Публикации журнала "Живоносный Источник"

Опубликовано 06.09.2023 в рубрике  Православное краеведение, Публикации ЖИ
 

СТЕПАНОВ И.В. ПАЩЕНКО А.В. Академические и прикладные экспедиции XVIII-XIX веков на юго-востоке современной Новосибирской области

 

УДК 94(571.14)

Степанов И.В.

Пащенко А.В.

г. Новосибирск, Россия

АКАДЕМИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ЭКСПЕДИЦИИ

XVIII–XIX ВЕКОВ НА ЮГО-ВОСТОКЕ СОВРЕМЕННОЙ НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ

Аннотация: Через междуречье рек Обь и Бердь несколько веков назад пролегали маршруты академических экспедиций Миллера, Гмелина и Палласа. Позже эти земли изучали российские горные инженеры, открывшие здесь месторождения полезных ископаемых, разрабатываемые по настоящее время. Истории этих экспедиций и исследований должны стать достоянием, как минимум, широкого круга жителей этих территорий – современных Сузунского, Черепановского, Маслянинского, Тогучинского и Искитимского районов Новосибирской области, а память об учёных достойна сохранения в местах их пребывания.

Ключевые слова: Новосибирская область, история, география, учёные, исследователи, экспедиция, маршрут, Миллер, Гмелин, Паллас, Биль, Старцов, Иностранцев, Семенов-Тянь-Шанский.

Маршруты передвижения по югу Западной Сибири (современные Томская, Новосибирская, Кемеровская области и Алтайский край) берут своё начало от Томско-Кузнецкой дороги. Именно она в «Чертёжной книге Сибири» Семёна Ремезова, датированной 1701 годом, показана, как единственная на всей территории от Томска («Город Томской») до Кузнецка («Град Кузнецкой»). А отмеченная дорога «От устья Бии и Катуни до Кузнецкаго» завершает формирование условного треугольника с вершинами в Томске, Кузнецке (современный Новокузнецк) и у истока Оби (современный Бийск) – места ещё мало исследованного и нарисованного далёким от реальности.

Более чем за полтора десятка лет остов дорожной сети юга Западной Сибири практически не изменился – на «Чертеже размежевания Томского и Кузнецкого уездов, утвержденного М. П. Гагариным 5 марта 1717 г.» появляется лишь дорога от Томска по левобережью реки Томь до «городьбы» между Томскими и Кузнецкими владениями и рекой Иня – после этого до Кузнецка по-прежнему идёт единственная дорога.Тем не менее, сибирские земли южнее Томска постепенно заселяются пришельцами из-за Урала: если во времена Ремезова выше Томска по Оби стоял только Уртамский острог, то к 1717 году перед ним встали и Умревинский, и Чаусский, и Бердский остроги, а на левобережье Берди стали появляться первые русские поселения.

В 1721 году геодезист Пётр Чичагов начал картографирование сибирских земель с описания северной части Тобольской провинции [13, с.257], и в течение нескольких лет (в период до 1725... 1727 годов) составил несколько масштабных и подробных карт – от устья Енисея на севере и Телецкого озера на юге, и от Нарыма на западе до верховьев реки Ангара на востоке. Четыре карты поступили в 1725 году в Сенат, а в 1726 году были переданы в Академию наук [13, с.257], часть карт (возможно, копий) в составе других материалов была вывезена из России во Францию академиком Петербургской академии наук Ж.-Н. Делилем (Delisle). В настоящее время эти карты размещены в открытом доступе [1] и вводятся в оборот статьями Е. Знобищевой и В. Решетова [5, с.20].

Эти карты составлялись отчасти расспросным путём [10, с.17], поэтому содержат отдельные недочёты, например, река Ик (Yk R) изображена как левый, а не правый приток Берди. Также отмечается неверное расположение деревни Лачиново на левом берегу Томи [12, с.263]. Несмотря на это, карты Чичагова стали первыми картографическими документами, на которых с достаточной точностью отображены населённые пункты и дороги юго-восточных территорий современной Новосибирской области. Так, на карте «Territoire de Narim, Mangazéia, Tomsk, Éniséisk, Krasnoiar, Kouznetsk», датированной 1721 годом, в междуречье Оби и Берди показаны Бердский острог, больше трёх десятков деревень и основные наземные пути сообщения.

В частности, карта подтверждает существование в начале второго десятилетия XVIII века деревень на территории современного Искитимского района: Морозово, Койново и Шипуново (территория будущего города Искитима), Легостаево, Шибково и других. Отмечены населённые пункты на будущих землях Сузунского, Черепановского и Маслянинского районов. Согласно карте основные дороги этого периода проходят по левобережью Берди (Бердский острог – Легостаево) и правобережью Оби. Интересны и ещё две дороги: от Бердского острога через Шипуново и Шадрино на Белоярскую крепость и от Легостаево через Чомскую и Изылинскую на Томск. В начале XVIII века именно они формируют будущий Томско-Барнаульский почтовый тракт с деревней Легостаево (будущим селом) в качестве одного из опорных пунктов. Так буквально за несколько лет до начала работы алтайских Демидовских заводов на территории от их будущего месторасположения до уездного города Томска уже была создана основа дорожной сети, сохранившаяся до наших дней. В скором времени она послужит исследованию Сибири как академическими, так и прикладными экспедициями.

 

Великая Северная экспедиция, 1734 год

 

Шестого сентября 1734 года деревня Легостаева была отмечена визитом на пути с Алтайских Демидовских рудников в Кузнецк и далее в Томск академическим отрядом Великой Северной экспедиции. Его фактическими руководителями были два известных немца на русской службе: Иоганн Георг Гмелин (врач, ботаник, этнограф, путешественник, профессор, действующий член Санкт-Петербургской Академии наук, будущий автор многотомных трудов «Путешествие в Сибирь» и «Флора Сибири») и профессор Академии наук Герхард Фридрих Миллер (будущий автор уникальной многотомной «Истории Сибири») – тот самый, с кем неоднократно «ломал копья» Михаил Ломоносов.

Академический отряд Миллера и Гмелина был составной частью Великой Северной, или, иначе, Второй Камчатской экспедиции (1733–1743 гг.) под общим руководством Витуса Беринга. В общий состав экспедиции входили сотни ученых, офицеров, матросов, солдат, геодезистов и других участников; вспомогательный персонал, задействованный на разных этапах, насчитывал несколько тысяч человек. Именно в ходе этой экспедиции русские открыли для себя Аляску и ряд Алеутских островов, Крашенинников провел подробнейшее изучение Камчатки, а имена Дмитрия и Харитона Лаптевых, Дмитрия Овцына, Алексея Чирикова, Семена Челюскина и многих других навсегда вошли в российскую историю.

Отряд покинул Санкт-Петербург 8 августа 1733 года. Достигнув Тобольска, он разделился на две группы: первая группа в составе Л. Делиль де ла Кройера, Федора Попова и Луки Иванова отбыла в мае 1734 года в состав отряда исследователя Севера и помощника Беринга Алексея Чирикова; вторая же группа в составе Г. Миллера, И. Гмелина, Степана Крашенинникова, Василия Третьякова, Алексея Горланова и Ильи Яхонтова отбыла в мае 1734 года в Усть-Каменогорскую крепость и на Колыванский медеплавильный завод Демидова. Научный костяк отряда сопровождала многочисленная обслуга.

Далее путь отряда пролегал через Барнаул и Салаирский кряж в Кузнецк и Томск. Деревня Легостаева, наряду с несколькими поселениями на территории современных Черепановского, Искитимского и Тогучинского районов, стала одним из пунктов этого маршрута, впервые войдя в мировую историю и географию. В дневнике Иогана Гмелина с 5 сентября 1734 по 7 сентября 1734 года на участке пути отряда от села Анисимова до деревни Чемской значится (выстроено А. Пащенко в хронологическом порядке):

«.....5-го часов в 10 утра мы были уже в дер. Анисима или Ули-берт, расположенной на речке Улиберт (современная р. Улыбердь). Я хочу раз и навсегда заметить, что большинство сибирских деревень получили свое название от имен тех крестьян, которые первыми в них поселились. Лишь немногие имеют название от речки, на которой они расположены. Некоторые носят по два названия, как это видно на примере упомянутой деревни. Однако крестьяне чаще употребляют то название, которое происходит от имени первооснователя.... В 10 часов вечера нам пришлось расположиться на ночлег в степи у речки с почти стоячей водой, в которой было мало воды. Мы нашли здесь несколько берез для костра.

На следующий день (6-го) в 2 часа дня мы были в дер. Легостаевой, близ которой протекает река Бердь. Река Бердь была так мала, что мы могли ее перебрести и, следовательно, из-за этого не было задержки. Мы проехали ее еще засветло, а затем ожидали лунного света, прежде чем отправиться в дальнейший путь.

Отсюда мы ехали все время на север. Когда мы попросили людей рассказать нам, в каком направлении нам следует ехать, они в своей речи очень часто употребляли слово «таволган». «Таволга» - татарское слово, обозначающее спиреи. Возможно, что я и ошибаюсь в приведенном значении, что в то время легко могло случиться, так как мне тогда приходилось объясняться с помощью двух толмачей - русского и татарского, которого мы прежде еще не слышали. Это татарское слово обозначает не что иное, как лес, и употребляется местными русскими в их разговоре.

7-го сентября в 8 часов утра мы, проехав березовым, осиновым и сосновым лесом, прибыв в дер. Чемскую или Белоголову, расположенную на речке Чем. Вечером мы отправились дальше, но не проехали и 10 верст, как сломалась ось у одной телеги, и пришлось мастерить новую ось. К счастью, мы успели подъехать к маленькой речке, на которой и расположились, пока не взошел месяц…» [3, с.154]

По-разному сложилась жизнь героев академического отряда, проехавших по деревне Легостаевой 6 сентября 1734 года: Иоган Гмелин бросил службу в России – в 1747 году он вернулся в Германию, в городок Тюбинген, где и прослужил остаток жизни в должности профессора местного университета.

Герхард Миллер целиком и полностью отдал себя России – даже разбитый в 1772 году параличом, он продолжал неустанно работать до самой смерти, наступившей в ночь на 22 октября 1783 года в Москве.

Степан Крашенников стал известнейшим исследователем Камчатки, добравшись до неё в конце 1737 года. Он оставил после себя уникальный труд «Описание земли Камчатки» и умер в сорок четыре года. Его могила была утеряна, вновь найдена и изучена при советской власти, в результате чего имеется подлинное изображение великого русского учёного.

Алексей Горланов стал известным исследователем западного побережья Камчатки [14], оставил после себя дневники, собрал многочисленные коллекции для Академии наук. Современниками и коллегами он ставился практически на один уровень с главным исследователем Камчатки Степаном Крашенинниковым.

Илья Яхонтов в экспедиции «употреблялся к переводам и к писанию» – им, в частности, были сняты копии множества документов по истории Сибири, находившихся в местных приказных избах – к сожалению, не без ошибок, из-за сложностей разбора скорописи ХVII века. Яхонтов скоропостижно скончался на обратном пути экспедиции в 1739 году. В своей «Истории Петербургской Академии наук» Миллер упоминает, что Яхонтов как переводчик подавал большие надежды, и сожалеет о его ранней смерти.

В год отправления экспедиции из Санкт-Петербурга учёным, оставившим наиболее яркий след в истории изучения Сибири, шёл всего лишь третий десяток лет: студенту Крашенинникову исполнился 21 год, профессору Гмелину было 23 года, профессору Миллеру – 27 лет [15, с. 9]. И всего годом позже эти, по современным меркам молодые люди уже проделали тысячеверстный путь, и в 1734 году оказались на землях современного Искитимского района Новосибирской области.

Во втором томе сочинений Гмелина дана карта маршрута экспедиции, где путь отряда от Колыванского завода до Кузнецка показан практически напрямую. Это может быть следствием составления карты не по подробному дневнику Гмелина, а по краткому изложению маршрута Миллером. По нашему мнению, маршрут, описанный Гмелиным, имеет безусловный приоритет.

Академическая «физическая» экспедиция, 1771 год

В 1768 году, через тридцать пять после Великой Северной экспедиции, Академия наук России снарядила пять отрядов «физической» экспедиции, задачами которой были изучение и описание природных ресурсов страны и её народов, а также составление новых географических карт. Главой всей экспедиции был поставлен Пётр Симон Паллас – немецкий учёный на русской службе, профессор, действительный член Петербургской Императорской Академии. Он же стал руководителем основного отряда в составе «гимназистов» В. Зуева, Н. Соколова и А. Вальтера, чучельника Шумского, рисовальщика

Дмитриева. Ещё два человека, кухарка и егерь, обслуживали отряд Палласа [8, с.168].

Его путешествие началось из Петербурга 21 июня 1768 года, и за два года исследователи прошли по маршруту Петербург – Екатеринбург, а в последующие четыре года отряд работал в Западной и Восточной Сибири – от Тобольска до Читы.

На территорию современной Новосибирской области отряд Палласа зашёл осенью 1771 года, следуя из Барнаула в Томск – от Новопавловского завода левым берегом Оби до переправы через реку у деревни Мереть. Далее движение отряда проходило по следующему маршруту [9, с. 415-419]:

паром через Обь, деревня Мереть / Меретская;

30 августа 1771 года – Нижнесузунский завод, деревня Шипунова;

деревни Карасьева и Безменова, село Тальменское, деревня Онесимова;

деревня Медведица, ночёвка;

деревня Беловская;

выезд к Берди, «церковная деревня» (в переводе – село) Логостаева;

4 сентября 1771 года – переезд через Бердь, деревня Мостовая;

деревня Чем, деревня Безголосова, ночёвка;

деревни Васина и Кузмененска, и далее через деревню Варюхину в город Томск.

При сопоставлении маршрутов экспедиции Миллера-Гмелина и отряда Палласа видны совпадения населённых пунктов – это, как минимум, деревня Анисима, она же Онесимова (современное село Анисимово в Алтайском крае, недалеко от границы с Новосибирской областью); деревня Легостава, она же «церковная деревня», т.е. село Логостаева (современное село Легостаево), и деревня Чемская, она же Чем (современное село Чемское).

Стоит отметить, что между экспедициями Миллера-Гмелина (1734 год) и Палласа (1771 год) статус Легостаева изменился с деревни на село. Это могло произойти только благодаря возведению церкви, которую в 1751 году определил к строительству «во имя Архистратига Михаила» прапорщик геодезии, картограф и чертежник Колывано-Воскресенских заводов Пимен Евсеевич Старцов, также посещавший Легостаево.

Сам Паллас во время путешествия вёл дневниковые записи, в которых, в частности, упоминается проход его отряда по землям современных Сузунского, Черепановского, Искитимского и Тогучинского районов Новосибирской области:

«Но чтоб выехать на Томскую дорогу [из Нижнесузунского завода] не оставалось мне иного способа, как давать круги... Переехал источник верхнего Сузуна, потом речку Арапиху... Должен был дать большой крюк, чтоб переехать речку Иню... А потом ещё больший крюк, чтобы объехать ключ речки Елавки... Всю ночь я ехал к селу Тальменскому, которое лежит в том месте, где Тальменка соединяется с Чумышом... Я мог бы на Томскую дрогу гораздо ближайшим путём выехать, ежели через лес была бы проложена дорога...

В деревне Онесимовой велел я заложить новых лошадей...И поехал по лесной мало-помалу возвышающейся стране к речке Медведице, где я и заночевал. Река сия впадает посредством другой речки Шипунихи в Бердь... Здесь верст на пятнадцать, до деревни Беловской, где течет речка Выдриха, лежат прекраснейшие поля... На которых хлеб от каждого зерна даёт от двадцати пяти до тридцати зёрен... Между Обью и Томью лежащая страна и сотой частью не заселена так, как заслуживала бы... Полевых мышей было здесь сего лета великое множество... Жёлтых с чёрною по хребту полосою, и маленьких совсем жёлтых...

На другой стороне Беловской возвышаются большие холмы, переехав кои приедешь к большой реке Бердь, на песчаных берегах коея инде находятся прекрасные леса, состоящие из соснягу... Вдоль по сей реке мне ещё оставалось около пятнадцати верст до церковной деревни Логостаево.

Версты за четыре или пять, не доезжая деревни вышел я из коляски для собирания семян, влезая же опять в коляску упал я на правую руку так, что вывихнул плечной состав... Отчего воспоследовала несноснейшая боль и опухоль, что я не мог руки не поворотить, не поднять, и через великую силу мог доехать до деревни, где следующий весь день пролежать должен был...

Четвертаго сентября переехал я реку Бердь, через которую у самого села есть перевоз... По другою сторону реки дорога весьма худа и грязна...

На другом берегу реки Томы (Чем), через которую переезжают у Мостовой деревни, лежат горы... Притом видны вершины хребта, который от Кузнецка, как рукав высокого хребта между Чемом и Чумышем даже до сих мест простирается, и из которого река Бердь вытекает...

Деревня, в которой я должен был переночевать, состоит всего из шести дворов, и называется Безголосова... Отъехав тридцать две версты от Безголосовой, у деревни Васиной называемой, я переменил упряжки, дабы сегодня же доехать до реки Ини. ...Одиннадцатого сентября после обеда продолжил мой путь из Томска далее» [9, с. 415-419].

Из Томск путь отряда Палласа лежал в Красноярск, Иркутск, Кяхту и Читу. Обратный путь экспедиции проходил другим маршрутом – по территории современной Новосибирской области исследователи прошли барабинскими степями.

В ходе экспедиции членами отряда Палласа максимально подробно изучались и описывались районы работ. Ими исследован растительный и животный мир, царство минералов, горные образования; изучены состояние земледелия, скотоводства, пчеловодства и шелководства; обследованы минеральные источники, охарактеризованы ремесла, промыслы, сделаны метеорологические описания. Изучалось также распространение болезней среди людей и животных, собирались богатые этнографические и археологические данные, образцы минералов, виды растений, делались чучела и т.д. Результатом «физической» экспедиции стал труд «Путешествие по разным местам Российского государства» в трёх частях, изданный пятью книгами и атласом.

Петру Симону Палласу в год окончания экспедиции (30 июня 1774 г.) было всего тридцать три года. По свидетельству очевидцев, он вернулся из главного путешествия своей жизни совершенно седым [4, с. 936].

Геологическая разведка, 1894 год

В 1894 году горный инженер Иосиф Иванович Биль (будущий строитель Чуйского тракта) по заданию Горного Совета Алтайского округа проводил разведку «на железныя руды и каменный уголь по притокам р.р. Берди и Ини». В его отчёте о проведённых исследованиях делается вывод о наличии на территории значительных запасов угля, что стало основанием промышленного освоения Горловского угольного бассейна. Наряду с этим в документе содержится детальное описание маршрутов Биля, из которого обращают на себя внимание описания пейзажей известных ныне мест Искитимского района, а также попытка отыскать таинственный рудник:

«Особенно величественными и интересными можно считать утесы левого берега «Зверобой» и «Церковь». Последнему нельзя придумать более меткого названия: настолько он схож с фасадом церкви, особенно крыша и купель, что в некотором расстоянии от него с правого берега выше по течению реки является полнейшая иллюзия; ее увеличивают живописно разбросанные вековые сосны и заросли березняка.

Окрестности дер. Соседовой, [и] лежащих на правом берегу Берди Новососедовой и Валовой, замечательны тем, что здесь расположено несколько серебряных приисков. Здесь же место Костылевскому руднику – по местной легенде, необыкновенно богатому серебром. О богатстве Костылевскаго рудника я слыхал в нескольких местах ближе и дальше от Соседовой. Были будто бы попытки его розысков – однако, они не увенчались успехом.

Пришлось и мне заплатить некоторую дань легенде. Для осмотра местности я совершил поездку верхом на лошади верст около десятка по берегам р. Берди по совершенно невозможной дороге даже для пешехода. Высокая, почти в рост лошади трава, крутые лога и овраги, берег, заваленный громадными свалившимися с утесов плитами хлоритоваго сланца и дьорита, переезды с одного берега реки на другой по руслу, загроможденному такими же камнями, настолько затрудняют путь, что не будь на уме «открыть клад» и «попытать счастья», трудно бы решиться на совершение такого пути. Кладь не найден; осмотрены только живописные места» [2, с. 270–272].

Геологическая экспедиция, 1895 год

Летом 1895 года в северной части Алтайского горного округа работала геологическая экспедиция под руководством заведующего Геологической Частью Кабинета Е.И.В., профессора Императорского Санкт-Петербургского университета, доктора минералогии и геологии, действительного статского советника Александра Александровича Иностранцева. Задача экспедиции заключалась в геологическом описании листов карты Томской губернии и проведении площадной геологической съемки.

В геологической экспедиции под общим руководством А.А. Иностранцева действовали четыре группы:

– А.А. Иностранцев и В.П. Семенов-Тянь-Шанский исследовали Салаирский кряж в пределах границ нынешних Искитимского и Маслянинского районов;

– П.Н. Венюков с ассистентом обследовали участок р. Томь;

– Г.Г. Петц Г.Г. и В.В. Ламанский исследовали участок р. Иня;

– Б.К. Поленов проводил работы в районе нынешнего Ленинск-Кузнецкого [11, c.330].

Иностранцев отмечал, что через территорию работ геологической экспедиции ранее проходил маршрут академической «физической» экспедиции Палласа:

«Ещё в конце прошлого столетия известный путешественник Паллас проехал через мой участок, начиная от р. Берди на с. Лигостаевское через д. Мосты, Агафониху, Васину и Горевку, по направлении которых в то время и шла большая дорога» [7, c.2].

Группа А.А. Иностранцева прибыла из Санкт-Петербурга в середине июня 1895 года; от С-Петербурга до Омска железной дорогой, далее на повозке. Реку Обь группа пересекла 12 июня 1895 года на пароме, ходившем между селами Верхние Чемы и Бердское, едва не попав в «кораблекрушение» на глазах у известного бердского купца Владимира Горохова. Описание самого Горохова, его семейства и всего бердского «бомонда», слегка по-столичному насмешливое, Семёнов-Тянь-Шанский впоследствии оставил в своей книге «То, что прошло» [11, с. 346].

Группа Иностранцева и Семёнова-Тянь-Шанского начала свои работы с осмотра геологических обнажений в районе четырехэтажной крупчатки (мельницы) Горохова. Местом же базирования группы было выбрано село Мосты, куда она прибыла 14 июня, и находилась весь остаток июня и июль 1895 года. Работа группы строилась на радиальных выходах по местности, и камеральной работе вечерами при свечах в гостевом доме.

Один из исследовательских маршрутов группы прошёл по территории современного Легостаевского сельсовета, а именно по нитке дорог, связывающих Легостаево–Старососедово–Новососедово и далее в сторону Георгиевских (Егорьевских) приисков.

Из Отчёта по итогам работы [7] следует: прибыв в очередной населенный пункт, группа делала осмотр окрестностей в радиусе от 3 до 8 км, одновременно проводя определение абсолютных высот на местности. Так, в районе села Легостаево на ручье Колотовке группой найдены и описаны выходы палеофауны, аналогичные выходы отмечены в окрестностях деревень Старососедово и Новососедово.

Из Старососедово в Новососедово группа проехала по практически утраченной ныне дороге (территория современного заказника «Легостаевский»), пересекая вброд реки Бердь и Большой Ик. Вот как описан этот участок маршрута в отчете:

«Дорога из д. Соседовой в д. Новососедову снова от уровня р. Берди делает крутой подъём на довольно высоко лежащее (до 150 метров) над рекою плоскогорье. По окраине его, омываемой р. Бердью, можно наблюдать довольно многочисленные выходы всё того же среднедевонского известняка. Плато является совершенно ровным, покрытым травянистою растительностью и местами рощами деревьев. По всей вероятности, все плато слагается теми же девонскими известняками, площадь распространения которых ограничивается к северу выходами типичного глинистого сланца, являющегося на дороге в виде небольшого выхода, нe доезжая с полверсты до д. Новососедовой...»

В Новососедово группой отмечен выход кораллов на одной из сопок (ныне – памятник природы «Каменистая степь»).

«...В самой д. Новососедовой, на левом берегу р. Китерни, левого притока р. Большого Ика, впадающего в свою очередь с левой стороны в р. Бердь, в небольшой горке, снова обнажается девонский известняк с кораллами. В основании разреза виден темно-серый кристалличѳски зернистый известняк с кораллами...»

Из Новососедово группа сделала выход по водоразделу рек Малый Ик и Бердюшиха (известна местным жителям как «Чёртова гора»):

«...Из д. Новососедовой были осмотрены вверх по течению как p. М. Ик, так и р. Бердюшиха, составляющие левые притоки р. Большого Ика, a равно и водораздел между ними. Непосредственно от д. Н. Соседовой, т.е. от уровня р. Б. Ика, начинается крутой подъем (до 140 метров) на вышеуказанный водораздел. На половинной высоте этого подъема обнажена значительная скала...»

Вероятнее всего, Иностранцев и Семенов-Тянь-Шанский имели ночевку в Новососедово, что косвенно подтверждается невозможностью за один день осуществить описанный радиальный выход и сделать два переезда между деревнями (Старососедово–Новососедово и Новососедово– Верх-Ики). Группа, проведя исследовательские работы в окрестностях Новососедово, покинула деревню, направившись в деревню Ново-Иковскую (современное село Верх-Ики), преодолевая тот же подъем, что и нынешние туристы, направляющиеся на горнолыжные базы:

«…Дорога из д. Н. Соседовой в д. Ново-Икову тоже совершает значительный подъем, не уступающий водоразделу между p. M. Иком и Бердюшихой…» [7, c. 27–29]

Геологический отчет не содержит упоминаний о трудностях ежедневной летней работы в условиях горно-таёжной местности и обильного, зачастую двухметрового, травостоя, но упоминание о них сохранилось в мемуарах участников.

А.А. Иностранцев: «В Западной Сибири экскурсант сильно страдает от укусов оводов и слепней, там даже за вашим тарантасом летит целая стая этих насекомых; часть их успевает сесть на лошадей и кусать их до крови. Да и самому седоку в тарантасе стоит несколько зазеваться, чтобы получить очень болезненный укус...» [6, с. 194]

В.П. Семенов-Тянь-Шанский: «…мы въехали сначала в березняк с большими полянами, а затем пошел осинник. Это и есть "чернь”. Огромные осины, предоставленные сами себе, потихоньку от человека доживают свой недлинный век, подгнивают, ломаются, как соломинки, при первом порыве ветра, падают на землю, разлагаются еще дальше, покрываются лишаями, мхом, наконец, травой, которую в изобилии производит здесь тучная, черная влажная почва…На всем этом растет еще более богатая и высокая, густая трава, состоящая главным образом из зарослей изящных, узколистных, веселых, светло-зеленых папоротников высотой по плечу человеку, огромных зонтичных и ангелик с белыми цветами, раза в полтора выше человека…. По такой траве ходить очень трудно… Особенно достается тем, кто взбирается по косогорам… В этом лесу проложено какое-то подобие дороги… коробок отчаянно подскакивает или проваливается в ямы, которые здесь характерно называют "нырóчками”, приходится поневоле ехать шагом…» [11, с. 358–360]

Итоговым результатом полевой работы экспедиции на сильно пересеченной местности в тяжелых для работы летних условиях (двухметровый травостой, обилие кровососущих насекомых и пр.) стали опубликованные официальные отчеты, содержащие обширные сведения по геологии и палеонтологии Салаира. Кроме сухих отчетов, упоминания об экспедиции оставили Семёнов-Тянь-Шанский в книге мемуаров «То, что прошло» [11] и Иностранцев в «Автобиографии» [6]. Во время экспедиции Семёновым-Тянь-Шанским были собраны коллекции минералов, а также велось фотографирование с последующим составлением фотоальбома.

В середине августа 1895 года экспедиция отправилась обратно в Петербург, причем в этот раз переправлялись через Обь уже в районе Кривощеково, посетив место строительства моста через Обь и покормив ночью клопов в доме лесничего в районе переправы [11, с.370].

Знать и помнить

По мнению советского профессора Г.П. Дементьева, в результате русских экспедиций XVIII века природа нашей страны стала изученной лучше, чем природа других европейских стран [4, c. 937]. Это относится и к Сибири в целом, и к территории современной Новосибирской области.

Иоганн Георг Гмелин и Герхард Фридрих Миллер первыми ввели в мировую географию и историю поселения современного Искитимского района и реку Бердь. В 2024 году исполнится 290 лет незаурядному для деревень и сёл юго-востока Новосибирской области событию – прохода академического отряда Великой Северной экспедиции. А 2026 год будет отмечен 255-летием прохода отряда Академической «физической» экспедиции Петра Симона Палласа. Эти всемирно признанные учёные, исследователи и писатели заслужили право на память, как минимум, в местах их пребывания. В первую очередь это относится к центру Легостаевского сельсовета Искитимского района Новосибирской области – селу Легостаево.

Литература

  1. Territoire de Narim, Mangazeia, Tomsk, Eniseisk, Krasnoiar, Kouznetsk / Cette carte a ete faite par le geodesiste Pierre Tchitchagov 1721 // Национальная библиотека Франции. https://clck.ru/34ivEg
  2. Биль О.И. Разведки на железныя руды и каменный уголь по притокамъ р.р. Берди и Ини въ Алтайскомъ округе // Вестникъ золотопромышленности и горнаго дела вообще. 1895. № 17. С.270-273
  3. Гмелин И. Г. Поездка по Рудному Алтаю в августе - сентябре 1734 года // Кузнецкая старина. Новокузнецк, 1994. Вып. 2. С. 140-169.
  4. Дементьев Г.П. Пётр Симон Паллас (1741-1811) // Рус. орнитол. журн. 2012. №751. С. 931-942
  5. Знобищева Е., Решетов В. Две Шадрины Бердского острога (историко-генеалогическое исследование) // Живоносный источник. 2022. №4 (23). С.15-26.
  6. Иностранцев А. А. Воспоминания (Автобиография). СПб.: Центр «Петербургское Востоковедение», 1998. 272 с.
  7. Иностранцевъ А.А. Геологическое опісаніе северо-западной четверти 14-го листа VIII-го ряда десятиверстной карты Томской губерніи. (Листъ Мосты). Труды геологической части кабинета ЕГО ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА. Томъ II. ВЬІПУСКЪ 3. СПб: Типо-литография К. Биркенфельда, 1898. 17 с.
  8. Киссер Т. С. Об организации "физических" экспедиций 1768-1774 гг // Кунсткамера. 2019. №3 (5). С. 164-170.
  9. Паллас Петр Симон Путешествiе по разнымъ провинцiямъ Российскаго Государства. Часть вторая. Книга вторая. СПб: Издательство Императорская Академия Наук, 1786. 575 с.
  10. Рутько, И. М., Семянников Б.Г. Геодезист Пётр Чичагов и его деяния // Международный журнал теории и научной практики. 2019.ьТ. 2, № 1. С. 15-19.
  11. Семенов-Тян-Шанский В.П. То, что прошло. М.: Новый Хронограф, 2009. 678 с.
  12. Тихонов, С. С. Устные сведения и картографические материалы о дорогах XVIII в. и о заселении Среднего Притомья // Полевые исследования в Верхнем Приобье, Прииртышье и на Алтае (археология, этнография, устная история и музееведение). 2022. № 17. С. 262-267.
  13. Умбрашко К. Б. А. И. Андреев о картографических источниках Сибири первой четверти XVIII в // Интерэкспо Гео-Сибирь. 2008. №2. С. 256-260.
  14. Шипилов, И. А. Участник Второй Камчатской экспедиции студент А.П. Горланов как исследователь Камчатки // Актуальные проблемы исторических исследований: взгляд молодых учёных: сборник материалов Всероссийской молодежной научной школы-конференции. Москва: Издательство "Апельсин"; ФГБУ Институт истории СО РАН, 2016. С. 28-36.
  15. Элерт А.Х. По следам академического отряда Великой Северной экспедиции // Наука из первых рук. 2008. №6. С. 8-10

«Живоносный Источник» №2 (25) за 2023 г.

Поддержите наш сайт


Сердечно благодарим всех тех, кто откликается и помогает. Просим жертвователей указывать свои имена для молитвенного поминовения — в платеже или письме в редакцию.
 Фоторепортаж
СТЕПАНОВ И.В. ПАЩЕНКО А.В. Академические и прикладные экспедиции XVIII-XIX веков на юго-востоке современной Новосибирской области СТЕПАНОВ И.В. ПАЩЕНКО А.В. Академические и прикладные экспедиции XVIII-XIX веков на юго-востоке современной Новосибирской области СТЕПАНОВ И.В. ПАЩЕНКО А.В. Академические и прикладные экспедиции XVIII-XIX веков на юго-востоке современной Новосибирской области СТЕПАНОВ И.В. ПАЩЕНКО А.В. Академические и прикладные экспедиции XVIII-XIX веков на юго-востоке современной Новосибирской области СТЕПАНОВ И.В. ПАЩЕНКО А.В. Академические и прикладные экспедиции XVIII-XIX веков на юго-востоке современной Новосибирской области СТЕПАНОВ И.В. ПАЩЕНКО А.В. Академические и прикладные экспедиции XVIII-XIX веков на юго-востоке современной Новосибирской области СТЕПАНОВ И.В. ПАЩЕНКО А.В. Академические и прикладные экспедиции XVIII-XIX веков на юго-востоке современной Новосибирской области СТЕПАНОВ И.В. ПАЩЕНКО А.В. Академические и прикладные экспедиции XVIII-XIX веков на юго-востоке современной Новосибирской области СТЕПАНОВ И.В. ПАЩЕНКО А.В. Академические и прикладные экспедиции XVIII-XIX веков на юго-востоке современной Новосибирской области
 
 

  Оцените актуальность  
   Всего голосов: 2    
  Версия для печати        Просмотров: 495

Ключевые слова: «Живоносный Источник» №2 (25) за 2023 г.

html-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

 
  Не нашли на странице? Поищите по сайту.
  

 
Самое новое


01.03 2024
13 марта в Новосибирске состоится церковно-краеведческая конференция «Церковь и общество...
08.08 2023
Православная гимназия при Никольском кафедральном соборе Искитимской епархии продолжает...
13.07 2023
Детский церковный хор Вознесенского собора объявляет набор детей...
Помоги музею
Искитимская епархия просит оказать содействие в сборе экспонатов и сведений для создания...
важно
Нужна помощь в новом детском паллиативном отделении в Кольцово!...


 


  Нравится Друзья

Популярное:

Подписаться на рассылку новостей






    Архив новостей:

Март 2024 (7)
Февраль 2024 (65)
Январь 2024 (38)
Декабрь 2023 (44)
Ноябрь 2023 (51)
Октябрь 2023 (56)

«    Март 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031