 5090-1) приняты «Основные направления государственной молодежной политики в Российской Федерации». 27 июня того же года Распоряжением Президента РФ установлен День молодежи.

Таким образом, период 1992‑1993 годов – можно смело назвать периодом становления ГМП в РФ. В этот период молодежная политика еще объективно не могла противостоять массе разрушительных процессов обрушившихся на молодежь, но в активе ее лидеров оставался опыт, приобретенный в ВЛКСМ, еще не разрушенная научная база в Москве и Санкт-Петербурге с серьезными концептуальными наработками. Необходимо было попытаться этот потенциал в максимальной степени реализовать.

Период 1994‑1995 годов можно охарактеризовать, как период укрепления позиций молодежной политики в системе государства. После принятия новой Конституции и относительной стабилизации президентской власти появились условия для определенных системных действий по содержательному, инфраструктурному и организационному развитию молодежной политики, повышению ее влияния в органах власти.

Понятно, что повысить роль молодежной политики до не только желаемого уровня, но и до минимально необходимого было практически невозможно. В системе органов государственной власти структура отвечающая за молодежную политику с большим трудом находила себе место, постоянно подвергаясь реорганизациям и переподчинениям. Впрочем такая ситуация сохраняется и до настоящего времени, хотя сегодняшние условия многократно более благоприятные.

В мае 1994 года был образован Комитет по делам молодежи, который вновь возглавил А.В. Шаронов.

Распоряжением Президента Российской Федерации от 10 июня 1994 г. № 295-рп был образован Совет по делам молодежи при Президенте Российской Федерации. Основанием для его деятельности стало Положение о Совете по делам молодежи при Президенте Российской Федерации. Состав Совета определен Распоряжением Президента Российской Федерации о персональном составе Совета по делам молодежи при Президенте Российской Федерации от 1 июля 1994 г. № 344-рп.

Основными задачами Совета стали:

‑ информирование Президента Российской Федерации о процессах, происходящих в молодежной сфере в стране и за рубежом;

‑ разработка предложений о стратегии молодежной политики и по формированию приоритетных направлений в ее развитии;

‑ анализ и экспертиза проектов, законодательных актов по вопросам молодежи, подготовка предложений по заключению межгосударственных соглашений по молодежным вопросам;

‑ участие в подготовке официальных документов и материалов Президента Российской Федерации по молодежным вопросам.

 

В состав Совета вошли 14 представителей общественных объединений, пять представителей федеральных министерств и ведомств, один депутат Государственной Думы, один представитель от Администрации Президента Российской Федерации; четыре представителя структур по делам молодежи из регионов, по два представителя от сферы науки, культуры, бизнеса, СМИ, один представитель религиозной конфессии.

Предполагалось, что на этапе общих изменений, которые претерпевают структуры, формирующие молодежную политику в Российской Федерации (в числе которых: Совет по делам молодежи при Президенте российской Федерации, Госкоммолодежи России, общественно-политические молодежные организации и молодежные профессиональные объединения и др.), Совет станет основным субъектом, определяющим стратегию молодежной политики. Таким образом, в системе молодежной политики появился субъект с функцией целеполагания.

Однако эту роль Совет в тех условиях выполнить оказался не способен. Тому способствовали как объективные, так и субъективные причины. Анализировавшая в 1997 году его деятельность специальная Рабочая группа отметила следующее: «Изучив материалы, связанные с тематикой и деятельностью Совета, а также проанализировав материалы о работе Государственного комитета Российской Федерации по делам молодежи и информацию о деятельности общероссийских молодежных организаций, Рабочая группа отмечает, что в работе Совета просматривается тенденция постепенного отхода от выполнения консультативной и аналитической деятельности (1994 г.) к представительской и организационной (1995 г.), с переходом к исполнительной и контролирующей (1996 г.). Таким образом, консультативный орган при Президенте Российской Федерации постепенно трансформируется в самостоятельную организацию (в представленной на экспертизу Концепции деятельности Совета определена "возможность регистрации СДМ как юридического лица со своим счетом в банке, печатью и т. д.").

Тем самым подменяется консультативный характер деятельности Совета и на первый план выдвигаются организационная и исполнительская функция, что вступает в противоречие с Указом Президента Российской Федерации о деятельности Совета по делам молодежи, его местом и ролью в молодежной политике.

В настоящее время авторитет СДМ среди общественных молодежных организаций и государственных структур неуклонно снижается, несмотря на насущную необходимость в эффективно работающем Совете. Показная деятельность этого Совета все больше дискредитирует Администрацию Президента Российской Федерации как структуру, способную и желающую влиять на решение молодежных проблем.

В целом деятельность нынешнего Совета, несмотря на регулярный график заседаний, является малоэффективной, демонстрирует бесперспективность его работы в данном составе и требует значительных изменений (прежде всего в части принципов формирования и ротации состава)».

По результатам работы Рабочей группы было рекомендовано:

1. Для повышения авторитета Совета и эффективности его влияния на формирование и реализацию государственной молодежной политики, провести кадровые и структурные изменения в составе Совета.

2. Сосредоточить деятельность Совета на стратегических вопросах молодежной политики государства:

‑ разработка предложений для Президента Российской Федерации по стратегии молодежной политики в целях согласования интересов молодежи, общества и государства;

‑ подготовка предложений для Президента Российской Федерации по интеграции усилий институтов общества, обеспечивающих процесс социализации молодежи;

‑ подготовка предложений по встречам Президента Российской Федерации с молодежью.

3. Ввести институт "Член-корреспондентов" Совета по делам молодежи при Президенте Российской Федерации для формирования целостного представления о состоянии молодежной среды и получения регулярной информации с мест.

4. Обеспечить информирование общества и гражданских институтов о перспективах и проблемах молодежной политики, о результатах собственной деятельности Совета; целенаправленно влиять на формирование общественного мнения по данной проблематике».

Однако провести намеченные реформы так и не удалось. После победы на выборах 1996 года здоровье Б.Н. Ельцина серьезно ухудшилось и консультативные органы стали для него дополнительной обузой. С 1997 года Совет прекратил собираться и осуществлять содержательную деятельность, хотя формально просуществовал до 2000 года.

В марте 1995 года Указом Президента Российской Федерации от 06.03.1995 г. № 242 был создан Национальный фонд молодежи, который мог бы системно дополнить всю институциональную конструкцию государственной молодежной политики. Фонд создавался по предложению Совета по делам молодежи при Президенте Российской Федерации, Комитета Российской Федерации по делам молодежи об образовании в целях: создания финансовых и инвестиционных механизмов для обеспечения молодежных и детских программ необходимыми средствами из внебюджетных источников и кадровым сопровождением; разработки предложений по реализации федеральной программы "Молодежь России". Однако и этой задумке не суждено было выполнить свою миссию. Видимо в период дикого капитализма, меркантильных подходов основных действующих лиц для таких системных решений просто не пришло время. Фонд так и не сумел встать на ноги и после выборов 1996 года тихо сошел на нет.

В сентябре 1994 года Указом Президента Российской Федерации от 15.09.1994 г. № 1922 была принята первая Федеральная программа «Молодежь России», которая впоследствии принималась еще дважды и на протяжении длительного периода времени (до 2005 года) была основным инструментом реализации ГМП.

Целью Программы было заявлено создание правовых, экономических и организационных механизмов осуществления государственной молодежной политики. В этой связи предусматривалось решение следующих задач:

‑ обеспечение молодежи информацией о ее правах и возможностях в наиболее важных сферах жизнедеятельности;

‑ создание условий для самостоятельной, эффективной деятельности молодежи в сфере образования, занятости и предпринимательства, международных обменов;

‑ содействие решению жилищной проблемы, поддержка молодой семьи и социально ущемленных категорий молодежи;

‑ внедрение постоянно действующей системы поддержки деятельности детских и молодежных организаций и их программ.

 

Программой были предусмотрены следующие виды подпрограмм:

1. Создание системы информационного обеспечения молодежи.

2. Пути решения жилищной проблемы молодежи.

3. Поддержка молодой семьи.

4. Поддержка молодежного предпринимательства.

5. Решение вопросов занятости молодежи.

6. Развитие гражданственности и патриотизма российской молодежи.

7. Поддержка талантливой молодежи.

8. Развитие художественного творчества молодежи.

9. Развитие массового спорта среди детей и молодежи.

10. Формирование и развитие системы социальных служб для молодежи.

11. Развитие системы детского, молодежного и семейного отдыха.

12. Международное молодежное сотрудничество.

13. Система подготовки и переподготовки государственных служащих и специалистов по работе с молодежью.

14. Государственная поддержка деятельности детских и молодежных объединений.

15. Система контроля за реализацией Программы.

Однако, как было отмечено в государственном докладе «Положение молодежи в Российской Федерации и государственная молодежная политика» (1998 г.), закрепленные в принятой президентской программе ожидаемые конечные результаты ее реализации оказались невыполнимы. Программный подход в этих условиях проявил свои отрицательные стороны: система предусмотренных мероприятий не может обеспечить выполнения столь масштабных задач – задач социального развития всей России на многие десятилетия. Но фактический срыв запланированной работы по программе из-за отсутствия финансирования и в целом ресурсного обеспечения не позволил в 1996‑1997 гг. достичь значимых успехов в ряде направлений.

Выделенные (с сильной задержкой) за эти два года на цели президентской программы общероссийского масштаба средства из федерального бюджета сопоставимы со стоимостью квартир в одном 160-квартирном доме».

Значительное сдерживающее влияние на реализацию Программы оказали слабая нормативная правовая база ГМП как на федеральном, так и на региональном уровнях, а также установка власти рассматривать молодежь в качестве одной из социально незащищенных групп населения, а не как основной ресурс социального развития, отсутствие устойчивой и полностью сформированной системы органов по делам молодежи в субъектах Российской Федерации, сложности в кадровом обеспечении.

Однако уже после третьей Федеральной целевой программы «Молодежь России (2001‑2005 годы)» цикл использования целевого программирования в ГМП был прерван. Хотя подготовлена концепция ФЦП «Молодежь России» на 2006 – 2010 годы, а затем на 2011‑2016 гг., но они так и не были приняты. Первые две программы имели статус президентской, третья такого статуса лишилась. Федеральные программы задали определенные рамки и методологический каркас реализации ГМП. Региональные программы в основном повторили структуру, подходы, приоритеты федеральных программ, чем была обеспечена определенная унификация и единообразие подходов к реализации ГМП в Российской Федерации.

ФЦП «Молодежь России 1998 – 2000 гг.». формулировала свои цели как: создание условий для гражданского становления, духовно-нравственного и патриотического воспитания молодежи; решение социально-экономических проблем молодежи, включая развитие жилищного строительства и поддержку молодежи и молодых семей; решение вопросов профессионального развития и занятости молодежи, молодежного предпринимательства и деловой активности молодежи; интеллектуальное и физическое развитие молодежи, развитие художественного и научно-технического творчества, массовых видов детского и молодежного спорта и туризма, международных обменов; правовая защита и социальная поддержка молодежи, детских и молодежных общественных объединений

ФЦП «Молодежь России (2001‑2005 годы)» формулировала цель программы: «создание и развитие правовых, экономических и организационных условий для воспитания у молодежи гражданского сознания в условиях демократического общества, рыночной экономики и правового государства, личностной самореализации молодых людей как активных участников преобразований современного российского общества».

При этом констатировалось, что «программа "Молодежь России (2001‑2005 годы)" является продолжением программных мероприятий по реализации государственной молодежной политики, направленной на создание правовых, экономических и организационных условий для развития личности, поддержки молодежных объединений.

В период выполнения федеральных целевых программ "Молодежь России" и "Молодежь России (1998‑2000 годы)" федеральными органами исполнительной власти совместно с органами по делам молодежи исполнительной власти субъектов Российской Федерации при основном финансовом обеспечении за счет средств субъектов Российской Федерации и местных бюджетов были заложены организационные основы государственной молодежной политики, отработаны механизмы ее реализации».

В целом сложившийся программно-целевой подход нужно признать оправданным и достаточно эффективным. Несмотря на явное несоответствие исходных объемов финансирования сложности и масштабу поставленных задач и систематическое недофинансирование (особенно первых двух программ), с помощью ФЦП и их аналогов в регионах удавалось сконцентрировать ограниченные ресурсы, как из федерального, так и из региональных бюджетов на приоритетных направлениях и решать определенные задачи.

Однако поскольку все три программы носили ярко выраженный социо-защитный характер, две последние из них оказались недостаточно адекватными требованиям времени. Такое положение стало следствием концептуальной ущербности молодежной политики. Отсутствие концептуальных разработок, задающих соответствующие задачам каждого последующего этапа приоритеты, привело к чрезмерному тиражированию блоков первой программы в последующих. В результате до настоящего времени наблюдался рост рассогласования между целями ФЦП «Молодежь России» и кругом проблем, встающими перед страной.

Еще в ходе экспертизы ФЦП «Молодежь России (1998­2000 годы)» авторитетной экспертной комиссией Экспертного совета при Правительстве Российской Федерации, которой руководил член-корреспондент РАН Н.И. Лапин, был сделан целый ряд замечаний и предложений по разработке последующих этапов программы.

Комиссия Н.И. Лапина отмечала, «что государственными органами страны до сих пор не разработана общая концепция молодежной политики. И в предложенной Программе недостаточно проработана концептуальная ее основа. Это не позволило в полной мере представить роль молодежи в развитии России сейчас и в ближайшем будущем… В Программе отсутствует анализ состояния молодежных проблем, места и положения молодежи в современном российском обществе, как нет и анализа тех изменений, которые произошли со времени составления первого этапа Программы… Остались без внимания вопросы взаимодействия с органами местного самоуправления при реализации Программы…»

В качестве рекомендаций по разработке следующего этапа было предложено:

«Создать постоянно действующий Наблюдательный совет по выполнению программы "Молодежь России" или в целом по проблемам государственной молодежной политики… Первостепенное внимание… обратить на углубление концептуальной основы Программы, уточнение ее объекта и главной цели. Учесть специфику современного российского общества. Желательно подчеркнуть, что речь идет об обществе переходного типа, которое ориентировано на демократические и рыночные реформы. В таком обществе на долю молодежи выпадает особая роль, поскольку именно молодежь наиболее восприимчива к переменам и склонна брать на себя инициативу.

При определении понятия "молодежь" целесообразно принять во внимание, что это социально-демографическая группа, для которой характерен переход от отрочества к зрелости, завершение процесса социализации индивида, т. е. усвоения принятых в обществе ценностей и норм поведения. Этот переход включает два этапа: юность и начало взрослости. Двум этапам соответствуют две подгруппы молодежи, существенно различающиеся по своим потребностям, ценностным ориентациям, интересам: в юности происходит половое созревание, выбор типа профессионального образования и становление индивидуальности, подростковое некритическое восприятие ценностей и норм сменяется критическим отношением к ним; начало взрослости сопряжено с завершением профессионального образования, началом трудовой карьеры, вступлением в брак, первым приобретением жилища. Возраст этих групп исторически подвижен: в наше время к первой подгруппе можно отнести юношей и девушек 14‑18 лет, а ко второй ‑ молодых людей 18‑25 лет.

Распространенная ныне характеристика молодежи как основного "потенциала" развития общества и государства далеко недостаточна: она относит активную ее роль на будущее, что не соответствует современным реалиям. В том-то и соль проблемы, что старшие группы молодежи уже стали активными субъектами трансформации нашего общества; по отношению к ним речь должна идти об интенсивной реализации их потенциала, а по отношению к младшим группам - к его формированию и аккумулированию.

 

 

I.1.2. Опыт реализации государственной молодежной политики в 2000‑2013 годах

Одна из основных проблем государственной молодежной политики это осмысление и закрепление в нормативных актах ее концептуальных основ.

Попытки осмыслить государственную молодежную политику после распада СССР предпринимались государственными органами, осуществлявшими молодежную политику, практически с момента выхода в 1992 г. Указа Президента Российской Федерации «О первоочередных мерах в области государственной молодежной политики». Однако эта работа так и не получила формального завершения и в значительной мере остается мало известной даже специалистам. После того, как в июне 1993 года Верховный Совет Российской Федерации утвердил «Основные направления государственной молодежной политики» и в 1995 году Федеральный закон «О государственной поддержке молодежных и детских общественных объединений», других принятых документов, в которых в той или иной мере формулировались бы концептуальные основания ГМП, на федеральном уровне не было до 2006 года, когда появилась «Стратегия государственной молодежной политики до 2016 года». Можно, конечно, говорить, что и в Федеральной целевой программе (ФЦП) «Молодежь России» присутствует определенная концептуальная составляющая. Более того, можно согласиться с мнением, что именно при разработке приоритетов этой ФЦП стратегическое видение ГМП получало наиболее емкое выражение. Однако такая ситуация есть всего лишь подтверждение отсутствия иных документов, в которых стратегическое видение ГМП должно было бы получить свое оформление. Программа должна строиться на основе выработанного стратегического видения и заданных приоритетов, а вовсе не определять их.

Если не принимать во внимание концептуальную составляющую, связанную с разработкой этапов ФЦП «Молодежь России», то до 1997 года целенаправленная работа в этом направлении была в основном сосредоточена вокруг подготовки ежегодных докладов о положении молодежи в стране и профильного Федерального закона. Эта работа носила ярко выраженный циклический характер и периодически то активизировалась, то затухала. В конечном счете, был подготовлен Федеральный закон «Об основах государственной молодежной политики в Российской Федерации», который к концу 1999 года даже получил одобрение в обеих палатах Федерального Собрания Российской Федерации. Однако на него было наложено вето Президента Российской Федерации, которое Госдуме преодолеть так и не удалось. Позднее Департаментом по молодежной политике Минобразования России была подготовлена Концепция государственной молодежной политики в Российской Федерации, которая строилась в основном на базе представлений и часто даже формулировок отвергнутого закона. По сути это была попытка представить те же идеи в новой форме. В таком виде упомянутая Концепция была проведена через Правительственную комиссию по делам молодежи и представлена от ее имени на согласование в Администрацию Президента Российской Федерации, где, правда, одобрена так и не была.

В середине 2002 года губернатор Ямало-Ненецкого АО Ю.В. Неелов получил от Президента Российской Федерации поручение подготовить вопрос о ГМП для рассмотрения на Госсовете России. Для подготовки вопроса была создана специальная Рабочая группа Государственного Совета Российской Федерации (далее РГ Госсовета России), а для непосредственной работы над текстом документов – Редакционная группа.

На совещании по социально-экономическим вопросам в Приволжском федеральном округе в Саранске 8 июля 2002 года, Президент Российской федерации публично анонсировал работу Госсовета России над молодежной проблематикой. Он подчеркнул, что «в молодежной среде мы сталкиваемся с ростом агрессивности и нетерпимости, к сожалению, очень часто, наркоманией и преступностью. Молодое поколение очень часто ощущает свою не востребованность, и это особенно проявляется в депрессивных регионах. Серьезный разговор по всему спектру молодежной политики, конечно, давно назрел. Пытаться формировать ее по слегка обновленным, но все же старым рецептам ‑ это занятие бесперспективное. Мы должны продолжить обсуждение этой темы на одном из ближайших заседаний Госсовета. Это очень важная тема. На Коллегии ее неоднократно поднимали».

Этим посылом и руководствовалась РГ Госсовета России с момента ее образования до завершения работы в апреле 2004 года. В рамках деятельности РГ Госсовета России удалось сконцентрировать и обсудить практически все сколь-либо заметные концептуальные разработки, которые существовали у государственных структур в центре и регионах, в научной и экспертной среде, у молодежных объединений. И хотя результаты проделанной работы так и остались в проектах документов и не были рассмотрены Госсоветом России, они существенным образом повлияли и продолжают влиять на выработку и реализацию современной ГМП.

Предпосылки формирования нового стратегического видения ГМП

Несмотря на все сложности, с которыми столкнулась молодежная политика на этапе становления новой российской государственности, к моменту начала работы РГ Госсовета России в разных секторах, связанных с молодежной проблематикой, были выработаны основные представления, на которых можно было строить современное и во многом новое стратегическое видение государственной молодежной политики. Учитывая тот факт, что концептуальные разработки государственных органов по молодежной политике гораздо больше известны и в основном уже публиковались, мы не будем останавливаться на них подробно. В то же время практически неизвестной, хотя и не менее важной, остается работа в этом направлении молодежных общественных объединений.

Анализируя концептуальную работу молодежных структур, важно понимать, что после распада СССР и самороспуска ВЛКСМ организованный молодежный сектор находился в чрезвычайно ослабленном и фрагментированном состоянии. Большая комсомольская собственность достаточно быстро и при непосредственном участии его лидеров растворилась. Престиж общественной деятельности резко упал. Огромная часть наиболее активных комсомольских кадров ушла в бизнес. Создававшиеся молодежные объединения, кроме разве что преемника собственности ВЛКСМ ‑ Российского союза молодежи, оказывались практически без ресурсов, без государственной поддержки, в глубоком правовом вакууме и за гранью внимания «взрослой» части общества, которая была поставлена в ситуацию борьбы за выживание. В этих условиях какая-либо концептуальная работа по совершенствованию молодежной политики в молодежных объединениях практически не осуществлялась. Это был период, когда молодежные организации прежде всего искали способы выживания, ограничиваясь решением сиюминутных тактических задач и не задумывались о стратегии. Кроме того, у новых молодежных лидеров недоставало знаний и отсутствовал опыт такой работы. Те же обсуждения проектов законов, которые проводили органы по делам молодежи с участием представителей молодежных организаций, сводились, как правило, к спонтанной и чаще всего формальной реакции молодежных лидеров на предлагаемые инициативы. Национальный совет молодежных и детских объединений России, одной из основных задач которого была выработка консолидированного мнения молодежных объединений по тем или иным проблемам молодежной политики и доведение его до государственных структур, с этой задачей справлялся очень посредственно. Его возможностей с трудом хватало на работу с зарубежными и международными организациями и представление интересов российских молодежных объединений за рубежом.

Определенные попытки осуществления стратегических разработок в общественном секторе стали наблюдаться только с конца 1990-х годов. К этому времени положение крупных общероссийских объединений значительно стабилизировалось, была в определенной мере сформирована правовая база ГМП, накоплен значительный опыт взаимодействия с государством, появились и кадры, способные осуществлять концептуальные разработки.

В этот период стала постепенно меняться и роль общественного сектора в реализации ГМП. На фоне постоянных структурных и кадровых реорганизаций федеральных органов по молодежной политике общественный сектор кроме своих традиционных функций стал выполнять и роль своеобразного гаранта преемственности осуществляемой политики. Оказались востребованы государством и кадры общественного сектора, которые стали постепенно «разбавлять» кадры, подготовленные еще комсомолом. Это позволило общественному сектору опираться на знания и навыки специалистов, получивших опыт работы в государственном секторе, что существенно усилило его возможности к выполнению концептуальных разработок.

С начала нового тысячелетия концептуальная работа молодежных объединений начала приобретать черты системности и стала значительно более скоординированной. Инициаторами и основными движителями этого процесса явились, прежде всего, наиболее крупные молодежные общероссийские общественные объединение и их лидеры, которые в наибольшей степени ощущали бессистемность и стратегическую неопределенность осуществляемой молодежной политики и испытывали на себе негативные стороны такого положения. Среди них выделилась группа представителей молодежных организаций, входящих в состав Нацсовета России, которая пришла к выводу о необходимости стратегического осмысления ситуации в сфере молодежной политики для повышения эффективности своей деятельности и начала заниматься этой работой достаточно активно и в режиме регулярных взаимных консультаций. В эту группу вошли лидеры самого Национального совета молодежных и детских объединений России, а также руководители Российской ассоциации профсоюзных организаций студентов вузов (РАПОС), Российского союза молодежи (РСМ), Союза МЖК (молодежных жилищных комплексов) России и ДИМСИ (Детские и молодежные социальные инициативы). Взгляды этих объединений нашли свое отражение в документах первого гражданского форума и в решениях ряда круглых столов, организованных этими объединениями.

Нужно отметить, что первый в истории страны Гражданский форум стал мощным катализатором стратегического мышления молодежного общественного сектора. Он начал работу 21 ноября 2001 года в Москве с пленарного заседания в Государственном кремлевском дворце, в котором принял участие Президент России. Сегодня это событие уже начинает стираться из памяти, тем более что надежды превратить форум в площадку для регулярного общения власти и представителей гражданского общества так и не осуществились, а большинство прозвучавших инициатив, получив формальное одобрение, далее были спущены чиновниками «на тормозах».

Тем не менее, Гражданский форум сыграл свою без преувеличения огромную роль – он показал, что при наличии политической воли конструктивный диалог власти и гражданского общества не только возможен, но и чрезвычайно продуктивен. Кроме того, в ходе работы проблемных дискуссий и круглых столов удалось сформулировать и довести до соответствующих органов власти видение проблем и позиции гражданских организаций по направлениям их деятельности. Так, именно при подготовке молодежной секции Форума были сформулированы подходы к реализации молодежной политики, которые задали тот вектор ее осмысления, который далее нашел воплощение и в практической работе молодежных общественных объединений, и в содержании документов, подготовленных ими для РГ Госсовета России.

В принятой резолюции участники обсуждения сделали очень важный вывод о том, что «осуществляемая в настоящее время государственная молодежная политика (ГМП) недостаточно эффективна и не отвечает потребностям общества». Тем самым общественные структуры высказали серьезную тревогу и неудовлетворенность деятельностью государства в молодежной сфере, и был подан сигнал для внесения в нее существенных корректив.

И хотя прозвучавшая озабоченность так и не нашла должного понимания в органах управления ГМП, а у молодежных объединений после Форума не хватило воли и ресурса для организации практической работы по ее дальнейшему развитию, с появлением этого документа был существенно изменен вектор самопозиционирования молодежных объединений в молодежной политике. В ходе Форума они впервые заняли консолидированную позицию, отличную от позиции профильных государственных органов, и начали осознавать себя в качестве самостоятельного субъекта со своими специфическими интересами.

До Форума ведущие общероссийские молодежные объединения и государственный орган, осуществлявший молодежную политику на федеральном уровне, выступали как единый субъект, который выражал, прежде всего, интересы молодежи и пытался отстаивать их перед «взрослыми» секторами государства и общества. Это была общая и достаточно хорошо скоординированная борьба за свою «молодежную» долю государственных ресурсов, в которой указанные и государственные, и общественные структуры доступными им методами работали на общую задачу. Во многом это было воспроизведение в новых условиях форм деятельности, присущих ВЛКСМ, когда общественное и государственное было практически неразличимо и к тому же крепко сцементировано коммунистической идеологией и партийным контролем.

В то же время именно такие формы взаимодействия государственных и общественных структур, работавших в молодежной сфере в начальный период формирования новой российской государственности, видимо, были единственно верными и наиболее продуктивными. Только так можно было смягчить для молодежи жесткие проблемы переходного периода и заставить хоть в какой-то степени обратить на молодежную проблематику внимание государства и общества. Однако такой подход принес и существенные изъяны, причем в деятельности как государственного, так и общественного секторов, участвующих в реализации молодежной политики.

Действуя в парадигме защиты интересов молодежи, государственные структуры не обращали должного внимания на концептуальную разработку и формулирование специфических интересов общества и государства относительно молодежи, которые должны реализовываться через соответствующую государственную молодежную политику. Это привело к отсутствию разработок, артикулирующих государственный интерес к вложениям средств в молодежную проблематику, и существенным образом размыло мотивации государства. Остались без должного ответа вопросы, что приобретает общество от вложений в молодежь и что оно теряет при отсутствии таких вложений. Не была вразумительно обоснована и необходимость повышения приоритетности ГМП во внутренней политике государства. Идея социальной защиты молодежи как наиболее незащищенной социально-демографической группы, которая была актуальной в начале рыночных реформ и подтверждалась данными социологических исследований, уже к середине 1990-х годов себя практически исчерпала. Оказалось, что молодежь значительно быстрее взрослых адаптируется к новым условиям и нуждается уже не столько в поддержке, сколько в создании условий для самореализации, в формировании и поддержке общественно приемлемых образцов успешности. Продолжавшийся же в практике работы госструктур упор на поддержку начинал активно продуцировать в молодежной среде неоправданные патерналистские установки. Отсутствие заданных общественно приемлемых образцов успешности привело к их стихийному формированию на основе «диких» примеров того периода.

Кроме того, «социо-защитная» ориентация профильных госструктур, отсутствие разработанных общественно значимых мотиваций в молодежной политике привели к формированию упрощенных «естественных» мотиваций у власти и общества, когда молодежь воспринимается как проблема, а ресурсы, выделяемые на молодежную политику, как потери, которые необходимо минимизировать, т. е. направлять только в том случае, когда проблема начинает видимым образом влиять на социальное самочувствие общества.

Именно такой подход остается сегодня доминирующим и у государства, и у общества, и именно на слом такого подхода прежде всего и была ориентирована работа РГ Госсовета России. В формулировании новых подходов к молодежной политике есть основная новизна и ценность разработанного Рабочей группой проекта доктрины ГМП, где обосновывается подход к молодежи как к важнейшему инновационному ресурсу развития общества и государства, без максимизации использования которого невозможно обеспечить необходимую конкурентоспособность страны и ее безопасность.

Слияние организованного общественного сектора с государственным привело к существенному перекосу и в формировании общественного сектора, который стал воспринимать себя неотделимым от интересов государства. А государство, как уже отмечалось, подходило и подходит к молодежи как к проблеме и готово воспринимать ее интересы только через призму зримых угроз с ее стороны[1]. Возможностей же отстаивать свои права в адекватных формах молодежные объединения в рамках занятой ими позиции были практически лишены.

Кроме того, такая позиция вызвала существенные трудности в выстраивании партнерских взаимоотношений с тем же государством, бизнесом, институтами гражданского общества, затруднения в привлечении ресурсов для деятельности из негосударственных источников. В свою очередь, у молодежи снизились мотивации участия в деятельности таких общественных структур, наметились тенденции ухода молодых людей в протестный или неформальный сектор. В конечном счете, сегодняшняя неспособность молодежных объединений противостоять разнообразным негативным явлениям в молодежной среде, формировать образцы для подражания, играть серьезную роль в процессе социализации молодежи, создании условий для самореализации и социального развития молодых людей есть та цена, которую приходится платить за излишнюю комфортность и непротиворечивость отношений с государством.

Тем не менее, сформулированный в рамках Гражданского форума тезис о необходимости создания «постоянно действующего института независимой гражданской экспертизы» получил свое дальнейшее развитие в совместной деятельности крупнейших общественных объединений и был в течение года доведен до стадии готового проекта. В развитие этого тезиса принята специальная Резолюция круглого стола «Молодежь и гражданское общество» от 28.03.2002 г., которая определяла направления дальнейшей работы по созданию общественной экспертизы.

В Резолюции отмечалось, что «в настоящее время назрела насущная необходимость повышения эффективности молодежной политики, поиска и внедрения современных форм, методов и технологий ее реализации. Решение этой проблемы в условиях ограниченных ресурсов требует повышения качества анализа и отбора наиболее продуктивных социальных технологий для их массового распространения. Такие задачи традиционно решаются посредством организации системной экспертной деятельности.

Сегодня экспертная деятельность государства в сфере молодежной политики, несмотря на значительное число разнообразных советов и комиссий, заявляющих эту функцию в качестве своего предмета, организована неэффективно. Возможности учета мнения лидеров молодежных объединений в процессе подготовки и проведения заседаний таких советов и комиссий крайне ограничены как рамками существующих процедур, так и задачами, решаемыми при рассмотрении ставящихся там вопросов. В рамках действующих в настоящее время консультативных органов не удается в должной мере учесть объективные противоречия во взглядах государства и общества на одни и те же проблемы. Перечисленные выше обстоятельства настоятельно требуют от общественных структур поиска более эффективных технологий формирования своего консолидированного мнения и форм его выражения.

Предлагалось предпринять шаги по формированию постоянно действующей экспертной площадки, в рамках которой от имени гражданского общества можно было бы проводить экспертизу государственных программ и предложений, рождающихся в самом гражданском обществе.

Эта система экспертизы не намерена подменять или противопоставлять себя экспертной деятельности государства, но она должна адекватно отражать точку зрения молодежного сообщества на проблемы и решения, так или иначе затрагивающие интересы молодежи.

Предметом для общественной экспертизы могут быть разнообразные документы федерального и регионального уровня или их проекты, которые затрагивают (или способны затронуть) интересы молодежи и в реакции на которые заинтересовано молодежное сообщество. Это законы и подзаконные акты, программы, крупные проекты и мероприятия, инициативы государственных и негосударственных структур, материалы СМИ и интернет изданий.

Создание системы общественной экспертизы до сегодняшнего дня является актуальной задачей, необходимым условием повышения качества молодежной политики. Особенно важной она становится для качественной организации работы по выдаче президентских грантов молодежным объединениям. Думаем, что в решении этой задачи интересы молодежного сообщества целиком совпадают с интересами государственных органов, осуществляющих государственную молодежную политику, что создает новый предмет для тесного и плодотворного сотрудничества.

Когда Нацсовет России и входящие в него организации разрабатывали документы к Гражданскому форуму, свои отличные (а в чем-то зеркальные) от подходов упомянутых выше молодежных объединений, взгляды на молодежную политику сформулировал Союз молодежных организаций Российской Федерации (Союзмол РФ), который предложил изменить парадигму государственной молодежной политики, создав общественно-государственную организацию на базе «Союза молодежных организаций Российской Федерации».

Союзмол РФ считал, что «Изменить существующее положение дел, консолидировать усилия действующих молодежных организаций, структурно объединить молодежь на решение собственных проблем и проблем общества и государства, с учетом нашего менталитета, традиций, исходя из экономической ситуации на современном этапе и прогнозам демографического кризиса, реально возможно создав матричную систему управления молодежной политикой, состоящей из двух равнозначных блоков:

1).государственной системы управления

2).общественной системы (участие самой молодежи) через создание общественно-государственной организацию (ОГО) ‑ независимый орган федеральной молодежной (ювенальной) политики, сочетающий в себе, с одной стороны, деятельность государственных органов управления, с другой инициативу, самостоятельность и практику работы общественных объединений.

Предложенный Союзом молодежных организаций Российской Федерации подход с точки зрения других молодежных объединений означал возврат к временам ВЛКСМ, когда все вопросы, связанные с молодежью, решались в одной государственно-общественной организации, и не нашел у них поддержки.

Сегодня можно говорить и о том, что предпосылки для серьезного и достаточно резкого повышения эффективности ГМП в части создания и опробования практических технологий, применимых в новых экономических условиях, уже созданы.

Однако существенно отстает теоретическое осмысление происходящих в обществе процессов применительно к молодежной среде.

Сегодня категорически необходимо принятие современной Концепции ГМП. Концепция должна утверждаться Указом Президента России, так как в соответствии с Конституцией Российской Федерации определение основных направлений внутренней политики относится к полномочиям Президента России. Кроме того, Концепция ГМП непосредственно направлена на определение основных целей, задач, принципов, приоритетов политики относительно пятой части общества, а затрагивает эта политика интересы общества в целом. Поэтому любой другой статус Концепции представляется ущербным. Концепция должна предварять разработку рамочного федерального закона о государственной молодежной политике и корректировку ряда уже принятых законов.

Утверждение Концепции ГМП должно положить конец затянувшимся спорам о сути молодежной политики, исключить аморфные и часто взаимоисключающие ее трактовки, сориентировать государство и общество на ресурсное обеспечение этой сферы деятельности.

Концепция должна поднять планку ответственности всех субъектов власти за будущее страны и закрепить связь этого будущего с молодежной политикой.

Требует как можно более быстрого разрешения ситуация с управлением сферой государственной молодежной политики (ГМП) на федеральном уровне. Несоответствие сегодняшней системы управления требованиям обеспечения эффективной ГМП очевидно.

Необходимо сформировать такую систему управления ГМП, которая как минимум будет способна обеспечить эффективную межведомственную координацию всех отраслей, участвующих в реализации государственной молодежной политики. Представляется необходимым применительно к сегодняшней ситуации рассмотреть вопрос о целесообразности наличия в структуре Правительства Российской Федерации самостоятельного органа по молодежной политике, активизировать деятельность профильной Правительственной комиссии, для осуществления координации всех ветвей власти и федеральных округов воссоздать максимально компактный (до 20 человек) Совет по делам молодежи при Президенте России.

Одной из насущных задач сегодня является «инвентаризация» сложившейся ситуации с последующим выстраиванием приоритетов, формированием системы мотиваций, поиском новых партнеров способных содействовать повышению эффективности молодежной политики, привнесению в нее современных технологий управления.

В процессе инвентаризации необходимо решить две основные задачи:

·обеспечить сбор, систематизацию и анализ опыта последнего десятилетия для выявления наиболее эффективных технологий имеющихся в сфере молодежной политики;

·провести серию взаимосвязанных (в основном общероссийских) социологических исследований, объектами которых будут власть, бизнес, гражданское общество, выступающие как субъекты молодежной политики, а также среза проблем, взглядов, мотиваций самой молодежи (комбинируя при организации исследований методы опросов, фокус-групп, контент-анализа). Цель ‑ получение исходных материалов для последующего анализа и формирования базы отсчета результативности реализации новой Концепции. Кроме того, нужно исследовать влияние на процесс социализации молодежи средств массовой информации (желательно на всех уровнях общественной организации) и попытаться учесть влияние на молодежь процессов виртуализации.

Итогом этой работы будет конкретизация проблемного поля. Исследовательская часть может быть оформлена в виде специального доклада о проблемах молодежной политики в Российской Федерации.

Попутным положительным эффектом от инвентаризации и работы над докладом будет стимулирование научных кругов на поиск решений в сфере молодежной политики.

Продолжая работу над совершенствованием законодательной и нормативной базы государственной молодежной политики (ГМП), нужно обратить особое внимание на создание условий для компенсации недостатков социального статуса молодого поколения, создание правовых механизмов, позволяющих молодежи реализовать гражданские права, закрепленные Конституцией Российской Федерации.

При совершенствовании законодательства важно учесть обширный опыт применения законов о молодежной политике в субъектах Российской Федерации, а также наработки органов местного самоуправления, которые ближе всех соприкасаются с реальными проблемами молодых граждан. Не менее важно, чтобы правовое поле в сфере молодежной политики не имело разрывов, что предполагает системную работу по приведению в соответствие нормативных актов о молодежи на федеральном уровне и в субъектах Федерации.

В настоящее время эффективность тех или иных сфер деятельности чаще всего оценивается экономическими показателями. Такой подход серьезно затрудняет оценку сфер деятельности, для которых отсутствуют приемлемые модели и методики расчета экономической эффективности, а выстраивание таких моделей сопряжено со значительными интеллектуальными, финансовыми, временными затратами. Молодежная проблематика относится именно к таким сферам, что существенно затрудняет обоснование объемов ее финансирования, а любые разговоры об инвестиционном характере вложений в молодежь наталкиваются на проблему расчетов отдачи от сделанных инвестиций. Разработка соответствующих моделей и методик для ГМП представляется чрезвычайно актуальной и неизбежной.

Качество проводимой государством молодежной политики является одним из основных и наглядных показателей качества правящей элиты, ибо деятельность в этой сфере направлена не столько на поддержание господства (власти) данной элиты, сколько на обеспечение динамичного развития страны в среднесрочный период. Это не эгоистическая работа на тактический и осязаемый результат, характерная для временщиков, а стратегическая работа на перспективу.

Можно утверждать, что ГМП достаточно точный показатель степени альтруизма элиты, т. е. степени ее заботы об интересах общества, а не о собственных и сиюминутных выгодах.

Проблемы модернизации общества нельзя решить без формирования молодой российской элиты, оказания ей помощи в овладении искусством демократии, искусством управления на уровне требований современного цивилизованного государства.

Лидеры молодежных объединений составляют главный потенциал вертикального обновления российской политической и административной элит. Целенаправленная работа федеральных структур с этой категорией молодых людей, направленная на отбор и подготовку наиболее способных из них для работы во властных структурах ‑ залог стабильного поступательного развития страны.

Не выпасть на обочину мировой цивилизации возможно только за счет организации подготовки таких молодых кадров, которые в состоянии адекватно использовать в своей деятельности новейшие глобальные идеи применительно к российским условиям.

Молодежную политику стоит рассматривать, прежде всего, как деятельность по созданию условий для формирования молодых кадров, способных найти адекватные ответы на внутренние, внешние и глобальные вызовы современности, умеющих эффективно и цивилизованно решать тактические и стратегические задачи, стоящие перед государством и обществом, которые смогут обеспечить требуемые темпы развития отечественной экономики и должный уровень конкурентоспособности России в мире.

Реализация так понимаемой молодежной политики создает ясные мотивации для участия в ее осуществлении российского бизнеса в качестве самостоятельного субъекта, что, в свою очередь, есть необходимое условие ее успешной реализации. По мере развития производства бизнес все больше нуждается в отвечающих современным требованиям кадрах во всех хозяйственных звеньях и тем самым обречен делать ставку на молодежный ресурс, а, следовательно, объективно заинтересован в стимулировании сильной молодежной политики в стране и эффективности инвестиций в эту сферу.

Особенно актуальна задача включения молодежи в процесс государственного управления. Без этого невозможно приобретение молодыми людьми практических навыков государственного управления и обеспечение органов государственной власти современными эффективными кадрами. Здесь нужно использовать все имеющиеся у государства возможности. Особенно эффективно эта задача может решаться через местное самоуправление.

Проблема эффективности инвестиций в молодежную сферу имеет сегодня ключевое значение. Простым увеличением вложений существенного прогресса в молодежной политике добиться нельзя. Прежде нужно четко сформулировать цели и определить критерии эффективности, затем отобрать или создать новые социальные технологии, способные в соответствии с заданными критериями решать поставленные задачи.

Необходимо активизировать работу по совершенствованию федеральной целевой Программы "Молодежь России". При этом первостепенное внимание следует обратить на углубление концептуальной основы Программы, уточнение ее объекта, главной цели, структуры, критериев эффективности.

При этом главная цель могла бы быть сформулирована как укрепление и дальнейшее формирование правовых, экономических и организационных условий для интенсификации гражданского становления и социальной самореализации молодежи как активного участника преобразований современного российского общества.

Назрела необходимость создания специальных математических моделей, обеспечивающих вариативное прогнозирование возможных результатов реализации Программы с целью выбора наиболее эффективных технологий достижения сформулированных целей.

ГМП в условиях ограниченных ресурсов должна постепенно отказываться от стремления охватить все стороны жизни молодежи и сосредоточиваться на ключевых направлениях: образование и профессиональная подготовка, занятость, решение жилищных проблем молодежи, гражданское и патриотической воспитание, предотвращение криминализации и борьба с злоупотреблением наркотическими средствами, содействие повышению субъектности молодежного сообщества.

Неспособность решить эти проблемы неизбежно ведет к маргинализации и выпадению молодого человека из общества.

К решению других задач молодежной политики необходимо активнее подключать на принципах государственного заказа негосударственные структуры и прежде всего молодежные объединения.

Крайне неблагоприятной остается в России демографическая ситуация. Продолжает сокращаться общая численность молодого поколения, ведущая к "старению” общества и, как следствие, нарастанию в нем консерватизма.

Смягчение воздействия неблагоприятных демографических процессов может быть достигнуто путем:

‑ координации государственных и общественных инициатив в области развития здорового образа жизни молодежи;

‑ организации скоординированной по уровням и ресурсам социально-медицинской деятельности по профилактике и лечению опасных заболеваний, угрожающих жизни и трудоспособности молодежи;

‑ формирования и развития системы стимулирования рождаемости, стержнем которой остается разворачивание жилищного строительства для молодых семей как на принципах долгосрочного субсидирования и кредитования, увязанных с количеством детей в семье, так и развития системы муниципального найма, обеспечивающего повышение мобильности молодых семей;

‑ развития публичной экспертизы с позиций молодой семьи решений органов государственной власти, органов местного самоуправления, администраций предприятий и учреждений;

‑ планирования изменений в территориальном размещении производственных мощностей и учреждений образования, с учетом обозначившихся миграционных потоков молодежи.

В целом остается не решенной проблема обеспечения молодежи жильем, которая непосредственно связана не только с депопуляцией населения страны, но и с деградацией института семьи, здоровьем детей и молодежи, возможностями профилактики девиантного поведения, возможностью участия молодых в территориальном самоуправлении и получения ими управленческих навыков. Нерешенность жилищной проблемы молодых граждан прямо снижает потенциал общества и качество его человеческого капитала.

Необходимо всячески поддерживать любые конструктивные инициативы, направленные на решение этой проблемы, как государственные, так и общественные.

Нужно активизировать работу по следующим направлениям:

‑ обеспечению доступности высшего и среднего специального образования, продолжению реформы в области образования;

‑ созданию сети служб, способствующих эффективной профессиональной ориентации;

‑ налаживанию системы субсидирования и кредитования, возвратных ссуд и других экономических стимулов, обеспечивающих становление молодой семьи, приобретение жилья и решение других вопросов жизни молодежи;

‑ поддержке молодежных инициатив во всех сферах жизни общества, включая политическую;

‑ развитию государственной и негосударственной систем поддержки молодых дарований.

‑ созданию условий для активизации деятельности молодежных объединений в международном молодежном движении.

 

Очень важно усилить внимание к вопросам гражданского и патриотического воспитания. Найти современные формы и технологии, основанные на осмыслении имеющегося опыта применительно к сегодняшним условиям. В конкретной деятельности необходимо переориентироваться от сложившейся со времен СССР практики превалирования в этой сфере военно-патриотических методов и поставить во главу угла воспитание гражданина, а не воина. Искать образцы для подражания необходимо не только в победах советского периода, но и в успехах сегодняшней России. Эта сфера сегодня является одной из ключевых и в то же время наиболее сложных, ибо опирается на шаткий фундамент десятилетия тяжелейших и не безошибочных реформ. Однако недоработки в гражданско-патриотическом воспитании прямо ведут к ослаблению государственности, образованию и активизации организаций националистического и профашистского толка.

Необходимо активнее содействовать проявлениям общественной активности, выражающим интересы молодежи и совпадающим с целями государственной политики. Нужно совершенствовать формы и методы поддержки негосударственных структур, берущих на себя часть заботы о молодежи, увеличивать объемы такой поддержки.

Следует активизировать оказание системной поддержки становлению и развитию молодежных общественных объединений, которые являются основным партнером государства в выработке и осуществлении молодежной политики. Необходимо совместно с молодежными объединениями предпринять серию специальных шагов, направленных на повышение субъектности молодежного сообщества. Это необходимое условие повышения эффективности ГМП, достигаемое за счет повышения действенности основного партнера государства в этой сфере и постепенного переложения на его плечи части сегодняшних функций государства.

Насущно необходимо поддержать инициативу молодежных объединений по созданию системы общественной экспертизы в сфере молодежной политики, непосредственно направленную на повышение эффективности ГМП через повышение субъектности молодежного сообщества. Развитие экспертно-аналитической деятельности в сфере ГМП есть непременное условие осознания молодежным сообществом общности своих проблем, это форма неформального (вне организационного) объединения действий молодежных структур, основанная на общности оценок происходящих событий, на единстве смыслового поля, это мощный стимул развития гражданского самосознания молодежи, механизм возвращения науки в сферу ГМП, способ привлечения к молодежной сфере внимания СМИ.

Необходимо тщательно и неуклонно создавать условия и возможности для равноправного диалога государства и представителей молодежи как значимого элемента гражданского общества. Нужно совершенствовать систему консультативных органов, создавая на всех уровнях власти площадки для обмена мнениями с молодежью, вовлекая лидеров молодежных объединений в процесс обсуждения и выработки управленческих решений.

Нужно спланировать и осуществить целенаправленную работу по повышению авторитета органов государственной власти в молодежной среде.

Целесообразно сделать традиционными прямые диалоги первых руководителей страны с представителями молодежи, приурочив их Дню молодежи и (или) ко Дню Конституции. Это даст возможность сократить отрыв власти от молодежи и создаст дополнительные возможности для того, чтобы направить ее потенциал в конструктивное русло.

Образцом успешности и ориентиром поведения для основной массы молодежи остается студенчество. Необходимо совершенствовать формы вовлечения студенческих организаций и студентов в процесс выработки и обоснования концептуальных направлений ГМП, формирования профильных федеральной и региональных программ, в процесс принятия государственных решений.

Необходима целенаправленная поддержка студенческих общественных объединений, студенческих профсоюзных организаций, студенческих советов, которые формируют у будущих специалистов необходимые практические навыки взаимодействия с общественностью, служат каналом включение студенчества в процессы самоуправления и совершенствования социальной среды, формируют лидерские качества.

Нужно совершенствовать меры по поддержке движения студенческих строительных отрядов, которые являются мощнейшим инструментом социализации.

Крайне важно продолжить поиск технологий трудоустройства выпускников вузов, в рамках которых могли бы быть максимально востребованы приобретенные молодыми специалистами знания и умения. В то же время нужно совершенствовать имеющиеся и искать новые технологии профориентации, чтобы максимально снизить для молодых людей вероятность ошибок при выборе будущей профессии.

Необходимо реализовать комплекс мер по поддержке молодежного добровольчества (волонтерской деятельности), направленных на повышение молодежной общественной активности, активизацию участия молодежи в жизни и делах общества, формирование у нее гражданской ответственности и активной жизненной позиции.

Содействие в создании благоприятных условий участия молодежи в добровольческой деятельности должно основываться на поддержке создания молодежных добровольческих центров, разработки молодежных добровольческих программ в школах, вузах, по месту жительства; информировании о добровольческих программах молодежных объединений организаций, работающих в молодежной сфере; формировании системы стимулов и поощрений, направленных на повышение мотиваций молодежи к участию в волонтерских программах, расширении освещения их деятельности через СМИ.

Эффективная работа с детьми и молодежью по месту жительства ‑ самый действенный механизм профилактики правонарушений, борьбы с наркоманией. Это одна из важнейших задач региональных и муниципальных органов по делам молодежи.

Сегодняшняя молодежь ‑ наиболее демократически ориентированный и в то же время пока очень пассивный электорат, хотя это почти пятая часть всех избирателей. Нужно настойчиво и планомерно создавать условия, чтобы молодые люди не оставались безучастными к своему будущему, чтобы они хотели и могли сделать осознанный выбор. Стоит задуматься о создании специальных механизмов представления интересов молодежи во всех ветвях и уровнях власти. Молодежь должна знать своих представителей в государственных структурах и иметь возможность регулярных контактов с ними.

Существует насущная необходимость разработки и внедрения новых социальных технологий в сфере ГМП, которые бы впитали, адаптировали и приняли на вооружение наработки коммерческого сектора. С одной стороны, это повысит эффективность ГМП за счет использования современных достижений управленческой науки, гуманитарных технологий, с другой стороны, позволит молодежному и бизнес-сообществам разговаривать на одном языке, стимулирует сближение этих секторов и усилит мотивации бизнеса для инвестирования в молодежную сферу.

Сегодня крайне важно осознание необходимости срочных скоординированных действий всех сегментов «взрослого» общества относительно его молодой части, направленных на формирование такой системы их взаимоотношений, которая соответствовала бы новым вызовам, стоящим перед страной. Основные сложности выработки такой системы кроются, как представляется, в отсутствии четких и понятных стратегических ориентиров дальнейшего развития страны, продолжающемся переделе собственности, что воспроизводит условия для продолжения политики использования молодежи «втемную» для достижения целей разнообразных «взрослых» элитных групп. В такой политике неизбежно главенствует сиюминутный клановый интерес и говорить о какой-либо системности и устремленности в будущее затруднительно.

В то же время сегодня готовность «взрослых» сегментов общества к пересмотру своих взаимоотношений с молодежью несколько возросли. Это связано с обострением потребности в новых кадрах, как в бизнесе, так и в сфере государственного и муниципального управления. Таким образом, можно говорить о росте внутренней мотивации власти, бизнеса и общества в целом к неким действиям в сфере молодежной политики. Однако эта готовность к действиям не обязательно есть готовность к позитивным действиям. Остается соблазн принятия простых решений: запретить, не допускать, ограничить, ужесточить и т. д. То есть опасность направления усилий властей в русло простых решений и имитации деятельности посредством громких, но бессодержательных акций чрезвычайно велика. А низкая квалификация и высокая коррумпированность чиновников создают условия именно для простых решений и имитаций.

В этой ситуации шаги по вербализации мотиваций и отделению реальной позитивной деятельности от имитационной становятся чрезвычайно важными. Эта задача уже осознана молодежным сообществом, однако для ее решения предстоит проделать серьезную исследовательскую и аналитическую работу, чтобы при выработке конкретных мер (программ, проектов, технологий) опираться на твердый фундамент фактов.

В настоящее время любые экспертные оценки текущего состояния сферы молодежной политики (какого бы высокого уровня ни были эксперты) основываются на весьма скудном и разрозненном фактологическом материале. Социологические исследования в сфере молодежной политики бессистемны и фрагментарны. Исследуется лишь молодая часть общества с целью выявить ее запросы и спрогнозировать поведение (прежде всего в политической сфере и частично в экономической). Никаких серьезных исследований власти, бизнеса, институтов гражданского общества как субъектов молодежной политики не проводилось…

Особую остроту приобретает задача повышения продуктивности взаимодействия всех субъектов молодежной политики и прежде всего молодежного сообщества и государства. Главным направлением здесь видится выработка скоординированной системы мер, направленных на повышение субъектности молодежного сообщества, т. е. его возможностей самостоятельно анализировать и формулировать свои интересы, предлагать их органам власти всех уровней и отстаивать (в том числе и политическими методами). Центральное место в решении этой задачи принадлежит со стороны государства федеральным и региональным органам по делам молодежи, а со стороны молодежного сообщества – Национальному совету молодежных и детских объединений России и ведущим общероссийским молодежным объединениям.

Системное, последовательное стимулирование процессов самоорганизации в молодежной среде под четко сформулированные стратегические задачи и по понятным правилам позволит достаточно быстро (по имеющимся оценкам за пять лет) вовлечь в сферу деятельности только крупнейших молодежных объединений в два – четыре раза больше молодых людей и тем самым качественно изменить молодежную среду и возможности организованного сектора влиять на различные процессы в этой среде».

Проведенный анализ показал, что в течение последнего десятилетия молодежная политика как была, так и остается на периферии интересов государства и общества и развивалась скорее спонтанно и инициативно, чем целенаправленно, негативные явления в молодежной среде продолжают накапливаться и начинают оказывать все более заметное отрицательное влияние на качество трудовых ресурсов, снижают конкурентный потенциал страны. Требуется переосмысление роли и места ГМП во внутренней политике государства, перестройка системы управления, целенаправленный отбор оправдавших себя и поиск новых решений направленных на повышение эффективности ГМП и существенное (в 10‑20 раз) повышение объемов финансирования под эти решения. Назрела необходимость разграничения полномочий органов управления по организационно-правовым подходам к реализации ГМП как межотраслевой сферы, с одной стороны, и как отрасли, имеющей свои институты, организационно-финансовые механизмы, систему соподчиненности, собственные кадровое, информационное, научно-методическое обеспечение, стандарты деятельности.

Таким образом, несмотря на серьезную и объемную работу, проделанную с момента начала рыночных реформ и осуществляемую в сфере молодежной политики в настоящее время, необходимо внесение в процессы выработки и осуществления ГМП качественных изменений. Программа таких качественных изменений должна быть сформулирована в проекте нового концептуального документа государственной молодежной политики Российской Федерации.

 

1.2. Анализ опыта молодежной политики в наиболее конкурентоспособных зарубежных странах, а также странах, входящих в БРИК

Европейский Союз (ЕС)

Германия (дата вступления в ЕС – 1957 г.)

Социально-демографическая группа ‑ 14‑27 лет

Молодых людей в Германии (по данным на 2011 год):
13 010994 (15,9% от общей численности населения).

Периодичность национального доклада о молодежной политике – один раз в четыре года.

Финансирование молодежной политики

Бюджет детской и молодежной политики на федеральном уровне в 2013 г. составляет 368710 тыс. евро, в 2012 г. – 332 087 тыс., в 2011 г. – 283973тыс.

Бюджет Федерального плана для детей и молодежи в 2013 г. составляет 148091 тыс. евро, в 2012 г. – 147931 тыс. евро, в 2011 г. – 149817 тыс. евро.

Затраты федерального бюджета на одного молодого человека в 2011 г. составили 33,34 евро.

Региональный уровень финансирования ‑ около 85% государственного финансирования детской и молодежной политики исходят от региональных и местных органов государственной власти, и зависит от доходов региона (разница между регионами в финансировании молодежных программ может быть в 4 раза).

 

Законодательство, регулирующее молодежную политику не имеет специального закона о молодежи и молодежной политике; данная сфера регулируется федеральным и локальным законодательством, например: Гражданским и Уголовным кодексами, законом «О федеральной социальной поддержке» и т.д.

 

Структура органов по делам молодежи

Федеральное министерство по делам семьи, пожилых людей, женщин и молодежиобладает «рамочными» компетенциями в отношении молодежной политики. Министерство принимает участие в развитии и осуществлении Европейских молодежных программ и поручает экспертам изучать ситуацию в молодежной сфере в Германии и поддерживает соответствующие исследовательские проекты. Раз в четыре года в Федеральное правительство представляет Отчёт о положении молодёжи. В 16 федеральных землях в качестве высшего органа по делам молодёжи также работают министерства по делам молодёжи.

Федеральное правительство понимает молодежную политику как ответственность общества в целом. В этом контексте Федеральное правительство определяет детскую и молодежную политику как:

1.Государственную политику, осуществляемую Федеральным министерством по делам семьи, пожилых граждан, женщин и молодежи. Министерство отвечает за основные государственные программы по молодежной политике, а также вопросы, затрагивающие молодежь, в политиках, являющихся компетенцией других федеральных министерств.

2.Межведомственную ответственность среди всех федеральных министерств, чья политика, прямо или косвенно, затрагивает интересы молодежи. Эти области включают: образование, рынок труда, социальная политика, здравоохранение, юстиция, внутренняя, региональная и городская политика.

 

Федеральный консультативный комитет по делам молодежи – экспертная группа, которая советует федеральному правительству в отношении вопросов, касающихся молодежи. Комитет состоит из 15 экспертов из различных секторов – политического, правительственного, академического и молодежных организаций.

Германский национальный комитет по международной работе с молодежью (ГМК) представляет интересы немецкой молодежи на международном уровне и является полноправным членом Европейского молодежного форума. ГМК не занимается внутренней молодежной политикой и двусторонними международными отношениями, которые находятся в ведении составляющих его организаций. ГМК состоит из трех организаций:

1. Совет политической молодежи.

В совете политической молодежи представлены политические молодежные организации, непосредственно связанные с представленными в бундестаге партиями или включенные в структуры партий.

2. Объединение спортивной молодежи

3. Федеральный Совет молодежи Германии (Deutscher Bundesjugendring, DBJR) объединяет 26 молодежных организации, 16 региональных молодежных совета и 5 аффилированных организаций (аффилированные организации имеют совещательное право голоса) и фактически является национальным молодежным советом Германии.

Федеральный Совет молодежи Германии принимает участие в комиссиях и рабочих группах, делает заявления по законодательству и Национальным докладам по молодежи, учреждает общественные должности по определенным темам, касающимся работы с молодежью и молодежной политике, а также публикует ежеквартально журнал «Jugendpolitik» («Молодежная политика»). Параллельно со встречами комитета и рабочих групп, Федеральный Совет молодежи Германии проводит работу по повышению информированности среди организаций-членов.

Существуют 16 региональных молодежных советов(Landesjugendringe). Эти региональные молодежные советы являются ассоциациями молодежных организаций, работающие активно на региональном уровне. Они образованы из независимых молодежных ассоциаций с общим количеством членов более 5 миллионов человек, чья деятельность доступна для 70% всех детей и подростков. Все, относящиеся к молодежи организации, представлены здесь: духовные организации, ассоциации торговых союзов, направленные на осуществление гуманитарной или социальной деятельности, экологические, обучающие традициям.

Существует также большое число местных молодежных советов(Kreis-/Stadtjugendringe). Местные молодежные советы являются самоорганизованными объединениями местных молодежных ассоциаций, организаций и инициатив. Их цель состоит в представлении интересов детей и подростков перед широкой общественностью, политиками и административными структурами, для того, чтобы сформировать и финансировать общую работу с молодежью и от имени детей и подростков отстаивать социально-политические требования и решать вопросы, касающиеся молодежи.

Основные негосударственные агенты

Гораздо больше, чем половину всех учреждений и мероприятий по оказанию помощи молодёжи организуют негосударственные объединения: от действующих во всей Германии молодёжных организаций, благотворительных учреждений и церквей до союзов, организаций, юридических объединений и групп самопомощи, работающих лишь в одной земле, одном городе или городском районе.

Испания (1986)

Социально-демографическая группа – 14‑30 лет.

Молодых людей в Испании (по данным на 2011 год):
7884675 (17% от общей численности населения).

Периодичность национального доклада о молодежной политике – один раз в четыре года.

 

Законодательство, регулирующее молодежную политику не имеет специального закона о молодежи и молодежной политике и регулируется национальным конституционным и локальным законодательством автономий в таких сферах как профессиональная подготовка, занятость, здравоохранение, жилье, образование, окружающая среда, культура, спорт, туризм и отдых, ассоциации, волонтерство и т.п.

С 2002 г. в Испании проводится работа по гармонизации законодательства автономий по вопросам молодежной политики.

 

Структура органов по делам молодежи

В Испании действует Межведомственная комиссия по делам молодежи, созданная в ноябре 2008 г. как отдельный орган для поддержки молодежных программ Национальной государственной администрации в структуре Министерства равных возможностей, которую в настоящий момент возглавляет Министр здравоохранения, социальных вопросов и равных возможностей. Комиссия состоит из высших представителей каждого министерства и президента Национального молодежного совета Испании.

Национальный молодежный совет Испании (CJE) – это платформа для молодежных организаций, созданная законом от 1983 г. и сформированная молодежными советами автономных сообществ и национальными молодежными организациями. Содействие участию молодежи в политической, социальной, экономической и культурной жизни Испании и в международных связях является основной задачей CJE. В настоящий момент членами организации являются 76 молодежных организаций и молодежных советов.

Испанский институт молодежи (ИИМ) играет роль своего рода проводника информации для регионов в Межтерриториальном молодежном совете, который собирает начальников управлений по делам молодежи со всех регионов. В январе 2010 г. автономные сообщества были проинформированы о новой Молодежной стратегии ЕС и тех последствиях, которые она может иметь для реализации молодежной политики в регионах.

На региональном уровне ИИМ и автономные сообщества ежегодно подписывают соглашения для содействия равных возможностей молодежи начиная с 19990-х годов, исполнение которых лежит в сфере компетенции автономных сообществ, которые разрабатывают проекты по тем тематикам, которые считаются для региона приоритетными.

 

Особенностью Испании в области молодежной политики является то, что программы работы с молодежью, направленные на вхождение молодежи на рынок труда, за последние 20 лет привели к тому, что количество молодых людей, живущих исключительно за счет собственного дохода, в настоящий момент является самым высоким за весь демократический период, что кажется парадоксальным в текущей ситуации высокой безработицы среди испанской молодежи. Доходы действительно невысоки, но важность высокого показателя автономности молодых людей нельзя переоценить – ведь именно этот аспект является одной из основных целей любой молодежной политики.

Кроме того, экономический кризис и сложность поиска работы привели к тому, что больше и больше людей продолжают свое образование в высших учебных заведениях, зачастую совмещая учебу с работой непостоянного характера на неполный рабочий день.

Литва (2004)

Социально-демографическая группа – 14‑29 лет.

 

Законодательство, регулирующее молодежную политику опирается на специальный Закон «Об основах молодежной политики», принятый в 2003 г.

Закон дает определения основных понятий и принципов молодежной политики в Литве:

Молодежная инициатива – молодежная деятельность, направленная на удовлетворение потребностей молодежи.

Молодежная организация – зарегистрированная в установленном законами и иными правовыми актами порядке ассоциация:

1) в которой не менее чем 2/3 членов составляют молодые люди и (или)

2) в состав которой входят не менее чем 2/3 ассоциаций, не менее чем 2/3 членов каждой из которых составляют молодые люди.

Молодежная политика – целеустремленная деятельность, направленная на решение проблем молодежи и создание благоприятных условий для становления личности молодого человека и для его интеграции в общественную жизнь, а также деятельность, направленная на достижение понимания и толерантности в отношении молодых людей со стороны общественности и отдельных ее групп.

 

Основные принципы молодежной политики в Литве

1.Паритета – равное представительство государственных органов и учреждений, а также органов и учреждений самоуправлений и молодежных организаций;

2.Субсидиарности – принятие связанных с молодежью решений на том уровне, на котором они являются наиболее эффективными;

3.Межведомственного координирования – взаимное общение и сотрудничество государственных органов и учреждений, а также органов и учреждений самоуправлений при решении связанных с молодежью вопросов;

4.Участия – решение связанных с молодежью вопросов при участии молодежи и согласовании с молодежью или представителями молодежных организаций;

5.Информирования – предоставление государственными органами и учреждениями, а также органами и учреждениями самоуправлений и молодежными организациями информации для молодежи по актуальным для нее вопросам в приемлемой и доступной форме;

6.Самостоятельности – самостоятельный выбор молодежью сферы деятельности, формирование ее целей, активное участие в ней и ответственность за реализацию целей;

7.Добровольности – участие молодежи в выбранной сфере молодежной деятельности по собственному желанию и без принуждения с чьей-либо стороны;

8.Самоуправления – определение молодежью в своей деятельности способов, формы, ответственности и оценки реализации целей этой деятельности;

9.Общения и сотрудничества – общение и сотрудничество молодежных организаций Литвы с литовскими и зарубежными молодежными организациями, государственными органами и учреждениями, а также органами и учреждениями самоуправлений, другими физическими и юридическими лицами.

 

Структура органов по делам молодежи

Министерство социальной безопасности и труда:

1.Департамент финансовой поддержки, детей и молодежи

2.Департамент по делам молодежи

Основными задачами Департамента по делам молодежи являются: подготовка и реализация государственных программ по молодежной политике, анализ положения молодежи и молодежных организаций в Литве, координация деятельности национальных и муниципальных институтов и агентств в области молодежной политики, реализация других мероприятий, связанных с молодежью и молодежными организациями.

 

Совет по делам молодежи является консультативным органом Директора Департамента по делам молодежи и состоит из: 6 представителей, назначенных государственными институтами, включая представителей министерства социальной безопасности и труда, министерства культуры, министерства внутренних дел, министерства образования и науки, министерства юстиции и аппарата правительства. Как правило, в Совете председательствует представитель министерства социальной безопасности и труда.

 

Парламентская комиссия по делам молодежи и спорта занимается формулированием и реализацией молодежной политики в целом и политики в области спорт в частности.

На муниципальном уровне также действуют муниципальные советы по делам молодежи, состоящие на паритетной основе из представителей местной администрации и молодых людей, которые не обязательно должны быть членами какой-то организации. Муниципальные советы по делам молодежи являются консультативными структурами, их долгосрочной целью является обеспечение участия молодежи в процессе принятия решений. На настоящий момент такие муниципальные советы существуют в 46 муниципалитетах (из 60).

 

Начиная с 2003 г., во всех муниципалитетах появилась должность координатора по молодежной политике, которая финансируется из национального бюджета.

 

Основной представитель негосударственного молодежного сектораНациональный молодежный совет Литвы (LiJOT), который является независимым союзом молодежных неправительственных организаций и региональных союзов молодежных организаций. На настоящий момент LiJOT состоит из 59 национальных и региональных молодежных неправительственных организаций.

Существуют также региональные молодежные советы в муниципалитетах. Советы чаще всего носят название «круглый стол» и являются ассоциациями молодежных организаций на муниципальном уровне. В настоящий момент такие «круглые столы» действуют в 18 регионах (из 60), 10 из них являются членскими организациями LiJOT.

 

Финляндия (1995)

Социально-демографическая группа – 14‑29 лет.

Молодых людей в Финляндии (по данным на 2012 год):
1 млн. человек (18, 6% от общей численности населения).

 

Правительство Финляндии каждые четыре года принимает программу развития, направленную на обеспечение межотраслевого взаимодействия в области молодежной политики. Программа готовится Министерством образования и культуры в сотрудничестве с другими министерствами и содержит приоритеты молодежной политики на следующие четыре года.

 

Финансирование молодежной политики

В 2012 г. государственный бюджет выделил 72 млн. евро на работу с молодежью. Государственные субсидии на работу с молодежью на муниципальном уровне из государственного бюджета в 2012 г. составили 8 млн. евро. В дополнение к этому, Министерство образования и культуры оказывает различного рода финансовую помощь для реализации проектов по работе с молодежью на муниципальном уровне. Кроме того, большая доля финансирования молодежной работы на местном уровне приходится на муниципальный бюджет – около 85%.

Финансирование молодежных организаций происходит в двух направлениях: общие гранты и специальные гранты. Общие гранты идут на административные расходы и текущую деятельность, в то время как специальные гранты направлены на поддержку определенных проектов.

Для того, чтобы получить финансирование, организация должна предоставить информацию о своей деятельности, доказав, что она имеет не менее 1 тыс. членов и что не менее 2/3 из них – в возрасте до 29 лет. Для этого все организации обязаны вести учет членов. Из данного правила могут быть исключения в случае, если организация работает с меньшинствами или занимается деятельностью, которая имеет значение на национальном уровне.

 

Законодательство, регулирующее молодежную политику

Законодательство в области молодежной работы впервые было принято в Финляндии в 1972 г. – Акт о молодежи. Законодательство пересматривается каждые десять лет (1986, 1995 и 2006). Акт о молодежи определяет задачи и ценности молодежной работы и молодежной политики. Целью Акта является поддержка развития и независимости молодых людей, продвижение активной гражданской позиции, предоставление возможностей для молодых людей и улучшение их развития.

 

Структура органов по делам молодежи

Министерством, ответственным за молодежную политику, является Министерство образования и культуры. Внутри министерства, молодежная работа и молодежная политика являются сферой ответственности Министра культуры и спорта.

Другие национальные структуры, напрямую вовлеченные в осуществление молодежной политики:

Экспертными органами, оказывающими поддержку Министерству образования и культуры в молодежной сфере, являются Государственный консультативный совет по делам молодежи и Комитет по субсидиям для молодежных организаций. Первый фокусируется на молодежной политике, в то время как второй содействует активному гражданскому участию молодежи, распределяя государственные субсидии национальным молодежным организациям.

 

Финский центр международной мобильности (ЦММ) является экспертной и сервисной организацией, подчиняющейся Министерству образования. Он координирует и управляет стипендиальными программами и программами обменов. Также ЦММ отвечает за реализацию практических всех образовательных, культурных и молодежных программ Европейского союза.

 

В Парламентскую комиссию по делам молодежи входят представители Комитета по образованию и культуре финского Парламента, которые занимаются вопросами, связанными с образованием, обучением, профессиональной подготовкой, наукой, искусством, деятельностью в области культуры, спортом, молодежной работой, авторскими правами и финансовой помощью студентам. Работа, которую осуществляет комитет, является очень важной, поскольку почти все решения Парламента базируются на отчетах комитета.

 

Финляндия делится на 19 областей и является самой децентрализованной страной в Европейском союзе. Муниципалитеты имеют собственные местные правительства с очень широкими полномочиями и достаточно независимую экономику с правом собирать налоги с местных жителей.

Молодежная работа и молодежная политика на региональном уровнеосуществляется областными государственными ведомствами под руководством Министерства образования и культуры. Их обязанности подразумевают работу по следующим направлениям: молодежная занятость, доходы, жилье, образование и профессиональная подготовка, здравоохранение и досуг. Они проводят региональный мониторинг, оценку и развитие условия роста и жизни молодых людей. Центры экономического развития, транспорта и окружающей среды активно взаимодействуют с местными властями.

Задачи работы с молодежью определяются Актом о молодежи, но реализация молодежной работы является задачей местных органов государственной власти, молодежных ассоциаций и других организаций, занимающихся молодежной работой. Муниципалитеты получают государственную субсидию от Министерства образования и культуры на осуществление молодежной работы.

Текущая Программа детской и молодежной политики предоставляет муниципалитетам руководство и модели для реализации программы. Кроме того, многие муниципалитеты также реализуют собственные программы в сфере молодежи.

 

Негосударственные структуры, работающие с молодежью

Национальный молодежный совет Финляндии – Альянсси – организация более чем со 100 членскими организациями, которая включает в себя практически все национальные молодежные, досуговые и политические организации, равно как и других партнеров, занимающихся молодежной работой.

Существует также несколько местных молодежных советов, основанных муниципалитетами и независимых от Альянсси. Их задачей является выражение мнения молодежи на муниципальном уровне. Они сотрудничают друг с другом с помощью зонтичной организации «Союз финских молодежных советов».

Молодежные НКО играют значительную роль в молодежной работе и молодежной политике в Финляндии. Министерство образования и культуры ежегодно оказывает поддержку около 100 молодежных организаций НКО в общей сумме на 12 млн. евро. Комитет по субсидиям для молодежных организаций, члены которого номинируются молодежными организациями, ежегодно представляет Министерству предложение по предоставлению субсидий национальным молодежным организациям. Он также оценивает и разрабатывает систему субсидий.

 

Франция (1957)

Социально-демографическая группа – 15‑24 лет.

Финансирование молодежной политики

В 2012 г. бюджет Министерства спорта, молодежи, неформального образования и неправительственных организаций распределялся следующим образом:

1.Бюджет Молодежного департамента – 78,7 млн. евро;

2.Развитие «Общественно-полезной деятельности» ‑ 133 млн. евро;

3.Бюджет Фонда по разработке экспериментальных программ для молодежи – 5 млн. евро.

Законодательство, регулирующее молодежную политику не имеет специального закона о молодежи и молодежной политике и регулируется конституционным законодательством и законами, которые упоминают молодежь и молодежную политику в разных контекстах.

Например, Конституционный закон о государственных финансах (Loi organique relative aux lois de finances) определяет основные принципы финансирования молодежной политики. Закон также определяет условия аккредитации (т. е. финансирования) молодежи и молодежных объединений и защиту молодежи.

Закон о добровольчестве и образовательном контракте предоставляет правовой статус волонтерской работе и закрепляет существующее положение о том, что ассоциации и фонды, признанные общественно-полезными, могут легитимно приглашать волонтеров для работы по выполнению своих целей. Волонтерская работа, естественно, подпадает под тему активной гражданственности. Для молодых людей она представляет собой формирование личного жизненного опыта и является важным элементом в разработке собственной системы ценностей.

 

Структура органов по делам молодежи

Министерство спорта, молодежи, неформального образования и неправительственных организаций отвечает за молодежную политику на национальном уровне ‑ разрабатывает и реализует государственную политику по вопросам молодежи, спорта и развития неправительственных организаций. Министерство также отвечает за межведомственную координацию проектов, осуществляемых в этих областях. Для выполнения своей миссии центральный аппарат Министерства подразделяется на несколько целевых департаментов, которые работают по направлениям молодежи, неформального образования, неправительственных организаций, рабочих мест и профессиональной подготовки.

Министерство имеет сеть из 105 управляемых государством местных служб и 30 национальных общественных организаций, отвечающих за осуществление национальной политики.

Министерство предоставляет аккредитацию на национальном уровне молодежным объединениям и объединениям неформального образования, а префект осуществляет эту деятельность на местном уровне. Аккредитация является грантом, предоставление которого основывается на докладе Национального совета по неформальному образованию и делам молодежи для национальной аккредитации и Совета по неформальному образованию и делам молодежи на уровне департаментов ‑ для местной аккредитации. Только аккредитованные организации могут получать субсидии от Министерства. На сегодняшний день 500 ассоциаций получили национальные аккредитации, 35 тыс. имеют местные аккредитации.

При Министерстве существует совещательный орган по молодежи – Национальный Совет по делам молодежи, созданный в 1998 г. Совет возглавляет Министр молодежи, и в него входят 176 представителей молодежи в возрасте 16‑28 лет, которые делегированы от советов на уровне департаментов молодежи, спорта и волонтерства и других национальных представительных органов, таких как ассоциации, союзы, средние и высшие учебные заведения и политические партии.

Другие министерства, прямо или косвенно вовлеченные в молодежную политику, собираются в Межведомственном молодежном совете под руководством Премьер-министра Франции.

Также существует Национальный институт молодежи и неформального образования, который является государственным учреждением.

 

Парламентские комиссии, ответственные за молодежь: Комиссия по культуре и образованию в Национальной ассамблее и Комиссия по культуре, образованию и коммуникациям в Сенате. Парламентские комиссии ответственны за подготовку законодательства, общую информацию и государственный надзор.

Ответственность за вопросы молодежи разделена между территориальными уровнями управления: государством, регионами, департаментами и коммунами.

 

Основные негосударственные действующие лицаКомитет национальных и международных связей молодежных организаций (CNAJEP) объединяет 74 молодежные организации и является признанным партнером Министерства в реализации молодежной политики. Осуществляет деятельность на национальном и международном уровне, представляя молодежь Франции в Европейском молодежном форуме. Организует различные молодежные кампании и отстаивает интересы молодежи в органах государственной власти.

 

В 2012 г. ряд молодежных организаций создали платформу под названием Французский национальный молодежный форум, который был поддержан Министерством спорта, молодежи, неформального образования и неправительственных организаций.

 

Особенностью работы с молодежью во Франции является международный проект «Продвижение франкоговорящего сообщества».

Конференция министров молодежи и спорта франкоговорящих стран была учреждена в 1969 г. и объединяет 38 государств и 3 государства-наблюдателя. Она играет двойную роль: в качестве органа, содействующего политическому диалогу в области молодежи и спорта, и в качестве пропагандиста программ сотрудничества в тех же областях.

 

Страны БРИК[2]

Бразилия

Социально-демографическая группа – 15‑24 лет.

Молодых людей в Бразилии 33,5 млн. человек по данным на 2011 год, что составляет 16,8% от общей популяции населения. Большая часть населения проживает в городах (87%). Уровень безработицы среди молодежи составлял 15% от общего числа в 2011 году.

 

Законодательство, регулирующее молодежную политику: в 2013 году Бразилия приняла «Акт о молодежи» (Estatuto da Juventude), который определяет принципы работы молодежных программ, оговаривает права молодежи и предусматривает создание Национальной молодежной системы (Sistema Nacional da Juventude). Акт определяет молодежь, как группу населения от 15 до 29 лет, однако для молодежи возрастом от 15 до 18 лет приоритетным является детское законодательство – «Акт о детях и подростках» (Estatuto da Criança e do Adolecente). В этом случае «Акт о молодежи» применяется в качестве дополнительного закона в случаях, не противоречащих более раннему закону. Несмотря на определение, данное в законодательстве, статистическая информация приводится отдельно для групп населения 15‑24 лет и 25‑54 лет, поэтому молодежью будет считаться население от 15 до 24 лет.

Структура органов по делам молодежи

Все программы и инициативы по развитию молодежи в Бразилии модерируются Секретариатом Национального совета по делам молодежи. Национальный совет включает в себя представителей различных министерств и молодежных организаций Бразилии. По инициативе Национального совета 5 августа 2013 года были принят Акт о молодежи, определяющий следующие положения национальной программы развития:

·Не менее 30% ресурсов Национального фонда культуры должны выделяться на культурные программы и проекты, ориентированные преимущественно на молодежь.

·Средства массовой информации, такие как радио и телевидение будут выделять особое информационное пространство, ориентированное на молодежь.

·Правительство будет принимать меры для подготовки выхода молодежи на рынок труда, с установкой первого приоритета для молодых сотрудников в программах занятости и ввода непосредственного обучения специалистов в государственных структурах.

·Координация различных стратегий муниципальных и государственных образований, а также молодежных союзов и организаций будет осуществляться через национальную систему молодежи (Sinajuve), при поддержке федерального правительства, и при участии соответствующих министерств.

·Правительство создает молодежные советы для сотрудничества при дальнейшей разработке государственной политики.

Также под эгидой Национального совета проходят ежегодные конференции по делам молодежи среди стран Латинской Америки, а также внутренние конференции среди представителей различных молодежных инициатив.

Также существуют форумы Национального государственного управления и Молодежного развития, которые тесно сотрудничают с Национальным советом по делам молодежи в области развития и совершенствования дальнейших программ.

Национальный совет также является инициатором нескольких государственных программ развития образования и трудоустройства среди молодежи, проводимых в партнерстве с министерствами труда и образования Бразилии.

 

Негосударственные молодежные организации Бразилии занимаются различными направлениями развития молодежи – гуманитарным, спортивным, образовательным. Большая их часть является частными и спонсируется из различных благотворительных фондов. Все данные организации контролируются секретариатом Национального совета по делам молодежи и должны регулярно предоставлять ему свою отчетность.

Еще одной крупной молодежной программой является сотрудничество с католической организацией (A Pastoral da Juventude do Brasil), проводящей политику развития и воспитания молодежи, как в Бразилии, так и в других странах Латинской Америки.

Многие программы, инициированных государством являются частью общей молодежной политики стран Латинской Америки. Также Бразилия активно участвует в международных и испаноязычных программах развития молодежи.

 

Индия

Социально-демографическая группа – 13‑35 лет.

Молодых людей в Индии (по данным на 2012 год):
550 млн. (70% от общей численности населения).

 

Структура органов по делам молодежи

Национальный комитет по молодежной политике и программам оценивает и пересматривает различные программы и проекты в сфере молодежи. Он также советует правительству касательно мер реализации Плана действий Национальной молодежной политики.

Молодежная политика в Индии находится в ведении Министерства по делам молодежи и спорта (при консультации с Национальным комитетом) и является центральным министерством для всех программ и проектов в сфере молодежной политики (2008).

Поскольку развитие молодежи является одним из основных компонентов национального развития и подготовки человеческих ресурсов для такой большой страны, как Индия, было решено, что необходим институт, который позволил бы определить все значимые аспекты мотивации молодых людей и разрабатывать программы для улучшения благосостояния молодежи. С этой целью Департаментом по делам молодежи и спорта, Министерством развития человеческих ресурсов и правительством Индии была создана автономная организация ‑ Национальный институт развития молодежи имени Раджива Ганди.

Институт стал профессиональным ресурсным агентством и научно-исследовательским институтом по молодежной тематике, содействуя работе правительства и неправительственных организаций. Институт тесно сотрудничает с НСС, НЮКС и другими молодежными организациями в области разработки и реализации тренинговых программ и других мероприятий, содействующих развитию молодежи как в сельской, так и городской среде. Кроме того, институт регулярно проводит исследовательские проекты, направленные на определение наиболее важных для развития молодых людей областей и на развитие потенциала молодежи.

Национальная схема службы (НСС) была основана в 1969 г. в 37 университетах страны с участием 40тыс. студентов. Основной фокус программы – личностное развитие студентов через общественно-полезную деятельность. На настоящий момент НСС насчитывает более 3,2 млн. волонтеров в 298 университетах, 42 советах старшей школы и директорате по профессиональному образованию. С даты своего основания около 37,5 млн. студентов прошли через НСС в качестве волонтеров.

Неру Юва Кендра Сангатан (НЮКС) является автономной организацией Министерства по делам молодежи и спорту, которая была основана в 1972 г. НЮКС имеет отделения в 501 округе страны и стала одной из крупнейших молодежных организаций в мире, насчитывая 4,2 млн. членов, которые вовлечены в работу организации через молодежные клубы в деревнях. Аудитория организации – молодежь из сельской местности вне системы образования.

Молодежные клубы работают в области образования, обучения и профессиональной подготовки, повышения сознательности, развития социальной гармонии и самозанятости, культурных и спортивных мероприятий, трудолюбия и сотрудничества, а также развития тела с помощью спорта и приключений и ума с помощью постоянного знакомства с новыми идеями и стратегиями развития. Для реализации программ у отделений НЮКС в каждом округе есть молодежный координатор, волонтеры Национального молодежного корпуса и молодежные лидеры.

 

 

Китайская Народная Республика (КНР)

Социально-демографическая группа – 13‑35 лет.

Молодых людей в КНР (по данным на август 2013 года):
28% от общей численности населения.

 

Законодательство, регулирующее молодежную политику опирается на специальный Закон «О молодежи Китая», в котором были сформулированы основные принципы поддержки молодежи, а также обозначен ряд первоочередных мер, направленных на решение актуальных проблем жизни молодежи Китая[3].

 

Структура органов по делам молодежи

Коммунистический союз молодежи Китая – массовая молодежная организация в КНР, являющаяся одной из крупнейших в мире. Создавался как политическая организация молодежи при Коммунистической партии Китая[4]. В организацию входит политически активная молодежь в возрасте 14‑28 лет, признающие Устав Союза, выполняющие решения руководящих органов комсомола, активно работающие в одной из организаций Союза и регулярно выплачивающие членские взносы.

Коммунистический союз молодежи Китая официально считается «школой практического обучения широких молодежных масс социализму с китайской спецификой и коммунизму, помощником и резервом партии»[5]. По данным ЦК КСМК по состоянию на конец 2012 г. общее число членов Коммунистического союза молодежи Китая составило 89,906 млн. человек. На территории КНР действуют 3,59 млн. низовых комсомольских организаций, включая 271 тыс. низовых комсомольских комитетов, 22 тыс. низовых комсомольских рабочих комитетов и 3,087 млн. комсомольских ячеек.

Коммунистический союз молодежи Китая выполняет руководящие функции в работе детской Пионерской организации Китая.

 

Особенностью молодежной политики КНР является трудовая этика. Исходя из необходимости соблюдения норм трудовой этики выстраиваются программы по широкому вовлечению молодежи в трудовую деятельность. Особая роль отводится участию студентов в работе специально создаваемых на период летних каникул трудовых лагерей. В составе групп трудовых лагерей их участники занимаются сельскохозяйственной деятельностью в сельских местностях страны. Все участники летних трудовых лагерей получают денежное пособие, что позволяет молодежи получить финансовую независимость от родителей, пусть и на короткий период каникул. В ходе работ в составе групп лагеря молодежь получает полезные навыки коллективной трудовой деятельности, получает первые профессиональные умения и навыки[6].

 

 

Российская Федерация (Россия)

Данные в отчет не приводятся, т. к. все остальные разделы отчеты посвящены проблемам государственной молодежной политики.

Южно-Африканская Республика (ЮАР)

Социально-демографическая группа 14‑35 лет

Молодых людей в ЮАР (по данным на 2011 год): 1,1 миллион человек, что составляет 21% от общего числа населения. Всего в городах живут 1,2% населения, уровень безработицы среди молодежи составляет около 50% (2011).

Периодичность доклада о молодежной политике – ежегодно. Отчет о молодежной политике и молодежных показателях в различных сферах деятельности государства является частью ежегодного государственного отчета

 

Законодательство, регулирующее молодежную политику: молодежная политика ЮАР определяет молодежь как социальную группу в возрасте от 14 до 35 лет. Тем не менее, законодательно закреплены нормы для молодежи в возрасте 15-28 лет, статистические же данные приводятся для группы 15-24 года. Законодательство, определяющее специфические положения молодежного развития состоит из следующих документов.

Национальной программы молодежного развития, определяющей положения молодежной политики страны, стратегию развития программ и инициатив в данной сфере, требования и тенденции воспитания молодежи в обществе.

Национальный Акт о молодежном развитии, принятый в 2008 году по инициативе Национального агентства по молодежному развитию. Данный акт ликвидирует пробелы национального законодательства по отношению к молодежным инициативам.

Хартия Африканской молодежи, принятая в 2006 году, является стратегической базой для определения направлений развития молодежи, а также определяет возможности их привлечения к региональному и национальному управлению. Хартия согласуется с принципами Африканского Союза (AU) и конституции ЮАР и является основой для создания социально-экономических программ.

 

Структура органов по делам молодежи

Национальная комиссия по делам молодежи – уставный орган, отвечающий за разработку национальной молодежной политики, координирование процесса ее осуществления, а также за лоббирование и пропаганду молодежного развития в стране.

Основными направлениями политики молодежного развития являются программы образования и трудоустройства молодежи, а также программа помощи молодежи с заболеваниями ВИЧ и СПИД. В 2011 году инфицированные составляли 12% среди 15‑18 летних и 25% среди 20‑24летних. Такие программы финансируются на государственном уровне и часто привлекают зарубежную поддержку. Для медицинских программ ЮАР установлен один из самых высоких процентов волонтерства по стране, большая часть программ направлены на сокращение общего количества заболевших. Частью программы профилактики и лечения СПИД является политика министерства здравоохранения в области контроля над рождаемостью.

На государственном уровне осуществляется политика помощи молодежи, проживающей в отдаленных районах. В таких обстоятельствах актуальна проблема среднего образования для детей и молодежи, программы помощи и развития образования, социального обеспечения и здравоохранения активно проводятся государством при поддержке международных фондов и организаций, осуществляющих финансовую и волонтерскую поддержку для африканских стран. Проблема среднего образования сегодня решается путем создания колледжей и школ для молодежи на локальном уровне, чтобы дети, не получившие должное образование в школе, могли продолжить обучение в специализированных школах и получить навыки, необходимые в дальнейшей жизни. Вопросы здравоохранения определяются национальной политикой развития медицины и социальной сферы, направленной на улучшение условий жизни за пределами больших городов. Главной проблемой государства при реализации этих программ является нехватка квалифицированных специалистов, способных оказывать помощь населению в отдаленных частях страны. Частью этого блока также является программа помощи малообеспеченному населению, проводимая в рамках деятельности министерства здравоохранения и социального обеспечения. Программа контроля над преступностью среди молодежи и подростков была принята в 2008 году и сейчас является частью общей молодежной политики. Сюда также входит программа трудоустройства групп молодежи в возрасте 14‑20 лет, которая проводится Национальным агентством по развитию при поддержке государственных структур. Также широко распространены инициативы по интеграции молодежи в современное общество, направленные на реабилитацию молодежи с наркотической зависимостью и проблемами с законодательством.

Министерство частного предпринимательства активно развивает программу участия молодежи в предпринимательском секторе. Программа осуществляется при поддержке организации Государственных компаний и предназначена для обучения молодого поколения профессиональным навыками и развитию лидерских качеств.

Стратегия развития молодежи также включает в себя деятельность молодежных организаций, таких как Молодежное движение ЮАР, которая является государственной организацией ЮАР. Также на территории ЮАР действуют различные негосударственные и частные организации, занимающиеся развитием культуры, образования и спорта среди молодежи. Как правило, негосударственные организации, такие как Молодежный совет ЮАР, ставят перед собой задачи политического и культурного воспитания молодежи, в то время как частные объединения занимаются вовлечением молодых людей в экономическую и трудовую жизнь страны. Также активно действуют международные фонды, предоставляющие возможность для получения образования или профессиональных навыков, отдельно выделяются континентальные африканские программы, направленные на глобальное развитие молодежи всего континента.

Мониторинг развития молодежи проводится частными организациями, такими как Форум молодежного развития, в результате проведения исследований и конференций молодежная политика корректируется на федеральном уровне.

 


Другие страны мира

Соединенные Штаты Америки (США)

Социально-демографическая группа 13‑29 лет

Молодых людей в США (по данным на 2011 год): 47,1 миллиона человек по данным на 2011 год, что составляет 15,2% от общей популяции населения.

 

Законодательство, регулирующее молодежную политику: основой является ювенальное законодательство, определяющее взаимоотношения государства и молодежи в возрасте 14‑19 лет. Впоследствии вступает в силу федеральное законодательство и набор законодательных актов, принятых на территории штата. Законодательство каждого штата является независимым, и не обязано соответствовать общему федеральному законодательству страны, что создает вариации при определении понятия молодежь (от 13 до 29 лет).

 

Структура органов по делам молодежи

Каждый штат принимает собственную программу развития молодежи, согласно текущему законодательству штата и определяет приоритетные задачи, исходя из существующей политики государства, локальных потребностей и возможного финансирования.

В настоящий момент (2012 год, под эгидой USAID ‑ Агентства США по международному развитию) США разрабатывают новую федеральную политику развития молодежи с участием Межведомственной рабочей группы по международным программам[i]. Новая программа должна включить в себя следующие принципы:

·Подходы к развитию молодежи направлены на все категории населения. Несмотря на то, то определенные группы молодежи больше подвержены риску и нуждаются в государственной поддержке, программы развития молодежи должны быть универсальными для всех.

·Развитие молодежи основано на личных навыках. Программы развития направлены на повышение навыков и возможностей человека, их защиту от негативного влияния и помощь в моральном, эмоциональном, физическом и компетентностном развитии личности. Акцент на позитивном развитии повлияет на взаимоотношения и поведение молодежи, что позволит им стать здоровыми и успешными гражданами, родителями и работниками.

·Семья имеет большое значение для поддержки здоровья молодежи. Политика молодежного развития основана и дополнена гуманитарными службами, услугами детских поликлиник, которые направлены на укрепление семьи.

·Развитие молодежи является целостным и постоянным. Стратегия развития молодежи предполагает работу по реализации физических, эмоциональных, социальных, экономических и духовных потребностей в соответствующих рамках. Она основана на тесной интеграции с системами услуг – таких, как образование, здравоохранение, психология, трудовое и ювенальное законодательство – взаимодействующими с молодежью на разных ступенях развития.

·Стратегии развития молодежи основаны на местных потребностях. Развитие молодежи включает подходы, способствующие укреплению потенциала отдельных общин, для лучшей поддержки развития. Это помогает вовлекать молодежь, семьи, школы и другие общественные формирования в общую структуру, которая создает среду для поддержки и развития молодежи и детства. Также молодежь адаптируется к уникальным потребностям локального общества.

·Вовлечение молодежи в процесс принятия решений. Молодежь должна иметь возможность участвовать в принятии решений, как на региональном, так и на более высоком уровнях.

Прямое участие в молодежных программах и программах развития детей и студентов принимают Министерство здравоохранения и социальных служб, Министерство образования и Министерство труда. Они определяют направления молодежной политики, связанные с их деятельностью, оказывают поддержку программам, связанным с детьми и молодежью. Министерства также составляют регулярные (ежегодные) отчеты о состоянии молодежи в разрезе своей деятельности. Приоритетными направлениями молодежной политики США являются здоровье молодежи в возрасте до 18 лет, борьба с наркотиками и детской преступностью, а также программы трудоустройства среди детей и молодежи.

Молодежные организации в США являются коммерческими и некоммерческими образованиями, не входящими в состав правительственной структуры и самостоятельно определяющими сферу своей деятельности среди молодежи. Часть из них была основана при поддержке государства (Национальный комитет молодежи и детства, Форум развития молодежи) и выполняет в основном аналитические и исследовательские задачи.

Крупнейшими являются агентства по развитию молодежи (Youth Initiative, Youth Policy Institute), разрабатывающие программы развития и совершенствования молодежи в рамках государства. Также осуществляется активная работа по оценке существующего положения молодежи и перспективе ее дальнейшего развития среди различных исследовательских институтов.

Большая часть молодежных организаций имеет ярко выраженную направленность на определенные задачи (Скаутские организации, локальные и религиозные движения). Активную поддержку государства получают программы вовлечения молодежи в работу законодательных и исполнительных властей. Так, многие агентства и департаменты имеют свои программы по работе с молодежью и организации, созданные для привлечения детей на ранних стадиях.

Крупные частные компании и предприятия также являются учредителями или спонсорами молодежных организаций, деятельность которых направлена на образование и культурное развитие современной молодежи. Во многих случаях такие организации привлекают различные фонды для осуществления совместных программ или финансирования своей деятельности.

Также необходимо отметить большое количество международных молодежных организаций гуманитарной и религиозной направленности, базирующих в США. Их деятельность направлена на развитие не только молодежи в данной стране, но на осуществление взаимодействия в многонациональном пространстве.

 

Япония

Социально-демографическая группа – 15‑29 лет.

Молодых людей в Японии (по данным на 2010 год):
20009 тыс. (15,7% от общей численности населения).

 

Законодательство, регулирующее молодежную политику опирается на Акт «Об Управлении по содействию развитию и поддержке детей и молодежи», принятый в 2010 г. и отдельные регламентирующие законодательные акты по молодежной политике.

 

Структура органов по делам молодежи

После вступления в апреле 2010 г. в действие акта «Об Управлении по содействию развитию и поддержке детей и молодежи» было создано специальное Управление в Секретариате кабинета министров. Управлением руководит премьер-министр, руководитель Секретариата кабинета министров и министр по делам детей и молодежи являются заместителями руководителя Управления, а все остальные члены кабинета министров входят в Управление.

В структуре правительства за реализацию политики молодежного развития отвечает Министерство образования, культуры, спорта, науки и технологий.

 

Национальный Совет молодежных организаций объединяет общенациональные молодежные организации Японии. Совет был создан в 1951 г. с целью содействия развитию организованного молодежного движения в Японии и развития сотрудничества молодежных организаций. Сегодня Совет состоит из 24 организаций и вносит огромный вклад в формирование и реализацию молодежной политики.

 

Национальная Ассамблея развития молодежи была создана в 1966 г. при содействии Министерства Общественного управления, внутренних дел, почты и телекоммуникаций с целью проведения специальных кампаний для молодежи на национальном уровне. Ассамблея состоит из общенациональных молодежных организаций, благотворительных организаций и экспертов. Также были созданы Ассамблеи развития молодежи на региональном и муниципальном уровнях. Основные задачи Ассамблеи: содействовать проведению кампаний по развитию молодежи, поддерживать проведение кампаний на региональном уровне и поддерживать развитие молодежных организаций в стране. С 1975 г. Ассамблея также начала проводить кампании на международном уровне и развивать международное сотрудничество.

 

В Японии организованы Молодежные центры в целях содействия развитию молодежи, предупреждению преступности, поддержки здорового развития молодых людей и детей. Они размещаются вокруг муниципалитетов по всей Японии. В 2013 г. по всей стране действовало 703 центра. Из 703 центров 45 (6,4% от общего числа) имеют статус Генеральных консультационных центров. Общее число проводимых консультаций около 220 тыс. (2011 г.). Консультации проводятся с молодыми людьми, родителями, в школах. В целях профилактики правонарушений проводится патрулирование улиц общественными патрулями в основном по вечерам и во время возвращения учеников из школы. Эта работа проводится в сотрудничестве с полицией. Также центрами проводятся работы по реинтеграции детей, вернувшихся из заключения (школа возврата), по пропаганде здорового образа жизни и здорового питания.

 

 

I.3. Анализ последствий сохранения сложившихся трендов в развитии российской молодежи в перспективе 10‑20 лет

В настоящее время и на перспективу ближайших 10‑15 лет ведущим внешним условием развития молодежи становится демографический тренд.

Демографический вызов молодежной политики

Демографический прогноз показывает существенное снижение численности молодежи до 2025 г. (рис. 1).

 

Рис. 1. Численность молодежи 14‑30 лет в Российской Федерации в 2012‑2025 гг., млн. человек

 

С 35,2 млн. человек (2012 г.) численность молодежи сокращается до 25,6 млн. человек (2025 г.), или на 27,3%. При этом минимальная численность молодежи достигается в 2024 г. – 25,3млн. человек. Таким образом, в 2025 г. начинается новый, но небольшой подъем численности молодых людей 14‑30 лет.

Вместе с тем, если смотреть по возрастам, отнесенным к молодежи, то в 2025 г. по сравнению 2012 г. картина меняется следующим образом: нарастает численность в ранних молодежных возрастах и продолжается спад в более старших (рис. 2 и 3).

 

Рис. 2. Численность молодежи по возрастам в 2012 и 2025 гг.

Рис. 3. Прирост (+) или убыль (‑) молодежи в соответствующем возрасте в 2025 г. по сравнению с 2012 г.

 

Из рис. 3 ясно видны следующие основные проблемы развития молодежи и эффективности (качества) молодежной политики в 2012–2025 гг. К 2025 г. в России произойдет резкое сокращение численности молодежи в самых продуктивных ее возрастах: 23–30 лет. При этом речь идет как о трудовой деятельности молодежи после завершения формального образования, так и о воспроизводстве населения – резкое сокращение численности молодежи в детородном возрасте ставит вопрос о социальном и экономическом развитии Российской Федерации уже за пределами 2050 г. В возрастах 23‑30 лет сокращение численности молодежи составит от 36,1% (30 лет) до 50% (25 лет), а по остальным возрастам будет превосходить 40‑45%.

Это является мощнейшим вызовом для всей широко понимаемой молодежной политики (включая образование молодежи, сохранение ее здоровья, развитие в стране физкультуры и молодежного спорта, культурной деятельности, социальной и экономической политики), т. к. данные процессы могут вызвать существенное снижение потенциальной величины человеческого капитала и молодежи, и нации в целом. Без переформатирования всей модели молодежной политики, которая сложилась в условиях, когда наблюдался рост численности молодежи – в 2000-х годах ее доля составляла более четверти населения, а в 2020-х снизится до 18%, ‑ решить проблемы как самой молодежи, так и российского общества не удастся.

 

Региональные вызовы молодежной политики, обусловленные демографией

Сокращение численности молодежи вследствие демографических процессов затронет всех без исключения субъектов Российской Федерации, но будет неравномерным (см. Таблицу 1 Приложения).

Уже в настоящее время в Москве, несмотря на то, что столица является крупнейшим университетским центром страны, удельный вес молодежи составляет менее 20% (при среднем значении 24,5%). И это наименьший показатель по всем российским регионам. В Санкт-Петербурге втором по величине вузовском центре России удельный вес молодежи приближается к 23%: здесь положение с молодежью не столь критическое, как в Москве. Однако в 2025 г., согласно демографическому прогнозу, они практически сравняются – в Москве удельный вес молодежи в общей численности населения города составит 14,4%, в Санкт-Петербурге – 14,9%. Таким образом, обе столицы Российской Федерации будут стареть быстрее, чем страна в целом, при этом Петербург ‑ значительно быстрее Москвы. Во многом это будет связано с резким сокращением студенческих контингентов и с тем, что студенческие потоки, которые в настоящее время активно текут из регионов в Москву и Санкт-Петербург, по мере «обмеления» данных потоков все больше будут ориентироваться на Москву.

Республики Северного Кавказа, которые в настоящее время являются лидерами по удельному весу молодежи в населении – Дагестан, Ингушетия и Чеченская Республика (доля молодежи в населении более 30% в 2012 г.), свое лидерство сохранят, но внутри самой этой группы лидер сменится: вместо Ингушетии (33% в 2012 г., но 23,3% в 2025 г.) им станет Чеченская Республика (31,0% в 2012 г., и 26,7% в 2025 г.). Несмотря на сокращение молодого поколения на Северном Кавказе для этого региона в целом сохранится проблема получения молодежью качественного профессионального образования и трудоустройства.

В Сибирском федеральном округе по удельному весу в населении молодежи заметно выделяется Томская область (более 28%) – еще один крупнейший центр высшего образования. Но если в настоящее время доля молодежи в этом субъекте Федерации превышает общероссийский показатель (24,5%), то в 2025 г. они сравняются: 17,91% Томская область и 17,9% в среднем по России. Это, как представляется, также будет связано с сокращением численности студенчества и «перетоком» части данного контингента в Москву и, возможно, в Китай, где быстро развивается система высшего образования и создаются благоприятные условия трудоустройства молодых иностранцев, получивших в Китае соответствующее образование.

В целом же Сибирь в 2025 г. сохраняет неплохие позиции по молодежи, если сравнивать ее показатели с общероссийским, хотя и здесь ситуация является достаточно сложной.

Среди остальных федеральных округов выделяется Уральский – в нем все субъекты Федерации оказываются по показателю удельного веса молодежи в населении региона лучше, чем в среднем по России. Однако это не может скрасить того факта, что доля молодежи в населении по всей территории страны заметно сокращается (в среднем на 4‑7 п.п.). Такая ситуация означает, что стареет не только Россия в целом, но и каждый ее регион (хотя и разными темпами).

Если сравнить численность молодежи с численностью «пенсионеров», считая при этом пенсионерами лиц обоего пола старше 65 лет[7], то получим следующую картину (см. Таблицу 2 Приложения).

Наиболее сложное положение возникнет (даже при повышении возраста выхода на пенсию до 65 лет) в Москве: в 2012 г. удельный вес молодежи составлял здесь почти 20% от населения столицы, а пенсионеров – всего 13,4%, в 2025 г. положение кардинально изменится: удельный вес молодежи снизится до 14,4%, а пенсионеров (даже при «щадящем» отнесении к ним) превысит 18,6%. Аналогичная ситуация будет и в Санкт-Петербурге – численность пенсионеров значительно превысит численность молодежи.

Вместе с тем на Северном Кавказе, в большинстве регионов Приволжского федерального округа, на Урале, в Сибири и Дальнем Востоке ситуация все еще будет оставаться благоприятной с демографической точки зрения: численно молодежь будет превалировать над пенсионерами старше 65 лет.

Таким образом, с позиций регионального развития молодежная политика должна быть дифференцированной с учетом демографических особенностей различных территорий.

С увеличением возраста выхода на пенсию для молодежи существенно возрастает риск безработицы (уменьшается число доступных рабочих мест, поскольку их продолжает занимать старшее поколение), прежде всего это относится к субъектам Федерации с низкими темпами экономического роста (это в первую очередь Северный Кавказ, ряд регионов Сибири, например, Республики Алтай, Бурятия, Тыва, Хакасия). Данный момент слабо учитывается при обсуждении вопросов пенсионной реформы, поскольку она разрабатывается вне контекста развития молодежи (молодежь в лучшем случае учитывается как будущие пенсионеры). Вместе с тем такой подход не принимает во внимание расходы общества на пособия по безработице выходящим на рынок труда молодым людям (в настоящее время в странах Южной Европы молодежная безработица достигает 25% и более, при этом именно молодежь, особенно образованная, выступает против повышения пенсионного возраста: это не желание меньше работать в жизни, а стремление найти работу пока молод).

В регионах, где данная проблема становится все более острой, необходимо применение различных инструментов молодежной политики, включая программы по поддержке миграции молодых людей в трудонедостаточные регионы России: организация молодежных обменов и фестивалей, позволяющих снизить уровень социальных и культурных различий в молодежных средах разных регионов, программы повышения толерантности к приезжим в регионах потенциальной миграции, программы социального обучения мигрантов, даже в случае, если все они являются гражданами России[8].

Одновременно в регионах, где в населении будет расти удельный вес пенсионеров и нарастать демографическая нагрузка на молодежь и людей среднего возраста, основной акцент молодежной политики может быть сделан на 1) анализ возможностей молодежной миграции в конкретный регион (образовательная, трудовая) и создание целевых информационных продуктов для информационного обеспечения соответствующих групп (в том числе возрастных) молодежи, 2) целевом привлечении молодежи из других регионов и их адаптации к новым условиям, в том числе путем вовлечения в дополнительное профессиональное образование (возможен вариант, когда программы дополнительного профессионального образования по профессиям (специальностям), необходимым для регионов-реципиентов будут развертываться в регионах-донорах молодежи)[9].

Без проведения соответствующей молодежной политики будут нарастать негативные явления в молодежной среде:

‑ криминализация молодежной среды в регионах с молодежной безработицей;

‑ рост потребления наркотиков и алкоголя;

‑ рост националистических и ксенофобских настроений в обществе (не только среди молодежи);

‑ рост экстремистской деятельности молодежных групп, повышение угрозы массовых беспорядков;

‑ усиление противостояния местной молодежи и приезжей молодежи, прежде всего, в регионах и городах с дефицитом рабочих мест.

 

Финансовые вызовы молодежной политики

Одним из важнейших вопросов является вопрос ресурсной обеспеченности государственной молодежной политики. Полная информация о расходах на эту сферу отсутствует, тем более что в Российской Федерации пересекаются официально установленные возраста детей – до 18 лет включительно, и молодежи – 14‑30 лет. Кроме того, к государственным расходам на молодежь можно отнести расходы на образование (общее с 14 до 17 лет, профессиональное с 15 лет и высшее с 17 лет[10]), здравоохранение (профилактика и лечение молодых людей соответствующих возрастов, пропаганда здорового образа жизни среди детей и молодежи), физкультуру и спорт (частично – детские спортивные школы, молодежный спорт), культуру (музыкальные и художественные школы, училища и вузы, конкурсы и фестивали молодых исполнителей, др.), поддержку молодых ученых и т.п., а также расходы на борьбу с девиантным поведением (включая борьбу с молодежной наркоманией, алкоголизмом, табакокурением).

Вместе с тем объемы бюджетных расходов не учитывают качество (квалификацию) работников[11], занятых в молодежной сфере, а также материальную и информационную оснащенность проводимой молодежной политики.

Наибольший объем прямых бюджетных расходов на государственную молодежную политику проходит по подразделу «Молодежная политика и оздоровление детей» раздела «Образование» федерального бюджета, а также консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации и внебюджетных фондов (рис. 4).

Рис. 4. Бюджетные расходы на молодежную политику и оздоровление детей в 2008‑2013 г., млрд. руб.

Примечание: КБ – расходы консолидированного бюджета Российской Федерации на молодежную политику и оздоровление детей, ФБ – соответствующие расходы федерального бюджета, КБСФ – консолидированных бюджетов субъектов Федерации, Бюджеты ГВФ – бюджеты государственных внебюджетных фондов.

Расходы консолидированного бюджета Российской Федерации на молодежную политику и оздоровление детей в 2010‑2013 гг. выросли почти на 40%. Вместе с тем основной рост по данному подразделу наблюдался в 2010‑2012 гг. – на 36,5%. При этом быстро росли расходы и субъектов Федерации, и федерального бюджета, который в 2012 г. существенно вложился в оздоровление детей (финансирование создания и функционирования летних лагерей детского отдыха). Частично эти средства шли и на молодежь (14‑16 лет), в том числе на поддержку в регионах развития молодежного спорта (подготовка к Универсиаде в Казани).

По принятому федеральному бюджету на 2013 г. и плановый период 2014‑2015 годы расходы на молодежную политику и оздоровление детей в 2015 г. резко сокращаются, возвращаясь в реальном выражении на уровень 2010 г., который был ниже уровня 2008 г. (рис.5). Между тем, если учитывать нарастающие вызовы молодежной политики в перспективе 10‑12 лет, такое решение вряд ли можно считать оправданным.

 

Рис. 5. Расходы федерального бюджета на молодежную политику и оздоровление детей в текущих ценах и с учетом инфляции, млрд. руб.

Бюджетное финансирование молодежной политики – региональные вызовы

В 2015 г., как уже было отмечено, бюджетные расходы федерального центра должны резко снизиться, таким образом, молодежная политика должна практически полностью (если говорить о прямых расходах на указанную цель) стать заботой регионов. Между тем, на уровне субъектов Российской Федерации, в 2012 г. бюджетное финансирование реализации молодежной политики было крайне дифференцированным (Таблица 3 Приложения) и в расчете на одного человека в возрасте 14‑30 лет различалось более чем в 28 раз: минимальные затраты были в Липецкой области – 491 рубль на одного человека/год, а максимальные в Ямало-Ненецком автономном округе – 14122 рубля на одного человека/год. Но даже при отбрасывании этих крайних значений различия в финансировании остаются высокими – почти в 20 раз (см. Таблицу 3 Приложения).

При этом расходы на молодежную политику в расчете на одного человека в возрасте 14‑30 лет выше среднероссийских (1 825 рублей) демонстрируют как экономически благополучные регионы (Тюменская и Сахалинская области, Москва, Санкт-Петербург, Республика Саха (Якутия), Татарстан), так и регионы со средними показателями экономической активности (например, Тульская, Магаданская, Волгоградская и Ярославская области, Хабаровский и Камчатский края). Целый ряд субъектов Федерации, хотя и не дотягивает до среднего показателя по России, но довольно близко к нему приближается, как то: Республика Хакасия, Республика Алтай (экономически слабые регионы), Чеченская Республика (регион аутсайдер по экономическому развитию, один из главных получателей дотаций из федерального бюджета), Смоленская область (средний уровень социально-экономического развития), Свердловская область (экономически продвинутый регион), Томская область (экономически относительно развитый регион с мощной системой высшего образования). Столь же разноплановы регионы, в которых расходы на молодежную политику и оздоровление детей значительно ниже среднероссийского показателя: сюда попадают, например, и Республика Башкортостан (относительно развитый регион), и Республика Калмыкия (экономически слабый регион), и Пермский край (относительно развитый регион), и Ивановская область (депрессивный регион), и Брянская область (полу-депрессивный промышленный регион)[12].

Крайне низки бюджетные расходы на молодежную политику в высокодотационных регионах Северного Кавказа: Дагестан, Кабардино-Балкария, Ингушетия. Карачаево-Черкесская Республика.

В то же время низкие расходы на молодежную политику демонстрируют Чувашская Республика, Кемеровская, Воронежская, Ростовская и Рязанская области, Приморский и Алтайский края (расходы ниже 1 тыс. рублей на одного человека/год) и ряд других.

Таким образом, расходы на молодежную политику и ее интенсивность зависят не только, а иногда и не столько от социально-экономического положения региона, сколько от осознания региональными властями важности данной деятельности для развития субъекта Российской Федерации и поддержания в нем социальной стабильности. В частности, одни из самых низких расходов на молодежную политику в таких регионах как Дагестан и Ингушетия являются отражением как сложной экономической и политической ситуации в этих субъектах Федерации, так и одновременно недостаточного внимания к молодежной проблематике.

Для этих регионов федеральные органы молодежной политики должны разработать «программы вызова», т. е. программы, реализуемые с частичным привлечением сил и средств субъекта Федерации при значительном финансовом и методическом участии федерального центра, выделяющего бюджетные средства на активизацию работы с молодежью для создания условий ее позитивной социализации и самореализации.

При сохранении сложившихся тенденций в региональном финансированиимолодежной политики нарастают следующие риски:

‑ усиление дифференциации человеческого капитала молодежи по территории страны,

‑ рост негативного отношения молодежи более развитых регионов к молодежи слаборазвитых регионов и наоборот (формирование представления о молодежи «первого» и «второго» сортов или рост таких представлений);

‑ рост радикальных настроений у части молодежи в регионах с низкими расходами на молодежную политику как «никому не нужной», «забытой»;

‑ попытки части молодежи в регионах с низкими расходами на молодежную политику привлечь к себе внимание путем усиления протестной (а, возможно, и экстремисткой) активности;

‑ апатия и уход в наркотики или алкоголизм части молодежи в регионах с низкими расходами на молодежную политику и низкой молодежной активностью;

‑ рост миграции из неблагополучных регионов в более благополучные и нарастание в последних националистических настроений.

 

Вызовы молодежной политики, обусловленные трудовой миграцией молодежи из стран СНГ

Сокращение численности российской молодежи к 2025 г. более чем на 20% будет стимулировать приток в Россию молодежи из стран СНГ. Образование Таможенного союза и взятый курс на экономическую интеграцию с Казахстаном и Беларусью создают еще один вызов молодежной политики – ее внешнеполитическое измерение.

В настоящее время приток молодежи из Казахстана и Беларуси идет в первую очередь в систему высшего образования России. В ближайшей перспективе в связи с падением численности российских студентов, удельный вес молодежи указанных стран в российских вузах будет расти (рис. 6). Соответственно, выпускники российских вузов из Казахстана и Беларуси начнут все более активно конкурировать с российской молодежью за высококвалифицированные рабочие места на российском рынке труда, хотя в целом их доля останется небольшой.

 

Рис. 6. Динамика численности студентов из Беларуси и Казахстана, обучающихся в российских вузах, тыс. чел.

 

Как следует из рис. 6, вплоть до 2009 г. общая численность студентов из Казахстана в российских вузах снижалась при этом численность казахстанских студентов на очной форме обучения была стабильной. С 2010 г. начинается быстрый рост обоих показателей: за два года общая численность казахстанских студентов в вузах России выросла на 23,4%, а на очной форме обучения – на 27,4%.

Общая численность белорусских студентов в российских вузах росла вплоть до 2010/11 учебного года, а в 2011/12 учебном году снизилась на 3,3%, при этом на очной форме обучения численность белорусских студентов все последние годы стагнирует, оставаясь на уровне 3,4‑3,5 тыс. чел.

Вместе с тем линии трендов показывают, что численность как белорусских, так и казахстанских студентов в России имеет тенденцию к росту.

Все остальные страны СНГ достаточно слабо представлены в российских вузах: они поставляют в России в первую очередь низкоквалифицированную дешевую рабочую силу, в том числе молодежь.

Одновременно стал расти поток российских студентов в зарубежные вузы, прежде всего развитых стран (рис.7), а также выпускников российских вузов на работу в другие (развитые и быстроразвивающиеся) страны.

 

Рис. 7. Динамика численности российских студентов, обучающихся в зарубежных вузах и прогноз дальнейшего развития данного процесса, тыс. чел.

 

Пока еще баланс экспорта и импорта высшего образования в пользу России, однако, тренд таков, что в течение 10‑15 лет ситуация может измениться существенным образом.

Если же говорить о представительстве на мировом рынке труда российских выпускников российских вузов, то оно растет, хотя пока надежных цифр этих изменений в российской статистике не представлено.

Вместе с тем снижение численности российской молодежи в 2025 г., отток наиболее мобильной и образованной ее части в дальнее зарубежье и замещение ее мигрантами из стран СНГ даже при некотором улучшении структуры (частично выпускниками российских вузов из Казахстана и Беларуси, а также, хотя и весьма ограничено из других стран СНГ), ведет в целом к ухудшению качества трудовых ресурсов (поток низкоквалифицированных работников растет, высококвалифицированных остается постоянным), что негативно скажется на модернизации российской экономики и рынка труда, существенно ограничит переход России на инновационный путь развития.

 

Вызовы молодежной политики со стороны трудоустройства молодежи

По данным Росстата[13] молодежь в возрасте до 25 лет составляет 10,7% в численности занятого населения России и 27,5% в численности безработных (рис. 8). А в целом – 24,3% среди занятых и 42,5% среди безработных.

Рис. 8. Доля молодежи 15‑29 лет в общей численности занятых и безработных по данным Всероссийской переписи населения в 2010 г., %

Таким образом, в 2010 г. в абсолютных цифрах в возрасте 15‑19 лет работало 769 тыс. чел., в возрасте 20-24 лет – 6,7 млн. чел., в возрасте 25‑29 лет – 9,5 млн. чел., а всего – 17,0 млн. чел., т. е. почти половина всей молодежи[14]. Если же брать группу 25‑29 лет, то в ней занятость составила почти 68,3%. Это достаточно хороший показатель, т. к. в 2010 г. общий уровень занятости составил 62,7%[15].

Среди российских безработных молодежь 15‑29 лет составляла в
2010 г. 42,5%, а общая численность безработных по методологии МОТ равнялась 5,5 млн. чел. Соответственно, численность молодых безработных превысила в России в 2010 г. 2,3 млн. чел., при этом наибольшее число безработной молодежи было в возрасте 20‑24 лет ‑ 1,17 млн. чел., т. е. чуть больше половины от всех молодых безработных.

По последним данным Росстата, численность безработных в 2012 г. составила по методологии МОТ 4,13 млн. чел. (в среднегодовом выражении), при этом доля безработной молодежи в общей численности безработных увеличилась до 43,1%; в абсолютных цифрах безработица в молодежной среде немного не дотягивала до 1,8 млн. чел. (-0,5 млн. чел. по сравнению с 2010 г.). И снова больше всего безработных было среди 20‑24-летних: 22,3%, или 922 тыс. чел. (-0,25 млн. чел. по сравнению с 2012 г.).

Таким образом, можно говорить о тенденции, когда доля молодежной безработицы среди всех российских безработных (по методологии МОТ) составляет 42,5‑43,5%, а основную их долю ‑ безработные в возрасте 20‑24 лет.

Это в основном:

‑- юноши ‑ выпускники учреждений начального и среднего профессионального образования, отслужившие после окончания учебного заведения в рядах российских Вооруженных Сил и не могущие после демобилизации найти работу,

‑ выпускники вузов, которые после окончания учебного года не смогли в течение года устроиться на работу.

Если рассматривать городское и сельское население, то по данным ВПН‑2010 распределение безработных по возрастам населения было следующим (рис. 9):

 

http://www.gks.ru/bgd/regl/B11_04/IssWWW.exe/Stg/d03/Image2143.gif

Рис. 9. Уровень безработицы по возрастным группам среди городского и сельского населения в 2010 г., в % от экономически активного населения данной возрастной группы

 

В 2010 г. в городах доля безработной молодежи в возрасте 15‑19 лет среди всех безработных превышала 1/3, в сельской местности ее доля среди безработных была выше 1/4, т. е. доминировала городская молодежная безработица, в 20‑29 лет доля молодежной безработицы была выше в сельской местности: в среднем превышение составляло 5‑5,2 п.п.

В среднем по данным Росстата среди молодежи в возрасте 15‑24 лет уровень безработицы в 2010 г. составил 17,2% от экономически активного населения данной возрастной группы, в том числе среди городского населения ‑ 15,8%, среди сельского населения ‑ 20,3%.

Снижение численности молодежи в 2025 г. может привести, несмотря на сложившуюся за последние годы тенденцию, к сокращению в России молодежной безработицы, вместе с тем, как уже было указано, повышение возраста выхода на пенсию, может стать фактором, напротив, роста числа безработных среди молодежи.

Вызовы молодежной политики со стороны правонарушений молодежи 14‑30 лет

Правонарушения молодых являются одной из серьезнейших проблем российского общества и вызовом проводимой молодежной политике.

Все 1990-е годы число молодежных правонарушений росло, достигнув пика в 2000 г. После этого началось его снижение: в 2011 г. (последний год, по которому есть открытые официальные данные по молодежной преступности[16]) число совершенных молодыми людьми в возрасте 14‑29 лет правонарушений составило 55% от уровня 2000 г. (рис. 10).

 

Рис. 10. Динамика молодежных правонарушений в 1990‑2010 гг.

 

В то же время на рис. 10 отчетливо видно, что динамика совершаемых молодежью правонарушений повторяют динамику общей преступности, составляя от нее более половины, при этом наибольшее число преступлений приходится на возрастную группу 18‑24 лет. Это превалирование во многом объясняется тем, что в данную группу входит больше всего возрастов – 7 (в следующую группу 25‑29 лет – только 5), но вместе с тем на 18‑24-летних падает почти половина всех правонарушений (49,4%).

Преступления несовершеннолетних (14‑17 лет)многообразны по видам, но за последние годы их число заметно сократилось (2009 г. к 2000 г. более чем в 2 раза) ‑ табл. 1[17].

Таблица 1. Преступность несовершеннолетних в возрасте 14‑17 лет по отдельным видам преступлений (по данным МВД России; тыс. единиц)

Годы

2000

2005

2009

Зарегистрировано преступлений, совершенных несовершеннолетними или при их соучастии

195,4

154,7

94,7

из них:

 

 

 

особо тяжкие

10,5

6,5

3,1

тяжкие

145,8

49,0

26,5

их удельный вес в общем числе зарегистрированных преступлений, дела о которых раскрыты либо разрешены в отчетном периоде (%)

8,9

9,1

5,7

отдельные виды преступлений, совершенные несовершеннолетними и(или) при их соучастии:

 

 

 

убийство и покушение на убийство

1,3

1,6

0,6

умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

2,2

2,9

1,5

изнасилование и покушение на изнасилование

0,8

0,9

0,5

разбой

5,3

5,7

2,6

грабеж

15,3

22,6

13,6

кража

119,7

80,1

48,2

вымогательство

3,7

3,4

1,8

умышленное уничтожение или повреждение имущества

4

1,4

0,8

мошенничество

1,8

5,3

2,5

неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (угон)

5,3

8,0

6,0

незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ
и взрывных устройств

1,8

0,3

0,1

хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств

0,4

0,2

0,1

незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ

3

3,1

 

Вместе с тем остается достаточно значимым участие молодежи 14‑17 лет в кражах и грабежах (или совершение их самостоятельно), а также угон автомобилей. Кроме того, по данным МВД растет вовлеченность несовершеннолетних в незаконный оборот наркотиков и психотропных средств, однако официальная цифра представляется сильно заниженной.

Молодежь 18‑29 лет, как и несовершеннолетние, совершает разные виды преступлений (табл. 2).

Таблица 2. Преступность лиц в возрасте 18‑29 лет по отдельным видам преступлений (по данным МВД России; тыс. единиц)

Годы

2000

2005

2009

Всего

754,7

588,1

539,8

из них:

 

 

 

особо тяжкие

60,8

38,4

31,1

тяжкие

347,9

155,7

119,7

по отдельным видам преступлений

 

 

 

убийство и покушение на убийство

10,6

10,8

6,6

умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

14,9

19,5

15,4

изнасилование и покушение на изнасилование

3,8

4,2

2,6

разбой

23,2

23,2

15,1

грабеж

39,6

57,8

46,5

кража

302,0

215,7

180,3

вымогательство

3,5

3,8

2,5

умышленное уничтожение или повреждение имущества

3,9

4,1

4,7

мошенничество

9,2

25,8

23,2

неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (угон)

14,6

16,9

16,3

незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ
и взрывных устройств

12,8

3,0

2,8

хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств

0,4

0,5

0,3

незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ

105,7

34,5

53,3

 

В случае 18‑29-летних, как и несовершеннолетних, число совершаемых преступлений снижается, но заметно менее интенсивно: за рассматриваемый период всего на 28,5%.

Ведущими преступными действиями являются:

‑ кражи (здесь сокращение достаточно выражено – на 40%),

‑ грабежи (в целом за период рост на 17,4%, но снижение почти на 20% по отношению к 2005 г.),

‑ разбой (снижение на 35%),

‑ умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (рост за период на 3,3%, снижение по сравнению с 2005 г. на 21%).

 

Высоким остается показатель по мошенничеству (рост за период в 2,5 раза, хотя и некоторое снижение относительно 2005 г.) и угонам автомобилей (рост за период на 11,6%). Формально сильно снизилось число преступлений по распространению наркотических и психотропных средств (почти в 2 раза за рассматриваемый период, но рост в 1,5 раза по сравнению с 2005 г.). Вместе с тем представляется, что эти цифры слабо отражают реальное положение в данной сфере – оборот наркотиков в России растет и особенно быстро в молодежной среде[18].

Таким образом, несмотря на снижение, преступность продолжает оставаться существенным явлением в молодежной среде, при этом как несовершеннолетние, так и 18‑29-летние вовлечены в широкий круг совершаемых в России правонарушений, среди которых выделяются особо тяжкие и тяжкие преступления, как-то убийства, умышленное тяжкое причинение вреда здоровью, грабежи, разбой и распространение наркотических и психотропных средств.

Сложившееся положение требует серьезного усиления в этом направлении государственной молодежной политики, поскольку криминализация и наркотизация молодежной среды напрямую угрожают будущему Российской Федерации.

 

Вызовы молодежной политики: здоровье молодежи

Здоровье молодого поколения является важным показателем здоровья и благосостояния нации. С позиций молодежной политики важнейшими направлениями здесь являются пропаганда здорового образа жизни и предотвращение поведения, влекущего угрозу здоровью. Прежде всего, это относится к употреблению наркотиков и психотропных средств.

Заболеваемость детей и подростков наркоманией представлена в табл. 3.

Таблица 3. Заболеваемость детей в возрасте 0‑14 лет и подростков в возрасте 15‑17 лет наркоманией (человек)*

Годы

1990

2000

2005

2006

2007

2008

2009

2010

2011

Число заболеваний с впервые в жизни установленным

диагнозом:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

дети

216

29

44

28

28

20

8

7

подростки

354

6122

750

877

864

649

507

333

208

на 100000 человек населения соответствующего возраста1):

 

 

 

 

 

 

 

 

 

дети

0,83

0,13

0,21

0,13

0,13

0,09

0,04

0,03

подростки

5,7

81,8

11

13,8

14,9

12,7

10,7

7,4

4,7

Численность больных, состоящих на учете в лечебно-профилактических учреждениях (на конец года):

 

 

 

 

 

 

 

 

 

дети

317

51

58

41

38

66

27

7

подростки

471

9062

1443

1364

1307

987

854

532

451

на 100000 человек населения соответствующего возраста 1):

 

 

 

 

 

 

 

 

 

дети

1,2

0,2

0,3

0,2

0,2

0,3

0,1

0,03

подростки

7,6

120,7

21,1

21,4

22,5

19,2

18

11,9

10,5

Кроме того, численность больных, состоящих на профилактическом учете в связи с употреблением с вредными последствиями наркотических веществ:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

дети

1352

739

678

483

437

529

370

343

подростки

2824

15979

7554

7501

6940

6955

5432

4609

4042

на 100000 человек населения соответствующего возраста 1):

 

 

 

 

 

 

 

 

 

дети

5,3

3,4

3,2

2,3

2

2,5

1,7

1,5

подростки

45,6

218,4

110,6

117,9

119,3

116,1

114,4

102,8

93,8

* За 2005‑2010 гг. показатели рассчитаны с использованием численности населения, пересчитанной с учетом итогов ВПН‑2010.

 

На первый взгляд, табл. 3 свидетельствует о резком снижении наркомании среди детей и подростков: если в 2000 г. было выявлено 6,1 тысяч подростков, страдающих наркоманией, то в 2005 г. уже только 750, а затем, после небольшого всплеска в 2006 и 2007 годах, произошло резкое снижение до 208 случаев. Аналогично вели себя и другие показатели, демонстрирующие уменьшение потребления наркотиков детьми и подростками. Представляется, однако, что борьба с наркоманией совсем не столь эффективна, как это показывает медицинская статистика. Напротив, если судить по социологическим данным[19], то потребление наркотиков в подростковой среде растет, но все меньше «замечается» системой здравоохранения.

Несколько более полную картину по сравнению с табл. 3 дает табл. 4, хотя она охватывает только 2000‑2009 гг.

 

Таблица 4. Заболеваемость молодежи психическими расстройствами и расстройствами поведения, связанными с употреблением
психоактивных веществ, человек

Социально-демографическая группа

15‑17 лет

18‑19 лет

Годы

2000

2005

2009

2000

2005

2009

 

Всего, человек

Алкоголизм и алкогольные психозы

 

 

 

 

 

 

Городские поселения и сельская местность

1750

3288

1498

13222

16052

9798

в том числе сельская местность

348

587

323

1745

2338

2112

в том числе алкогольные психозы

 

 

 

 

 

 

Городские поселения и сельская местность

67

194

41

534

1072

457

в том числе сельская местность

10

42

14

52

201

77

Наркомания

 

 

 

 

 

 

Городские поселения и сельская местность

11593

1954

1079

35631

18296

9860

в том числе сельская местность

622

299

126

1823

1336

787

Токсикомания

 

 

 

 

 

 

Городские поселения и сельская местность

4300

4797

2987

2458

2678

2564

в том числе сельская местность

412

448

351

292

321

291

Употребление с вредными последствиями:

 

 

 

 

 

 

алкоголя

 

 

 

 

 

 

Городские поселения и сельская местность

86090

91531

94231

39814

43633

33500

в том числе сельская местность

12878

14323

13038

8612

10067

9424

наркотических веществ

 

 

 

 

 

 

Городские поселения и сельская местность

23512

10382

7826

26684

18104

15637

в том числе сельская местность

1618

1382

1386

2487

2460

2548

ненаркотических веществ

 

 

 

 

 

 

Городские поселения и сельская местность

13793

14514

10091

3694

3201

2755

в том числе сельская местность

1218

1736

1195

421

430

385

 

Таблица 4 также фиксирует снижение потребления наркотиков и психотропных средств, при этом она не только детализирует таблицу 3, но и показывает угрозу как наркомании, так и таксикомании и алкоголизма среди подростков 15‑17 лет и молодежи 18‑19. Вместе с тем и в этом более детальном раскладе не учитывается значительное число малолетних наркоманов и таксикоманов, которые не попадают в поле зрения официальной медицины и правоохранительных органов.

Данные многолетних социологических исследований показывают значительно большую вовлеченность молодежи в потребление наркотиков (рис. 11).

Рис. 11. Численность молодежи 11‑24 лет, пробовавших или потребляющих наркотики, млн. человек

 

По оценкам социологов, в возрастной группе 11‑24 года численность регулярно потребляющих наркотики (т.е. не реже 2‑3 раз в месяц) составляет 2,6 млн. человек, при этом больными наркоманией является не менее 515 тыс. человек[20].

Возрастная структура молодежи 11‑24 лет, регулярно потребляющих наркотики, хотя и с разной частотой, представлена на рис. 12.

 

Рис.12. Возрастная структура регулярно (с разной частотой) потребляющих наркотики среди молодежи 11‑24 лет

При пролонгации сложившихся тенденций сохраняется угроза дальнейшей широко понимаемой наркотизации молодежи (наркомания, таксикомания, алкоголизм), что требует активизации государственной молодежной политики в этом плане. При этом тактика и стратегия указанной работы должны быть кардинально пересмотрены, именно в связи с растущей массовостью потребления наркотиков и снижением возраста потребляющих наркотики.

Существенное занижение цифр медицинской статистики по наркомании и таксикомании, отсутствие регистрации многих случаев задержания молодых людей с наркотиками ведет к усугублению данной социальной болезни. Кроме того, высокий уровень молодежной наркомании чреват распространением в молодежной среде ВИЧ инфекции и тяжелых форм гепатита. Здесь проблема также состоит в том, что значительная часть инфицированных не состоит на учете и не получает необходимой медицинской помощи. Соответственно, борьба с наркоманией должна снизить и риск роста заболеваемости тяжелыми инфекциями.

Еще один вызов молодежной политики со стороны здоровья молодежи – табакокурение. Принятый в 2013 г. Закон «Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака»[21]направлен на сокращение курения в публичных местах, рост акцизов на сигареты и, соответственно, повышение цены на них рассматриваются как экономический стимул к отказу от курения. Между тем Россия – страна с ранним началом курения и широким распространением этой привычки среди молодых женщин, что негативно влияет на здоровье как самих матерей, так и их детей (рис. 12).

 

Рис. 12. Распространенность табакокурения (по данным обследования курения табака в России, 2012 г.), %

 

В более детальной развертке табакокурение молодежи 11‑24 лет в 2000-е годы характеризовалось следующими показателями (рис.13).

Рис. 13. Удельный вес и численность курящих в возрастной группе 11‑24 лет

 

Таким образом, почти половина возрастной группы 11‑24-летних курила на постоянной основе. При сохранении указанной тенденции нарастает вероятность развития сопутствующих курению заболеваний, прежде всего, органов дыхания, в том числе онкологических.

Резкое снижение численности молодежи в перспективе 10‑12 лет означает, что сохранение потенциала развития России требует одновременного и быстрого роста качества молодого поколения, его производительности в самом широком понимании этого слова. А этого невозможно достичь без существенного снижения в молодежной среде наркомании, таксикомании и табакокурения.

 

***

В целом состояние российской молодежи, перспективы ее развития в средне- и долгосрочной перспективе порождает целый ряд вызовов для молодежной политики. Важнейшими среди них являются:

‑ снижение человеческого капитала молодежи и нации в целом;

‑ усиление дифференциации человеческого капитала молодежи по территории страны,

‑ криминализация молодежной среды в регионах с молодежной безработицей;

‑ рост потребления наркотиков и алкоголя, сохранение на высоком уровне табакокурения;

‑ рост националистических и ксенофобских настроений в обществе (не только среди молодежи);

‑ рост экстремистской деятельности молодежных групп, повышение угрозы массовых беспорядков;

‑ усиление противостояния местной молодежи и приезжей молодежи, прежде всего, в регионах и городах с дефицитом рабочих мест.

‑ рост негативного отношения молодежи более развитых регионов к молодежи слаборазвитых регионов и наоборот (формирование представления о молодежи «первого» и «второго» сортов или рост таких представлений);

‑ рост заболеваемости молодежи, снижение общего уровня здоровья молодого поколения,

‑ снижение продуктивности молодежи как экономической (производительность труда), так и в воспроизводстве населения, рост врожденных заболеваний у детей, связанный с распространением вредных привычек у их матерей и отцов (наркомания, таксикомания, курение);

‑ отток образованной молодежи на работу в развитые страны, замена их на российском рынке труда дешевыми трудовыми ресурсами из ближнего зарубежья с низким уровнем образования и квалификации.

Указанные вызовы требует смены сложившейся модели молодежной политики, повышение ее адресности, разработки и внедрения новых инструментов, которые позволили бы существенно повысить эффективность деятельности молодежных организаций как на федеральном, так и на региональном (муниципальном) уровнях.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1.4. Проблемы нормативно-правового регулирования сферы молодежной политики

1.4.1. Нормативно-правовое регулирование молодежной политики в Российской Федерации

На сегодняшний день на пространстве Содружества Независимых Государств только два государства не имеют специальных законов, регламентирующих общие вопросы осуществления молодежной политики – Республика Армения и Российская Федерация, что не противоречит международной практике. Специальный закон о государственной молодежной политике является необходимым условием государственного финансирования федеральных и региональных программ развития, вследствие российской специфики бюджетирования.

В данном разделе представлен общий обзор нормативно-правовой базы (НПБ), а также перечень нормативных актов, регулирующих молодежную политику в России, анализ которых будет дан в итоговом отчете по мере формирования новой модели долгосрочной государственной молодежной политики.

 

Вопросы молодежной политики регулируются в Российской Федерации конституционным, федеральным и региональным (субъектов Федерации) законодательством, а также нормативно-распорядительными документами ведомственного характера, в том числе в законодательстве об образовании, законодательстве о труде, жилищном законодательстве, семейном законодательстве, законодательных актах по вопросам социальной защиты и т.д.

Действующее на сегодняшний день федеральное и региональное законодательство Российской Федерации в области молодежной политики отражает все действующие международные документы и регулирует следующие вопросы:

‑ цели и принципы государственной молодежной политики

‑ общие принципы, содержание и меры государственной поддержки молодежных и детских общественных объединений в Российской Федерации

‑ соблюдения гарантий в сфере труда и занятости молодежи, содействие предпринимательской деятельности

‑ создание условий, направленных на физическое и духовное развитие молодежи, предоставление молодым гражданам гарантированного минимума социальных услуг;

‑ осуществление поддержки молодой семьи и талантливой молодежи;

‑ содействие международныммолодежным обменам.

В настоящее время приоритетные направления в сфере молодежной политики определены в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 17 ноября 2008 г. № 1662-р, Основных направлениях деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2018 года, утвержденных распоряжением Правительства Российской Федерации от 31 января 2013 г., направленных на реализацию положений указов Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. № 596‑606 и Послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации 2012 г., а также в Стратегии государственной молодежной политики в Российской Федерации, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 18 декабря 2006 г. № 1760-р.

Необходимость принятия локальных (региональных) нормативно-правовых актов, регулирующих вопросы молодежной политики, вытекает из конституционных обязанностей федеральной и региональных властей по разграничению предметов ведения и полномочий, а также совместному ведению в вопросах социального, культурного, духовного и физического развития молодежи.

В 1999 г. была предпринята попытка принятия на федеральном уровне специального федерального закона в сфере молодежной политики, который создал бы необходимую правовую основу формирования и реализации государственной молодежной политики в Российской Федерации, а также бы принципы разграничения полномочий между различными уровнями государственного управления. Однако, несмотря на то, что законодательный акт был принят Государственной Думой и одобрен Советом Федерации он был отклонен Президентом Российской Федерации Б.Н. Ельциным. Отклонение федерального закона, разграничивающего полномочия федерального центра и субъектов Федерации, не позволяет до настоящего времени иметь четкие границы полномочий и ответственности в вопросах молодежной политики между всеми ветвями власти. Этот пробел вынужденно заполняется региональным и ведомственным законодательством.

Анализ нормативно-правовой базы 72 субъектов Российской Федерации, регулирующей принципы разработки и реализации государственной молодежной политики в субъектах Федерации показывает, что в том или ином виде законы о молодежной политике приняты подавляющим большинством региональных органов власти («О молодежи» (Республика Коми, Рязанская и Челябинская области, город Москва) «О молодежи и государственной молодежной политике» (Республика Татарстан, Калужская и Ленинградская области); «О молодежи и молодежной политике» (Архангельская область, город Санкт-Петербург); «О государственной молодежной политике» (Республики Алтай, Бурятия, Дагестан, Ингушетия, Карелия, Марий Эл, Мордовия, Саха (Якутия) и Тыва, Удмуртская и Чувашская республики, Краснодарский и Красноярский края, Амурская, Астраханская, Волгоградская, Вологодская, Иркутская, Калининградская, Камчатская, Кировская, Курганская, Курская, Липецкая, Магаданская, Московская, Оренбургская, Пермская, Сахалинская, Свердловская, Смоленская, Тверская и Томская области, Ненецкий и Ямало-Ненецкий автономные округа); «О молодежной политике» (Республики Башкортостан и Северная Осетия – Алания, Кабардино-Балкарская и Карачаево-Черкесская республики, Приморский и Ставропольский края, Владимирская, Ивановская, Костромская, Нижегородская, Новосибирская, Омская, Саратовская, Тамбовская, Тюменская, Читинская и Ярославская области, Еврейская автономная область); «О государственной региональной молодежной политике» (Алтайский край); «О региональной государственной молодежной политике» (Орловская область); «Об основах молодежной политики» (Хабаровский край и Ульяновская область); «Об общих принципах осуществления государственной молодежной политики» (Кемеровская область); «Об основных направлениях государственной молодежной политики» (Брянская область); «О реализации государственной молодежной политики» (Республика Хакасия и Ханты-Мансийский автономный округ); «О государственной поддержке молодежи» (Республика Адыгея); «О государственной поддержке молодежи, молодежных и детских общественных объединений» (Ростовская область).

В основу разграничения полномочий между федеральным органами государственной власти, органами государственной власти субъектов и органами местного самоуправления согласно действующему федеральному законодательству Российской Федерации положен «территориальный» принцип. При этом если полномочия органов субъектов Российской Федерации и местного самоуправления в области молодежной политики получили вполне ясное закрепление, то относительно полномочий федеральных органов вопрос их закрепления на законодательном уровне остался открытым.

Значительная часть нормативных актов федеральных органов исполнительной власти по вопросам, связанным с государственной молодежной политикой и регулированием основ деятельности молодежных объединений, принималась во исполнение и в целях реализации положений законодательных актов Российской Федерации, а также указов, постановлений и распоряжений Президента России и Правительства Российской Федерации.

В качестве примера можно рассмотреть Распоряжение Роскоммолодежи от 26 февраля 1996 г. N 17 "О государственной поддержке молодежных и детских общественных объединений", которым были утверждены:

‑ Положение о порядке формирования Федерального реестра молодежных и детских объединений, пользующихся государственной поддержкой;

‑ Положение о порядке выделения субсидий молодежным и детским объединениям;

‑ Положение о порядке проведения конкурса проектов (программ) молодежных и детских объединений на соискание государственных грантов.

Существует также большое число актов министерств и иных федеральных органов исполнительной власти по отдельным вопросам, связанным с реализацией некоторых направлений государственной молодежной политики, например:

‑ Приказ Минобразования России от 30 декабря 2003 г. № 4877 "О создании Совета по развитию научно-исследовательской работы студентов и научно-технического творчества молодежи"

‑ Приказ Минобразования России от 1 марта 2002 г. № 642 "Об утверждении программы эксперимента по контрактной подготовке кадров сельской молодежи для реализации государственной молодежной политики на селе"

‑ Приказ Минобразования России от 5 ноября 2001 г. № 3545 "О Совете руководителей органов по делам молодежи субъектов Российской Федерации при Министерстве образования Российской Федерации"

‑ Приказ Минобразования России от 26 февраля 2004 г. № 904 "О Координационном бюро российско-японских молодежных обменов"

‑ и т.д.

Вопросы финансирования в сфере молодежной политики. В России реализация молодежной политики осуществляется через систему финансирования крупных федеральных целевых и национальных проектов по социально-экономическим и общественно-политическим направлениям.

Основу правового регулирования вопросов финансового обеспечения задач в сфере молодежной политики, составляет Бюджетный кодекс Российской Федерации. Бюджетным кодексом РФ определены принципы разграничения расходных обязательств Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

Принципы разграничения расходных обязательств основаны на разграничении полномочий между Российской Федерацией, субъектами Российской Федерации и местным самоуправлением.

В соответствии с Бюджетным кодексом Российской Федерации можно выделить следующие основные формы расходов бюджетов, предполагающих предоставление бюджетных средств негосударственным организациям, участвующим в реализации проектов и мероприятий в области молодежной политики:

- средства на оплату товаров, работ и услуг, выполняемых по государственным и муниципальным контрактам;

- субвенции и субсидии.

Следует отметить, что указанные формы расходов бюджетов в значительной степени пересекаются.

В сфере молодежной политики специальным законом, определяющим условия финансирования мероприятий в указанной сфере, является Федеральный закон «О государственной поддержке молодежных и детских общественных объединений». Этот закон неоднократно пересматривался и в последней действующей его редакции сфера его регулирования выглядит следующим образом.

Объектом государственной поддержки являются молодежные и детские общественные объединения, отвечающие критериям, заложенным в законе, и включенным в реестр молодежных и детский объединений, пользующихся государственной поддержкой.

Закон не распространяется, и предусмотренные в нем меры государственной поддержки не реализуются в отношении:

- молодежных и детских коммерческих организаций;

- молодежных и детских религиозных организаций;

- молодежных и студенческих объединений, являющихся профессиональными союзами;

- молодежных и детских объединений, учреждаемых либо создаваемых политическими партиями.

Согласно закону меры государственной поддержки молодежных и детских объединений предусматриваются в разделах (подпрограммах) федеральных программ в области государственной молодежной политики и защиты детства.

Финансирование мероприятий по поддержке молодежных и детских объединений, осуществляется за счет средств федеральных целевых программ.

Одной из проблем эффективного расходования средств в сфере молодежной политики эксперты называют задержку финансирования программ и проектов – фактическое поступление средств во второй половине текущего финансового года, без возможности переноса средств на следующий год, а также сложностью планирования на первую половину календарного года из-за отсутствия денежных поступлений из соответствующих бюджетов.

 

 

1.4.2. Предложения по совершенствованию нормативно-правовой базы, регулирующей молодежную политику

1.Принять федеральный закон «Об основах государственной молодежной политики» (в части установления правовых основ регулирования деятельности органов государственной власти по формированию и реализации государственной молодежной политики).

2.Принять федеральный закон «О первоочередных мерах по поддержке молодых специалистов в Российской Федерации и внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и Трудовой кодекс Российской Федерации» (в части установления правовых основ поддержки молодых специалистов в Российской Федерации, определения их статуса и особенностей правового положения отдельных категорий молодых специалистов).

3.Внести изменения в Федеральный закон «О государственной поддержке молодежных и детских общественных объединений» (в части внесения изменений в порядок и условия финансирования в виде субсидий и грантов).

4.Внести изменения в Федеральный закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» (в части установления правового статуса учреждений органов по делам молодежи необходимо внести положение о том, что Типовое положение по данным учреждениям утверждается Правительством Российской Федерации, закон прошел первое чтение, дальнейшее рассмотрение приостановлено из-за позиции Правительства Российской Федерации).

5.Внести изменения в Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» (в части установления правового статуса студенческих отрядов и студенческих советов вузов).

6.Включить показатели, характеризующие положение молодежи, в перечни показателей для оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления городских округов и муниципальных районов.

7.Внести изменения в Федеральный закон от 21 июля 2005 года № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» в части размещения заказа у единственного поставщика (исполнителя, подрядчика) если поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг относятся к сфере деятельности общероссийских, международных и межрегиональных молодежных общественных объединений.

 


Нормативно-правовая база, регламентирующая молодежную политику в Российской Федерации

Международные нормативно-правовые акты

1.Конвенция ООН о правах ребенка

2.Европейская хартия местного самоуправления (ратифицирована Федеральным законом от 11 апреля 1998 г. N 55-ФЗ "О ратификации Европейской хартии местного самоуправления")

3.Европейская хартия об участии молодежи в общественной жизни на местном и региональном уровнях (пересмотренной) (от 21 мая 2003 г.)

4. План действий Совета Европы в отношении будущего молодежной политики на период до 2020 г. ‑ «Повестка 2020», принят Конференцией министров СЕ по молодежной политике 10 октября 2008 г. (Киев, Украина)

5. Лиссабонская декларация по молодежной политике и программам (ООН, 1998 г.)

6. Всемирная программа действий в интересах молодежи на период до 2000 г. и на последующий период(ООН, 1995 г.)

7. Декларация о распространении среди молодежи идеалов мира, взаимного уважения и взаимопонимания между народами, принята Генеральной Ассамблеей ООН в 1965 г.

Соглашения со странами мира

8.Соглашение между Правительством Российской Федерации и Федеративной Республикой Германия в области молодежного сотрудничества от 21 декабря 2004 г. (Шлезвиг Германия)

9.Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Итальянской Республики о сотрудничестве по делам молодежи от 15 января 2001 г. (Рим, Италия)

10.Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Японии о создании Японо-Российской комиссии по молодежным обменам от 15 марта 1999 г. (Москва, Россия)

11.Соглашение между Правительством СССР и Правительством Французской Республики о молодежных обменах, Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Французской Республики о сотрудничестве по делам молодежи от 5 июля 1989 г.

Содружество Независимых государств (СНГ)

12.Декларация о поддержке книги, утвержденная решением Совета глав государств СНГ от 9 октября 2009 г. (Кишинев, Молдова)

13.Модельный закон «О государственной молодежной политике», принят постановлением Межпарламентской Ассамблеи государств – участников СНГ от 23 ноября 2012 г. № 38-10

14.Модельный закон «Об образовании», принят постановлением Межпарламентской Ассамблеи государств – участников СНГ от 3 апреля 1999 г. N 13-8

15.Стратегия международного молодежного сотрудничества государств – участников Содружества Независимых Государств на период до 2020года, утвержденная решением Совета глав государств СНГ от 10 декабря 2010 г. (Москва, Россия)

16.План мероприятийна 2012–2013годы по реализации Стратегии международного молодежного сотрудничества государств – участников Содружества Независимых Государств напериод до 2020 года (прилагается), утвержденный решением Совета глав правительств СНГ от 30 мая 2012 г.

17.Стратегия развития физической культуры и спорта государств – участников Содружества Независимых Государств до 2020 года, утвержденная решением Совета глав правительств СНГ от 30 мая 2012 г. (Ашхабад, Туркменистан)

18.Межгосударственная программа инновационного сотрудничества государств-участников Содружества Независимых Государств на период до 2020 года, утвержденная Советом глав правительств СНГ от 18 октября 2011 г. (Санкт-Петербург, Россия)

19.Соглашение государств – участников Содружества Независимых Государств о сотрудничестве в сфере работы с молодежью, утвержденное Советом глав правительств СНГ от 25 ноября 2005 г. (Москва, Россия), с изменениями от 19 мая 2011 г. (Минск, Беларусь)

20.Соглашение о гуманитарном сотрудничестве государств – участников Содружества Независимых Государств от 26 августа 2005 г.

21.Соглашение о сотрудничестве в области подготовки научных и научно-педагогических кадров и нострификации документов об их квалификации в рамках Содружества Независимых Государств 13 марта 1992 г. (Москва, Россия)

22.Соглашение о сотрудничестве в области образования от 15 мая 1992 г. (Ташкент, Узбекистан)

23.Соглашение о сотрудничестве по формированию единого (общего) образовательного пространства Содружества Независимых Государствот 17 января 1997 года, с изменениями от 31 мая 2013 г. (Минск, Беларусь)

24.Соглашение о сотрудничестве в области физической культуры и спорта государств– участников Содружества Независимых Государств от 25 мая 2007 г., с изменениями от, от 30 мая 2012 г. (Ашхабад, Туркменистан)

25.Соглашение между Правительством Российской Федерации и Кабинетом Министров Украины о сотрудничестве в области молодежной политики от 28 января 2003 г. (Киев, Украина)

26.Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь о сотрудничестве в области молодежной политики от 30 июня 1995 г. (Москва, Россия).

 

Законодательство Российской Федерации

27.Конституция Российской Федерации от 25 декабря 1993 г.

28.Бюджетный кодекс Российской Федерации

29.Гражданский кодекс Российской Федерации

30.Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. N 197-ФЗ (с изм. и доп. от 24, 25 июля 2002 г., 30 июня 2003 г., 27 апреля, 22 августа 2004 г.)

31.Федеральный конституционный закон «О Правительстве Российской Федерации» (в редакции ФКЗ от 31.12.1997 N 3-ФКЗ, от 19.06.2004 N 4-ФКЗ, от 03.11.2004 N 6-ФКЗ, от 01.06.2005 N 4-ФКЗ, от 30.01.2007 N 1-ФКЗ, от 02.03.2007 N 3-ФКЗ)

32.ФедеральныйзаконРоссийской Федерации от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ"Обобразованиив Российской Федерации"

33.Федеральный закон от 21 июля 2005 г. N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд"

34.Федеральный закон от 19 июня 2004 г. N 54-ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях"

35.Федеральный закон от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" (в редакции Федерального закона от 31 декабря 2005 г. N 199-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием разграничения полномочий")

36.Федеральный закон от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»

37.Федеральный закон от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних"

38.Федеральный закон от 24 июля 1998 г. N 124-ФЗ "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации" (с изм. и доп. от 20 июля 2000 г., 22 августа, 21 декабря 2004 г.)

39.Федеральный закон от 22 августа 1996 г. N 125-ФЗ "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" (с изменениями от 10 июля, 7 августа, 27 декабря 2000 г., 30 декабря 2001 г., 25 июня, 24 декабря 2002 г., 10 января, 5 апреля, 7 июля, 23 декабря 2003 г., 22 августа, 29 декабря 2004 г., 21 апреля, 31 декабря 2005 г.) НЕ ДЕЙСТВУЕТ

40.Федеральный закон от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях" (с изменениями от 26 ноября 1998 г., 8 июля 1999 г., 21 марта, 28 декабря 2002 г., 23 декабря 2003 г., 10 января, 2 февраля 2006 г.)

41.Федеральный закон от 10 декабря 1995 г. N 195-ФЗ "Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации"

42.Федеральный закон от 11 августа 1995 г. N 135-ФЗ "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях" (с изменениями от 21 марта, 25 июля 2002 г., 4 июля 2003 г., 22 августа 2004 г.)

43.Федеральный закон от 28 июня 1995 г. N 98-ФЗ "О государственной поддержке молодежных и детских общественных объединений" (с изменениями от 21 марта 2002 г., 29 июня, 22 августа 2004 г.). Значительные изменения, вступившие в силу с 1 января 2005 г., были внесены в указанный Федеральный закон в соответствии с Федеральным законом от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ.

44.Федеральный закон от 19 мая 1995 г. N 82-ФЗ "Об общественных объединениях" (с изменениями от 17 мая 1997 г., 19 июля 1998 г., 12, 21 марта, 25 июля 2002 г., 8 декабря 2003 г., 29 июня, 2 ноября 2004 г., 10 января, 2 февраля 2006 г.)

45.Закон Российской Федерации от 19 апреля 1991 г. N 1032-I "О занятости населения в Российской Федерации"

 

Указы и распоряжения Президента Российской Федерации

46.Указ Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 года № 597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики».

47.Указ Президента Российской Федерации от 30.08.2008 г. № 1144 «О премии Президента Российской Федерации в области науки и инноваций для молодых ученых».

48.Указ Президента Российской Федерации от 16 мая 1996 г. N 727 "О мерах государственной поддержки общественных объединений, ведущих работу по военно-патриотическому воспитанию молодежи" (с изменениями от 21 апреля 1997 г.)

49.Указ Президента Российской Федерации от 14.06.1995 г. № 593 «Об установлении размеров государственных научных стипендий для выдающихся ученых и талантливых молодых ученых России»

50.Указ Президента РФ от 6 марта 1995 г. N242 "О Национальном фонде молодежи"

51.Указ Президента Российской Федерации от 16 сентября 1992 г. N 1075 "О первоочередных мерах в области государственной молодежной политики" (с изменениями от 12 апреля 1999 г.)

52.Распоряжение Президента Российской Федерации от 24 июня 1993 г. N 459-рп "О праздновании Дня молодежи"

 

Постановления и распоряжения Правительства Российской Федерации

53.Постановление Правительства Российской Федерации от 18 декабря 2006 г. № 1760-р«О Стратегии государственной молодежной политики в Российской Федерации»

54.Постановление Правительства Российской Федерации от 19 марта 2001 г. N 196 "Об утверждении Типового положения об общеобразовательном учреждении" (с изм. и доп. от 23 декабря 2002 г.)

55.Постановление Правительства Российской Федерации от 24 июля 2000 г. N 551 "О военно-патриотических молодежных и детских объединениях"

56.Постановление Правительства Российской Федерации от 3 апреля 1996 г. N 387 "О дополнительных мерах поддержки молодежи в Российской Федерации" (с изменениями от 3 августа 1996 г.)

57.Постановление Правительства Российской Федерации от 7 марта 1995 г. N 233 "Об утверждении Типового положения об образовательном учреждении дополнительного образования детей" (с изм. и доп. от 22 февраля 1997 г., от 8 августа 2003 г.)

58.Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 03 июня 1993 г. N 5090-1 «Об основных направлениях государственной молодежной политики в Российской Федерации»

59.Постановление Правительства Российской Федерации от 18 января 1992 г. N 33 "О дополнительных мерах по социальной защите учащейся молодежи" (с изменениями от 1 сентября 1992 г., 5 июня 1994 г., 4 августа 2005 г.)

60.Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденная распоряжением Правительства Российской Федерации от 17 ноября 2008 г. № 1662-р

61.Распоряжение Правительства Российской Федерации от 17 ноября 2008 г. № 1663-р«Об основных направлениях деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2012 года»

 

 

 

I.5. Основные направления государственной молодежной политики (цели, задачи и приоритеты государственной молодежной политики) на средне- и долгосрочную перспективу (до 2025 г.)

 

Основные принципы построения новой модели молодежной политики

Новая модель молодежной политики должна строиться на увязке долгосрочных и среднесрочных целей, задач и приоритетов. При этом необходимо обеспечить гибкость, когда при удержании конечной цели могут меняться тактические цели и задачи, т. е. cстратегическое планирование и реализация молодежной политики должны носить скользящий характер.

В условиях резкого сокращения численности молодежи 14‑30 лет долгосрочная и среднесрочная молодежная политика должна обеспечить переход от преимущественно количественных целей и задач (рост охвата, рост включенности, обеспечение доступности и т. п.) к качественным – рост величины человеческого капитала молодежи, повышение продуктивности молодежи как социального субъекта, рост эффективности использования поступающих в молодежную сферу ресурсов (финансовых, кадровых, материальных, информационных). При этом необходимо учитывать различия роли и интересов различных возрастных групп молодежи: 14‑16 лет, 17‑25 лет, 26‑30 лет, т.е. специфику целей и задач развития молодежи на разных стадиях ее жизненного цикла. Вместе с тем молодежная политика должна обеспечить переход молодежи во взрослую жизнь, снимая по возможности естественный конфликт поколений. Это требует более активного участия молодежи в разработке и реализации социальной и экономической политики, включая образовательную политику, политику регулирования рынка труда, политику охраны здоровья населения, культурную политику, пенсионную стратегию, политику охраны окружающей среды и др. Молодежная политика, таким образом, должна захватывать по отдельным направлениям как более ранние возраста (в частности, детей 11‑12 лет, когда они начинают пробовать курить и потреблять наркотики), так и более старшие (например, 35 лет, когда заканчиваются программы поддержки молодых ученых, писателей, художников, музыкантов, других деятелей искусств).

Не менее важным моментом является расширение участия молодежи в управлении экономикой и обществом. В настоящее время значительная часть государственной молодежной политики – это обучение управленческой деятельности, разным практикам и организации досуга, но в то же время не оказывается весомой поддержки самодеятельности и самореализации молодежи в разнообразных формах.

Между тем сокращение численности молодежи и, одновременно, сокращение численности трудовых ресурсов требует активного вовлечения молодежи в сложные типы деятельности и, в том числе, управление сложными процессами. Необходимо создание условий для участия молодежи в принятии управленческих решений и их реализации, при этом не только касающихся их собственной жизни и работы, а в широком диапазоне социальных и экономических проблем развития общества, принятие молодежью реальной ответственности за будущее страны[22]. Это, в свою очередь, предполагает стимулирование инициативы молодых и формирование различных инструментов поддержки молодежных инициатив.

Повышение человеческого капитала молодежи предполагает рост качества формального, неформального и внесистемного (информального) образования, а также обеспечение доступности качественного образования для молодежи из сельской местности и отдаленных территорий.

Кроме того повышение качества человеческого капитала молодежи требует сохранения и наращивания здоровья молодого поколения. Это предполагает новые подходы в молодежной политике к охране здоровья молодежи.

Еще одним направлением молодежной политики должно стать создание условий для эффективного трудоустройства молодежи. При том, что численность молодежи значительно сокращается к 2025 г., рынок труда будет еще достаточно хорошо обеспечен трудовыми ресурсами (см. Таблицу 2 Приложения – реальная численность пенсионеров практически во всех регионах России будет уступать численности молодежи). Тем не менее, необходимость построения специальной системы трудоустройства молодежи, назревшая уже в настоящее время, должна быть реализована в среднесрочной перспективе (не позднее 2015 г.). В 2025 г. указанная система должна работать в каждом регионе. Это позволит сформировать систему поддержку первого трудоустройства молодежи, оканчивающей учреждения среднего профессионального и высшего образования. Но главное они должны стать реальными партнерами работодателей в формировании эффективного механизма первого трудоустройства молодых рабочих и специалистов и во многом именно этим структурам работодатели смогли бы передать функции, с одной стороны «доводки» молодых рабочих и специалистов до уровня, требуемого на конкретном предприятии или в организации, а с другой, поиска нужных работодателю молодых работников и их психологической подготовки к первому месту работы. Соответственно, должны быть выработаны новые принципы взаимодействия трех сторон: бизнеса – выпускников вузов (самих вузов) и молодежных структур по подбору молодых кадров.

Не менее важной задачей государственной молодежной политики является профилактика правонарушений, которые в молодежной среде, несмотря на заметное снижение, все же остаются на достаточно высоком уровне, составляя 55% от общего числа выявленных преступлений.

Важнейшей задачей государственной молодежной политики является обеспечение включенности молодых людей в процессы формирования политики государства в различных сферах и обеспечение участия молодежи в подготовке и реализации управленческих решений на различных уровнях государственного и муниципального управления. При этом прежде всего, необходимо обеспечить участие молодежи в выработке и реализации государственной молодежной политики. Эти задачи должны решаться, прежде всего, через организацию взаимодействия государственных и муниципальных структур с молодежными общественными объединениями и системную поддержку их инициатив. Недостаточная вовлеченность молодежи в процесс социальных и политических действий способствует размыванию российской самоидентификации молодежи. К моменту достижения возраста максимальной трудовой активности они не считают себя связанными со своей страной обязательствами по личному участию в решении ее проблем, не связывают эти проблемы с собой, часто ищут возможности для самореализации вне России, не имеют со своей страной социального контракта и не считают себя ей ничем обязанными. Это стимулирует отток конкурентоспособных молодых людей из России и серьезные потери человеческого капитала страны. Таким образом, в новых условиях задачи молодежной политики носят масштабный и разнообразный характер. Они требуют как адекватного ресурсного обеспечения, так и повсеместного повышения квалификации работников, занятых работой с молодежью.

1.5.1. Основные направления государственной молодежной политики (цели, задачи и приоритеты государственной молодежной политики) на среднесрочную перспективу

Конечной целью государственной молодежной политики на средне- и долгосрочную перспективу является создание условий для роста человеческого капитала молодежи с тем, чтобы обеспечить экономический рост и повышение конкурентоспособности России в глобальном мире.

В связи с этим в среднесрочной перспективе в сфере молодежной политики должны быть решены следующие задачи:

Образование

‑ создание системы послешкольной «доводки» выпускников школ с низкими баллами ЕГЭ;

‑ восстановление профориентационной работы среди старших школьников, разработка инструментов молодежной политики, обеспечивающих поддержку молодежи 14‑16 лет в выборе профессии;

‑ повышение доступности качественного среднего профессионального и высшего образования (создание условий для молодежи из сельской местности, малых городов и отдаленных территорий в доступе к качественному образованию, в ликвидации пробелов в общем образовании и т. п.);

‑ создание условий для повышения профессиональных компетенций молодежи 17‑30 лет, вовлечение молодежи указанных возрастов в систему непрерывного профессионального образования, повышения квалификации и профессиональной переподготовки, социального образования;

‑ поддержка развития дистанционного образования и вовлечение молодежи в программы дистанционного образования;

‑ создание условий для повышения образовательной и трудовой миграции молодежи.

 

Трудоустройство и миграция

‑ поддержка миграции молодежи из трудоизбыточных или депрессивных регионов в трудонедостаточные регионы, в частности, создание систем информирования молодежи о возможностях трудоустройства в других субъектах Российской Федерации;

‑ создание специальной молодежной системы трудоустройства и поддержки занятости, включая юридическое консультирование, с учетом поведенческих и психологических особенностей молодежи, при этом в данной системе должны работать молодые специалисты в возрасте до 35 лет;

‑ организация занятости молодежи 14‑16 лет в летний период;

‑ организация занятости учащейся молодежи 17‑25 лет;

‑ организация студенческих строительных отрядов;

‑ поддержка молодежной волонтерской деятельности.

 

Охрана здоровья и здоровый образ жизни

‑ создание системы пропаганды здорового образа жизни для молодежи, учитывающей особенности поведения и восприятия молодежью разных возрастов информации (юношеский негативизм, отторжение ценностей взрослых и одновременно подражание взрослым привычкам, стремление выделяться из толпы и одновременно слиться с референтной группой; разработка программ психологической поддержки взросления для 14‑16-тилетних);

‑ вовлечение молодежи в занятия физкультурой и спортом, поддержка детских спортивных школ, создание условий для занятий физкультурой молодежи 14‑30 лет (спортивные секции, катки, фитнес группы для молодежи с льготной оплатой и т. п.);

‑ развитие индустрии отдыха и оздоровления молодежи в каникулярное время и во время летнего отдыха, основывающейся на системе спортивно- оздоровительных лагерей;

‑ проведение комплекса широкомасштабных работ по снижению вовлеченности молодежи в потребление наркотиков, алкоголя и психотропных веществ, в табакокурение (разработка инструментов и программ, обеспечивающих позитивную социализацию молодежи, прежде всего, 11‑14 лет и 15‑19 лет, обеспечение профилактики наркомании, таксикомании, табакокурения, особенно в возрастах 11‑14 лет, повышение степени информированности молодежи о вреде и последствиях указанных действий, обеспечение более полного учета молодых людей, пробующих и потребляющих наркотики, психотропные средства, алкоголь, создание независимой системы социологического мониторинга указанных процессов, поддержка общественных организаций, занимающихся противодействием потреблению наркотиков, алкоголя и психотропных веществ, табакокурению, др.);

‑ реализация рекомендаций для общеобразовательных учреждений по более рациональному распределению учебного и рекреативного (каникулярного) времени в рамках годового цикла с целью более равномерного распределения образовательной нагрузки и времени восстановления ресурсов молодого организма;

‑ осуществление широкомасштабных мероприятий по профилактике социально значимых инфекций (ВИЧ, вирусных гепатитов В и С, туберкулеза);

 

Финансирование

‑ обеспечение снижения межрегиональной дифференциации в финансировании молодежной политики, привлечение негосударственных средств (молодежный фандрайзинг), развитие государственно-частного партнерства в финансировании молодежных программ и проектов, в частности, обеспечение государственно-частной поддержки молодежных стартапов;

‑ увеличение финансирования молодежной политики на федеральном уровне для обеспечения координации молодежной политики в регионах, научно-методической поддержки реализуемых в регионах проектов и программ, создание системы программ-вызовов, когда федеральный центр на условиях софинансирования предлагает регионам участие в федеральных проектах и программах, имеющих большое значение для развития молодежи;

 

Межрегиональные и межнациональные отношения

‑ разработка на федеральном уровне программ, проектов и методик, обеспечивающих развитие межрегионального диалога молодежи, поддержку молодежных межрегиональных и общероссийских обменов и форумов, направленных на преодоление негативных национальных и культурных стереотипов в молодежной среде, поддержка инициативных практик межрегионального взаимодействия;

 

Профилактика правонарушений в молодежной среде, поддержка молодежи в трудной жизненной ситуации

‑ снижение уровня криминализации молодежной среды, организация профилактики правонарушений, прежде всего, в возрастных группах 14‑17 лет (несовершеннолетние) и 18‑24 лет, обеспечение юридической поддержки молодым людям, совершившим правонарушения (создание юридических клиник для молодежи и привлечение к работе в них молодых юристов), поддержка волонтерской деятельности молодежи по работе с правонарушениями несовершеннолетних, организация мониторинга молодежных правонарушений для разработки эффективных мер профилактики;

‑ преодоление правого нигилизма,

 

Жилье

‑ развитие и совершенствование системы поддержки молодежи при аренде или приобретении жилья (например, развитие системы льгот и субсидий при получении ипотечных кредитов для молодых семей, если хотя бы один из супругов не старше 30 лет и уровень доходов семьи не выше установленного уровня, развитие системы социального найма жилья -аренды недорогих меблированных квартир в том числе в доходных домах для молодежи до 30, а возможно, до 35 лет включительно. При этом преимущество следует отдавать развитию различных форм аренды жилья молодыми людьми и молодыми семьями, как форме обеспечивающей максимальную трудовую и территориальную мобильность молодежи, а также упрощает возможность изменения размеров занимаемого жилья при рождении детей или увеличении доходов семьи);

‑ совершенствование системы обеспечения студентов общежитиями и особенно специальными «семейными блоками» для студенческих семей;

 

Общественная деятельность

поддержка деятельности и инициатив молодежных общественных объединений (союзов, ассоциаций, и пр.);

‑ организация системного взаимодействия государства с молодежными общественными объединениями в процессе формирования и реализации государственной молодежной политики, а также выработки и реализации управленческих решений, затрагивающих интересы молодежи;

‑ развитие у молодежи ответственного отношения к учебе, труду, собственному здоровью;

‑ развитие у молодежи гражданского сознания, ответственности за развитие России.

Приоритеты молодежной политики

В среднесрочной перспективе приоритетами молодежной политики должны стать:

‑ вовлечение молодежи 18‑29 лет в систему непрерывного профессионального образования, создание условий для гибкой подстройки молодых рабочих и специалистов под потребности изменяющейся экономики (развитие квалификационного потенциала молодежи, актуализация трудовых компетенций, экономических, управленческих и юридических знаний, повышение культуры и дисциплины труда, повышение управленческой и организационной культуры, развитие культуры team building);

‑ вовлечение молодежи, особенно приезжих из других регионов России и молодых мигрантов из стран СНГ, в систему социального образования (освоение региональных законов, культурных традиций, русского языка (в случае мигрантов из ближнего и дальнего зарубежья), особенностей бытовой культуры, религиозных отправлений);

‑ организация профориентации молодежи 14‑17 лет;

‑ организация сертификации самостоятельно полученных знаний молодежью 17‑30 лет;

‑ организация работы по сохранению здоровья молодого поколения (по этому показателю Россия существенно отстает от развитых стран: необходима организация профилактики и борьбы с наркоманией, таксикоманией, табакокурением, ВИЧ и другими тяжелыми инфекциями в возрастных группах 11‑14, 15‑17 и 18‑30 лет);

‑ развертывание мониторинга здоровья молодого поколения;

‑ развертывание мониторинга правонарушений молодежи 14-17, 18-20 лет;

‑ снижение региональной дифференциации в бюджетном финансировании молодежной политики не менее чем в 3 раза.

Для обеспечения решений поставленных задач в среднесрочной перспективе необходимо:

‑ обеспечить развитие кадрового потенциала работников, занятых в сфере молодежной политики, в том числе:

ü разработать федеральный государственный образовательный стандарт и образовательные программы по менеджменту в сфере молодежной политики (бакалавриат и магистратура), экономике молодежных организаций (бакалавриат) и др.;

ü обеспечить повышение квалификации всех занятых в сфере молодежной политики не реже 1 раза в 3 года (повышение квалификации специалистов должно включать в себя, как минимум, изучение экономических, управленческих, социологических, политологических, юридических, педагогических, психологических (возрастная психология, социальная психология) дисциплин);

ü обеспечить формирование управленческого резерва на федеральном и региональном уровнях в сфере молодежной политики;

‑ обеспечить участие представителей Росмолодежи, региональных и негосударственных молодежных организаций в разработке законодательных актов и нормативно-правовых документов, имеющих прямое или косвенное отношение к развитию молодежи и учету ее интересов (демографическая политика, образовательная политика, политика в сфере охраны здоровья, пенсионная реформа, культурная политика, семейная политика, жилищная политика, миграционная политика, политика в сфере труда и занятости, государственно-частное партнерство, развитие физкультуры и спорта и др.);

‑ обеспечить развитие консультационных центров и центров по работе с молодежью во всех субъектах Федерации;

‑ создать систему информационной поддержки реализации молодежной политики (базу данных молодежных проектов и программ с открытым доступом);

‑ создать систему информационной и юридической поддержки трудоустройства молодежи (особенно актуально для высокодотационных регионов России или районов со слабой дифференциацией производства);

‑ создать систему поддержки образовательной и трудовой миграции молодежи (по типу больничных касс в Германии).

 

1.5.2. Основные направления государственной молодежной политики (цели, задачи и приоритеты государственной молодежной политики) на долгосрочную перспективу

Конечной целью долгосрочной молодежной политики является наращивание человеческого капитала молодежи, компенсирующего сокращение численности молодежи, и обеспечивающее экономический рост и повышение конкурентоспособности Российской Федерации в глобальном мире.

Задачи молодежной политики в долгосрочной перспективе (до 2025 г.):

Образование

обеспечение доступности качественного образования для молодежи на всех его уровнях,

‑ создание условий широкого вовлечения молодежи 14‑30 лет в неформальное (дополнительное) и внесистемное (информальное, самостоятельное) образование, стимулирование молодежи к получению неформального и информального образования;

‑ обеспечение возможности выбора образовательной траектории из множества образовательных траекторий и гибкой ее смены (создание консультационных служб для молодежи по выстраиванию образовательной карьеры и ее корректировке);

‑ обеспечение условий для самообразования молодежи, стимулирование образовательной активности молодых, организация доступа к лучшим лекциям, семинарам и мастер-классы в режиме удаленного доступа;

‑ создание информационных систем поддержки для молодежи в поиске необходимых образовательных ресурсов;

‑ вовлечение молодежи в непрерывное профессиональное образование, позволяющее гибко реагировать на изменение потребностей национального и глобального рынка труда;

‑ сертификация знаний и компетенций, полученных самостоятельно;

‑ организация широкого обмена образовательными ресурсами, формирование открытых банков лекций, семинаров и мастер-классов выдающихся ученых и практиков;

‑ поддержка академической мобильности молодежи при получении ею высшего образования в бакалавриате, магистратуре, аспирантуре (докторантуре);

‑ поддержка получения различными группами молодежи правовых, экономических и управленческих знаний, необходимых для их профессиональной и гражданской деятельности.

 

 

Здоровый образ жизни

‑ разработка программ и проектов по пропаганде здорового образа жизни, притягательных для молодежи (с учетом возрастных и психологических особенностей различных групп молодежи);

‑ широкое вовлечение молодежи в практики здорового образа жизни с учетом возрастных особенностей различных групп молодежи (здоровое питание, отказ от курения, наркотиков, алкоголя, занятия физкультурой и спортом и т. п.);

‑ профилактика потребления наркотиков, алкоголя, психотропных средств, табакокурения;

‑ мониторинг здоровья молодежи с выделением возрастных групп 14‑16, 17‑19, 20‑25, 26‑30 лет;

‑ поддержка здоровья детей в молодых семьях, профилактика наследственных заболеваний;

Трудоустройство

создание системы трудоустройства молодежи в соответствии с ее интересами, полученным образованием, возможностями самореализации;

‑ обеспечение гибкой смены трудовых траекторий в зависимости от потребностей экономики и социальной сферы, а также личных интересов молодого работника;

‑ создание условий для роста трудовой мобильности молодежи, наиболее полного использования ее трудового потенциала;

‑ поддержка молодых ученых, их участия в научных обменах, научных семинарах, конференциях, симпозиумах в России и за рубежом;

‑ поддержка молодых деятелей искусства, участия молодых художников, композиторов, писателей, режиссеров, молодых исполнителей в международных конкурсах и фестивалях;

 

Жилье

развитие разнообразных практик поддержки молодежи в решении их жилищных проблем (например, поддержка аренды жилья, возрождение практики молодежных жилищных кооперативов);

Профилактика правонарушений

обеспечение комплексного подхода к профилактике правонарушений молодежи (учет положения в семье молодого человека, его состояния здоровья, потребления наркотиков или психотропных средств, курения, показателей учебной деятельности (если учится), работы (если работает) и т. п.)

Общественная деятельность

поддержка молодежных движений и объединений

‑ обеспечение развития гражданственности, ответственности за свою страну, семью, свое дело.

Приоритеты долгосрочной молодежной политики

‑ качественное образование молодежи;

‑ повышение производительности труда молодежи до среднеевропейского уровня;

‑ трудоустройство молодежи в соответствии с ее интересами и полученным образованием;

‑ здоровый образ жизни молодежи;

‑ уважение к закону;

‑ уважение к другим народам и национальностям, этносам;

‑ уважение к другим религиям, культурам, традициям.

 

 



[1] Так, акции, организованные студенческими профсоюзами в 1998 г., когда в Екатеринбурге произошло лишь легкое соприкосновение студентов с правоохранительными структурами, привели к заметному напряжению федеральной власти и инициировали целую серию контактов властей со студенчеством.

[2] БРИКС(англ.BRICS) — группа из пяти быстроразвивающихся стран:Бразилия,Российская Федерация ,Индия,Китайская Народная Республика,Южно-Африканская Республика. Сокращение BRIC было впервые предложено Джимом О’Нейлом,аналитикомGoldman Sachs, вноябре2001 г.в аналитической записке банка. До 2011 г. по отношению к организации использовалась аббревиатура БРИК. В связи с присоединением ЮАР к БРИК 18 февраля 2011 г., по заявлению индийского министра финансов с этого времени группа стала носить название BRICS.По мнениюGoldman Sachs, к2050 г.суммарно экономики стран группы по размеру превысят суммарный размер экономик самых богатых стран мира (Большой восьмёрки). ‑ //по материалам сайта «Свободной энциклопедии «ВикипедиЯ» http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%A0%D0%98%D0%9A%D0%A1

[3] 20 лет политики реформ и открытости. Пекин, 1998. С.7-8.

[4] Основан в мае 1922 г. как Социалистический союз молодёжи Китая. В 1949 г. переименован в Новодемократический союз молодёжи Китая. В 1957 г. получил современное название — Коммунистический союз молодежи Китая. В период культурной революции комсомол был оттеснен на второй план новой массовой организацией молодежи — хунвэйбинами. В 1970-е гг., после роспуска организации хунвэйбинов, деятельность КСМК возобновилась и его ведущая роль была восстановлена. – http://www.kommynist.ru/Коммунистический_союз_молодёжи_Китая

[5] Устав Коммунистической партии Китая. Глава Х. Ст. 49 – http://www.cntv.ru/2012/10/09/ARTI1349752950893320_9.shtml

[6] 20 лет политики реформ и открытости. Там же.

[7] Такой пенсионный возраст взят по следующим соображениям: 1) до 65 лет включительно большинство пенсионеров в России продолжает работать, 2) повышение возраста выхода на пенсию до 65 лет будет стимулироваться новой пенсионной реформой, 3) это позволит сопоставлять российскую ситуацию с аналогичными ситуациями в ведущих развитых странах, где пенсионный возраст наступает не ранее 65 лет (Германия, США, Великобритания).

[8] Это могут быть программы по типу «свой – другой».

[9] В настоящее время такие программы обсуждаются для мигрантов из других стран. Представляется, что они могут быть не менее продуктивными для мигрантов внутри страны. При этом организацию такой деятельности можно отдать региональным центрам молодежной политики при координации их деятельности на федеральном уровне (Росмолодежь и Минобрнауки России).

[10] Представляется, что возраст молодежи был первоначально определен с 14 лет, т. к. в этом возрасте подростки в СССР заканчивали 8 классов и могли либо идти работать (уже не ребенок), либо переходить в старшую школу, либо получать начальное профессиональное образование.

[11] Следует отметить, что затраты на оплату труда в бюджетных расходах на молодежную политику и оздоровление детей, не превышают 2,5‑3%, что значительно ниже аналогичных расходов в других бюджетных сферах деятельности.

[12] Классификацию российских регионов, разработанную Н.А. Зубаревич, см. http://www.socpol.ru/atlas/typology/Typology_tabl.htm

[13]http://www.gks.ru/bgd/regl/B11_04/IssWWW.exe/Stg/d03/2-rin-trud.htm

[14] Росстат относит 30-летних к группе 30‑39 лет, что не позволяет более точно определить занятость молодежи.

[15] Для сравнения: самый высокий уровень занятости отмечался среди населения в возрасте 40‑44 лет ‑ 86,9%.

[16]http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/infraction/#

[17] Здесь и далее цитировано по Молодежь в России 2010. Стат. сб. Юнисеф - Росстат. М.: ИИЦ «Статистика России», 2010.

[18] Подробнее см. Горшков М.К., Шереги Ф.Э. Молодежь России: социологический потрет. М.: ЦСПиМ,2010, сс.366‑482. Наркомания сильно «помолодела» ‑ потребление и распространение наркотиков в молодежной среде начинается в заметных масштабах с 11 лет.

[19] См. Горшков М.К., Шереги Ф.Э. Цит. произв.

[20] Горшков М.К., Шереги Ф.Э. Молодежь России: социологический потрет. М.: ЦСПиМ, 2010, с.385

[21] Федеральный закон от 23 февраля 2013 года №15-ФЗ «Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака».

[22] Во многом это аналогично смене модели строительства жилья: практика, когда сдавалось готовое жилье, которое затем с трудом приспосабливалось к жизни конкретной семьи, сменяется практикой, когда сдаются голые «стены», которые затем конкретная семья обустраивает по своему вкусу и возможностям. При этом, конечно же, находятся семьи (индивиды), которые хотят заранее выбрать готовую квартиру из нескольких вариантов обустройства. В рамках молодежной политики будут и те, кто предпочитает из голых стен создать собственный вариант, и те, кто захочет выбрать из нескольких предлагаемых вариантов.



 
 
Помочь порталу

  Оцените актуальность  
   Всего голосов: 5    
  Версия для печати        Просмотров: 2323

Ключевые слова: доклад, молодежное служение

html-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

 
  Не нашли на странице? Поищите по сайту.
  

 

Самое новое:     все >>>


Объявления:   все >>>

30 апреля
Литургия для детей в Троице-Владимирском соборе...
29 апреля
29 апреля в поселке Горном состоится Пасхальный фестиваль «Христос Воскресе – радость...
Срочно!
Марии срочно нужна помощь! Поможем девочке спасти жизнь!...
2017
Конкурс «За нравственный подвиг учителя» 2017...
21 мая
Лекция «Славянизмы русского языка - наследие трудов святых Кирилла и Мефодия»...

Нравится Друзья


Объединение православной молодежи:

АРХИВ

"ВСТРЕЧИ" Молодежное приложение к газете "Новосибирский Епархиальный Вестник"

Популярное:

Подписаться на рассылку новостей






    Архив новостей:

Апрель 2017 (138)
Март 2017 (111)
Февраль 2017 (85)
Январь 2017 (154)
Декабрь 2016 (141)
Ноябрь 2016 (131)

«    Апрель 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU  Каталог Православное Христианство.Ру
 Участник сообщества епархиальных ресурсов. Все православные сайты Новосибирской Епархии  службы мониторинга серверов

Яндекс.Метрика