Публикации журнала "Живоносный Источник"

Опубликовано 14.10.2015 в рубрике  Живоносный Источник » Публикации ЖИ
 

Валентина ЛЕСКИНА: Веснина. История села (Часть I)

От автора

Каждый из нас, являясь связующим звеном между прошлым и будущим, обязан доподлинно знать историю своего рода, своей малой и большой родины и честно, без искажений, донести её до потомков, каковой бы она ни была. Это жизненно важно для того, чтобы дети наши могли гордиться своими предками, брать с них достойный пример, сумели сохранить то лучшее, что было приобретено веками, не повторяя сделанных ошибок.

Правда, труд, знания, духовная сила добра и веры в светлое будущее помогут им, нашим потомкам, не поддаться искушениям и найти в жизни свой, достойный уважения путь. Да будет так!

 

I Начало

Деревня веснина образовалась в начале XVIII века, на территории, принадлежавшей первоначально Легостаевской волости Барнаульского уезда Томской губернии, впоследствии бердскому ведомству, в настоящее время — Искитимскому району Новосибирской области.

Веснина. Сельчане часто между собой называли её ласково «Веснянкой». Откуда появилось такое светлое имя у деревеньки? Возможно, прозвали её так по фамилии одного из первых поселенцев, возможно, люди пришли сюда и решили построить первый дом именно весной, когда места эти необычайно красивы. Редко у кого под окном не было ветвистой черемухи, которая одевалась зеленью и покрывалась белым цветом, пьянящим своим ароматом всё живое в округе. Деревня в это время утопала в зелени.

Местное население формировалось из разных сословий: беглых крестьян, разночинцев (потомственных служивых людей Сибири XVII века), казаков. По предположению историков, немалая часть состояла из первопоселенцев (коренного населения Сибири) и обосновавшихся здесь раскольников и староверов.

Деревенька постепенно росла, появлялись новые жители, новые дома, и к середине XVIII века в ведомстве Бердского острога на этой территории уже значилось две деревни — Веснина и Нижняя Веснина. Деревни располагались друг против друга вдоль реки Мильтюш (приток Оби). Веснина на правом берегу, а новая Нижняя Веснина на левом. «Нижнюю» местные жители прозвали Куличье по имени раскинувшегося неподалёку озерка, «верхнюю» в шутку называли Лягушниково, возможно, из-за большого количества лягушек, обитавших в низинах.

Отмена крепостного права в 1861 году и Столыпинская хуторская реформа начала XX века повлекли за собой два больших потока переселенцев. Люди стремились в уже обжитые места, и наша Веснина стала для многих новым домом. Новосёлами в основном были семьи из Западной части России и Украины. Подтверждением тому стали их свидетельства о рождении.

Например, семьи: «Савенковых Тита Фёдоровича и Ульяны Поликарповны,

· Сахновых Ивана Ильича и Кристины Михайловны,

· Сойниковых Ивана Филипповича и Надежды Никитичны,

· Куринских Климентия Васильевича и Марии Севостьяновны прибыли из Курской губернии. Семьи:

· Божок Ивана Трофимовича, Ульяны Ивановны, « Колотовых Семёна Карповича, Соломониды Федотовны,

· Холодовых Терентия Анисимовича и Анны Куприяновны — были родом из Украины.

· Семья Кузнецова Иллариона из Пермской губернии.

Семья Ульяны Родионовны Могилёвой, по рассказам её правнучки Весниной Нины Ефтеевны, прибыла в Сибирь из Украины ещё в 1886 году и поселилась в Нижнюю Веснину (Куличье).

Муж Ульяны Родионовны — Василий Карпович — служил в деревне писарем, так как зарекомендовал себя грамотным и образованным человеком — вёл учёт скота, угодий, людей. Старожилы помнят несколько семей поселенцев в Нижней Весниной — это семья Чеповых, Самохваловых, Матвеевых (три двора), Могилевых, Сойниковых...

Уроженец Воронежской губернии — Артемий Ефимович Костянной, отслужив 25 лет в рекрутах уланом, половина из них — на территории Персии (ныне Иран), в возрасте 52 лет, в 1908 году вместе с женой Натальей Ивановной прошагал в обозе через всю Россию. Второй родиной для них стала деревня Веснина. Впоследствии они никогда не жалели о своём выборе. Да и грех было жалеть. Кругом расстилались огромные лесостепные просторы с плодородной землёй, с лесами, богатыми дичью, ягодами, грибами, с рекой, изобилующей рыбой.

С обеих сторон деревни действовали родники с кристально чистой и вкусной водой. В великий праздник Крещения Господня, 19 января, воду освящали. Люди набирали её в чистые сосуды и бережно хранили как великую святыню целый год. Этой водой лечились и окропляли жилище. К родниками относились очень бережно и заботились о них как могли.

Рядом с деревней по берегам реки издавна существовали богатые залежи цветной глины: жёлтой, красной, белой, голубой. Её использовали для строительства жилья, в частности, саманных домов, для побелки, для постройки глинобитных русских печей. Гончары делали прекрасную посуду. Местная глина славилась и своими целебными свойствами.

В русле реки Мильтюш часто вымывало речной водой камень — кремень. При ударе об него огнивом (стальной плошкой) высекался огонь. Такая находка для людей была жизненно важной, так как заменяла собой спички. Ведь спички, называемые местным населением «серянки», были в то время почти роскошью.

По берегам Мильтюша на многие километры вширь простиралась тайга, лес которой использовался для строительства новых домов. В основном, строительный лес доставлялся из Гуселетовского или Тулинского бора. Приехавшие из одной местности люди строили свои дома с земляками по соседству, одной улицей. Строили коллективно, вскладчину. Первоначально те из переселенцев, кто не успевал или не мог сразу построить дом, копали землянки и использовали их как временное жильё.

Наиболее зажиточные новосёлы строились основательно, ставили дома в двух уровнях. Первый этаж дома представлял из себя комплекс помещений хозяйственного назначения. Тут было отведено место для приготовления пищи и для занятий домашними ремёслами, здесь же располагались кладовые и погреба, где хранилась различная утварь и продуктовые запасы. Зимой первый этаж часто служил убежищем для домашнего скота, здесь спасали от холодов новорожденных животных — ягнят, телят, поросят и домашнюю птицу. На втором этаже люди отдыхали. Спальное место было чистое, уютное, не захламлённое домашней утварью.

К сожалению, таких домов, прямо скажем, было немного: два-три на деревню. И всё же такого рода строения были скорее необходимостью, чем роскошью. Устраивая таким образом своё жилище, люди не только создавали условия для более комфортного проживания и эффективного ведения хозяйства, но и обеспечивали себе более надёжную защиту как от суровых природных условий, так и от непрошеных гостей.

Такими «гостями» были не только люди: бродяги, беглые, нищие. Очень часто население беспокоило присутствие диких зверей — волков, лис. От лис прятали домашнюю птицу, от волков — скот. По рассказам старожилов, особенно много зверья водилось в здешних лесах во времена освоения этих мест и в 40-е годы ХХ века.

Особенную опасность представляли голодные волки. Через соломенные и земляные крыши сараев они проникали внутрь построек и убивали животных. Губили стада овец, нападали на коров и коней. За рекой стаями ходили лисы, их лай был похож на собачий. Когда первые поселенцы прибыли на эти земли, было много зайцев, в озёрах водились тучные стаи уток. Сидя за столом в избе, через окно можно было подстрелить дичь. Стаи журавлей и диких гусей беспощадно уничтожали поля посевов зерновых.

Почти круглый год шла борьба за каждый метр заросшей лесом и кустарником целинной земли, за каждый колосок урожая. В 1890 году Антон Павлович Чехов, проезжая по Сибирскому тракту от Тюмени до Томска, скажет: «Девять месяцев в году крестьянин не снимал рукавиц, не распрямлял пальцев: то мороз 40 градусов, то луга на 20 вёрст затопило, а придёт короткое лето — спина болит от работы, и тянутся жилы».

По рассказам Артемия Ефимовича Костянного, все, от мала до велика, работали в поле от зари до зари. Выполняли все полевые работы вручную: пахали конным плугом или сохой, сеяли, разбрасывая зерно по вспаханной земле, жали хлеб в основном серпами и связывали в снопы. Поздней осенью или зимой молотили, т.е. выбивали зерно из колоса, веяли (очищали от мусора). Чистое зерно из лучших делян оставляли на семена, а остальное мололи на муку.

Старожилы помнят ветряную мельницу Кузеванова Наума Титовича и водяную мельницу Сивухина Петра, которые обслуживали всю деревню Веснина. Жители по желанию могли везти зерно на размол в деревни Стольниково, Завьялово, Бородавкино и т.д. За период существования поселений по берегам реки Мильтюш от деревни Горёвка до деревни Улыбино действовало пять водяных мельниц. Старожилы помнят их местонахождение.

Из всех злаков более урожайными и стойкими к сибирским условиям были рожь и овёс. Овёс шёл не только на овсяную крупу, но и на корм коням и кроликам. Со временем появились более урожайные устойчивые сорта пшеницы, ячменя. Также сеяли лён.

Жители деревни Веснина всегда славились в округе своими талантами и сноровкой в различных промыслах и ремёслах.

Артемий Ефимович Костянной мог с любым делом справиться сам: был хорошим строителем, плотником, столяром, мог сам сделать телегу, сани, упряжь для лошади, знал толк в конях и имел свою пасеку.

Терентий Анисимович Холодов был не только хорошим печником, но и потомственным костоправом. Он своим землякам правил вывихи, лечил переломы костей.

Петр Владимирович Ананченко имел свою крупорушку. Слыл в деревне хорошим плотником, шорником, сапожником.

Гончар Бахарев всю деревню снабжал глиняными горшками и глиняной утварью, мог покрывать посуду глазурью. Имя его никто не помнит, все его звали по прозвищу «дедушка Горбач». Возможно, его родственница — Фёкла Бахарева — была в деревне повивалкой, принимала роды, лечила от многих болезней травами, глиной, взятой из реки.

Зимой всё население работало дома и на подворье: пряли, ткали полотна, шили обувь, одежду, ухаживали за животными. Из льняной нити шили нижнюю лёгкую одежду. Из нити конопли делали грубую ткань на дерюги, дорожки и т.д. Также вили верёвки, канаты для хозяйства. На полу у хорошей хозяйки были яркие самотканые дорожки. На божницах иконы были прикрыты расшитыми полотенцами. Кровати были укрыты тонкими покрашенными дерюгами. Одеяла зачастую были сшиты из цветных кусочков ткани с простежённой внутри ватой. В бедных семьях одеяла заменяли ложники, сотканные из толстой шерстяной нитки. Вместо осенних пальто носили зипуны. Все хозяйственные домашние работы выполняли в основном в домотканой рабочей одежде, плетёных из лыка (ивы) лаптях. В народ шли в одежде из ткани, сотканной фабричным способом. Для посещения церквей в деревнях Локти, Завьялово, Бородавкино, Тула, для поездок в гости или для молодёжной вечеринки надевали самую лучшую, праздничную одежду. Из овечьей шерсти катали валенки, в которых не мерзли ноги в любой мороз. В деревне работала шерстобитка, принадлежавшая Сыпченко Алексею. Он также имел свою крупорушку, с помощью которой делали крупу из любого зерна. Выделывали вручную шкуры животных и убитых зверей. Из них шили полушубки на зиму, шапки, обувь.

В каждой избе в красном углу стояли иконы Спасителя, Божией Матери и святых. Им молились о здоровье и счастье детей, просили помощи в трудное для семьи время, иконами благословляли на брак и всякое благое дело. У Натальи Ивановны Костянной стояла икона Георгия Победоносца. Эта икона была привезена из Воронежской губернии, откуда её хозяева прибыли в Сибирь. Этой иконой мать-героиня Наталья Ивановна благословляла своих детей: шестерых дочерей, когда они выходили замуж, и единственного сына Ивана, когда он женился и когда уходил на войну, где отдал свою жизнь в бою за Родину. В семье Иван был любимцем, а в деревне Иван Артемьевич был уважаемым человеком. Ветеринар, талантливый руководитель, он не боялся никакой работы; искусно владел сапожным ремеслом, всей семье он шил домашнюю обувь, от тапочек до сапог.

Первые поселенцы деревни из-за отсутствия или нехватки денег рассчитывались друг с другом рабочей силой или продуктами. С 1766 года, когда был пущен в эксплуатацию Сузунский монетный двор, в Сибири оживилась торговля. В оборот пошли не только штучные товары, разносимые по деревням коробейниками, но и продукты, заводские изделия, необходимые для хозяйственных нужд крестьянам.

К середине XVIII века за Уралом на полную мощность заработали заводы Демидова (один из них — Колыванский завод). Ещё с 1727 года сюда начался приток из деревень молодой, здоровой рабочей силы. Это стало настоящей бедой для крестьянских семей.

Изменить такое положение никто не мог, так как был уже отлажен учёт населения, особенно мужского, для военной службы и работ на заводах. Такой порядок позднее будет узаконен царским Указом от 1761 года января месяца «О мобилизации на службу мужчин из деревенского молодого населения». Закалённые суровым сибирским климатом и тяжёлым крестьянским трудом, лишь они могли выдержать данные им судьбой испытания.

(Продолжение следует)

"Живоносный Источник" №1 (9) за 2015 г.

 

 

Поддержите наш сайт


Сердечно благодарим всех тех, кто откликается и помогает. Просим жертвователей указывать свои имена для молитвенного поминовения — в платеже или письме в редакцию.
 
 
Помочь порталу

  Оцените актуальность  
   Всего голосов: 3    
  Версия для печати        Просмотров: 2778

Ключевые слова: Живоносный Источник №1 (9) 2015

html-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию
   1 написал: Анна (23 июля 2017 11:37)
 
Добрый день! У данной статьи так и не вышло продолжение?
  [цитировать]

 
  Не нашли на странице? Поищите по сайту.
  

 
Самое новое


21 декабря
В СГУВТ пройдет лекция-диалог на тему: «Россия. Традиции. Культура. История»...
27 ноября
III Межрегиональная Западно-Сибирская научно-практическая родоведческая конференция ...
Помоги музею
Искитимская епархия просит оказать содействие в сборе экспонатов и сведений для создания...
важно
Нужна помощь в новом детском паллиативном отделении в Кольцово!...
Памятник
Новосибирской митрополией объявлен сбор средств для сооружения памятника всем...


 


  Нравится Друзья

Популярное:

Подписаться на рассылку новостей






    Архив новостей:

Ноябрь 2022 (70)
Октябрь 2022 (74)
Сентябрь 2022 (75)
Август 2022 (43)
Июль 2022 (77)
Июнь 2022 (69)

«    Ноябрь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930